Сергей Сухинов.

Вожак и его друзья



скачать книгу бесплатно

– Ну, и дела! – наконец, сказал Антон. – Вот это называется: век живи, век учись. Могу поставить свой МР3-плеер против дохлой мыши, что никто из наших знакомых парней и слыхом не слыхивал про этот заброшенный лагерь! А это значит…

– А это значит, что мы его первыми заново открыли! – азартно воскликнул Родик и даже потер руки от удовольствия. – Ну, ребята, считайте, что мы нашли нечто вроде острова Сокровищ! Этот лагерь будет почище, чем Еловый остров, где мы сейчас играем в космическую пехоту. И через болотную гать перебираться не придется… Клёво! Вот повезло, так повезло!

Тёма поморщился и указал на участок вскопанной земли.

– Это еще не факт, что повезло, – с хмурым видом произнес он. – Помните, небось, как на острове Сокровищ главарь пиратов Морган убил и закопал в землю нескольких своих товарищей? Мне это место что-то не больно нравится. А вдруг там на самом деле спрятан чей-то труп?! Вечером расскажу про это отцу… Ну, а сейчас пошли, поищем рыжика. Заодно поглядим, что осталось от старого лагеря. Может, там зарыты какие-то тайные пионерские клады?

Глава 3. Чудовище

Плотно пригнанные друг к другу темные доски местами потрескались, но нигде не было видно ни единой щели. Как Родик не старался, ему так и не удалось разглядеть, что же находится там, за оградой. Бывший пионерский лагерь зарос высокими елями и соснами, каких не было в окружающем лесу. Но ведь должны же быть там и какие-то строения! А раз есть строения, значит, может быть и охрана. А с любой охраной у него отношения как-то не складываются…

Родик был немного трусоват, и друзья отлично знали эту слабость хитроумного и пронырливого Лиса. Тёма похлопал его по плечу, и снисходительно сказал:

– Да не боись ты, трус несчастный! Этот лагерь, наверное, уже лет двадцать стоит заброшенным. Все что можно, оттуда уже давно уже вывезли, остальное наверняка разворовали наши же гаражники. Сам знаешь, какой это народ захапучий! Гвоздь ржавый и тот подберут, не поленятся. Так что можно смело идти на штурм этой крепости. Ур-р-ра! Тошка, помогай.

Антон привычно нагнулся. Тёма ловко вскарабкался ему на спину, ухватился на верхний край темных досок и, легко подтянувшись, оседлал забор. Послышался протяжный скрип, и ограда стала крениться.

– Щас упадет! – взвизгнул Родик и сделал огромный прыжок в сторону. – Тошка, берегись!

Антон уже и сам понял, что ему угрожает. Но не мог же он бросить друга в беде! Антон протянул руку, что помочь Тёме спрыгнуть вниз. Тёма вцепился в руку – но неожиданно с силой потянул ее на себя. Антон и глазом не успел моргнуть, как могучая длань друга буквально перебросила его через заметно накренившуюся ограду. Он упал на мягкую, пружинящуюся землю и, наткнувшись боком на сучок, застонал от острой боли. Через мгновение на него сверху упал Тёма. Антон охнул.

– Эй, полегче! – судорожно сглотнув, простонал он. – Слезь с меня!

Тёма легко поднялся на ноги и отряхнул колени.

– Отлично! – бодро заявил он. – Считай, первую преграду мы взяли.

Лис, ты где?

Ограда сильно наклонилась, но старые, подгнившие деревянные столбы так и не упали. Родик осторожно подошел к забору и озадаченно почесал затылок.

– Ну, и что же мне теперь делать? – растерянно пробормотал он. – Если я прикоснусь к этой рухляди, она тут же упадет!

Тёма призадумался. Но Антон уже нашел выход из создавшегося непростого положения.

– Глядите, да здесь же есть калитка! – сказал он.

Действительно, в метрах десяти от них, рядом с огромной густой елью, в ограде виднелась еле заметная калитка. На ее петлях висел здоровенный замок.

Тёма подобрал с земли кусок железной трубы и, подойдя к калитке, просунул ее в дужку замка. К его изумлению, тот очень легко открылся. Оказалось, что он даже не был закрыт на ключ.

Повертев в руках замок. Тёма нахмурился.

– Тошка, гляди! Замок-то древний, словно его сделали еще при царе Горохе. А из него капает машинное масло. Разрази меня гром, если недавно замок кто-то не смазывал!

Антон молча толкнул калитку, и она плавно, без малейшего скрипа распахнулась.

– Петли тоже смазаны, – напряженным голосом доложил он. – Ну и дела! Выходит, этот лагерь не такой уж и заброшенный, как мы думали. Лис, иди сюда!

Родик робко вошел за ограду, и почему-то торопливо закрыл за собой калитку. Лицо у него было хмурым и испуганным. Он крутил головой из стороны в сторону, словно к чему-то прислушивался.

– Ты чего? – недоуменно спросил Антон. – Услышал что-нибудь?

Родик хмыкнул и выразительно пошевелил длинным, покрытым веснушками носом.

– В том-то и дело, что я ничего не слышу, – прошептал он. – Помните, как залаяла собака, как только мы подошли к лагерю? Издалека ведь услышала наши шаги, хитрюга. А сейчас мы ползабора обрушили, шум и треск будь здоров! Но Рыжик молчит. Странно это…

Ребята прислушались. Действительно, вокруг царила тишина, только ветер слегка шуршал листьями на соседней кривой осине. И от этой тишины веяло какой-то непонятной угрозой.

Родик, с раннего детства отличавшийся особой чувствительностью, судорожно сглотнул и испуганно стал всматриваться густые заросли елового леса.

– Чуете? – прошептал он.

– Чего? – так же тихо ответил Антон. Ему тоже было не по себе.

– Кто-то за нами следит… Парни, у меня аж мурашки бегут по коже. Может, смоемся отсюда, пока не поздно?

Тёма насупился. Он не привык отступать, а тем более бежать сломя голову от неясной угрозы. Но вообще-то он тоже ощущал себя не в своей тарелке. Может там, среди густых елей, действительно кто-то стоит? Но кто – охранник? Чепуха, нет здесь никаких охранников…

– Пошли, – решительно сказал он и сделал шаг вперед. И тотчас остановился, словно вкопанный.

Из-за соседней ели вышел огромный пес. У него была мохнатая черная шкура, местами свалявшаяся и ободранная, как зачастую бывает у бродячих собак. Большие, с красноватым оттенком глаза с угрозой глядели на обмерших ребят. Черные ноздри пса раздувались так, что было слышно его шумное дыхание.

– Бежим… – еле слышно вымолвил насмерть перепуганный Родик, и сделал шаг назад, в сторону калитки.

Пес тотчас приоткрыл пасть с длинными желтыми зубами и угрожающе заворчал.

– Стой… – прошептал Антон. – Бежать нельзя, эта зверюга нас попросту разорвет, словно котят.

Родик прошептал: «Господи, помилуй!», и закрыл глаза. Ему казалось, что он видит кошмарный сон. С раннего детства он боялся собак, и при виде любого пса, даже самой маленькой болонки, тотчас торопился перейти на другую сторону улицы. Собаки почему-то издалека ощущали его страх, и облаивали его, словно встречного кота. А сейчас… Ну кто мог знать, что вместо рыжика им попадется этакая собака Баскервилей? Жуть!

Тёма тоже ощущал страх. Однако у него дома была собака, вернее, щенок эрдельтерьера по кличке Буль. Ласковый песик, игривый… Правда, Лис его тоже побаивался, а почему? Собаки ведь на самом деле очень хорошие, особенно если с ними обращаться по-человечески…

Неожиданно глухое ворчание прекратилось. Тёма пристально посмотрел на пса, и ему показалось, что красноты в его огромных глазах поубавилось. Кажется, даже выражение на морде пса изменилось, ну, словно бы он улыбался. Хм-м, но разве такие чудища могут улыбаться?! Хотя ведь Буль улыбается, а порой даже хохочет – только не так, как люди, а по-собачьи…

Чуткий Родик сразу почувствовал перемену в настроении черного пса.

– Тёмка, как ты это сделал? – сипло вымолвил он.

– Что сделал?

– Не знаю что, но ведь сделал! Псина глядит на тебя, и вроде малость успокоилась. Сделай то, что сделал только что, ну хотя бы еще разик!

Тёма недоуменно пожал плечами. Как всегда, от испуга Лис нес какую-то невнятную чепуху. Мол, сделай то, не знаю что! Хотя… хм-м… Может, дело в том, что он только что вспоминал про маленького Буля? Ну, об этом игривом щенке можно вспоминать хоть целый день…

Тёма закрыл глаза и представил себе, как Буль, держа в пасти тапочек, ползет по паласу и энергично помахивает хвостом. Наверное, в эти минуты Булька ощущал себя охотником, выслеживающим дичь. А как здорово, когда вечером щенок забирается к нему в кровать, норовя занять самое удобное место у стенки? Папа с мамой обычно ворчат: мол, нечего приучать щенка спать в постели, для него специально в углу комнаты постелена циновка. Но разве можно в чем-то отказать мохнатому другу?

Черный пес шагнул вперед и, подойдя к Тёме, внимательно обнюхал его ноги, а затем и руки. Тёма замер, боясь пошевелиться, но почему-то былого дикого страха не ощущал.

– Чего он вынюхивает? – прошептал Антон.

– Не знаю… А-а, наверное, он нюхает, пахнет ли от меня собакой! Понимаете, я сейчас вспоминал про своего щенка Буля. Похоже, эта псина решила проверить, не морочу ли я ему голову разными выдумками…

Антон и Родик ошеломленно переглянулись. Тёма нередко удивлял их, но сейчас… Если поверить ему, то выходит, что перемена в настроении огромного черного чудища была вызвана… воспоминаниями Ватсона о его Буле!

– Бред, – решительно мотнул головой Антон. – Тебя послушать, так получается, что этот пес умеет читать мысли. Что он, телепат какой-нибудь?

Тёма пожал плечами. А сам подумал – почему бы и нет? Буль тоже, кажется, умеет читать мысли своего хозяина. Вообще собаки – удивительные существа, верные, преданные. Эх, если бы и люди были такими, как псы, как хорошо и весело жилось на земле!

Пес между тем подошел к Антону. Шумно втягивая воздух, обнюхал и его ноги. Не выказав никаких эмоций, он подошел к Родику. Щуплый мальчик замер, словно в столбняке. Всеми силами он пытался сдержать свой страх, да куда там! Черный зверюга явно почуял это и недовольно заворчал.

– Братцы, сейчас он меня сожрет! – испуганно пискнул Родик. – Помогите!

И тут Антону в голову пришла неожиданная мысль.

– Лис, вспомни о своем Барсике!

Родик изумленно посмотрел на друга. Да, он очень любил Барсика, возился с ним, можно сказать, с младенческого возраста. Но ведь Барсик – это кот! Собаки терпеть не могут котов и кошек, и обычно сразу же начинают облаивать бедных, пушистых созданий, а то и гоняться за ними по всему поселку. Барсику тоже не раз приходилось спасаться от лохматых бандитов на ветвях деревьев. Заберется на самый верх, а слезть боится. Сколько раз приходилось самому залезать на липы и березы, чтобы спасти родного кота!

Родион вдруг заметил, что глухое ворчание прекратилось. Взглянув на пса, он с удивлением увидел, что черное страшилище вроде бы снова улыбается. Невероятно, но факт!

Мохнатый зверь повернулся и неспешно направился в чащу елового леса. Ребята сразу же почувствовали огромное облегчение.

Ну, кажется, обошлось!

Однако пес внезапно остановился и оглянулся. В его глазах читалось что-то вроде просьбы.

Тёма первым догадался, в чем дело.

– Кажется, он зовет нас! Ну точно, зовет…

– Куда зовет? – нервно спросил Родик. – На обед, что ли? Блин, лично я пас. Не люблю, знаете, ходить в гости в качестве главного мясного блюда!

Тёма махнул рукой.

– Чепуха! Это пес умница, каких мало. Да и про нашего дорогого рыжика не забудьте. Он тоже живет где-то рядом. Может, у собак здесь общежитие какое-нибудь? Пойду, посмотрю…

И Тёма решительно зашагал вслед за псом. Черный зверь довольно вильнул пышным хвостом и скрылся среди деревьев.

Антон и Родик озадаченно переглянулись. Обоим не очень-то понравилась затея Тёмы. Не раз им приходилось видеть в Петровском стаи бродячих собак. Иногда псы вели себя довольно мирно, а иногда так агрессивно лаяли и носились взад-вперед, что даже взрослые мужчины старались не попадаться им на пути. Но оставить друга в опасности, наедине со сворой диких псов… нет, такого никогда не было, и никогда не будет!

И они торопливо последовали вслед за Тёмой вглубь елового леса.

Глава 4. Зеленый театр

Чем дальше ребята забирались вглубь чащи, тем тревожнее у них становилось на душе. Деревья сдвинулись так плотно, что порой приходилось передвигаться на карачках. С густых еловых лап то и дело осыпались старые, побуревшие иголки, и вскоре за шиворотом у мальчишек набралось полно колючего мусора.

Первым не выдержал Родик.

– Блин, ну, и куда мы ползем? – злобно прошипел он. – Да я в жизни не видал такой жуткой чащи! Наш любимый Еловый остров по сравнению с этими джунглями – ну просто детский парк!

– Помолчи, – недовольно отозвался Тёма. – Чем ворчать, как старый дед, лучше расслабься и получи удовольствие!

– Вот это удовольствие! – не унимался Родик. – Просто супер! Да у меня уже вся спина исколота этими проклятыми сухими иголками. Я понимаю, если бы мы собирали боровики или подосиновики – ну тогда хотя было бы ясно, ради чего страдаем. А сейчас… Тошка, ты чего молчишь?

– Дорогу запоминаю.

– Зачем? Ты что, надеешься, что мы когда-нибудь вернемся домой живыми? Оптимист! Да ведь мы – просто ходячие мясные консервы для собак! Ну чистый «Педигрим» на ножках…

Родик запнулся, увидев впереди просвет среди елей. Вскоре ребята выбрались на довольно широкую дорожку. Она была покрыта растрескавшимся асфальтом, то там, то сям заросшим пучками пырея. Возле дорожки стояла какая-то серая статуя, обвитая диким виноградом.

Тёма первым подошел к статуе и отодвинул толстые зеленые «лианы». Из глубины «живого кокона» вдруг выглянуло… девичье лицо! Нос был слегка отколот, белая краска на щеках облупилась, но все равно девочка выглядела самой настоящей красавицей. В этот момент из-за облаков выглянуло солнце, пробило густой свод из ветвей деревьев, и ребята с изумлением увидели, что девочка задорно улыбается.

Не сговариваясь, ребята начали торопливо сдирать со статуи хищные «лианы». Черный пес стоял неподалеку и терпеливо ждал, слегка помахивая хвостом, словно бы одобряя поступок ребят.

Когда зеленый покров окончательно спал, ребята смущенно переглянулись. Статуя была вовсе не мраморной, как им показалось поначалу, а сделана из самого обыкновенного бетона. Правая рука девочки была отколота, из плеча словно кость торчал безобразный железный прут. Но светлая, радостная улыбка на лице девочки по-прежнему осталась, и от нее в запустелом уголке лагеря становилось тепло и уютно.

– Интересно, кто это такая? – спросил Родик, с любопытством разглядывая необычную статую. – На Венеру Милосскую что-то не похожа, хотя у той вроде бы тоже нет руки… Даже обеих рук!

Антон хмыкнул:

– Ну ты и сказал! Это же пионерка. Видишь, у нее на шее повязан галстук? Даже немного красной краски на нем осталось. Мама как-то показывала мне свои детские фотографии, и там она была в точно такой же одежде, и с красным галстуком. Помню, правая рука у нее была поднята и согнута над головой. Я спрашиваю: это что значит? А мама говорит: так мы, пионеры, отдавали честь председателю пионерской дружины во время линейки. Ну, почти так же, как это делают военные, встречая командира…

– А сейчас эту руку кто-то взял и отбил, – хмуро заметил Тема. – Да вот же она лежит, в траве!

Тёма поднял с земли осколок бетонной руки. Рядом лежал кусок толстой железной трубы.

– Вот этой штукой какой-то умник девчонке руку и отбил, – пояснил Тёма. – Хотел бы я знать – зачем? Чем этому гаду рука пионерки не понравилась, а? Тошка, ты у нас самый умник-разумник, объясни.

Антон озадаченно почесал затылок. В поселке он не раз замечал следы непонятного варварства. Кто-то из парней (ну не взрослые же это сделали!) изрисовал дурацкими рисунками открытую эстраду на центральной площадке, где когда-то показывали художественные фильмы и проводились собрания жителей поселка. В Детском лесу кто-то разрушил площадку для малышей, на которую его когда-то в детстве часто водила мама. Посреди нее прежде стоял большой деревянный «зонтик», под ним располагалась песочница… Сегодня от всего это не осталось и следа. Даже железные качели были сломаны!

– Наверное, кому-то очень не понравилось, что у этой девчонки есть честь, – поразмыслив, сказал он. – У этого гада с трубой наверняка ни чести, ни совести нет и никогда не было!

И друзья согласились с Антоном. Не сговариваясь, они не без труда водрузили руку на прежнее место, надев ее на железный прут, а потом отошли в сторону и дружно отдали честь своей сверстнице из далекого прошлого. А потом поспешно зашагали по асфальтовой дорожке вслед за огромным псом.

Дорожка вывела их к довольно большой поляне. На ней находилась деревянная эстрада, закрытая железной крышей. Рядом в высокой траве еле виднелись несколько десятков длинных скамеек.

Родик присвистнул от удивления.

– Да это же Зеленый театр! Глядите, он неплохо сохранился. Здесь же можно концерты проводить, и показывать всякие представления. Здорово! Вот нам бы в поселке иметь такой театр. Антон не вытерпел и первым поднялся по скрипучим ступенькам на сцену. Он участвовал в школьной самодеятельности, и даже однажды сыграл главную роль в спектакле «Кортик». Антон представил, что спектакль разыгрывается не в обычном душном актовом зале школы, а здесь, в лесу, среди огромных елей и берез, и его сердце сжалось от радостного предчувствия. А почему бы и нет? Привести сюда ребят, вырубить молодые березки, что росли среди скамеек, отремонтировать покосившую крышу над сценой, заменить несколько прогнивших досок, и…

Поглядев себе под ноги, он вздрогнул. На сцене валялась… блестящая обертка от «Сникерса»! Причем обертка свежая, словно бы ее вчера обронили.

Подняв обрывок цветастой фольги, Антон растерянно посмотрел на друзей.

Родик помрачнел, а Тёма задумчиво сказал:

– То-то я вижу, что трава между некоторых скамеек примята. И воришка рыжик здесь ни при чем. Он-то «Сникерсы» не лопает!

Ребята с подозрением посмотрели на черного пса, который спокойно сидел возле сцены.

– Ты куда нас ведешь, пират? – нервно воскликнул Родик. – Мы тебе поверили, а ты…

Вдруг из-за деревьев послышался громкий лай. Ребята и мигнуть не успели, как со всех сторон их окружили десятка два собак. Среди них были и могучие овчарки, и благородные колли, но в основном стаю составляли самые обычные дворняги. Среди них была и знакомая рыжая собака, похожая на лису. Громко лая, собаки вынудили Тёму и Родика спасаться бегством. Ребята торопливо взобрались на сцену и с растерянным видом глядели на отчаянно лаявшую стаю. Казалось, голодные звери вот вот-вот набросятся на пришельцев и растерзают их в клочья. Даже смелому Тёме стало не по себе, а про Родика и разговора не было. Он дрожал словно осиновый лист и, крутя головой по сторонам, пытался найти хотя бы какое-то убежище. Конечно, можно было взобраться на одну из берез, но как до них добраться?

Антон нервно хихикнул.

– Ну, братцы, мы и попались, как куры в ощип! Видно, кило сосисок этим разбойникам мало, им свежее мясцо нужно. Ну, я без боя не сдамся!

С громким криком отчаяния он выломал из стенки длинную доску и взял ее на перевес, словно дубинку.

– Брось эту штуку, брось! – предостерегающе крикнул Тёма.

– Не зли собак, они не любят, когда кто-то держит в руках палку!

Но было уже поздно. Увидев оружие в руках Антона, псы пришли в ярость. Казалось, они вот-вот прыгнут на сцену, и начнется бойня.

Родик в ужасе закрыл глаза. Ему казалось, что он переживает очередной кошмарный сон. Так он и знал, что черный пират приведет их в ловушку, но Тёмка не послушался его. Что теперь делать, куда бежать?! Да разве от этой стаи убежишь…

Вдруг послышался чей-то могучий рык. Черный пес подбежал к сцене и, повернувшись к своим сотоварищам по стае, угрожающе оскалился. Его глаза налились кровью, мускулы на спине напряглись, словно пес готовился к прыжку.

И лай тотчас смолк. Собаки успокоились и наклонили головы к земле, словно прося прощения у своего вожака за агрессивность к гостям. А рыжик улегся на брюхо и, тихо повизгивая, пополз к могучему зверю.

Черный пес возвышался над своими сородичами, словно Родосский колосс. Его ярость стихла, и он слегка взмахнул хвостом, словно говоря: вы прощены.

Антон и Тёма с изумлением наблюдали за этой невероятной сценой.

– Вот это да! – тихо вымолвил Антон. – А я и не знал, что в собачьих стаях вожаки имеют такую власть. Ну и черная псина! Какой умный зверь, верно?

Тёма кивнул:

– Еще какой умный! Только зачем он сюда нас привел, не пойму. Мы же не собаки, нам в стае делать нечего. Может, вожак от нас чего-то хочет?

Словно в ответ на его слова, из-за деревьев на поляну с визгом выкатились несколько десятков животных. Это были щенки, кошки, козы и даже два небольших поросенка. Хрюкая, они нахально протиснулись через плотные ряды собак и, приблизившись к могучему вожаку, мирно улеглись на земле. Ну, а щенки тотчас затеяли возню между собой. Взрослые собаки принялись их заботливо облизывать.

Родик открыл глаза и судорожно сглотнул. Он еще надеялся, что это всего лишь затянувшийся кошмарный сон.

Антон толкнул его в бок.

– Не спи, замерзнешь! – прошипел он. – Братцы, пока зверюги успокоились, нам надо срочно линять. Может, нас и не тронут.

– А как же обертка от «Сникерса»? – спросил Тёма. – Здесь явно живут люди.

– Ха, наверное, это какие-то бомжи, пьяницы или наркоманы! – нервно воскликнул Родик. – Только бомжей нам сейчас не хватало для полного счастья.

– Нет, мы не бомжи! – послышался откуда-то сзади возмущенный голос.

На сцену легко взбежал высокий худой парень лет восемнадцати. Он был одет в потертый синий спортивный костюм и видавшие виды кроссовки. Парень как парень, и лицо у него обыкновенное, незапоминающееся. Только вот соломенного цвета длинные волосы были стянуты на затылке пучком, и на левой щеке краснел извилистый шрам. Ну, еще у парня были серые, очень добрые глаза. Антон невольно подумал: давненько я не видел таких глаз! Ну, разве только у мамы, когда она была в хорошем расположении духа. А вот у прохожих на улицах обычно встречаются либо усталые, либо пустые, либо вообще без всякой на то причины враждебные глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18