Сергей Сухинов.

Новые пирамиды Земли



скачать книгу бесплатно

ЭПИЛОГ:

Событийная, все нарастающая жуть уходящего века позволяет истолковать его как вступление к возрастному эпилогу человечества: стареют и звезды.

Мир послезавтрашний будет совсем не похож на нынешний… Для спасительного прозренья потребуется мощный катализатор в виде сверхмасшабных потрясений с пророком библиейского ранга во главе.

Нынче нужны нам не крылатые генералы света и тьмы, а некто, способный просто пожалеть находящееся на исходе человечество, и еще неизвестно, чем обернулось бы дело, кабы нашелся бы третий, которого нет.

Л. Леонов «Пирамида»


ТРЕТИЙ:

Царство мое подобно храму, я бужу и побуждаю людей. Я созываю их возводить его стены. И вот это уже их храм. Воздвигающий храм возвышает людей в их собственных глазах.

Отец говорил мне так:

– Заставь их строить Башню, и они почувствуют себя братьями.

А. де Сент-Экзюпери «Цитадель»


БАШНЯ:

 
И когда войдете и приступите к Башне,
Измерьте ее основание и очертите скалу под нею,
Ибо с этой Башни увидите дали вы, строители!
 
Н.Рерих, «Листы сада Мории»


Время грозное у порога… Сердца горят преданностью и любовью к Позвавшему нас на строительство, и Указавшему путь к Башням!

Е. Рерих, Письма


Книга первая. Путь к башням

Памяти отца, воина и труженика земли русской, посвящаю


Пролог. Долина Кулу, 1935 г.

На берегу священной реки Беас, на крутых склонах Гималаев, стоял красивый деревянный дом. Узкая, прихотливо вьющаяся дорога вела к широкой каменной террасе, на которой был разбит пышный сад. Сзади к дому подходил лес, в основном состоявший из величественных голубых сосен и серебристых елей. Некоторые деревья, особенно старые липы и дубы, достигали в поперечнике двух метров.

Отсюда, с каменной террасы, отрывался величественный вид на долину Кулу. На севере виднелся снежный перевал Ротанг, через который некогда был проложен древний путь в Тибет и Среднюю Азию. На перевал также вела каменная лестница, сложенная согласно легенде богатырем Гэсэрханом.

На западе, на самой вершине горы, находились развалины древних буддийских монастырей. А дорога, что шла на юг от долины, вела к озеру Равалсар и в плодородные долины Индии.

В саду под раскидистым кедром стояло каменное изваяние Гуги-Чохана, раджпутского раджи, покровителя этих мест – одного из трехсот шестидесяти богов, населявших долину Кулу.

Невдалеке от статуи на скамье сидел седобородый человек с монголовидным лицом, одетый в просторную серую куртку и укороченные до колен штаны.

Его голову покрывала черная ермолка, какие в то время зачастую носили художники.

Николай Рерих читал одну из газет, что толстой пачкой лежали рядом на скамье. Его лицо было хмурым, на лбу появились глубокие морщины. Время от времени он что-то недовольно бормотал себе под нос, словно узнал из газеты нечто весьма неприятное.

Наконец, он отшвырнул газету в сторону, и стремительно встав, подошел к краю каменной террасы. Обычно панорама священной долины успокаивала его мятежный дух, навевала философские мысли о сущности бытия. Но сегодня это благотворное средство, увы, не помогло. Он вернулся к скамье, с брезгливостью схватил газеты и торопливо зашагал к дому. Отрыв дверь, ведущую на просторную застекленную террасу, он поднялся на второй этаж и вошел в комнату жены.

Елена Рерих сидела в просторном кресле, бессильно уронив белые руки на широкие подлокотники. Ее божественно красивое лицо, с темными дугами бровей, античным носом и плотно сжатыми серыми губами выглядело очень утомленным, под закрытыми глазами лежали тени. На столе лежал несколько книг, раскрытая тетрадь, а поверх нее – ручка. В углу комнаты, словно бы притаившись во мгле, стояла бронзовая статуя танцующего Будды.

Николай Рерих озадаченно остановился на пороге. Ему очень хотелось поговорить с супругой, но, судя по всему, она с самого утра очень много работала. Такой изможденной она обычно бывала после общения с Учителем.

Он хотел уйти, но вдруг жена отрыла глаза и тихо промолвила:

– Николай, останься… Мне нужно о многом тебе рассказать.

Рерих кивнул и уселся на диване, сжимая ненавистные газеты в руках. Ему хотелось побыстрее поделиться с супругой малоприятными новостями, попросить у нее совета (а во многих практических делах мнение Елены Рерих оказывалось решающим), но он понимал: произошло нечто из ряда вон выходящее.

Е.Р. (полузакрыв глаза): – Николай, этой ночью я вновь пережила свой давний детский сон. Я увидела море и унылое желто-серое небо. Вдруг налетела буря, и на море стали вздыматься огромные пенистые волны. Они становились все выше и выше. Наконец, вдали появилась гигантская волна, что несла на своем пенистом гребне одинокий корабль. Волна с грохотом обрушилась на берег и затопила всю сушу, но корабль остался непотопляемым.

Н.Р.: – Это был Ноев Ковчег?

Е.Р. (задумчиво): – Нет, это был громадный, железный корабль… Мне кажется, я видела не прошлый Потоп, а будущий, когда вновь повернется земная литосфера, и начнут стремительно таять льды Антарктики и Антарктиды…

Н.Р. (взволнованно): – И когда это может произойти? Учитель что-либо говорил об этом?

Е.Р. (пожав роскошными плечами): – Как всегда, Учитель не называл никаких сроков. Белое Братство делает все возможное, чтобы предотвратить катастрофу. Помнишь свои слова о том, что еще в 1914 году наша, Пятая раса, прошла пик своего развития? Ты писал: «Решительно во всем чувствуется поворот рычага эволюции. Предстоит быстрое одичание и разрушение, или возможно чудесное преображение жизни»… Николай, я вижу, ты чем-то расстроен. Что случилось?

Н.Р.: – Меня огорчают вести, которые я получаю из Новой Страны. Скажи, Лада, ты уверена, что Учитель под Новой Страной имеет в виду именно США?

Е.Р.: – Учитель неоднократно это подчеркивал. Он считает Америку праобразом нового, объединенного человечества. Тоже самое неоднократно писала и Елена Блаватская, которая часто общалась с Учителем. Потому ты и поехал в эту страну, чтобы основать там свой Центр и Музей, там работал над созданием Пакта о защите культурных ценностей… Но похоже, тебя вновь мучают сомнения?

Н.Р.: – Да! Еще пять лет назад, когда я покидал Америку, я сказал своему другу доктору Бритону: «Берегитесь варваров!» Доктор Бритон, помнится, возмутился – о чем идет речь? США – самая развитая страна мира. А варвары обитают в вашей родной России или дикой Индии, где вы сейчас живете… Но я читаю американские газеты (он швырнул газеты на стол), и мне становится стыдно! Варвары ворвались в область американской культуры, и правят там свой темный бал. Ты не поверишь: в Чикаго нечем заплатить учителям! В Нью-Йорке церковь продана с аукциона. В Канзас-Сити продан с торгов Капитолий… И это – Новая Страна?

Е.Р. (мягко): – Увы, ничего совершенного в мире нет. Да, в Новой Стране царить дух торгашества. Но энергия нового мира – там!

Н.Р. (с сомнением): – А мне порою кажется, что это – всего лишь энергия разрушения! Прочти эти газеты, Лада. Что мы видим на первых страницах? Огромные заголовки о новостях войны, преступлениях, катастрофах, актах ненависти! Не значит ли это, что лишь новости об убийствах и прочих ужасах представляют интерес для американцев? Так воспитывается молодое поколение от самого младенчества. Им вбивают в головы мысль, что только война, человеконенавистничество и убийство заслуживают внимания, а все позитивное как бы не имеет общественного значения.

Е.Р. (с вздохом): – Увы, это очень грустно… Точно страшный циклон опустошения проносится над всей Землей! В американских университетах повсеместно закрываются кафедры, и молодые ученые выбрасываются буквально на панель. Все они должны искать заработки в совершенно чуждом им направлении. Грустно видеть это обнищание культуры и ярое служение Мамоне. Сколько молодых жизней калечится таким положением вещей! Сколько насилия порождается над лучшими представителями страны! Но примитивное сознание нуворишей во всех областях не может понять своего убожества и приложенных стараний на рушение своей собственной страны. Больно думать, что мы ошиблись, когда основали наш Центр именно в Нью-Йорке… Кажется, ты не очень-то доверяешь господину Хоршу?

Н.Р.: – Да, это так. Похоже, этого господина, и не только его, интересуют лишь те миллионы, которые мы вложили в строительство небоскреба. Хорш затеял какую-то хитрую операцию с акциями, и вскоре мы можем окончательно потерять наш Центр! Но это не единственное, что меня волнует. Германия и Англия упорно не желают признавать Пакт, и более того, оказывают давление на многие государства, которые его уже подписали. Говорят, главное препятствие в том, что Запад по какому-то непонятному атавизму не может принять того, что идея Пакта исходит от русских.

Е.Р.: – Наверное, поэтому ты и не получил заслуженную Нобелевскую премию! Но если бы ты обрушился с публичными обвинениями в адрес нашей страны, то все завершилось бы вполне благополучно. Никто не хочет понимать, что не премия нам нужна, а всемерное распространение наших идей о Культуре! Без охраны достижений Культуры человечество вернется к временам варварства худшего вида, ибо будет обладать всеми разрушительными средствами – и это при полном омертвлении и параличе высших центров, которые одни дают нам высшую жизнь и бессмертие!

Н.Р. (морщится и машет рукой): – Не будем больше об этом, Лада! Все эти премии – суета сует…

Е.Р.: – Да, ты прав, Николай, у нас есть заботы посерьезней. Нужно помочь лучшей части человечества, иначе волна зла затопит Мир. Нашу планету сейчас раздирают отвратительные чудовища, порожденные ненавистью, завистью и корыстью. В конце этого столетия грозные симптомы Армагеддона проявятся вновь. Чтобы спасти наш земной дом, требуется неслыханное ускорение в росте сознания и улучшения нравственности людей. Все находящиеся под щитом Света, конечно, будут охранены, но остальные… Их судьба будет незавидной! Учитель сказал: мы всегда и везде должны сражаться против Зла во всех его проявлениях. И так как сейчас на Земле очень многие являются носителями Зла, то, конечно же, и противников у нас окажется немало…

Н.Р. (пылко): – Но сторонников окажется намного больше! Врачи, учителя, ученые, поэты, художники, инженеры, защитники Отечества и многие другие носители Добра непременно встанут на нашу сторону и не дадут погрузить Землю во мрак невежества… Лада, судя по твоему утомленному виду, ты сегодня утром разговаривала с Учителем. О чем?

Е.Р. (вздохнула): – Учитель сказал: катастрофа на Земле неизбежна, и все усилия Белого Братства направлены на то, чтобы как можно больше уменьшить ее размах, локализовать в определенных границах. Но безумие человечества может пересилить, перетянуть чашу весов Возмездия, и чаша эта прольется на самих безумцев.

Н.Р.: – Но можно ли остановить катастрофу одной только силой учения о Разуме, которое мы назвали Агни Йогой, или Живой Этикой? Или есть какие-то другие, более осязаемые и практические пути, вроде создания нашего Центра в Нью-Йорке?

Е.Р.: – Да, такие пути есть! Мы говорили о том, как строить титаническую Башню в Горном Алтае. Учитель сказал мне: «Урусвати, перед тобой – пример вашего дома в Кулу. Вы живете приблизительно на высоте 7000 футов – это высота удобна для Храма. Над домом, на горе, на высоте 12000 футов – удобное место для Встреч. Итак, внизу – город Новой Эпохи, над ним – Храм человеческих достижений и место встреч Земли с Космическим Духом. Он также говорил о Музее, что должен располагаться под Башней, и который станет началом будущей, Шестой расы. И еще он говорил, что при строительстве города надо использовать опыт русских староверов. А потом Учитель взял меня за руку и повел… Николай, только не удивляйся. Сегодня я впервые побывала в великой Башне Шамбалы!

Н.Р. (вздрогнул и изменился в лице): – Неужели, это наконец-то случилось?! Учитель никогда не раскрывал нам эту тайну… И что же ты увидела?

Е.Р. (вновь закрыла глаза): – Мы шли, вернее, плыли по той части Хранилища Храма, где расположен Музей. Оно находится в гранитных глубинах горы Калас. Основание Храма напоминает основание египетских пирамид. В Музее расположены формы первых творений Первой расы. Я видела таблички из металла, на которых письма напоминали клинопись. На верхнем уровне Хранилища располагались Храм Солнца, Храм Луны и Храм Змия. Наверное, таковыми были главные религии Первой расы, что пришла со звезд.

Н.Р. (взволнованно): – И что же ты видела еще?

Е.Р. – Мы с Учителем побывали в самых нижних галереях Музея. Более всего мы пробыли на двадцать пятом уровне, посвященном жизни Христа, но очень недолго, ибо воздух насыщен предохранительными газами. Там мне открылась тайна о том, как молодой Иисус общался с Учителями в те двадцать с лишним лет, что он провел в Индии. И еще я видела зеркала, в которых отражается все происходящее в разных частях Землю благодаря всепроникающему Лучу. С помощью этих зеркал обитатели Башни в Шамбале наблюдают за жизнью человечества.

Н.Р.: – А что же новый Храм на Алтае? Когда придет черед его строительства?

Е.Р. – Учитель сказал: сам дам Указ о Храме. Он сказал мне: «Урусвати, на Алтае, на вершине горы Белуха, ты встретишь выбранных Сестер Алтайских. Но не тревожьте дух Старшей Сестры, что люди из тех мест прозвали Принцессой Алтайской!». Еще он говорил о сподвижниках Белого Братства – тех, кто нашел материальное воплощение на Земле. Учитель одарил всех их великими дарами. Он сказал: «Собирая новую расу, Белый Адепт, живущий среди людей, утверждается как мой сподвижник. Огонь сподвижника зажигает факелы других избранных, рассыпает семена радужные. Фуяме шлем меч, любовь – Поруме, силы – Логвану».

Н.К. (тихо): – Хотел бы я знать, кто они: Белый Адепт, Фуяма, Порума и Логван, и когда они явятся человечеству…

Е.Р.: – Это случится в Новой Стране уже после того, как мы с тобой уйдем, Николай.

Н.Р. (горячо): – А мне кажется, что вы с Блаватской неверно поняли Учителя! Да, США бесспорно является праобразом будущего, объединенного человечества. Америка вполне могла стать мессией разума на Земле, но эта могущественная страна слишком погрязла в необузданном стремлении к материальным благам, забыв о Духе! История с нашим Центром в Нью-Йорке является тому убедительным доказательством. Словно бы Учитель бросил на Землю пробный шар Света – и он провалился в пропасть западной алчности… Не сомневаюсь, что Белый Адепт и его сподвижники однажды появятся на Земле, но только не в Америке, а в нашей стране! Ибо именно Россия в безмерных страданиях и лишениях, среди голода, в крови и поте, приняла на себя бремя искания истины за всех и для всех. Помнишь, как Учитель однажды сказал: «Рассвет России есть залог благоденствия и всего мира. Гибель России есть гибель всего мира».

Е.Р. (твердо): – Наша страна никогда не погибнет, Николай!

Н.Р. – Да, надеюсь, что этого никогда не случится. Великий русский народ не допустит такого! И однажды настанет день, когда на нашу землю придут те, кого давно ждут все люди Света…

Часть 1. Большой Проект
Глава 1. Пивная на Мясницкой

В лето 2029 от Рождества Христова, в промозглый августовский день, в офис московского банка «Полная Чаша» по обычной почте пришел обычный конверт с синей аляповатой маркой. Конверт попал к самому молодому делопроизводителю, лишь две недели назад принятому на работу на испытательный срок. Юноша недавно закончил юридический факультет МГУ и мечтал о блистательной карьере. Примитивный конверт и дешевая марка вызвали у него отвращение и одновременно подозрение, но он все же заставил себя надеть тонкие хлопчатобумажные перчатки и, разрезав конверт, извлек из него тетрадочный листок, с двух сторон исписанный неровным, издерганным почерком. Только по одному нервному почерку делопроизводитель понял, что автором послания был очередной неудачник, каких ныне хоть пруд пруди. В письме, адресованному генеральному директору банка Илье Козельских, содержалось предложение выделить средства на один крупный международный проект, якобы сулящий огромные прибыли, всемирную славу и фантастическую политическую карьеру.

Письмо ожидала мусорная корзина – обычно туда прямиком попадали все подобные прожекты, которым несть числа. Однако в этот странный, сумрачный день все произошло по-другому.

Пробежав сумбурное письмо беглым взглядом, и так ничего из него и не поняв, молодой делопроизводитель озадаченно нахмурился и вернулся к первым строчкам. Они смущали своим панибратским нахальством:

«Привет, Илюха-Козел! Помнишь Витьку-Лопуха? Да, это я, ха-ха-ха! А ты небось думал, чистоплюй, что я загнулся в строительной робе где-то на сопках Камчатки? Накось, выкуси, банкир хренов!»

– Илюха, конечно, козел, – еле слышно прошептал молодой делопроизводитель. – Только вот рога и копыта у него золотые… Может, выкинуть эту бумажку от греха подальше, чтобы не сердить шефа? Хм-м… А если Витька-Лопух был закадычным другом его детства? Должно же быть в этом козле Илюхе хоть что-то человеческое. Ладно, даю тебе шанс, Лопух!

И нелепый конверт с пришпиленным к нему письмом, проследовал в желтую папку, предназначенную для почты третьего сорта, не имеющей никакой деловой нагрузки, и легло между предложением возглавить попечительский совет тайного масонского общества «Орден святых Розенкранца и Гильдестерна», и приглашением почтить своим высоким вниманием юбилейный международный конгресс геев и лесбиянок «Кранты человечеству XXI».


Илья Козельских, молодой двадцативосьмилетний человек, сын и внук крупных коммунистических деятелей, утром за завтраком в очередной раз поссорился с красавицей женой Катериной.

– Сколько же можно тратить деньги на эти дурацкие алмазные кольца и колье! – раздраженно сказал он, отставив в сторону пиалу с овсяной кашей. – Пойми, Катя, мне не жалко денег. Набивая свои дамские шкатулки чем хочешь, раз это так тешит твое сердце. Но когда ты обвешиваешь себя с ног до головы сверкающими побрякушками, и выглядишь на светских раутах словно новогодняя елка… Пойми, у жен наших друзей это вызывает не зависть, а смех. Да и зачем тебе все это нужно – тебе, бывшей мисс Россия? Твоя красота и так безоговорочно признана в наших кругах. Но еще хуже, когда ты тратишь деньги на эту дурацкую благотворительность. Детские дома, приюты, больницы… В наших кругах не принято заниматься такими глупостями.

В гневе Катя обвинила мужа в тупости, ограниченности и полном отсутствии сострадания.

– Ты точно такой же алчный эгоист, как и все твои друзья по бизнесу! – кричала она. – Всех вас за уши втянули наверх ваши папашки-коммунисты, а сами вы не способны даже гвоздь в стену вбить! Бездари, надутые индюки, слизняки… Вы даже похожи друг на друга, словно вас делали на одном конвейере! Гладкие, сытые ничтожества… И привычка мыть по пять минут руки после рукопожатий у вас одинаковая, стерильные вы ничтожества…

Илья насторожился.

– А это ты откуда знаешь? – с подозрением спросил он.

– От подруг – такой ответ тебя устраивает? Но я кажется, говорила о другом… Илья, неужели ты не знаешь, что благотворительность принята во всем цивилизованном мире? Только в США в прошлом году на благотворительные цели было потрачено почти двести миллиардов долларов! А он называет это «глупостями»… Ты хоть раз подумал о том, за что нас будут уважать наши собственные дети? Ведь будут же у нас когда-то дети…

Илья вздрогнул, как от удара поддых. Тема детей была самой болезненной для них обоих, и они договорились, что не будут даже упоминать про это, пока заветное чудо наконец-то не случится. Но Катя в запале ссоры нарушила договор, перешла через запретную черту, и теперь пускай пеняет на себя.

– Еще как подумал! – покраснев, заорал в ответ Илья. – Наши будущие дети станут уважать меня за мои денежки, да, за мои большие денежки! Пусть я и не хватаю с неба звезд, но кто их хватает из людей нашего круга? Банкиры? Фирмачи? Политики? Крупные чиновники? Не смеши меня. Зато я смогу дать моим детям возможность учиться в Оксфорде, жить на роскошной вилле в Ницце, объездить весь мир с платиновой карточкой «Американ экспресс» в кармане… О дорогих машинах, супермодной одежде и прочих житейских мелочах, без которых жизнь превращается в жалкое прозябание, я уже и не говорю. А что смогут оставить своим детям незаурядные умники-разумники с научными степенями и великими изобретениями? Только нищету и бесконечные проблемы от рождения до смерти! Ты этого желаешь нашим детям, Катя? Где твое благоразумие?

– Фу, опять благоразумие, – поморщилась супруга банкира. – Ты не способен на нерасчетливый, но добрый поступок, и ты не способен на благородное безумство. Мне жаль тебя, Илья!

– Безумный банкир – этот нонсенс! Я требую от жены уважения к моим жизненным принципам, иначе мы вынуждены будем расстаться, Катя.

Как обычно в таких случаях, жена вскоре расплакалась и, признав правоту мужа, пообещала вести себя более разумно. И все же этот скандал оставил в душе Ильи неприятный осадок. Его красотка жена, конечно же, неблагодарная дура, но капля здравого смысла в ее словах все-таки есть. Илья часто бывал на Западе и не раз слышал на светских приемах, как его коллеги-бизнесмены разговаривали не только о бизнесе, но и о своих благотворительных акциях, порой весьма щедрых. Самое неприятное, что порой эти акции проводились почему-то у них в России. Как будто голодных детей было мало где-нибудь в Африке или Боливии!.. Услышав подобные разговоры, он старался незаметно отойти в сторону, делая вид, что разыскивает в толпе разодетых гостей кого-то из друзей. Нередко он ловил на себе иронические взгляды, которые кололи, словно шипы, его тонкую, ранимую душу. Иногда ему даже хотелось сделать на родине нечто общеполезное, такое, о чем заговорили бы в Европе, скажем, открыть столовую для бездомных кошек или медпункт стерилизации одиноких женщин. Слава Богу, путь в Москву на борту персонального самолета занимал несколько часов, и за это время он успевал одуматься и уберечься от нерациональных, и более того, совершенно бессмысленных расходов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35