Сюзанна Энок.

От ненависти до любви…



скачать книгу бесплатно

– Что ж, леди Камерон, желаю вам приятно провести время.

– Разумеется. Благодарю вас.

Еще неделю назад, планируя свое возвращение в свет, Диана в самом деле собиралась наслаждаться балом. Что же изменилось в ее тщательно продуманных планах, если не считать смены партнера? Да, произошло то, чего Диана предвидеть не могла, но это ей не помешает. Придется приложить чуть больше усилий, а кроме того, вовлечь в дело… этого человека. Но, быть может, даже это ей удастся обратить себе на пользу.

Немного стратегически рассчитанных усилий, щепотка шантажа – и Диана получит то, что ей нужно. В конце концов, не так уж много она хочет.

Высокий молодой человек со сверкающей изумрудной булавкой в шейном платке приблизился к ней и склонился в поклоне.

– Вы сегодня танцуете, миледи? – поинтересовался он с модным пришепетыванием, живо напомнившим Диане, почему она не хотела возвращаться в Лондон.

– Представьтесь, и я решу,?– ответила Диана с загадочной улыбкой, которую за последний год отточила до совершенства. С улыбкой, о которой говорят: «Что-то знает, но не скажет». Очень полезный навык, хотя, конечно, не полезнее тугого кошелька.

– О, разумеется! Меня зовут Стюарт Кавендиш. Лорд Стюарт Кавендиш. Мой отец – маркиз Тэйнс. А вы очаровательны!

Второй или третий сын, очевидно. Но все же…

– Что ж, за такой комплимент я обязана вам кадриль.

Он заулыбался еще шире.

– А чем я могу заслужить вальс?

«Титулом и наследством»,?– подумала Диана, а вслух произнесла:

– Мимолетного знакомства для этого недостаточно. Посмотрим, как вы справитесь с кадрилью.

Кавендиш снова поклонился и потянулся за ее карточкой, но Диана отвела руку и вписала его имя. Когда с ним танцевать – она сама решит.

– Что ж, лорд Стюарт, сын лорда Тэйнса,?– улыбка ее чуть потеплела, но совсем чуть-чуть,?– встретимся в начале четвертого танца.

– Отлично! Я пока повторю нужные па.

Кавендиш вернулся к своим друзьям, а Диана повернулась, оглядывая зал. Все взгляды были устремлены на нее. Внешне она оставалась спокойной, но внутри ее сотрясала нервная дрожь.

Оливера Уоррена не было видно. Должно быть, он в игорной комнате, за картами. Значит, придется пробраться туда – задача не из легких, учитывая всеобщее убеждение, что женщинам не место в этой обители порока.

Пробираясь через переполненный бальный зал к одной из трех комнат, временно отведенных под азартные игры, Диана пообещала семь танцев. Свободными остались лишь первый танец и два вальса – так и было намечено. Диана прошлась мимо приоткрытой двери, украдкой бросив взгляд на бильярдные столы. Возле них толпился десяток джентльменов, но того, кто был ей нужен, она не увидела.

За спиной послышалось легкое движение.

– А ты произвела впечатление,?– прошелестел голос Дженни.?– Только и слышно: «Где она была?», «Откуда у нее деньги?», «Почему она одна?», «Не собирается ли снова замуж?».

Диана слегка кивнула.

– Все оказалось очень просто, верно? – заметила она, помахав своей карточкой.?– Даже скучно.

Осталось найти лорда Хейбери. Быть может, тогда станет поинтереснее.

– Я слышала, как две дамы сетовали на то, что маркиз Хейбери весь вечер сидит за картами и, должно быть, не выйдет танцевать,?– сообщила компаньонка.?– Они были очень огорчены.

– Дорогая, порой мне кажется, будь ты на стороне Бонапарта, он бы выиграл войну!

– Разумеется.

Диана сжала губы, сдерживая улыбку, и продолжила свои поиски. Тем временем с балкона послышалась музыка: начался первый танец – кадриль. Пространство вокруг нее опустело; кавалеры и дамы один за другим выходили на середину зала. Вдруг кто-то преградил ей путь.

– Диана!

Она подняла глаза и увидела перед собой воплощение арктического льда.

– Здравствуй, Оливер.?– О том, что делать дальше, Диана не задумывалась – она действовала, повинуясь интуиции и инстинкту. Шагнув вперед, она сжала обе руки Оливера Уоррена в своих и улыбнулась ему так тепло и радостно, как никому еще не улыбалась.?– Как я рада тебя видеть!

Даже сквозь перчатки Диана ощутила тепло его рук. И слава богу, что она надела перчатки – иначе не удержалась бы от соблазна выцарапать эти надменные серые глаза!

Оливер на секунду застыл на месте, а мгновение спустя отдернул руки.

– Да, много воды утекло, верно? – любезно заметил он, хотя, если бы взгляд мог убивать, Диана была бы уже мертва.

– Верно! Послушай, зайди ко мне завтра. В десять. Выпьем чаю. Мне так не терпится рассказать тебе про свой будущий игорный клуб!

Есть! Слово сказано! Даже не оборачиваясь, Диана знала: отзвуки ее слов сейчас расходятся по залу, словно круги от брошенного в воду камня. Или как языки лесного пожара. Да, она только что сказала, что собирается открыть игорный клуб. Да, сказала лорду Хейбери – ничего удивительного, они ведь старые друзья.

Сильная рука схватила ее за локоть.

– Какого дья…

Диана моргнула, отвлекаясь от своих мыслей, и снова перевела взгляд на Оливера. Выражение его лица не изменилось, но глаза больше не излучали арктический холод.

– Не здесь, Оливер,?– проворковала она, усилием воли заставляя себя стоять на месте, хотя больше всего ей хотелось убежать.?– Сначала обсудим все детали.?– И свободной рукой погладила его по щеке, на секунду зарывшись кончиками пальцев в кудри цвета темного шоколада.

В шепотках, зазвучавших кругом, послышались явные нотки удивления.

– Не знаю, во что ты стараешься меня втянуть,?– выдохнул маркиз,?– но, клянусь, я тебя уничтожу!

– Попробуй.?– Диана улыбнулась в ответ.?– А теперь отпусти, или мне придется поцеловать тебя.

Оливер мгновенно разжал пальцы.

– Жаль, что ты сегодня не танцуешь,?– продолжила она уже громче.?– Так не забудь: завтра в десять.

Взгляды их встретились: Оливер смотрел с ненавистью, Диана – с торжеством.

– Я ничего не забываю,?– проговорил он наконец.

– Я тоже.

Оркестр заиграл следующий танец, и Диана шагнула навстречу своему партнеру. Однако вся сила воли потребовалась ей, чтобы голос ее оставался спокойным, а руки не тряслись. Разумеется, Диана точно знала, что делает. Нет, этот человек нисколько ее не испугал – просто снова оказаться с ним лицом к лицу… Это слишком живо напомнило о том, почему она его ненавидит. Воспоминания похоронены в глубине души – пусть там и остаются.

Ко второму вальсу лорд Хейбери куда-то исчез, а слухи о планах Дианы облетели весь дом. Этот вальс Диана не танцевала намеренно. Это тоже было частью плана: Диана стояла на виду, чтобы все несостоявшиеся партнеры не теряли ее из виду и гадали, почему она им отказала.

Да, все идет как нельзя лучше. Не хватает, пожалуй, лишь одного: чтобы Оливер Уоррен пригласил Диану на вальс, а она отвергла бы его, как и остальных. Впрочем, на такую удачу и надеяться нечего. Оливер Уоррен – кто угодно, но не глупец.

– Попробуй парфе,?– посоветовала Дженни, неслышно возникнув у нее за спиной.?– Оно просто восхитительное!

– У Хеннеси повар сицилиец,?– откликнулась Диана.?– Мне он не по карману.

– Я не предлагаю его нанимать. Просто говорю: мороженое отличное!

Диана передернула плечами.

– Да-да. Прости, дорогая, я снова думаю только о клубе. Но я сегодня есть не буду.

– А я, пожалуй, съем еще одно! – Дженни села, удобно устроившись за пышным зеленым растением, скрывшим ее практически от всех.?– Все хотят знать, не сошла ли ты с ума: «Клуб? Что за клуб? Там будут играть на деньги? И при чем тут Хейбери?»

– Я же тебе говорила, Хейбери – лучший выбор! От лорда Блейлока ничего, кроме инвестиций, ждать не приходилось. Известен он был только тугими карманами и слабостью к дамам. А Хейбери… Само это имя – синоним большой игры!

Даже не глядя на Дженни, можно было догадаться, что на лице ее отражается сомнение. Однако сама Диана в своем решении не сомневалась. Она сделала первый шаг – шаг в правильном направлении. А Оливеру лучше пройти этот путь вместе с ней, иначе он очень пожалеет. Пусть задирает нос сколько угодно – Диана знает, как найти в его броне слабые места. Знает – и не постесняется этим знанием воспользоваться. Теперь, когда лорд Блейлок мертв, от этого зависит все.

– Как ты правильно сказала, выбора у нас нет,?– мягко заметила компаньонка.

– Да, я сказала правильно. А теперь иди послушай еще.

– Буду держаться поближе к столу с десертами. И не из-за парфе – просто сладости развязывают языки.

– Милая, угощайся на здоровье! Только не забывай о деле.

– Mais oui11
  Конечно (фр.).


[Закрыть]
.

Идя через зал, Диана заметила, что одна молодая женщина не сводит с нее глаз. В этом не было ничего необычного, однако на лице незнакомки читалась не легкая зависть, с которой смотрели на Диану сегодня вечером почти все дамы в зале, а какое-то иное чувство. Наконец дама всплеснула руками и подошла к Диане.

– Неужели ты меня не узнаешь? – воскликнула она, остановившись в нескольких футах.

Диана пригляделась.

– Джейн Ламли?

– Ну конечно же! – улыбнулась Джейн.?– Не может быть, чтобы я так изменилась за четыре года! А вот ты…?– Широким жестом она обвела роскошный наряд Дианы.?– Ты стала богиней соблазна!

– Да перестань. Просто удачное платье.

Жестом Диана пригласила приятельницу к дверям открытого балкона. Ей вдруг стало не по себе. До замужества подруг у нее почти не было, при Фредерике – не стало вовсе, и к задушевным беседам о старых временах она была совсем не готова. И если Диана чему-то и научилась за эти четыре года, так это тому, что доверять не стоит никому. Даже старым друзьям.

– Ты покинула свет едва ли не тайком, а возвращаешься в громе и блеске! – заметила Джейн, когда они вышли на балкон. Кроме них, здесь уединились еще две пары, но все же было в сто раз тише, чем в бальном зале.

Впрочем, где тихо, там намного легче подслушать чужой разговор.

– Фредерик решил покинуть Англию достаточно неожиданно, под влиянием… порыва. А над отъездом из Вены я долго раздумывала. Знаешь, это ведь очень милый город.

– Да, я слышала.?– Джейн смущенно скользнула взглядом по соседним крышам.?– Ты все еще носишь траур? – спросила она вполголоса.?– Но ведь вы с Фредериком, сколько я припоминаю…

– Вена удивительно романтична! – перебила ее Диана.?– Право, тебе стоит там побывать.

– Непременно.?– Джейн бросила на нее любопытный косой взгляд.?– Буду рада, если ты как-нибудь заедешь ко мне. На чай, на обед, вместе походим по магазинам. Что тебе больше нравится?

– Спасибо за приглашение. Я сейчас страшно занята своим новым проектом, но попробую.

– А твой проект – это… игорный дом?

– Клуб. Роскошный клуб для джентльменов из высшего общества.

– Ясно.?– Джейн вздохнула.?– Диана, мы с тобой прежде были подругами. Если захочешь поболтать, я всегда тебя выслушаю. И дам совет.

– Спасибо, но на душе у меня нет никаких темных тайн. Звучит, быть может, скучно, но что есть, то есть.

Когда несколько минут спустя Джейн исчезла, сославшись на какую-то выдуманную встречу, Диана вздохнула с облегчением. Да, когда-то они были подругами, но любопытная приятельница, к тому же заставляющая вспоминать о печальном прошлом,?– последнее, что ей сейчас нужно. Теперь Диана очень тщательно выбирала себе окружение, не желая больше становиться жертвой обстоятельств или традиций. Нет, больше никогда!

Диана затевает собственное дело. Свое предприятие. Чужие охи-вздохи, мнения, а тем более советы ей не нужны. Ни от кого. И чем быстрее этот наглец Уоррен уяснит, какое место предназначено ему в ее плане, и с этим смирится – тем лучше для всех.

А узнать об этом Уоррену предстоит завтра, в десять часов утра.

Глава 3

В первый раз с ним такое, подумал Оливер. Впервые ему пригрозили поцелуем на глазах у общества – и он отступил.

Любая женщина, которой вздумалось бы бросить ему такой вызов, расплатилась бы за такую дерзость. Разумеется, он поцеловал бы ее первым – и плевать на ее загубленную репутацию! Впрочем, Диана Бенчли произнесла свою угрозу вполголоса, так что, ответь Оливер поцелуем, это могло бы выглядеть как насилие. А Диана определенно что-то задумала.

И впутываться в ее интригу, не выяснив, что она замышляет, было бы непростительной глупостью. Нет, сегодня Оливер поведет себя очень осторожно. Да и Диане стоит быть осмотрительнее ради ее же блага.

Он спрыгнул с коня и бросил поводья Ливня слуге.

– Прогуляйте его. Я долго не задержусь.

– Слушаю, милорд.?– Седой конюх кивнул и повел коня в сторону от внушительного особняка.

Весь Лондон знал, что уже много десятилетий состояние Бенчли таяло и пополнялось лишь за счет браков с богатыми наследницами. Именно так произошло с Адам-Хаусом: два или три поколения назад тогдашний граф заманил в капкан старшую дочь Максимилиана Адама, маркиза Райта. Дом стал ему свадебным подарком от маркиза.

В последние дни Уоррен навел кое-какие справки. Он узнал, что Адам-Хаус не относится к неприкосновенному фамильному имуществу, и был немало удивлен тем, что покойный граф Камерон не продал его, чтобы расплатиться с кредиторами. Быть может, в Европе он надеялся отыграться и вернуться в Лондон богачом, как сейчас вернулась с притворной пышностью его вдова, заставив всех говорить, что денег у нее полные карманы. По счастливой случайности Оливеру было известно, что это совсем не так.

Дверь ему открыла молодая женщина – маркиз замер, пораженный. Разумеется, прехорошеньких служанок ему случалось видеть и прежде, но впервые он видел служанку в брюках. В брюках и во фраке дворецкого! М-да… что бы там ни затевала Диана, похоже, где-то на пути из Вены в Лондон она сошла с ума.

– Милорд,?– проговорила девушка, наклонив голову.?– Леди Камерон ждет вас. Прошу следовать за мной.

Он вошел в холл, леди-дворецкий заперла дверь и повела его наверх. Оливер развлекал себя, разглядывая ее со спины: в брюках и под длинными фалдами фрака вид необычный, но на удивление аппетитный. Увлекшись, он едва не врезался ей в спину, когда она остановилась перед закрытой дверью. Девушка дважды постучала, приотворила дверь – и двинулась по лестнице вниз.

Итак, войти ему придется самому. Что ж, чего еще ждать от Дианы Бенчли. До встречи лицом к лицу свидание их превратилось в шахматную партию. И здесь, на ее территории, Оливер уже потерял несколько пешек.

Сейчас, должно быть, Диана сидит там, в комнате, и считает, сколько секунд пройдет между стуком леди-дворецким и его появлением. Гадает, почему он медлит. Колеблется, что-то замышляет? Или и то и другое сразу? Оливер легонько толкнул дверь и вошел.

Диана сидела за столом.

– Хочешь выглядеть занятой или держать меня на расстоянии? – поинтересовался маркиз, закрывая дверь и прислоняясь к ней.

Предостерегающе подняв палец, Диана продолжала что-то записывать в тетрадь в кожаном переплете. На ней снова было черное платье, на этот раз совсем простое: муслин без всяких украшений, подчеркивающий ее яркую красоту. Тяжелый узел волос можно было бы назвать строгой прической, если бы не несколько прядей, едва ли случайно выбившихся из узла и обрамляющих лицо.

– В последний раз, когда мы виделись в Вене,?– проговорил Оливер, вглядываясь в ее лицо,?– ты тоже носила черное. И тогда это был не траур.

– Нет, это был траур, ведь тогда со смерти мужа не прошло и месяца.

– Хочешь, чтобы я припомнил другие тогдашние события? Не могу сказать, что ты сильно скорбела по покойному графу.

Со вздохом Диана отложила гусиное перо и переплела пальцы.

– Тебе-то не все ли равно? Какое тебе дело до цвета моего платья, если ты хотел одного – порвать со мной как можно скорее?

– Кажется, в эту игру мы играли вместе.?– Оливер скрестил руки на груди.?– И ты успела порвать со мной первой.

– А ты, поджав хвост, побежал домой, в Лондон! Это мне лучше всего запомнилось.

Оливер вздрогнул, словно от пощечины.

– Я вернулся на родину, чтобы вступить в права наследства,?– возразил он.

– Ах да, чуть не забыла. Ты ведь теперь маркиз. Повезло тебе – смог прикрыть свою трусость дядюшкиным завещанием.

Оливер шагнул к ней – на щеках его играли желваки.

– Не стоит тебе называть смерть моего дядюшки везением,?– негромко с угрозой в голосе предупредил он.?– Такие разговоры создают почву для слухов.

– Перестану, как только ты прекратишь острить о моем трауре.

Туше?! На это возразить нечего. Как и на слова: «убежал, поджав хвост». В глубине души Оливер знал, что Диана права, хоть и не признался бы в этом ни ей, ни кому другому.

– Договорились,?– сказал он.?– Мы прекращаем оскорблять друг друга, обвиняя в равнодушии к смертям близких.

– Хорошо.

Оливер повернулся к двери.

– Тогда всего доброго, Диана.

– Я не закончила разговор.

– Если речь не о любовных утехах и деньгах, разговоры с тобой мне не интересны.

– О деньгах.

С некоторым усилием над собой Оливер прикрыл дверь и снова повернулся к Диане. С куда большим удовольствием он сейчас покинул бы Адам-Хаус, независимо от ее ответа.

– Говори.

– Может, присядешь?

– Нет, пока не узнаю, пойдет ли речь о расходах или о доходах для меня.

– Сперва одно, потом другое.

Оливер, хоть и ненавидя себя за это, сгорал от любопытства. Он отпустил дверную ручку, пересек кабинет и опустился в мягкое кресло по другую сторону стола.

– Слушаю.

– Я хочу открыть игорный клуб,?– начала Диана без предисловий.?– Лорд Блейлок согласился ссудить мне пять тысяч фунтов и сдать помещение бывшего клуба «Монарх». Подписал все бумаги.

– А потом отправился со своей любовницей на лисью охоту и свернул себе шею.

– Да, знаю. Услышала об этом наутро после приезда в Лондон.

Оливер пристально взглянул на нее и встретился со спокойным, твердым взглядом изумрудных глаз. Диана понимала, что он пытается угадать, и не собиралась выдавать ему информацию. О положении своих дел – это уж точно.

– Должно быть, для тебя это стало… неприятной неожиданностью.

– Ты даже не представляешь, насколько неприятной.

– И ты решила заменить Блейлока мной. Хочешь, чтобы я ссудил тебе денег?

– Банк не даст мне ссуду.

– А как насчет долгов твоего покойного мужа?

– Я их выплатила. Бо?льшую часть. По оставшимся заключила соглашения о выплате в рассрочку.

– На какие средства? Сколько мне помнится, в Вене ты сидела без гроша.

– Все, что имел, кроме майоратных владений, Фредерик завещал мне.

Оливер откинулся на спинку удобного кожаного кресла, скрестил ноги.

– Неправда. Он оставил тебя ни с чем. Об этом ты плакалась в вечер нашего знакомства, точнее, утром.

– Хорошо, я подделала его завещание.

– Даже не потрудилась соврать поубедительнее? Я разочарован.

– Не вижу смысла тратить силы на ложь.?– Диана указала на трио бутылок, стоящих на низком столике перед окном.?– Не хочешь выпить?

– Нет. Продолжай.

– Хорошо. Итак, я продала все, что получила от Фредерика по завещанию, кроме этого дома, и смогла выплатить бо?льшую часть его долгов. Тебе я это рассказываю, чтобы ты понимал: деньги, которые ты мне ссудишь, пойдут только на игорный клуб.

«Деньги, которые мне ссудишь» – как будто он уже дал согласие! Но с этим Оливер разберется чуть позже. Пока он просто кивнул.

– Тогда расскажи мне о клубе.

– Нет.

– Что?

– Нет.?– Диана изменила позу и чуть приоткрыла правый ящик стола.

«Уж не пистолет ли у нее там?» – подумал Оливер.

– Что ж, раз так, желаю тебе всего доброго.?– С этими словами Оливер встал и двинулся к двери, мысленно начав отсчет.

Досчитал он до пяти.

– Ладно, расскажу! Но учти: твое мнение меня не интересует.

– Тогда выкладывай. В конце концов, ты захотела со мной встретиться, а не я с тобой.

Диана медленно опустилась на стул.

– Живя с Фредериком, я многое узнала о карточной игре на деньги. И поняла: в выигрыше всегда остается тот, кто сдает карты.

– Дорогая моя, не ты первая пришла к такому выводу. Высококлассных клубов для джентльменов в Лондоне не меньше дюжины.

– Фредерик был заядлым игроком, и его безумное увлечение отняло у меня все. Но теперь, Оливер, настал мой черед. Мой клуб будет предназначен для сливок общества. А поскольку здание клуба «Монарх» уже продано какому-то купцу, решившему открыть магазин в Мейфэре, свой клуб я открою здесь, в Адам-Хаусе. Архитектура и поэтажный план дома почти идеальны: небольшая переделка – и получится именно то, что мне нужно. Работать у меня будут только женщины, образованные и привлекательные. Так что…

– Я понял, ты решила открыть бордель.

Щеки ее запылали.

– Ошибаешься! Я не собираюсь наживаться на сексе. Эта сторона жизни меня разочаровала.

Была ли это шпилька в его адрес или нет – Оливер не собирался обращать внимание на оскорбление и терять нить беседы.

– Теперь я понял, откуда взялась дама-дворецкий! Но на конюшне у тебя работает мужчина.

– Я не говорю, что мужчины совсем ни на что не способны. Выгребать навоз у них получается отлично. Ты бы, думаю, тоже справился.

– Так-то ты просишь денег? Я рассчитывал услышать что-то поинтереснее прямых оскорблений.

В этот миг Диана заколебалась. Всего на секунду – удар сердца, трепетание ресниц,?– но Оливер заметил. Подмечать чужие слабости и запускать в них когти было его ремеслом: еще недавно так он зарабатывал на жизнь. Но на этот раз Оливер ждал. Что бы ее ни волновало, рано или поздно она скажет ему об этом. Он умеет ждать. И дождется.

– Личная жизнь служащих меня не будет интересовать, если не нанесет ущерб репутации клуба. Так что – нет, я не открываю бордель. Но если кто-нибудь так подумает и из-за этого… заблуждения решит приобрести членство в клубе, я не буду против.

– Идеи у тебя любопытные, не спорю, однако никогда еще я не слышал, чтобы женщина открыла клуб, не связанный с сексом. И если думаешь, что, воплотив свою идею в жизнь, останешься любимицей света… Трудно даже описать, как ты заблуждаешься.?– Оливер достал и раскрыл свои карманные часы.?– Нет, дорогая. Все это звучит как какая-то блажь, а швырять деньги на дамские капризы я не собираюсь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7