Сергей Сухинов.

Сыновья Звездного Волка



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Прошло около двадцати лет после создания галактической Империи.

На Земле, главной столице новой Империи, был построен огромный дворцовый комплекс не имевшей аналогов ни на одном из миллиардов обитаемых миров. Он располагался на берегу Средиземного моря и занимал территорию более десяти квадратных километров. Это был город-дворец, превзошедший в роскоши все, что было когда-либо создано бывшими правителями Земли. Император Шорр Кан заставил архитекторов и строителей воспроизвести все самые красивые здания, когда-либо существовавшие на Земле, Сартоураге (столице бывших Свободных миров), и Тайгере (столице бывшей империи хеггов). В центре комплекса возвышались здания-небоскребы, очень похожие на вегианский комплекс прежнего Совета Федераций, однако еще более величественные.

Все это скопление разностильных зданий выглядело весьма эклектичным, зато носило глубокий, символический смысл. Шорр Кан словно бы говорил гражданам объединенной Империи: мы сохраняем все лучшее, что было создано в прежних независимых звездных сообществах, но самые прочные нити нас связывают с бывшей Федерацией звезд, и с ее древней столицей – Террой. Все расы и народы Империи провозглашены равноправными членами нового сообщества, однако на самом деле всем понятно: своеобразной титульной нацией Империи являлись люди вида хомо сапиенс! Разумеется, это очень не понравилось многим негуманоидам, особенно самолюбивым звездным кентаврам-хеггам, но они были вынуждены смирить свой гордый нрав. С императором Шорром Каном не поспоришь, себе дороже станет!

Конечно, процесс объединения далеко не везде шел гладко. Как ни странно, самое большое сопротивление Шорру Кану оказала Вега, бывшая главная столица Федерации Звезд. Ванриане, населявшие миры Веги, являлись прародителями галактического человечества, и не желали смириться с тем, что ныне им отводят очень скромное место в новом имперском сообществе. Недовольство перешло в восстание на Веге-2, которое император подавил с невероятной жестокостью. Шорр Кан бросил против флота ванриан Орду звездолетов-роботов, и те уничтожили не только космофлот противника, но и сожгли около двадцати крупнейших городов. Погибло более миллиона ванриан (хотя официально сообщалось только о двадцати тысячах жертв), и после этого желание бунтовать пропало у всех людей и нелюдей галактики. Столь же жестоко были погашены все большие и малые войны, которые велись во множествах звездных систем. В результате в галактике, впервые за все ее существование, воцарился относительный мир, замешанный главным образом на страхе перед жестоким тираном Шорром Каном.

Однако не только Страх дамокловым мечом навис над обитаемыми мирами, но над ними воспарилась и крылатая Надежда. Ее создателем являлся ближайший соратник Шорра Кана, мессия с планеты Варга. Его почитали словно бога, к его словам прислушивались, его заповедям следовали.

Но иногда встречались исключения…

* * *

Морган Чейн, глава Совета Кольца Цитаделей и адмирал Орды роботов-звездолетов, стоял на капитанском мостике линкора и наблюдал, как на огромном обзорном экране разгорается оранжевая заря.

Одна из мириадов звезд, известная как Арктур, росла с каждой минутой, превращаясь из яркой точки сначала в плоский диск, а затем – в пылающий шар. Планетной системы пока не было заметно, но очень скоро и она проявится на черном бархате космоса. На второй из шести планет находилась одна из самых древних колоний землян. Она появилась на Арктуре-2 в бесконечно далеком двадцать четвертом веке, спустя сто шестьдесят лет после старта первого звездного Ковчега, на борту которого находились последние коммунары Земли.

В отличие от экипажа Ковчега, которым двигало желание создать в далеком космосе новую Землю Обетованную, экипаж линкора преследовал куда более прозаические цели. К этому времени корабли-роботы исследовали все перспективные планеты в ближнем окружении Солнца и не обнаружили ни одного мира, пригодного для будущих колонистов. Однако вторая планета в системе Арктура вызвала на Земле настоящую сенсацию. На планете была обнаружена вполне пригодная для дыхания людей атмосфера, океан, три материка, обильно заросшие густыми лесами, и весьма скудный животный мир.

На поверхность планеты опустились восемь автоматических зондов. Данные, которые они передали на Терру, вызвали всеобщий шок. По невероятному стечению обстоятельств два зонда сели на берега бурных рек, где среди камней то там, то здесь лежали золотые самородки!

Вероятность такого события была чрезвычайно мала, и потому ученые сделали вывод: вторая планета Арктура – поистине космическая Голконда!

Расстояние до Арктура было далеко не маленьким – более 36 световых лет. Однако землян это не остановило, тем более что они, как и коммунары первого Ковчега, располагали найденными на Луне ванрианскими технологиями создания звездолетов. Для того, чтобы создать флотилию кораблей, нужны были лишь деньги, огромные деньги! Коммунарам пришлось собирать средства на первый Ковчег несколько десятилетий, но здесь ситуация создалась совершенно другая. Блеск вожделенного золота открыл множество толстых кошельков, и уже через три года к Голконде (так назвали планету сокровищ) направилась целая эскадра.

Арктур-2 не обманул ожиданий – золота и платины на нем оказалось много, но не настолько, чтобы обрушить терранский рынок. Еще больше на планете было обнаружено драгоценных камней. Первые поселенцы невероятно обогатились – разумеется, только тот, кто сумел выжить в непростых климатических условиях. А еще спустя несколько лет началось настоящее паломничество землян на Голконду. Оно продолжалось более полувека, после чего все внезапно прекратилось. Очередной караван переселенцев был атакован неизвестными космолетами на самом подлете к Арктуру, и безжалостно расстрелян. А затем жители Голконды послали на Терру сообщение о том, что они объявляют себя самостоятельным, независимым народом, и больше не желают видеть на своей планете чужаков.

После этого Терра и Голконда поддерживали лишь взаимовыгодные торговые связи. Разумеется, иммиграция в новую колонию продолжалась, но уже в крайне ограниченных масштабах. Отбор иммигрантов производился исключительно только властями Голконды, и никто, даже глава Совета земных Цитаделей, не мог повлиять на их решение.

С тех пор цивилизация Голконды развивалась уже по своим собственным законам. Информации о том, что там происходит, было крайне мало, поскольку случаев обратной иммиграции за многие века не случалось. Даже после создания Федерации Звезд планета Голконда оставалась в этой части галактике на особом положении. Она формально считалась ассоциированным членом Федерации, пользовалась всеми соответствующими благами, но категорически отказывалась нести хотя бы какие-то обязанности. Голконда не платила налогов, не вела культурного обмена с другими мирами и даже с Террой, но почему-то исправно получала все, что желала: новые технику и технологии, любую информацию, лучших специалистов и даже самых красивых женщин, для которых предоставлялись льготные условия иммиграции. Совет Цитаделей неоднократно рассматривал вопрос о недопустимости такого поведения рядового члена Федерации, одного из многих тысяч, и также регулярно этот вопрос проваливал. Никто об этом не говорил вслух, но всем было известно: у граждан Голконды есть мощное лобби на Земле, в том числе и в самом Совете Цитаделей.

До последнего времени Морган Чейн и понятия не имел о Голконде и том, что творится на этой планете. Но месяц назад на его корабль взошел человек по имени Меглед. Он сказал, что является первым иммигрантом с Голконды, а еще точнее – беглецом. То, что рассказал Меглед, вызвало у Чейна ужас. Перекроив все заранее намеченные планы, он срочно прервал путешествия по бывшим мирам хеггов, и направил свой корабль к Арктуру. Его сопровождали лишь два имперских крейсера. Орда в это время по настоятельной просьбе Шорра Кана наводила порядок в созвездии Лебедя, где вспыхнули мощные антиимперские восстания гуманоидов. Впрочем, Чейн не очень переживал по поводу отсутствия Орды, поскольку не собирался ни с кем воевать. Он всего лишь собирался высадиться на Голконде и проверить, насколько достоверны сведения, сообщенные Мегледом. А там видно будет.

– Отец! – послышался чей-то звонкий голос.

Варганец обернулся. В проеме двери показалась невысокая, крепко сложенная фигура Томаса. Молодой семнадцатилетний парень, одетый в форму лейтенанта имперской гвардии, торопливо зашагал к Чейну. Варганец с довольной улыбкой посмотрел на своего сына. Томас (названный в честь деда, миссионера с Земли), унаследовал многие лучшие черты родителей. От отца к нему перешла огромная физическая сила (увы, не в полной мере, поскольку Томас никогда не жил на Варге с ее высокой силой гравитации), а также упорство и сметливость. От матери ему досталась приятная внешность, вьющиеся темные волосы и некоторые магические способности. Так как же и мать, он обладал даром Предсказателя, и это уж не раз помогало в его космических странствиях. С ранних лет Томас следовал за отцом почти во всех его экспедициях. Он жадно впитывал в себя все увиденное: обычаи и нравы многих галактических народов, легко овладевал их языками, знал наизусть сотни легенд, умел петь песни многих народов. Сын мессии пользовался доверием и любовью на десятках миров, и это очень радовало Чейна. Со временем у него мог появиться весьма толковый помощник. Правда, Селию такая перспектива не очень-то радовала, она опасалась, и не без оснований, за своего единственного сына, и предпочитала его видеть рядом с собой. Но похоже, это время подходило к концу.

– Отец, это правда? – подойдя ближе, спросил юноша. В его разноцветных сине-карих глазах (еще один, на этот раз не очень приятный подарок от матери, из-за которого Селия страшно переживала) светилась ярость.

– Ты о чем, сынок? – варганец попытался уйти от ответа, но Томас не дал ему такую возможность.

– Это правда, что мне сказал Гваатх? Ну, что ты не собираешься брать меня на Голконду?

– Да, это правда, – спокойно сказал Чейн.

– Но почему?! Разве я не полноправный член твоей команды? Дилулло летит с тобой, и Драгов, Вильфорд, Баум, Овермар – словом все, кроме меня! Это несправедливо! Я больше всех вас общался с этим иммигрантом Мегледом! Я недурно овладел языком голкондян, так что ты можешь обойтись без местного переводчика. Кроме того я…

Чейн поднял руку, и Томас сердито замолчал.

– Сын, ты произнес всего несколько фраз, и при этом четырежды повторил слово «я». Не многовато ли? Понимаю, что юность эгоистична, и это нормально. Ты очень озабочен самоутверждением, хочешь всем и каждому из нашей команды доказать свою полезность и незаменимость.

– А разве это не так? – перебил его Томас, но тут же прикусил язык, увидев, как сурово сдвинулись брови отца.

– Да, это так – но не совсем! Не спорю, что ты замечательный полиглот, и умеешь как никто другой быстро вникать в самую суть мировоззрения любого народа, даже негуманоидов. Мне такое не дано, о чем я искренне сожалею. Кроме того, ты умеешь мгновенно найти взаимопонимание со многими людьми и не людьми, им нравится твой открытый, доброжелательный характер. Рангор считает тебя непревзойденным контактером, а такие люди встречаются крайне редко. К тому же, ты нравишься женщинам разных народов и рас – а этим не может похвастаться никто из нашей миссии! Все это так, но…

– Что «но»? – нетерпеливо спросил Томас.

– Об этих «но» можно говорить часами! Вспомни, сколько раз тебя подводила невыдержанность, стремление как можно быстрее добиться успеха в порученном тебе деле. Вспомни, как наивно ты попадался в самые элементарные ловушки, как легко поддавался на провокации… Пойми, я вовсе не обвиняю тебя! В семнадцать лет я был грубым, неотесанным, невежественным болваном, варваром и пиратом, которому ты бы и руки не подал.

Лицо Томаса вспыхнуло от смущения:

– Отец!

– Не спорь – я знаю, о чем говорю. Молодой Звездный Волк по имени Морган Чейн был далеко не подарком. Уж скорее, он был проклятием господним! Ты выше того болвана на три головы, причем во всех отношениях. Ну, разве что силенка не та… Но в поединке ты наверняка взял бы верх, потому что старина Банг обучил тебя многим видам галактических единоборств, а мать – умению действовать психомечом и психощитом. Все это так! Однако ты еще остался мальчишкой, и сам прекрасно это осознаешь. В особо сложных ситуациях ты можешь, пусть и невольно, подвести нашу миссию. Конечно же, если бы ныне шла речь о высадке на обычный полуварварский мир, то я без колебаний взял бы тебя с собой. Но Голконда – это нечто особое! Никто не знает, чем закончатся наши переговоры. Я даже не знаю, состоятся ли они вообще. Голконда живет обособленной жизнью десятки веков, а это не шутки!

Томас печально опустил голову. Как ни горько ему было сознавать, но отец прав.

– Может быть, стоит оставить этот мир в покое? – тихо произнес Томас. – Ну, не хочет население этой планеты входить в состав галактической Империи – и ладно! Пусть живут, как хотят.

Чейн недобро сощурился.

– Все не так просто, сынок… Вспомни, о чем рассказывал нам Меглед. Цивилизация Голконды уникальна во многих отношениях. Мне не известно другого мира, включая самого варварского, где в такой степени процветал бы культ уродства! Главным богом на этой планете считается Золото, и алчность возведена в высшую добродетель. Чем богаче человек на Голконде, тем он считается более достойным, независимо от его личных, чисто человеческих качеств. Не существует ни одной заповеди Христа, которая бы не нарушалась на Голконде, а само имя сына Божьего там подвергается всяческой хуле. Если верить словам беглеца, то в каждом городе и в каждой деревне на Голконде стоят изваяния распятого Христа, и в него принято по праздникам кидать камни и экскременты. Мол, Христос плохо высказывался о богатых людях, изгнал торговцев из храма, призывал не собирать сокровищ на земле…

Но и это далеко не все! Вся культура Голконды пропитана уродством. Главным художественным шедевром этой планеты считается картина какого-то древнего терранского безумца, изобразившего на холсте обычный черный квадрат! В школах Голконды преподается истории Терры, извращенная до неприличия. О Кольце Цитаделей никому ничего не сообщается – так решили правители Голконды.

– Ну и пусть их! – вновь не выдержал Томас. – Меглед говорил также о том, что твое имя, имя мессии, на Голконде подвергается всяческому осмеянию. Разве ты не готов стерпеть это?

Варганец улыбнулся и дружески похлопал сына по плечу.

– Молодец! Это первая разумная мысль, что я услышал от тебя за целую неделю. Разумеется, я готов стерпеть очень многое, иначе бы превратился в подобие Шорра Кана. Кстати, император давно точит зуб на Голконду, и уже не раз собирался послать туда карательную экспедицию. От Земли до Арктура по галактическим меркам – рукой подать, и нашему дорогому правителю очень неприятно видеть у себя под боком гнездо потенциальных бунтовщиков. Пока я сдерживаю Шорра Кана, но это не может продолжаться бесконечно.

Но это не самое страшное. Две недели назад я получил от имперских агентов информацию, которая заставила меня прекратить наш маршрут и немедленно отправиться сюда, к Арктуру.

Заметив непонимающий взгляд сына, Чейн неохотно объяснил:

– Выяснилась весьма неприятная вещь, Томас. Мои агенты давно сообщали о том, что сорняки варварства прорастают тот там, то здесь, даже бы на казалось бы вполне благополучных и цивилизованных мирах. Откуда берутся семена этих сорняков, до сих пор оставалось непонятным. И только сейчас выяснилось, что Голконда не столь уж закрытый мир, как нам прежде казалось!

Томас невольно присвистнул.

– Ого! Меглед ничего не говорим об этом.

– Он просто не знал. Оказалось, что Голконда уже очень давно, много веков, тайно экспортирует на многие бывшие земные колонии свою музыку, литературу, живопись, обычаи и тому подобное. Всегда это делается через подставных лиц, которые объявляют себя якобы творцами-новаторами. Молодежь всех миров как правило охотно клюет на такие вещи, хотя бы из чувства протеста. В пику своим консерваторам-родителям они готовы восхищаться любой чушью, и чем она более извращенная и грязная, тем охотнее юнцы клюет на такие вещи.

– А что же сами лже-создатели? Разве они не ведают, что творят?

– Возможно, не ведают – ведь их можно превратить в марионеток с помощью различных психотропных средств. Но у меня есть уже данные о том, что некоторые лже-создатели культа уродства рано или поздно догадывается об истинных источниках своего вдохновения. В таких случаях этих людей и нелюдей попросту убивают.

Чаще всего, они попросту кончают якобы самоубийством. Иди потом докажи, что явилось причиной смерти творца! Быть может, обычный творческий кризис.

– Ого! Похоже, здесь все продумано… А что же Цитадели? Они должны были бы стать главной преградой на пути голкондян!

– В том-то и дело, что многие организации противников Цитаделей на разных мирах финансово подпитываются из Голконды. Короче, неожиданно для себя мы обнаружили новый, мощный источник Варварства. И Х’харны здесь совершенно ни при чем. У нас нашлись и свои весьма деятельные и активные могильщики нынешней галактической цивилизации.

– Но зачем голкондянам это нужно? – поразился Томас.

– А вот это нам и предстоит выяснить. Власти Голконды долго размышляли, прежде чем согласиться на визит нашей миссии. Отказать мне они все же не посмели, но выставили ряд очень жестких условий. На планету смогут высадиться лишь шесть человек, и на срок не больше одного месяца. Полечу я, а также Дилулло, Овермар, Драгов, Баум и Вильфорд. Каждый из четырех совершенно незаменим. Дилулло несмотря на солидный возраст – моя правая рука, его мудрость не раз выручала меня в самых сложных ситуациях. Овермар – опытнейший дипломат Империи, уникальный полиглот; Драгов – лучший эксперт по экономическим системам, Баум – главный специалист Империи по галактическим культурам, ну а Вильфорд выполняет множество функций – он и администратор, и охранник, и врач, и психолог… Хотя каждый из членов команды владеет не менее чем десятью профессиями, необходимыми в подобных миссиях. Как видишь, в этой команде не нашлось место ни Бангу, ни Рангору, ни Гваатху. Все трое очень обиделись, но смолчали, потому что понимают: так надо.

Чейн выразительно посмотрел на сына, и тот хмуро кивнул.

– Я тоже все понял, отец. Но очень жаль, что в команде не нашлось места контактеру! Да и с молодежью голкондян я запросто нашел бы общий язык… Но ладно, не будем больше об этом. Ну, и что же прикажешь мне делать этот месяц? Я же со скуки помру!

– Томас, мама не очень здорова… Ты же знаешь, у нее была очень нелегкая молодость, и с годами это начало сказываться. А недавно у нее случился выкидыш – уже четвертый! Врачи говорят, что скорее всего у нее уже не может быть детей. Сам понимаешь, в каком состоянии духа пребывает мама. Твоя помощь оказалась бы весьма кстати.

– Хорошо, отец.

– Да не смотри на меня так жалостливо! Я знаю, какой ты страстный охотник. Милграм рассказал, что четвертая планета этой системы – настоящий охотничий рай! Правда, без скафандра там не обойтись, в воздухе слишком мало кислорода, за то растительность просто фантастическая, а животный мир просто поражает своим разнообразием! Слетай туда на недельку-другую вместе с Бангом, Дювалье, Рангором и Гваатхом, отведи душу!

Томас заметно оживился.

– Ах, вот как? Мильграм ничего не говорил мне про это. Охота – это классно!

Чейн едва сдержал улыбку.

– Только долго не задерживайся – иначе мать начнет беспокоиться. Ты же в ее глазах еще сущий ребенок!

Он хотел добавить: «наш единственный ребенок», но сдержался.

После очередного выкидыша Селия и думать ни о чем не может, кроме как о Томасе. Ей чудится, что сына ожидают какие-то опасности, какие-то страшные приключения. Дай ей волю, и Томаса бы посадили под замок до той поры, пока эскадра не покинет систему Арктура! Но это же нелепо. Сын уже почти взрослый мужчина, он просто обязан проявлять самостоятельность. Раз ему нельзя лететь на Голконду, то уж поохотиться от души он имеет полное право! А что касается опасений Селии… В другое время к ним стоило бы прислушаться, ведь Селия была потомственной предсказательницей. Но сейчас она находится в плохой форме, и потому все видит в дурном свете. Так, она почему-то решила, что жители Голконды готовят для галактического мессии какую-то ловушку. Чушь! Психоклон Стеллара в любой момент придет ему на помощь. А если ситуация обострится, то Шорр Кан не упустит случай показать властям планеты, кто в галактике хозяин. Мало ни кому не покажется!

Томас поклонился отцу, и с веселой улыбкой покинул капитанский мостик. Казалось, он совсем забыл о своем твердом желании летать на Голконду, и слава Богу.

А Чейн еще долго смотрел за тем, как на экране разгорается оранжевая звезда, и размышлял о Шорре Кане. Император вся галактики заботил его гораздо больше, чем Голконда и все другие проблемные миры вместе взятые. Потому что самой большой проблемой для него был сам Шорр Кан! За почти два десятка лет правления этот человек не стал ничуть более предсказуемым, чем прежде. Его по-прежнему как магнит привлекала возможность обретения абсолютной власти, эта извечная места всех тиранов. Надо отдать ему должное, Шорр Кан великолепно выстроил жесткий каркас новой Империи, использовав весь свой богатый опыт искусного применения политики кнута и пряника. Он пустил в ход свои козыри: ложь, обман, беспринципность, шантаж, коварство, властолюбие – и сумел подчинить свей воле тысячи и тысячи маленьких правителей, людей и нелюдей. Его все боялись, многие ненавидели – но уже и многие любили, как обычно любят самых жестоких тиранов. И этот необъятный страх, смешанный с поклонением, стал серьезной преградой на пути тысяч рек Зла, что текли во всех обитаемых созвездиях. Парадокс, но это факт!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16