Сергей Сухинов.

Утраченная реликвия



скачать книгу бесплатно

– Мы не знаем… Повезло!

Отец Тихон добродушно улыбнулся.

– Повезло… Нет, ребята, тут не в везении дело, а в промысле Божьем. Пока сокровища Голицыных были для вас только лишь источником обогащения, клад вам не давался, разве не так? Но как только в ваших душах зажегся добрый огонек… как только у этого отрока, – и батюшка ласково посмотрел на Антона, – понятие «крест» стало превращаться в символ Веры, клад вам и открылся. Не для того, чтобы потешить вашу детскую жадность, а для того, чтобы вы помогли построить этот малый храм! И сами вы стали после событий прошлого лета другими, разве не так? Вот что я имел в виду, когда говорил о промысле Божьем.

Тёма озадаченно потер подбородок. Да, нечто подобное однажды сказала ему и мать… Но в такое просто невозможно поверить! Трое самых обычных мальчишек – и «промысел Божий»…

– Но почему именно мы… – неровным голосом спросил он. – Вокруг полно мальчишек и девчонок, да еще и получше, чем мы! Что мы такого особого сделали, чтобы обратить на себя внимание самого Господа? Да ничего не сделали!

– Верно! – поддержал его Родик. – И если говорить честно, то о храме мы с Тёмкой, Ахсаром и Оксаной даже и не думали до тех пор, пока Антошка не раскрыл нам глаза. Но это случилось уже потом, когда он лежал в больнице, клад к тому времени был уже найден…

– К тому же, моего Буля бандиты убили, а Антоху тяжело ранили! – воскликнул Тёма. – Ничего себе «промысел Божий»! Врачи до сих пор удивляются, что Антон так быстро выздоровел, и уже той осенью смог пойти в школу. А если бы пуля летела чуть выше, то…

Отец Тихон поднял руку, успокаивая ребят.

– Помните: пути Господни неисповедимы, – промолвил он. – Да, вам пришлось пережить немало тяжелых минут. Но ведь в этих поисках вы нашли не только клад, но и самих себя. Гибель пса, вашего верного друга, стала как бы напоминанием о вечном. А рана Антона… Он ведь не погиб, и выздоровел на удивление быстро, верно? Из-за ранения Антон провел месяц в больнице, и смог как следует поразмышлять, разобраться в том, что накопилось в его душе. И пришел к верному решению, нашел правильный путь от клада до креста, разве не так? А потом повел и вас по этому пути…

Что касается «обычных парней»… Слышал я от прихожан историю про то, как два года назад вы помогли выжить коммуне бездомных ребят, что располагалась где-то в лесу, в заброшенном пионерском лагере. Много людей живет в Петровском, а первыми пришли на помощь сирым и обездоленным именно вы! Наверное, тогда Господь вас выделил, и поручил вам построить эту маленькую церковь. А сейчас избранные Богом люди готовы восстановить древний петровский храм. Помощь в этом святом деле от вас вряд ли потребуется. Но наша Тихвинская икона… Она очень украсила бы новый храм, накрепко связала бы его с далеким и славным прошлым, и не только села Петровского, но и всей Руси! Ведь появилась эта икона в нашем селе, благодаря великой победе русского оружия над иноземными захватчиками.

Поймите, ребята: я ничего не утверждаю, и ничего не прошу.

Но мне почему-то кажется, что именно вы способны сделать это большое и доброе дело – найти нашу старинную чудотворную икону. Вы умны, любознательны, и как это нынче модно говорить, динамичны. Два года подряд вам удавалось совершать немалые добрые дела. Настало третье лето… Кто знает, что оно вам сулит?

Глава 4. Звонки, звонки, звонки…

Когда ребята вышли из храма, они долго не могли произнести ни слова. Родик почему-то хитро улыбался, но потом, словно спохватившись, нахмурился и возмущенно воскликнул:

– Ну и дела! Попались мы со своими добрыми делами, словно кур во щи. То лесную коммуну спасай от рук бандитов, то отдай премию за клад князей Голицыных на строительство новой церкви… А сейчас иди туда, не знаю куда, и найди то, не знаю что! То есть, конечно, что нам надо искать, нам объяснили, но…

Запутавшись, Родик смущенно замолчал. Антон криво усмехнулся, а Тёма наградил друга звонким щелбаном.

– Что, устал от добрых дел, Лис? Ну тогда иди, погоняй в футбол, потусуйся с парнями возле клуба и попей «Пепси-колы»… А ты чего молчишь, Антон? Если верить батюшке, то именно из-за тебя мы все трое попались на заметку высшим силам. Меня аж в дрожь от этого бросает! Неужто этим летом наши приключения продолжатся?

Антон открыл рот, чтобы ответить, но в эту минуту зазвонил мобильник Тёмы. Тот по своей привычке (он любил секретничать) отошел в сторону и минуты две поговорил с кем-то, а потом торопливо вновь подошел к друзьям.

– Это звонила из интерната «Двуречье» Маша, одна из сестер-двойняшек, – озадаченно сказал Тёма. – Сказала, что у «петровских» ребят неприятности. Просила нас срочно приехать.

– Это еще что за неприятности? – подозрительно спросил Родик. – Откуда они взялись? Наши бывшие коммунары живут в отличном интернате и вроде бы все у них тип-топ, как сыр в масле катаются…

– Вот именно – вроде бы, – хмыкнул Тёма. – Про сыр и масло Маша ничего не рассказывала, зато про «капусту» я много чего услышал.

– Про какую «капусту»? – опешил Антон.

– Ну какая она бывает? Рубли, конечно. Вот они-то жизнь нашим друзьям и испортили…

Тёма коротко рассказал про кражу денег из бухгалтерии интерната «Двуречье», а потом после долгой паузы неохотно добавил:

– Не хотел говорить вам, но раз уж пошла такая заваруха… Словом, неделю назад из тюрьмы бежал Козырь.

– Что?! – дружно вскрикнули Антон и Родик.

– Что слышали, – резко ответил помрачневший Тёма. – Я вам уже рассказывал, что год назад этого бандюгу все-таки посадили в места не столь отдаленные. Жаль, что не за поджог коммуны – тогда этот гад выкрутился. Потом Козырь на некоторое время затих, как говорится у бандюг, лег на дно. Наверное, опасался попасться на глаза моему отцу! Но спустя некоторое время он вновь затеял свой любимый бизнес – кражу элитных иномарок, и попался с поличным, да еще оказал сопротивление при задержании. Ну, ему и впаяли шесть лет, и поделом! Однако недавно Козырь все-таки бежал…

– Ха-ха, ну и что? – демонстративно расхохотался Родик. – Напугал! Только и забот у Козыря, чтобы мстить нам и ребятам из коммуны. Да он, небось, давно про такую мелочь как мы и думать забыл. Тем более, что это не мы его посадили… А врагов у Козыря и без нас наверняка хватает.

Тёма кивнул.

– Я тоже так думаю. Но кто знает, что у этого урода на уме? К тому же…

Он снова запнулся, но Антон потребовал:

– Эй, так не пойдет, Ватсон! Договаривай до конца. Неужели мы все-таки наступили Козырю на хвост?

Тёма вздохнул и опустил голову.

– Нет, не мы наступили, но… Словом, тот крутой чиновник, который нанял Козыря и его банду, чтобы они выгнали лесную коммуну из бывшего пионерлагеря, благодаря нам остался с носом. Ведь тот участок в Тёмном лесу – фьюить – и пролетел мимо него, как говорится, словно фанера над Парижем! А ведь чинуша немало денег потратил на то, чтобы доказать свое право на дворянский титул Бекетовых, платил деньги бандитам, оборотням из милиции, ну и так далее… И все пошло прахом! Короче, мой отец считает, что это именно он из мести и засадил Козыря. Специально подставил ему фактически под нос роскошную иномарку, бандит на нее клюнул, тут милиция его и скрутила…

Так что хоть и косвенно, но мы и ребята из коммуны этому бандюге здорово насолили. С тем крутым Козырь вряд ли рискнет связываться, а вот с нами – запросто! Отец говорит, что мелкие шавки, вроде Козыря, обычно очень мстительны, и просил всех нас быть поосторожнее…

– Так что же ты молчал, болван? – застонал Родик, закатывая глаза. – То-то я последние ночи плохо спал… Что-то мне чудилось, какие-то шаги, шорохи за окном, скрип форточки… А теперь я и вовсе не усну!

– Вот потому-то я и молчал, – горько усмехнулся Тёма. – Надеялся, что Козыря быстро поймают, и все обойдется… Но видно, не обошлось.

Антон с сомнением посмотрел на друзей.

– Неужто Козырь первым делом после бегства из тюрьмы занялся местью ребятам из интерната? Не могу представить, что такой матерый бандюга решил обокрасть интернат, чтобы подставить Игоря и его компанию. Не верю!

– И я не верю! – поддержал его Тёма. – Но как говорится: береженого Бог бережет! В любом случае, нам надо держаться настороже. Такие типы, как Козырь, ничего не забывают! Я думаю…

Вдруг у Антона тоже зазвонил мобильник. Это звонила… Княжна, то есть Полина Серебрякова! Впервые за два года! Она сказала, что сейчас отдыхает с отцом на Гавайях. Полина спросила, как у АРТ дела, как готовятся к гастролям на Урал Игорь Бекетов и его цирковой театр. А потом словно между делом сообщила, что гастроли устроил Олег Серебряков – разумеется, по ее настоятельной просьбе. В заключении Княжна сказала, что хотела бы повидаться с ними после возвращения в Москву в начале июля – мол, есть очень важное дело. Очень скоро о ней, Полине, узнает вся страна! И пусть Антон и его друзья ничему не удивляются, держат язык за зубами и просто порадуются ее успеху. А уж она постарается, чтобы АРТ были довольны – отец пообещал купить для них очень ценные подарки.

Недоумевая, Антон попытался спросить: мол, не пойму, про что ты говоришь? Какой успех, какие подарки?.. Но Полина уже отключила связь.

Ребята озадаченно переглянулись. Они-то думали, что Княжна про них давно забыла! Оказалось – нет. И к тому же у нее есть к ним какое-то «очень важное дело». Вот это да!

Не успели ребята дойти до поселка, как вновь зазвонил мобильник – на этот раз у Родика.

Звонила Оксана – та самая девочка, с которой они в прошлом году занимались поисками клада князей Голицыных. Этим летом она уехала отдыхать за границу и сейчас находилась в Испании. Оксана сказала, что отец купил ей на вторую половину августа путевку в молодежный лагерь «Астра» в Болгарии. Там, на берегу моря, будет очень клёво. Отец хочет сделать АРТ подарок, и тоже собирается купить им путевки. Разумеется, авиабилеты и визы будут обеспечены, нет проблем.

Ребята обалдели еще больше. Таких подарков им прежде никто не делал!

Родик коротко посовещался с друзьями и сказал: мы «за» двумя руками, но надо посоветоваться с родителями. Если те разрешат, то они конечно поедут.

Оксана сказала, что позвонит им завтра вечером, и добавила: «Я здорово по всем вам соскучилась!»

– Лихо все закрутилось! – радостно потер руки Родик. – Всю зиму мы жили тихо-мирно, никто никуда нас не звал, никто ничего не предлагал. А тут словно все разом проснулись! Сначала позвонила Княжна, потом – Оксана. И они почему-то готовы засыпать нас подарками! Фантастика! Я не удивлюсь, если сейчас позвонит… ну, скажем, Тая! Сто лет мы ее не видели и не слышали. Как она там, в Германии?

И тут действительно зазвонили… сразу все три мобильника! Ребята вздрогнули и изумленно переглянулись. Такого прежде никогда не было! Невозможно, невероятно!

Они включили связь, но ничего не услышали. А вместо номеров на их телефонах высветилось «частный вызов». У всех троих!

А потом телефоны зазвонили еще раз, и еще раз… И никто так и не ответил на их вопросы «алло, кто звонит?»

– Это Козырь, – побледнев, прошептал Родик. – Это он, гад, решил нас попугать… Теперь держитесь, пацаны!

Антон с надеждой посмотрел на Тёму, но тот насупился и ничего не сказал.

Глава 5. Преступление

– Нет, нет, это не я! – в отчаянии закричал Ваня Шариков, глядя на свою бейсболку расширенными от ужаса глазами. – Честное слово я ничего не крал! А кепка… я где-то ее потерял два дня назад. Думал, забыл на пляже или в лесу…

– А как же она оказалась в нашей бухгалтерии? – холодно спросил директор интерната. – Кстати, все три замка на двери оказались целы, но мы присмотрелись и заметили, что их кто-то очень искусно открыл отмычками. Ловкая работа!

Бекетов сердито нахмурился:

– Дмитрий Васильевич, бейсболку кто-то мог и подбросить, верно?

– И кто же это сделал? – вмешался в разговор начальник охраны Петр Андреевич, недобро глядя на молодого воспитателя. – У вас есть какие-то подозрения, Игорь Константинович? Не стесняйтесь, говорите прямо!

Бекетов смутился и опустил глаза.

– Нет… никаких подозрений у меня нет, – после долгой паузы ответил он.

– А у меня есть! – завопил Шарик, потрясая кулаками. Его лицо побагровело, в глазах кипели слезы. – Нас, «петровских», здесь все ненавидят! Мол, заявились невесть откуда, получили в полное распоряжение целый корпус, притащили с собой всякую живность, а потом еще и заняли весь театр. Знаете, как нас здесь называют? «Циркачи-ловкачи», вот как! А когда интернатские ребята узнали про то, что в августе нас пригласили на гастроли по Уралу с нашим новым цирковым шоу, то и вовсе сиропом изошли. Мол, блатные эти «петровские», есть у них там, наверху, чья-то «мохнатая рука»… Она-то их и тянет, подбрасывает самые сладкие куски! Разве не так?

Все артисты дружно закричали, поддерживая Ваню Шарикова. Дмитрий Васильевич примирительно улыбнулся и призывал ребят к спокойствию.

– По-моему, Ваня уж слишком драматизирует ситуацию, – сказал он. – Конечно, нет дыма без огня, это верно. Не всем нашим старожилам понравилось, что на интернатских праздниках всех остальных юных артистов затмил ваш цирковой театр. Кто-то действительно считает, что вас и кормят лучше, и постельное белье у вас в корпусе меняют чаще, ну и так далее. Я неоднократно объяснял ребятам, что все это – полная чепуха!

И все же я не верю, что кто-то из наших ребят специально подстроил эту кражу, чтобы навредить вам. Не может такого быть!.. Да, деньги пропали не очень большие. Слава Богу, накануне мы сдали в банк больше ста тысяч рублей. Но кража, тем не менее, произошла, и я обязан в этом деле разобраться. Петр Андреевич, немедленно начинайте поиски следов злоумышленников. А вы, Леонид Тимофеевич, – директор обратился к главбуху, – займитесь всерьез своим хозяйством. Смените сигнализацию, замки, а если надо и сейф. Только краж нам и не хватало!

Затем директор интерната взглянул на притихших артистов:

– Вас, ребята, я попрошу пока оставаться здесь, в театре. Через некоторое время всех позовут на внеочередную общую линейку. Но сначала нам надо разобраться, что и как. Бекетов, нам есть о чем поговорить. И с тобой, Ваня – тоже.

Шарик побледнел.

– Опять я… – прошептал он со слезами на глазах. – Чуть что случается, всегда Ваня Шариков виноват! И зачем я вернулся в этот чертов интернат? Гулял бы себе на свободе, забот не знал…

Директор и двое его сотрудников торопливо вышли из зала. А Бекетов с горькой улыбкой обратился к гостьям, которые во время всего этого тяжелого и неприятного разговора молча стояли в сторонке.

– Извините, что так произошло, Наталья Юрьевна, и ты, Света. Увы, такое случается в «Двуречье» уже не в первый раз. Одних отравлений ребят в других корпусах было аж целых три! И никто не может понять, в чем тут дело. На кухне и в столовой полный порядок, продукты закупают хорошие, воду постоянно проверяют… Словно кто-то специально устраивает эти отравления! А теперь кража… Но наши ребята такого сделать не могли, я за них ручаюсь!

Наталья Юрьевна нервно кивнула:

– Да, всякое может быть… В этих неприятных событиях вам надо обстоятельно разобраться. Насколько я понимаю, о репетиции сегодня и речи быть не может. Мы со Светой намеревались остаться в вашем интернате на ночь, но теперь…

Света пыталась протестовать, но мама ее резко прервала.

– Завтра мы приедем на следующую репетицию, – сказала Наталья Юрьевна. – И на этот раз мы не станем трястись на электричке, а приедем на своей машине. Понятно, дочка? То собаки на нас напали, то эта кража… Хватит с нас такой экзотики!

Попрощавшись с ребятами, она схватила дочку за руку и торопливо направилась к выходу из зала. Было слышно, как девушка пыталась уговорить маму переночевать в интернате, но та резко произнесла: «Нет, здесь я ни за что не останусь! Еще не хватало, чтобы нас здесь отравили!»

Бекетов был мрачен, как никогда.

– Чует мое сердце, все это не к добру, – сказал он. – Сначала непонятные отравления, которые кое-кто хотел тоже повесить на бедного Шарика. Еле я его отстоял! А теперь пропажа денег… И снова все остальные интернатские будут косится на нас, «петровских». Словно уже заранее знают, что эти деньги украл кто-то из наших! Мол, «петровские» готовятся к гастролям, вот и запасаются финансами… Чушь, да и только!

Рустам кивнул.

– Конечно, чушь. Только вот ребят тоже надо понять. У всех интернатских за плечами голодное детство, скитания по вокзалам и подвалам… А тут кто-то украл все наличные деньги из сейфа. Да они будут готовы исколотить вора по первое число!

– Не крал я ничего, честное слово, ничего не крал! – всхлипнул Шарик и закрыл лицо руками. Маша и Настя тотчас обняли его с двух сторон и стали наперебой утешать.

– Мы верим тебе, Ваня! – говорили они.

И тут в зал вбежали десятка два интернатских парней. Лица у них были злыми, кулаки сжаты, словно ребята готовились к драке.

– Эй, петровская шпана! – закричал самый высокий из парней, известный на весь интернат драчун и забияка Василий Ломов, по прозвищу Васька-Лом. – Говорят, что это вы нас трижды пытались отравить? А вчера вас поймали на воровстве… – Василий сощурившись, недобро взглянул на Ваню Шарикова. – Ну что, Шарик, попался, который кусался? Сколько я тебе говорил: попадешься, пеняй на себя! Я не воспитатель, быстро научу тебя, как вести себя…

– Да не виноват я, сколько можно говорить! – завопил Шарик.

Васька-Лом и окружавшие его парни злобно ухмыльнулись.

– А как же твоя бейсболка попала в бухгалтерию? – с издевкой спросил один из них.

– Ей Богу, не знаю! – простонал в отчаянии Ваня. – Два дня назад я ее потерял в лесу, честное слово!

– Ха-ха! – рассмеялся Василий. – Выходит, бейсболка сама прибежала в бухгалтерию? – Он взял с кресла бейсболку и стал вертеть ее в руках. – Только где у нее ножки? Что-то не видно.

Парни, что пришли вместе с ним, стали кричать:

– Да что там говорить! Это Шарик нас травил, как пить дать!

– Конечно, он! И вообще, вы все, «петровские», заодно!

– Ясное дело, заодно! Во всех наших корпусах что-то случалось, только у вас тишь да гладь!

– Ребята, надо «петровских» бить, пока они нас со света не сжили!

Завязалась драка. Бекетов попытался разнять парней, но только подлил этим масла в огонь. К счастью, в этот момент в зал вернулся начальник охраны Петр Андреевич. Лицо у него было каменное. При виде невозмутимого стража интернатского порядка ребята сразу перестали махать кулаками.

– А вы здесь что делаете? – холодно спросил Петр Андреевич, пристально глядя на Василия. – Самосуд устраиваете? Ну, я вам покажу самосуд… Брысь отсюда!

Ваське-Лому и его компании пришлось спешно ретироваться. На пороге Василий повернулся и показал кулак – мол, мы еще рассчитаемся, за мной не заржавеет!

– Бекетов и ты, Шариков – вас срочно вызывает Дмитрий Васильевич, – сказал начальник охраны. – Открылись новые обстоятельства… А все остальные ждите, как и было сказано, здесь, в зале. Вас скоро позовут на общую линейку.

Юные артисты остались одни. Они начали спорить, что и как произошло. Никто не верил, что Шарик мог совершить то, в чем его обвиняют. Конечно, характер у Вани не сахар, за ним немало проказ и даже проступков, но такое… Хотя он цапался с ребятами из других корпусов чаще других, и вроде в запале после очередной ссоры даже чем-то угрожал им. Но специально отравить еду в столовой… Нет, на такую подлость Шарик просто не способен! А уж украсть целую кучу денег из сейфа – тем более.

После долгих дискуссий все сошлись на одном: нас, «петровских», попросту хотят отсюда выжить! А потом близняшки Маша и Настя предложили: надо позвать на помощь АРТ! Они, и особенно Тёма-Ватсон, сумеют распутать этот хитроумный клубок.

Так и порешили, и Маша позвонила Тёме в Петровское.

Вскоре в интернате был объявлен общий сбор. На нем Дмитрий Васильевич жестким тоном сообщил о краже. Все интернатские ребята зашумели, и тогда директор добавил:

– Учтите, ребята: никто никого не обвиняет – пока. Но расследованием этого печального инцидента мы займемся очень серьезно. Мелкие кражи у нас случались и раньше. И это понятно – у каждого из вас за плечами нелегкое детство. Многие скитались по вокзалам и подвалам, многих негодяи-взрослые попросту принуждали к воровству. Не так-то просто отвыкнуть от прежних дурных привычек! И мы, воспитатели, прекрасно понимаем это и решили набраться терпения. Мы не сомневаемся, что в новых, нормальных условиях жизни, бывшие бродяжки непременно станут нормальными людьми!

Дмитрий Васильевич замолчал и обвел стоявших на площадке ребят пристальным взором. Многие интернатцы смущенно опустили глаза. Да, ангелов среди них не было, все мальчики, и даже девочки за время жизни в интернате успели совершить различные проступки. И вот кто-то доигрался по-настоящему! И понятно кто: эти зазнайки-циркачи!

Все интернатские разом повернули головы и посмотрели на «петровских», что стояли в стороне отдельной группой.

– Но мы просчитались – по крайней мере, по отношению к некоторым из вас, – после паузы продолжил директор. – Случилась довольно крупная кража. Вопрос только в том – кто же это сделал?

Среди ребят послышались смешки. Бекетов покраснел, вышел вперед и громко заявил:

– Дмитрий Васильевич! Наш пятый отряд тоже крайне возмущен этой кражей! Но все наши ребята поклялись, что не имеют к этому никакого отношения! А злосчастная бейсболка Вани Шарикова… Мы не понимаем, как она могла оказаться в бухгалтерии! А вдруг ее принесли туда уже после того, как воры покинули комнату? Ведь двери-то остались открытыми! Я… то есть мы уверены, что это провокация!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25