Сергей Сухинов.

Клад и крест



скачать книгу бесплатно

– Ну, это проще пареной репы, – сразу же нашелся Родик. – Оксана же сама говорила, что ни с кем кроме нас в Петровском пока еще не познакомилась. Конечно, она может проболтаться своим родителям. Отец у нее банкир, а значит, хватка у него бульдожья. Если прослышит про наши находки, то пиши пропало. Антошка, придется тебе вызвать огонь на себя!

– Это в каком смысле? – подозрительно спросил Антон.

– А в таком, что девчонке надо завязать язык крендельком, пока мы сами не разберемся в этой тайне.

– Значит, ты предлагаешь включить ее в наш союз, как бы четвертым мушкетером? – с надеждой спросил Антон.

Родик возмущенно фыркнул.

– Опять ты за свое… Ни в коем случае! Нет, главное командование ставит перед Руматой Петровским другую задачу. Короче, придется тебе закадрить Оксану. Да так, чтобы эта задавала в рот тебе глядела, и стала паинькой. Только тогда она будет молчать – уж я знаю девчонок! Это такой народ, который может онеметь только от любви. От очень большой любви!

К удивлению Антона, Тёма поддержал это предложение.

– Лис как всегда хитер и коварен, – с явным облегчением улыбнулся он. – Ты у нас мастер охмуривать девчонок, Румата. Я же видел, как Оксана на тебя смотрела – ну, словно на живого Леонардо ди Каприо! Ну вот и двигай в этом направлении. Если девчонка в тебя влюбится, то единственный свидетель будет нейтрализован. А уж тогда мы сможем действовать во всю катушку, никого не опасаясь.

Друзья с недоумением посмотрели на него. Тёма охотно пояснил:

– Да разве вы не поняли, что произошло? Ну и лопухи! Мы же обнаружили самый настоящий подземный ход! И я видел в глубине его здоровенный ящик, а рядом с ним лежали кинжал и подсвечник. А если это самый настоящий клад? Помните, как ВГ нам рассказывал про последних Голицыных? Они бежали из Петровского сразу же после Октябрьской революции. Понимаете – после! А значит, вряд ли успели вывезти за границу все свое богатство. И мы теперь знаем, где Голицыны спрятали свои сокровища – в подземелье!

Глава 6. Мечты и планы

Глаза Родика зажглись от восторга.

– Точно! – звучно хлопнул он себя по лбе. – И как я сам не допер до такой простой идеи? А ведь бабка-прабабка мне рассказывала когда-то про клады, которые спрятаны в Петровском под землей. Но я тогда подумал, что все это сказочки для маленьких детей. Ребята, да мы же с вами скоро станет миллионерами!

Не выдержав, ребята устроили на песчаном берегу дикие пляски. Родик кривлялся больше всех. Он изображал негра-кладоискателя, которых роет землю лопатой, и вдруг находит сундук с драгоценным камнями и золотыми монетами. Его восторженные вопли неслись над рекой, будя задремавших было под палящим солнцем отдыхающих.

Умаявшись, ребята после небольшого спора закопали в землю свои драгоценные находки, и поплыли на другой берег реки. У Родика и Тёмы с лиц не сходили восторженные улыбки, и даже грязная вода не казалась им такой уж противной. А вот настроение Антона стало быстро портиться.

Найти клад – это, конечно, здорово! И Оксана ему очень понравилась. Конечно же, он и сам бы не прочь приударить за этой девчонкой. Но делать это по заданию друзей, да еще с корыстной целью… Все это казалось Антону довольно подлым делом. И чем ближе приближался другой берег, тем больше Антону хотелось увильнуть от ухаживания за Оксаной. Но как он ни ломал голову, другого выхода не видел. И потому вздохнул с большим облегчением, когда выяснилось, что девочка уже ушла домой.

АРТ тоже не стали задерживаться на берегу. Им не терпелось обсудить создавшееся положение. Но не шептаться же здесь, среди десятков загорающих! Нет, для этого можно найти местечко и получше, где не будет посторонних ушей…

Наскоро забежав к себе домой и перекусив, а также захватив бутерброды и по бутылке с газировкой, друзья собрались вновь на своем обычном месте сбора – на агитплощадке, расположенной в самом центре поселка ИБИПа. Когда-то, в стародавние времена, она была центром культурного досуга всех окрестных жителей. От того периода здесь сохранились ограда из колючего боярышника и полуразобранная эстрада с дощатой стенкой, на которой некогда вешали матерчатый экран для демонстрации фильмов прямо на свежем воздухе. Здесь же, по словам старожилов, любили собираться старики-пенсионеры, чтобы предаться своему любимому и безобидному занятию – игре в домино. Но никто из АРТ не помнил, чтобы на скамейках возле бывшей эстрады хоть кто-нибудь, что называется, «забил козла».

Да и самих скамеек здесь давно не осталось – крепкие струганные доски от них местные умельцы давно пустили на хозяйственные нужды. Туда же и отправились и вырванные из земли столбики от скамеек. Лишь три из них почему-то уцелели. Сидя на них верхом, АРТ и провело короткую летучку на тему «что делать?»



– Надо пойти к ВГ и все ему честно рассказать, – предложил Антон. – Учитель нас не выдаст, а наоборот, может очень даже помочь.

– Точно, – басисто поддержал его Тёма. – У ВГ ума палата, и к тому же Тошка ходит у него в любимчиках.

Родик презрительно хмыкнул и, достав из кармана джинсов пачку жвачек, протянул ее друзьям.

– Мятные жвачки очень полезны, – прибавил он. – Они улучшают работу заднего ума.

– Какого, какого? – не понял Тёма, засовывая в рот белую полоску.

– Заднего, – ласково пояснил Родик. – Ну, того самого, которым все обычно сильны. – Да вы что, парни, «Очумелых ручек» насмотрелись, что ли? Головой надо действовать, мозговыми извилинами шевелить! ВГ для нас опаснее Федьки-Фигвама и всех его травоядных пофигистов. Садовников уже, небось, лет тридцать историей нашего Петровского занимается. Думаете, он ничего не слышал про подземелье и про клад князей Голицыных? Моя прабабка знает, а ВГ – нет? Фигушки! Да как только мы ему все выложим, да кинжал с подсвечником покажем, то ВГ скажет тоже самое, что великий комбинатор Остап Бендер однажды сказал Кисе Воробьянинову. Помните «Двенадцать стульев»?

– Помню, – кивнул Тёма. – А что Бендер там такого сказал?

– Ну, когда Воробьянинов по простоте душевной рассказал великому комбинатору про сокровища, запрятанные его тещей в один из стульев, Бендер произнес историческую фразу: «Извините, Киса, но мне кажется, что с этим делом я могу справиться один».

– Мда-а-а… – протянул Антон, озадаченно потирая подбородок. – А почему эта фраза именно историческая, Лис?

– Ну, так просто принято говорить, – пожал плечами Родик. – Но для нас она и на самом деле историческая. В смысле, что не надо повторять исторических ошибок Кисы Воробьянинова! ВГ тоже самое может нам сказать: молодцы, ребята, помогли мне очень. Теперь я сам займусь кладом князей Голицыных! А вы идите, поиграйте в куличики… А может, даже шантажировать начнет. Мол, если будете мешаться под ногами, то я расскажу властям, что это вы по глупости обрушили подземный ход!

Тёма хохотнул и звучно хлопнул Родика по спине, да так, что тот едва не упал со столбика.

– Ну, ты даешь, Лис! Развел тут страсти-мордасти. А на самом-то деле ларчик просто открывается: не любишь ты ВГ! Не можешь забыть, что он тебе тройку засандалил по истории за прошлый год, верно?

Родик насупился – Тёма попал в его больное место.

– Тебе бы ни за что ни про что такую пакость сделали… – пробурчал он. – Да разве в этом дело? Факт есть факт: ВГ может быть лицом материально заинтересованным. Да вы сами покумекайте: сколько лет он бьется, чтобы издать свою книгу по краеведению? И все без всякого толку. Но за свой счет сейчас что хошь издать можно, я об этом в какой-то газете читал. Найдет ВГ клад, издаст на премию книгу, и прославится на всю страну. А ВГ даже не женат, хотя ему уже за пятьдесят…Так что клад ВГ позарез нужен.

Тёма задумался.

– По-моему, Лис прав, – после долгой паузы сказал он и вопросительно посмотрел на хмурого Антона. – ВГ на самом деле для нас еще опаснее, чем эта Оксана.

– Ну, и что вы предлагаете? – поморщился Антон.

– А что тут долго думать? – вскочил на ноги Родик. – Сами во всем разберемся! Читать и писать умеем, а ты еще, Антоха, и на компьютере работать можешь. Может, в этом твоем Интернете навалом исторических материалов про наше Петровское? Тёмка через отца может добраться до областного архива, а я… Да вы знаете, сколько старушек – тем, кому за девяносто, – живет в нашем Петровском? Человек десять, не меньше! И каждая из них – словно живая машина времени. Уж я-то сумею к ним подлизаться… Например, скажу, что в школе мне велели за лето написать историю нашей деревни. Возьму ручку, тетрадку и все стану записывать. Не может быть, чтобы никто из них ничего не знал про подземные ходы и про клад!

– Я могу дать тебе отцовский диктофон, – сразу же предложил Тёма. – Все равно он валяется в столе без толку.

– Отлично! – потер руки Родик. – Уж я к этим старушенциям так подлезу, что они сами мне все выложат.

Поймав заинтересованные взгляды друзей, Родик пояснил:

– Куда-то же тот подземный ход вел, верно? Значит, где-то в деревне спрятан выход. Мы найдем его и доберемся до ящика, но уже с другой стороны. Пусть даже и нет в этом ящике ничего интересного, все равно мы…

Родик сделал выразительную паузу. Тёма показал ему свой увесистый кулак.

– Не тяни кота за хвост, Лис! По твоей хитрой физиономии вижу, что ты уже чего-то разузнал. Небось, свою прабабушку успел напрячь?

– Пять баллов за догадливость, Тёмка! Пока бабуся-прабабуся мне крутила бутерброды, я задал ей парочку наводящих вопросов. Ну так, ласково, чтобы не перепугать до смерти. И она сообщила, что в молодости слышала рассказы деревенских стариков – ну тех, кто родился еще в середине позапрошлого века, и давным-давно уже помер. Так вот, эти доисторические старики будто бы утверждали, что в Петровском был не один подземный ход, а целых три! И вели они, якобы, из усадьбы Голицыных в три разные стороны. Один – тот, что ведет к реке, мы с вами нашли. Но где-то есть еще два подземных хода!

Антон сглотнул, ощутив сильную сухость во рту.

– И что же, твоя прабабушка ни разу их не видела?

– Нет, не видела. Но до революции про эти подземные коридоры ходили всякие жуткие слухи. Ну, будто один из них ведет к старому деревенскому кладбищу, что по нему по ночам бродят покойники, и все такое прочее… А после Гражданской войны два местных молодых мужика якобы занялись поисками сокровищ. Их часто видели то там, то здесь с лопатами и кирками, но всерьез не принимали – мало ли дураков на деревне? В один прекрасный день оба мужика пропали. Их долго искали, и наконец где-то на краю деревни нашли здоровенную осыпавшуюся яму. Ее пытались раскопать, но вдруг земля стала оседать со всех сторон, и крестьяне поспешили убраться оттуда подобру-поздорову. Все решили, что в той яме мужики-кладоискатели и сгинули.

– Все? – сипло осведомился Тёма.

– Пока все. А что, мало?

– Да куда там – мало… Может, на самом деле там, за ящиком, лежал скелет одного из этих мужиков? Тьфу, даже мороз по коже пробирает!

Родик хохотнул, глядя на побелевшее лицо Тёмы.

– Не дрейфь, Ватсон, может, там лежал чей-то другой скелет? Скажем, Шерлока Холмса. Ну, шучу, шучу… Отпусти, громила, ведь задушишь! Вряд ли деревенские мужики бродили по подземелью с кинжалами и серебряными подсвечниками. Да и пропали они где-то за деревней, возле опушки леса. Хотя этого моя бабка-прабабка точно утверждать не может – сама не видела. А слухов тогда, по ее словам, много всяких ходило. Ну, что скажешь, Антошка? Согласен ты с моим планом под названием «Сделай сам»? Или по-прежнему хочешь бежать к взрослым, чтобы они погладили нас по головке, и сами добрались до клада?

Друзья вопросительно смотрели на Антона. В АРТ существовало полное равенство, и никто из ребят даже не пытался верховодить. Но как-то так получалось, что почти всегда решающее слово принадлежало Антону. И он с удовольствием пользовался подобными ситуациями.

– Ну ладно, – после долгой паузы согласился Антон. – Решено: попробуем действовать тайно и скрытно. Никому ни слова, ни полслова. Займемся историческими изысканиями, кто где сможет. Но ВГ мы все же не должны игнорировать. Как ни крути, а он настоящий историк, а не мелочь пузатая вроде нас! Так что я предлагаю компромисс: к ВГ мы сходим, но ничего ему рассказывать не станем. Просто прикинемся овечками: мол, надоело лениться, хотим учиться! Голову кладу на отсечение, что ВГ клюнет на эту наживку. Да и кто из учителей не пролил бы слезу умиления, когда бы встретил таких болванов, которые посреди лета жаждут заняться краеведением! Ну, а потом… В один прекрасный день ВГ нам сам все выложит про подземные ходы!

На том и порешили.

Глава 7. Два скелета на ящике с сокровищами, йо-хо-хо!

Поздно вечером, когда в небе уже зажглись первые звезды, ребята вновь отправились на берег реки к входу в подземелье. Убедившись, что за ними никто не подсматривает, они откопали кинжал и подсвечник. Затем бросили жребий на пальцах, кому хранить у себя эти сокровища. Тёме достался кинжал, и мальчик пообещал спрятать его в своем сарае. А подсвечник выиграл Антон, и сказал, что найдет для него укромное местечко в отцовском гараже. Родику не досталось ничего, но он не очень-то переживал по этому поводу. Ни сарая, ни гаража у него не было, а дома спрятать что-либо было просто невозможно: его прабабушка, насмотревшись по телику всяких ужасов про жизнь современной молодежи, стала на редкость мнительной. Порой под видом уборки она устраивала в комнате любимого правнука самые настоящие обыски. А вдруг Родик прячет под подушкой какую-нибудь пакость навроде пистолета-автомата или наркотиков?

Той ночью Антон никак не мог заснуть. Стоило ему только на минуту закрыть глаза, как перед ним возникал словно по волшебству каменный свод подземного хода, манящий и пугающий. И каждый раз Антон почему-то шел к нему, словно кролик, поддавшись гипнотическому взгляду удава. Вот он уже идет по влажной земле, скользя и спотыкаясь на каждом шагу. В руке он держит серебряный подсвечник с горящей свечой.

Колеблющийся огонек едва освещает кирпичные своды, и они, казалось, колышутся, словно стенки гигантского желудка. Ужас заставляет леденеть его кровь, но Антон почему-то продолжает идти все дальше и дальше, уходя вглубь холма. И вот, наконец, впереди появляется большой деревянный ящик. На нем сидят два скелета и скалят выщербленные зубы. Один держит в костяшках пальцев сверкающий кинжал, другой – горсть золотых монет. «Иди, иди к нам дружок, – скрипучим голосом вдруг завывает один из скелетов. – Мы уже сто лет ждем тебя. Ты хочешь отнять у нас сокровища? Бери же их, бери! Но сначала убей нас, ха-ха-ха!»



Скелеты вдруг вскакивают на ящик с сокровищами и начинают отплясывать танец смерти. А он, Антон, хочет в ужасе бежать прочь, но ноги предательски ведут его вперед, туда, откуда нет возврата…

Проснувшись в холодном поту, Антон понял, что этой ночью ему не заснуть. Встав с кровати, он на цыпочках подошел к двери и чуть-чуть приоткрыл ее. Из коридора повеяло глубокой тишиной. Кажется, родители уже спят…

Антон осторожно вновь закрыл дверь и, подойдя к письменному столу, выдвинул нижний ящик. Там, под грудой журналов был спрятан сверток. Развернув его, Антон достал подсвечник и, включив настольную лампу, стал рассматривать его.

Подсвечник был сделан в форме античной колонны, которую обвивали три лозы с крупными узорчатыми листьями и цветами, похожи ми на звездочки. «Колонна» завершалась круглой изогнутой чашечкой, в которую должен быть стекать расплавленный парафин, и «цветком» в форме тюльпана, в глубине которого находилась толстая игла. В этот «цветок» и вставлялись свечи.

Антон поставил подсвечник на стол. И странное дело – вся обстановка комнаты сразу же показалась ему какой-то убогой, примитивной. Наверное, такому подсвечнику место было где-нибудь в Эрмитаже… Интересно, а сколько могла бы стоить эта штука? Где-то он читал, что за находку клада полагается премия в размере двадцати пяти процентов от стоимости сокровища. Неплохо! В этом подсвечнике одного серебра грамм триста, не меньше! А вдруг он был создан большим мастером, например, Фаберже? Тогда за него могут отвалить в качестве премии, скажем, две тысячи долларов! Или лучше три. А кинжал? Он тоже здорово смахивает на старинное произведение искусства. Значит, в сумме можно заработать пять тысяч баксов. Или шесть. Да это же по две тысячи на брата! Огромные деньжища по нынешним временам!

Антон почувствовал, что его вновь начинает пробирать дрожь. Он давно мечтал о самом дорогом смартфоне, какого нет ни у кого из знакомых ребят. а главное, о своем собственном компьютере. Не той жалкой, давно устаревшей модели «Пентиум 4», которая стояла в кабинете отца, а современной четырех ядерной машине с крутыми наворотами, с жестким диском на 10 терабайт и видеокартой, монитором «Сони», принтером, сканнером, причем фирменными, японскими, а не китаезными. На таком компьютере можно играть в самые прикольные игры! А уж в Интернете можно будет пастись хоть каждый вечер, скачивать сотни фильмов – ведь денег у него будет навалом!

Мальчик невольно сглотнул, представив, как он входит небрежным шагом в магазин компьютерных игр и покупает штук десять самых свежих игр. Или даже двадцать! А потом приезжает домой, садится за стол, включает свой собственный крутой компьютер, и…

От этих сладостных видений у Антона даже закружилась голова. Вот это называется, повезло так повезло! Ни с того ни с сего заполучить компьютер! А ведь не подойди к ним эта девчонка Оксана, то вряд ли бы он вспомнил о подземелье. И тогда кинжал и подсвечник нашел бы кто-то другой. А быть может, и никто бы не нашел. Каменный свод мог обрушиться и сам по себе, и тонны земли навсегда бы скрыли тайну клада… А теперь у АРТ в руках появилась тонкая ниточка, и она может привести их к сокровищам, которые сделают всех троих самыми настоящими богачами!

Антон не выдержал, вскочил из-за стола и изобразил нечто вроде танца племени мумбо-юмбо. Перед его мысленным взором появился деревянный ящик с распахнутой крышкой. Внутри переливались всеми цветами радуги груды сокровищ. Здесь были и сапфиры, и рубины, и изумруды, и много-много бриллиантов. Только бери и уноси, сколько можешь!

Но вскоре радостное возбуждение схлынуло, и глаза у Антона вновь стали слипаться. Он зевнул и, спрятав в ящик серебряный подсвечник, вновь улегся в кровать. На всякий случай он не стал выключать настольную лампу, и правильно сделал. Не прошло и нескольких минут, как его вновь посетил все тот же жуткий сон. Он опять шел по сырому подземелью, дыша спертым воздухом с запахом плесени, а из тьмы до него доносился жуткий хохот. «Теперь ты наш, Румата, – кричали скелеты. – Ты заразился кладоискательством, как мы когда-то. А это значит, что скоро тьма навсегда поглотит тебя, ха-ха-ха!»

Он находит в себе силы повернуться и сломя голову бросается назад, к выходу из подземелья. Но скелеты, злобно шипя, мчатся за ним. Вот один из них протягивает свою костлявую руку, и прикасается к его плечу…

– Нет! – закричал он, дрожа от страха. – Нет! Оставьте меня, оставьте!

– Что с тобой, сынок? – услышал он голос матери. – Неужто кошмар приснился?

Антон открыл глаза – и увидел, что мать, одетая в цветастое летнее платье, стоит рядом с кроватью и встревожено смотрит на него.

– Что, уже утро? – простонал Антон, очумело моргая.

– А ты посмотри в окно. Опять всю ночь просидел с книжкой в руках? Сколько раз я говорила: не читай в кровати – зрение испортишь! Тем более по ночам.

Антон хотел было по своему обыкновению немного поворчать, но вдруг вспомнил про клад и постарался изобразить лучезарную улыбку.

– Прости, мамочка, я больше не буду. После этих книжек про пиратов снится всякая чушь… Ты уже идешь на работу?

– Конечно, – улыбнулась Ольга Дмитриевна. – Отец уже уехал в Москву, так что ты опять остаешься один. Завтрак на столе, а к обеду я уже все подготовила. Смотри, чтобы в час дня был дома, как штык!

– Будь сделано, мама! – еще приторнее заулыбался Антон. – Если хочешь, я даже пропылесосить комнаты могу.

Мать нахмурилась и Антон понял, что немного переборщил, ну, насчет пылесоса.

– А ты не заболел, сынок? Может, на речке простудился? Сколько раз я говорила, чтобы ты не валялся часами на речке! Там такой ветер…

Антон клятвенно пообещал, что сегодня на речку ни за что не пойдет. Вода еще мутная, да и вообще… А чувствует себя он замечательно, так, как не чувствовал себя прежде никогда в жизни!

Мама в сомнении посмотрела на него, пощупала на всякий случай лоб, а потом улыбнулась.

– Ну ладно. Сходи в полдесятого за молоком, купи хлеба и огурцов. И не забудь про свое обещание не ходить сегодня на реку!

Антон с легкой душой пообещал, а сам на всякий случай скрестил пальцы правой руки – той, что лежала под одеялом. Он всегда делал так, когда собирался соврать. Ну как он мог поступить сегодня иначе? Не рассказывать же маме про клад. Она же с ума сойдет от беспокойства.

Наконец, мама ушла. Антон по привычке подошел к окну и, подождав, когда мама пройдет мимо, помахал ей рукой. В какой уже раз он подумал – до чего же у меня красивая мать! И притом очень похожая на голливудскую кинозвезду Шарон Стоун, такая же белокурая, стройная. А ведь ей уже, страшно сказать, тридцать два года! А отцу и того больше, тридцать пять. Но выглядят они совсем еще не старыми. Нет, с предками ему повезло. И вообще, ему в последнее время здорово везет…

В коридоре зазвенел телефон.

– Проснулся? – послышался в трубке таинственный шепот Родика.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22