Сергей Сухинов.

Война с Цитаделями



скачать книгу бесплатно

– Кстати, малыш, а почему ты не включаешь видеосвязь? – продолжал ласковым, почти отеческим голосом Донован. – Разве ты не хочешь увидеть своего старого наставника?

Тед, поколебавшись, нажал на одну из кнопок. Тотчас в метре от его лица вспыхнул экран, на котором появилось отчетливое изображение Отца Донована и его знаменитого на всю Солнечную систему «Белого дракона».

Донован был весьма колоритной личностью. Ему уже перевалило за сто семьдесят, и, судя по газетным заметкам, Отец вошел в первую десятку земных долгожителей. Но внешне он выглядел пятидесятилетним мужчиной в самом расцвете сил. Высокая мускулистая фигура античного борца, бычья шея, массивная лобастая голова, как у самого Помпея, только не плешивая, а украшенная густыми седыми волосами, собранными в стянутый на затылке хвост. Глаза, как обычно, закрыты большими темными очками – шлемов Донован не признавал, хотя строго наказывал юнцов, пренебрегавших этой важнейшей частью экипировки. Мало кто видел глаза Отца, но Тед был некогда дважды удостоен столь высокой чести. У Донована были глаза садиста-убийцы и одновременно мудреца, переворачивающие душу, как плуг поднимает пласт непаханого дерна.

– А ты недурно выглядишь, малыш, – сказал Отец, в свою очередь, разглядев физиономию Теда. – Две пластические операции или три, а? Даже татуировку навел… И все это только ради того, чтобы скрыться от своего наставника и друга, а три года спустя пригласить на встречу?

– Я с тобой не просто встречаюсь, Отец, – хрипло возразил Тед. – Я вызвал тебя на дуэль.

– Дуэль? Вот как… – насмешливо заметил Донован. – А я-то грешным делом подумал, что апостол Роул опять что-то напутал. Дуэль… Давненько я не слышал вызовов. И в чем же причина, малыш? Неужто в этой шлюхе Хельге?

– Вот как, она уже шлюха? – глухо спросил Тед.

– Уже? Она всегда и была ею, малыш. Разве до сих пор не понял? Потому-то я и отнял ее у тебя, Тед. Угораздило же втюриться именно в Хельгу… Я сразу понял: она просто морочит тебе голову, а сама готова лечь хоть под мотоцикл. Пришлось сделать мальчику больно – для твоего же блага.

– Ты всегда был добр ко мне, Отец, – горько сказал Тед.

– Верно. И всегда щадил, даже когда стоило свернуть тебе шею за отнюдь не детские проказы. Помнишь пожар, который ты устроил в Санта-Фе? Апостолы были в ярости, полиция тоже, но я прикрыл тебя своим крылом. И таких случаев было много, слишком много даже для сорвиголовы-рокера номер один. Ты хоть понял, почему я делал это?

– Да, слышал кое-какую болтовню… Апостол Годдар как-то за бутылкой виски проговорился, будто Отец Донован собирается готовить себе замену. И вроде бы наметил меня.

– И ты угостил Годдара этой бутылкой по голове и скрылся почти на полгода.

– Меня могли распять за святотатство…

– И распяли бы, можешь не сомневаться. Поднять руку на апостола – и как такое могло прийти в твою тупую башку? Тед усмехнулся, вспомнив ту славную драку в баре.

– Не выдержал по молодости лет… Апостол Годдар наговорил мне массу любезностей.

И тебя, Отец, также не забыл. Мол, Донован, должно быть, совсем свихнулся, если выбирает себе преемником не одного из себе подобных, а подзаборного ублюдка, наркомана и распутника. Я долго терпел, Отец, но когда он непочтительно отозвался о тебе, пустил в ход кулаки.

– Это ты умеешь, – неодобрительно отозвался Донован. – Но я ценил тебя за другое… Так почему же ты вызвал меня на дуэль, малыш?

Тед долго молчал, вспоминая давно заготовленные слова. Он сотни раз проигрывал в уме эту встречу и выучил, казалось, свою обличительную речь наизусть. Но сейчас все мысли разбежались у него из головы.

– Отец, я долго думал, сидя в своем логове и зализывая раны – телесные и душевные, – наконец неуверенно начал он. – И я, кажется, понял, почему все так паршиво стало на белом свете с появлением звездных рокеров. И я понял, кто ты.

– Вот как? – улыбнулся Донован. – Любопытно будет послушать.

– Только не сбивай меня, ладно? – попросил Тед. – И не лги – ты очень складно умеешь лгать.

– Я никогда не лгу, – сурово отрезал Отец. – Не забывайся, щенок.

– Нет, ты лжешь, и часто, очень часто! Вспомни свои еженедельные проповеди: «Я даровал вам звезды, дети Земли… Вы станете новой расой космических небожителей, для которых каждая планета и каждая звезда станет домом… Вы станете основателями галактического Братства, в котором не будет скверны политиканства, цепей государства, произвола властей… Вы станете первыми по-настоящему свободными людьми… „Ж-сфера“ станет вашим крошечным миром, вашей крепостью, вашим космическим кораблем… Любовь и мир воцарятся во Вселенной, потому что отныне каждая личность станет защищенной от государства…»

– Я помню свои проповеди, Тед, – сухо заметил Донован.

– А помнишь ли ты, как все было на самом деле? Миллионы юнцов вроде меня однажды вдруг получили красочные приглашения: прийти к такому-то часу в ближайший филиал фирмы «Донован и Го» – тогда мы еще не знали, что Го – это Господь Бог, – чтобы получить в рассрочку на десять лет свой звездный мотоцикл. Тот самый мотоцикл, который даровал нам небо и восхитительные гонки по космосу! Все мы сходили тогда с ума от голливудского боевика «Звездный рокер» с Дериком Ван Даммом и даже не подозревали, что это не фантастика, а лишь рекламный ролик, и мы когда-то тоже оседлаем своих «Ягуаров», «Пантер» и «Броненосцев» и лихо взмоем вертикально в небо!

– Ты мог бы стать неплохим рекламным агентом, Тед, – с иронией сказал Донован. – У меня аж в глазах защипало… И за это ты хочешь расстрелять моего «Белого дракона» своими ракетами?

Изображение на видеоэкране внезапно расширилось, и Тед увидел «Белого дракона» в полный рост. Это был могучий белый монстр – пятьсот килограммов кристаллического железа, оснащенных двигателем мощностью в лунную ракету. Дизайн звездной машины, по слухам, был делом рук лучших голливудских художников и вызывал ассоциации с инопланетным чудовищем – своим рулем в форме витых рогов, глазом циклопа вместо фары, чешуйчатыми драконьими боками и двумя телескопическими бивнями, выдвигающимися на метр вперед во время боя. Тед не раз видел, как во время набегов Донован смело шел на абордаж полицейских джипов и сбивал их словно кегли.

Но сейчас он смотрел только на багажник. Там громоздилась мощная пусковая установка, на которой сегодня размещались две ракеты: одна, очевидно, с радиоголовкой, а вторая – с инфракрасной.

Всего две, подумал Тед. Это неплохо, значит, шансы у меня есть.

– Как поживает мэтр? – механически произнес он традиционную фразу.

– Благодарю, он в полном порядке, – вежливо ответил Отец. – А твой «Ягуар», кажется, не в лучшей форме?

– На тебя его хватит, – обидевшись, резко ответил Тед.

– Ты кончил?

– Нет, главное еще впереди, Отец. Я хотел бы напомнить тебе статистику твоего столетнего царствования. За первый же год двадцать тысяч юнцов свернули себе шеи, убив при этом около шестидесяти тысяч ни в чем не повинных людей, по несчастью попавшихся им на пути. Ущерб во всем мире составил шесть миллиардов долларов.

– Люди всегда гибли под колесами, так уж повелось еще со времен египетских пирамид, – наставительно произнес Донован. – К тому же любое новое дело не обходится без жертв и лишений.

– Лишений? Славное словечко ты подобрал для этой чумы, Отец! Сейчас, сто лет спустя, число жертв перевалило уже за двадцать миллионов, а ущерб Земле просто не поддается исчислению. Рокеры разрушали все, что попадалось им на пути. И на планете, и в ближнем космосе, и никакая полиция не могла их остановить. А в последние годы они добрались даже до Плутона. И везде одно и то же – разгул бандитизма, кровавое лихачество, разнузданный блуд под видом братской любви. Кстати, только от СПИДа за это время погибло около шести миллионов рокеров и их подружек.

– СПИД тоже придумал я? – мрачно спросил Донован. – И половые органы заодно? Нет, малыш, они существовали задолго до меня.

– Я не обвиняю в этом тебя, Отец, я только привожу факты. А грехов у тебя и своих хватает.

– Слушаю, Тед. Но учти, мое терпение не бесконечно. Донован выразительно положил руку на панель управления – туда, где находилась огневая кнопка. Тед торопливо продолжил – он знал, что у Отца была скверная привычка всегда стрелять первым.

– Я не буду сейчас вспоминать о твоей войне с властями Земли, о карательных полицейских и даже армейских операциях, о бесконечных судебных процессах, о проклятиях церкви и прочей суете власть имущих. Молодежь мира была за тебя, и это решало все. И бедняки всего мира – тоже, ведь твой Кодекс запрещал пользование звездными мотоциклами людям состоятельным, ученым, полицейским и представителям прочих, многими ненавидимых сословий. Ты открыл путь в небо для так называемых «простых ребят», то есть неудачников, недоучек и недоумков – а таких на Земле всегда было подавляющее большинство. Позже ты даже ввел дополнение в Кодекс и запретил членство в лиге людям с высшим образованием. Было это, Отец?

– Я не собираюсь дискутировать с тобой, Тед, – холодно ответил Донован. – Ты еще не созрел для умной беседы. Но если уж так стал болеть душой за яйцеголовых, то вспомни, сколько неприятностей они принесли нашей лиге. Умники всегда опасны для дисциплины. Даешь ему приказ – раздавить вот эту деревушку, а он начинает рассуждать, зачем да почему. Простые ребята годятся для этой грязной, но совершенно необходимой очистительной работы куда больше и, в конце концов, я сделал ставку на них.

– Конечно – особенно если очередной зачумленной «деревушкой» был какой-нибудь университет или частная фирма, желавшая наконец разобраться в секрете звездного мотоцикла, – усмехнулся Тед. – И где сидели те же умники – еще сидели.

– Никому не позволено совать в кишки моим зверушкам свои любопытные носы! – негодующе воскликнул Донован. – Закон в таких случаях всегда был на моей стороне. Даже этим наглецам-воякам я сумел надрать уши в их чертовых подземных лабораториях. Хорошо, что у меня везде, даже в Пентагоне, есть свои люди.

– Не везде, – тихо возразил Тед.

– Что ты имеешь в виду?

– Два года назад я спас на шоссе одного физика-ядерщика – за его автомобилем гналась банда рокеров. Ким Соренс был здорово покалечен, но до своей смерти успел многое рассказать. Он был ведущим специалистом фирмы «Локхид» и долгое время провел в секретной лаборатории на Майорке. Слыхал о такой?

– Так вот куда подевался этот сукин сын, – задумчиво пожевал губами Донован. – Я искал его во Флориде.

– А он был в Нью-Мексико, в моем логове. И здорово прочистил мне мозги. Это Ким Соренс разъяснил мне, что происходит на Земле. Он сказал, что звездные рокеры – это первые в истории планеты легализованные террористы! Мол, эта шваль появилась на планете еще в 19 веке, а в начале 21 века объявила человечеству войну. Это уже не были просто бандиты, которые грабили и убивали из-за денег. Террористы хотели другого: навязать свою волю сначала отдельным странам, а затем всему человечеству! Их главной целью стали не магазины, банки и богатые особняки, а сама земная цивилизация. Не случайно террористы однажды нанесли удар по двум башням-близнецам в Нью-Йорке – символу мощи и благополучия Америки!

– А причем здесь звездные рокеры? – холодно спросил Донован. – Неужто наши невинные лунные гонки – это терроризм? И кого это мы там уничтожаем, любопытно бы узнать.

– Не сбивай меня, ладно? – попросил Тед. – Ким Соренс рассказал мне о войне с терроризмом, которая началась после падения башен-близнецов. Лидеры террористов прятались в горах, пещерах и в пустынях, но ухитрялись держать весь мир в страхе. Они взрывали вокзалы, захватывали самолеты, больницы и даже школы, нападали на атомные электростанции. Террористов пытались уничтожить с помощью армии, но это не всегда помогало, потому что у террористов везде были платные осведомители. А самое главное, террористов тайно поддерживали те страны, что мечтали раздавить своих соперников. Все политики говорили про мировой терроризм, но все в глубине души знали, что никакого терроризма на самом деле не существует, а есть лишь платные наемники и наемные армии. Все боролись с терроризмом, но все при этом тайно поддерживали наемников в своих корыстных или геополитических целях.

В конце 21 века люди привыкли к тому, что терроризм так же неистребим, как обычная преступность. С ним смирились, как с неизбежным злом. Во всех трех Цитаделях заговорили о том, что надо подумать, не стоит ли легализовать терроризм. Но уж больно у террористов было отвратительная репутация! Вот тогда на сцене появились мы, звездные рокеры…

Донован хмыкнул:

– А у этих яйцеголовых, оказывается, есть мозги! Что ж, в словах твоего приятеля есть доля истины. Мы, звездные рокеры, на самом деле не бандиты и не мафиози, мы – другие. Да, иногда мы действуем, как те, прежние террористы. Мы нападаем на поезда, океанские лайнеры, а иногда – и на космические корабли. Мы захватываем целые города и устанавливаем так свой порядок. С нами воюют армейские части точно так же, как когда-то они воевали с бандами мусульманских террористов. И точно так же победа, в конечном счете, всегда оказывается на нашей стороне! Почему, ты и сам знаешь. Каждый юнец, сев на наш мотоцикл, чувствует себя не хулиганом-отщепенцем, а хозяином мира. И он прав, черт побери, тысячу раз прав! С молодежью не поспоришь, поэтому рано или поздно нас признает Цитадели, и мы станем частью этого мира. Самой важной его частью! Знаешь, малыш, почему?

– Нет.

– Да потому что наш чертов мир умирает, и ему нужны могильщики! Террористы – это и есть могильщики Земли. Словно клетки раковой опухоли, они появились именно тогда, когда организм человеческой цивилизации ослаб и переполнился собственными ядовитыми миазмами. Но мир убивали не только террористы! Еще в начале 21 века многие страны потихоньку начали легализовать то, что прежде считалось запретным и аморальным. Сначала, естественно, смирились с проституцией – святое дело! Затем в некоторых самых продвинутых странах легализовали легкие наркотики, эвтаназию, клонирование, гомосексуальные браки и тому подобные веселые вещи. Преступность практически легализовали еще раньше, когда во многих демократических странах преступники стали лезть во власть. Один итальянец-мафиози, не помню его имени, стал даже премьер-министром!.. А что начало твориться в культуре: в музеях словно плесень расплодилась всякая бездарная мазня, в литературе заняли ведущие позиции завзятые матершинники, в театрах на сцену полезли развратники и извращенцы. И в один прекрасный день Нобелевскую премию по литературе присудили одной дамочке, которая написала порнографический роман! Дальше было падать просто некуда, и все разумные люди поняли: мир катится в тартарары. С появлением Цитаделей ситуация начала меняться, но слишком медленно. Земная цивилизация продолжала падать в пропасть Варварства… Об этом яйцеголовый Ким Соренс тебе не рассказывал?

– Нет, – мрачно сказал Тед. – Вообще-то он не верил ни в каких террористов, а считал, что это только прикрытие для каких-то совершенно иных, никому на Земле неведомых целей. Ким верил, что твои дьявольские машины созданы на звездах, и что ты – инопланетянин, принявший облик человека!

Донован рассмеялся. Он хохотал, вздрагивая до конвульсий, а затем надолго закашлялся. Наконец успокоился, снял очки и, вытерев слезы с ресниц, весело взглянул на Теда.

– Славно, славно, – пророкотал он. – Выходит, я житель Альтаира? Злой гений, пожелавший извести бедных землян, подбросив им адскую машину в облике мотоцикла?

– Похоже, что так, – сухо ответил Тед. – По крайней мере это все объясняет. Когда я вижу, как где-то на горизонте в небо, словно мыльные пузыри, сотнями всплывают «Ж-сферы», я понимаю – Земля потеряла часть своего молодого поколения. И долю своей мощи тоже, потому что скоро эти ребята здорово покуролесят где-то в Солнечной системе. Так уж созданы рокеры – им мало лихо нестись вперед, а надо еще и что-то совершить. Но поскольку ума на созидание у них не хватает, то они будут разрушать. И твой Кодекс поощрял их в этом, ведь ты предлагал сначала извести старый мир, а потом уже создавать светлое галактическое Братство! Дураки благодаря тебе были выпущены, как джинны из бутылок, и натравлены на Землю, словно на дикого зверя.

– Все это тебе говорил Ким Соренс? – едва сдерживая ярость, спросил Донован.

– Да. И он нашел этому объяснение: некие пришельцы из космоса облюбовали Землю, но по каким-то причинам не захотели развязывать войну. Может быть, потому, что знали об ее ядерном потенциале и не желали получить в результате радиоактивную пустыню. Они нашли более простое решение – наградили молодежь звездными мотоциклами и раскрыли форточку: летите, голуби! Оставшиеся на планете старики вымрут сами. А умников можно объявить «зачумленными» и раздавить колесами. Полиция и армия будут натравлены на рокеров, и наоборот. Это экологически чистая война между землянами, которую и войной-то назвать нельзя. И выиграют в ней мистеры донованы с Альтаира, или откуда вы там взялись!

– И ты решил стать спасителем человечества? – с иронией спросил Донован.

– Если удастся, – просто ответил Тед и начал расстегивать молнию на куртке – так, словно ему стало жарко. Он знал, что впереди у него очень мало времени. – Я понимаю, Отец, это трудно, но мы с «Ягуаром» постараемся.

– Ты не глуп, Тед, но и не настолько умен, как мне хотелось бы… – начал было Донован, но вдруг вздрогнул и замолчал. По его лицу прокатилась болезненная судорога. Через минуту он вновь заговорил – обычным презрительным голосом, который не сулил собеседнику ничего хорошего.

– Значит, я житель Альтаира? – рассмеялся он. – Ладно, малыш, пусть будет по-твоему.

На миг видеоэкран погас, затем на нем вновь всплыл «Белый дракон» – но на его сиденье уже восседал не Отец Донован, а чудовище, чем-то напоминающее обликом Сатану. Массивная бычья голова, свитые в спирали рога, злобные маленькие глазки, поросячий пятачок на месте носа, пасть с двумя желтыми клыками…

– Хватит болтать! – рявкнуло чудовище, изрыгнув факел пламени. – Через минуту я раздавлю тебя, жалкий червяк! Хорошо, что ты не пытался обмануть меня и не припрятал в карманах пачки активных помех или еще какую-нибудь дрянь – я все равно учуял бы это. В благодарность твоя смерть будет легкой. Я атакую!

Экран погас, и Тед тотчас сбросил куртку с плеч и изо всех сил швырнул ее вниз, одновременно нажав кнопку «Люк». Силовое поле на миг ослабло и пропустило куртку – так рокеры обычно избавлялись от банок с пивом и другого мусора. Затем он включил двигатель и резко повернул правую рукоять.

Тед взмыл вверх по крутой траектории, и вовремя – как он и ожидал, Донован выстрелил раньше, чем прошло десять положенных по правилам дуэли секунд. Сверкнули две точки, и ракеты понеслись к нему, нацелившись: одна на «Ягуар», а вторая – на него самого. Но куртка Теда сработала на славу. Скрытые в коже микроаккумуляторы подали мощный ток на десятки пластин, бляшек и шипов, внутри которых скрывались излучатели в радио– и инфрадиапазонах. Тед, конечно, не знал частот излучения головок ракет Донована, и на всякий случай настроил каждую бляшку на собственную волну. И эта ловушка захлопнулась. Тед краем глаза увидел две вспышки далеко внизу под колесами взмывшего вверх «Ягуара».

Он погасил скорость и, сделав вираж, вновь вышел на встречный курс с нулевой относительной скоростью.

– Славно, славно, – услышал он скрипучий голос Донована. – Я вижу, беседы с Кимом Соренсом не пропали для тебя даром. Ты ловко провел меня, малыш, с этой своей курткой. Ладно, стреляй, а я пока перекурю.

Тед выстрелил залпом сразу всеми ракетами, ничуть не веря в успех. И на самом деле розовое пятно внезапно заметалось по черноте космоса, выписывая немыслимые кренделя, а затем вновь замерло на месте.

– Мимо, – спокойно констатировал Донован. – Плохо стреляешь, малыш. Слабоват ты для схватки с пришельцами. Попробуй-ка хотя бы надрать уши моим слугам.

Среди звезд появились шесть крошечных искр. Вскоре они выстроились рядом с Донованом.

Апостолы. Тед был готов и к этому. Нагнувшись, он прикоснулся сухими губами к сверкающему рулю «Ягуара».

– Ну, котенок, настал твой час, – прошептал он. – Не подведи…

Он дал полную тягу и помчался точно в центр «Ж-сферы» Отца.

Как он и надеялся, Донован не двинулся с места, а навстречу одинокому, безоружному безумцу рванулись его слуги-убийцы, стараясь взять Теда в клещи, чтобы затем размолоть в пыль колесами своих стальных зверей. Стрелять, конечно же, они не стали, это было бы слишком легкой смертью для бывшего претендента в Отцы звездных рокеров.

Когда до встречи с противниками осталась миля, Тед нащупал правой рукой притороченное к седлу копье и нажал на пружину в его торце. Тотчас телескопическое древко с щелчком расправилось, выбросив вперед острый наконечник, выточенный из бивня нарвала. А затем Тед включил команду «Разделение» и, встав на сиденье, подпрыгнул.

Этот фокус он проделывал десятки раз еще в то время, когда был жив бедный калека Ким Соренс. Именно физику принадлежал план дуэли с Донованом, и именно он в свое время додумался до идеи разделить «Ж-сферу» на две, запрограммировав соответствующим образом компьютеры «Ягуара».

Другого пути победить Донована не было, но и этот был предельно рискован. Зато он давал Теду шансы, пусть и небольшие.

Когда он коснулся головой верхней части силового поля, «Ж-сфера», следуя команде управляющего компьютера, стала быстро сжиматься по экватору и вскоре оказалась «перетянутой» посередине невидимой нитью. С глухим звуком пуповина, связывающая две «Ж-сферы» – теперь уже две! – лопнула, и тотчас «Ягуар» стремительно ушел вправо, уводя за собой свору апостолов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17