Стивен Левин.

Встречи на краю. Диалоги с людьми, переживающими утрату, умирающими, исцеляющимися и исцелившимися



скачать книгу бесплатно

Возможно, вы дали этому человеку именно то, в чём он на определённом уровне нуждался. Судя по всему, перед ним стояло множество задач, он не смог справиться со всеми и взорвался.

Н.: Да, я знаю. Помимо прочего, я чувствую, что злюсь на него. Что?то вроде: «Чёрт возьми, ты не дал мне даже шанса осуществить задуманное. Только мы начали продвигаться вперёд, и тут ты сбегаешь, не оставляя нам возможности закончить начатое и завершить некий процесс».

С.: Хорошо. Теперь вы сами стали этим пациентом. Сейчас вы стали человеком, ум которого в смятении, у которого отсутствует почва под ногами. Это чрезвычайно ценный опыт, если вы слишком рано от него не отстранитесь. Вы можете исследовать душу людей, с которыми вы работаете, исследуя свои собственные чувства в данный момент. Этот период может быть для вас очень плодотворным, невероятно болезненным, но приносящим большую пользу.

Н.: Я знаю о своей склонности вести себя «по?взрослому» и быть на высоте, адаптироваться к происходящему как нужно и всё в таком роде.

С.: Адаптация заставляет человека стремиться к контролю. Адаптируясь, человек, возможно, будет пытаться выглядеть так, будто он «совершенно заодно» с другими, скрывая за счёт этого своё чувство бессилия. В действительности гармония создаётся не потребностью в контроле, а удивительной энергией, заложенной в умении отпускать; именно доверие к нашему бескрайнему неведению освобождает пространство для истины, позволяет проявиться очередной волне нашей интуиции. Забавно, но именно ваши модели, знания и образование не позволяют вам стать целителем, которым вы всегда стремились быть. Всякое образование готовит нас к тому, чтобы выходить за рамки образования. Это усилие, которое необходимо совершить, чтобы приблизиться к «непринуждённости». Здесь нет никаких правил. Есть лишь интуитивное ощущение правильности, которое просто присутствует в сердце, меняясь с каждым мигом.

Н.: Я не хочу поддаваться этой склонности и пользоваться своей силой для того, чтобы контролировать, и, конечно, я не хочу транслировать это состояние существам, нуждающимся в моей помощи. Но в моей жизни почти не бывало ситуаций, которые побуждали бы меня сдаться, отказаться от своего знания или пуститься на поиски более глубокой истины.

С.: Это давнее стремление к контролю, эта потребность исцелять не позволяет вам приобщиться к исцелению, в том числе исцелиться самой. Просто замечайте это желание контролировать, которое глубоко укоренилось в уме. Вам нужно принять его, иначе оно вечно будет поджидать вас во тьме, с поводьями в руках, побелевших от напряжения. Вы будете «отпускать», просто чтобы замаскировать настоящий источник подавления. Отпускать – значит позволять быть, принимать настоящее как есть, и это мощнейший инструмент, позволяющий открыться следующему неизвестному повороту событий. Но вы не можете отпустить то, по отношению к чему полностью не открылись. На вашем месте я бы сел, успокоился, позволил этому чувству бессилия выйти на поверхность и проанализировал бы его.

Это может быть весьма болезненным, и, кто знает, возможно, в процессе у вас возникнет мысль: «Господи, как только я могла стать психотерапевтом?», но по глазам самых любящих и опытных психотерапевтов, которых я знаю, я вижу: они нашли ответ на этот вопрос, поскольку они слушают других из самой глубины своего сердца. Они исходят из позиции полного неведения. Они позволяют каждому пациенту быть зеркалом их собственной великой природы. Для таких психотерапевтов общение с каждым их пациентом – это совместная работа по исцелению и развитию. Стоит подняться к истине, что находится за пределами ума. Это возможно благодаря любви.

Н.: Вот как я отреагировала на то, что случилось, в первый момент. Я подумала: «Пора мне окончательно завязывать с этой профессией».

С.: Конечно – у продавцов и водопроводчиков нет таких проблем. Но, возможно, именно поэтому вы и стали заниматься такой работой.

Н.: Вообще, да, думаю, так и есть. Я понимала, что рано или поздно может произойти нечто подобное. Я просто не думала, что всё будет так – и я окажусь впутанной в убийство и самоубийство.

С.: Если вы планируете заниматься этой работой, не стоит исключать никаких возможностей. Когда вы взаимодействуете со страданием, события могут развиваться совершенно непредсказуемо. Не всегда работа будет укреплять в вас чувство, что вы «Капитан Карма», пришедший всех спасти. Вся ваша работа – это работа над собой.

Н.: В этом моё бессилие. Как такое могло случиться? У меня и мысли не возникало, что такое может произойти. Я знала, что он может совершить самоубийство, но не могла и вообразить себе, что он убьёт ещё кого?то… Думаю, также во многом важно просто почувствовать его боль, отчаяние, которое он, я уверена, испытывал.

С.: Здесь, в этом затруднительном положении, вы, по сути, не хотите анализировать свою боль. Вы говорите: «Боже, как я не хочу погружаться во всю эту мерзость», но на самом деле невозможно избавиться от этих чувств, пока вы не позволите им созреть и расцвести где?нибудь в тихом, спокойном месте, где вы сможете дать себе волю и ощутить себя такой же безумной, как другие люди. И когда вы сделаете это, перестав смотреть на происходящее оценивающее, а просто исследуя то, что есть, с лёгкостью, отличающей того, кто «ничего не знает», тогда в процесс так или иначе включится сердце, и всякий страх, гнев, смятение и даже ярость смогут свободно возникать и исчезать – появится готовность видеть их, открытость к ним, которых, вероятно, не удавалось ощутить вашему пациенту. И само осознавание этих чувств растворит их, позволит вам от них исцелиться.

В каком?то смысле теперь он стал вашим психотерапевтом, воротами в вашу душу. Он приводит вас в соприкосновение со всеми областями, где присутствует страх и привязанность, со всяким стремлением быть кем?то в этом мире, быть правой, контролировать ситуацию, быть хорошим человеком. А теперь вы просто ощущаете, что оказались в позиции чудесного «неведения», что вы вместе с другими создаёте истину, с которой все мы сталкиваемся в чужих глазах.

Н.: Да, я понимаю, и, вероятно, мне стоит поступить так, как вы говорите, ведь сейчас я нахожусь почти в шоковом состоянии, узнав о том, как он убил этих людей. Да, я виделась с ним за несколько дней до этого, а затем, в пятницу, он вошёл в комнату и увидел там жену вместе с мужчиной в инвалидной коляске. Возможно, мой клиент подумал, что этот человек – её любовник, но на самом деле он тоже был психотерапевтом, который пытался ей помочь. Мой пациент три раза выстрелил ей в грудь. Такое ранение часто является смертельным, но ей повезло. Его жена плакала на плече у этого мужчины, и муж решил, что за этим стоят какие?то скрытые мотивы. История весьма запутанная, однако по факту эта женщина получила ранение, а мой клиент и другой психотерапевт погибли.

С.: Вообще, судя по вашим словам, работа с этим человеком как будто ещё не завершена – по крайней мере для вас. Что вы делаете для того, чтобы разобраться в отношениях с этим клиентом?

Н.: Следующим вечером я беседовала с ним. Мой партнёр-психотерапевт выступал в роли моего клиента, я говорила с ним, плакала и рыдала, затем мой партнёр выступал в роли его матери, затем я говорила с его женой и другими близкими ему людьми. С тех пор я больше этого не делала. Мне очень сложно самой что?то сделать с этим.


Совместно с Нэнси мы стали анализировать этот «клинический метод преодоления трудностей» и почему этот метод, может быть, сможет помочь ей отчасти установить связь со своими чувствами. Однако по мере углубления в процесс я предложил ей попробовать один чуть менее рациональный приём. Скорее, связанный с уровнем «ничего-не-знания». Я предложил ей представить этого человека и пожелать ему благополучия.


Никто из нас не знает, что происходит после смерти, но едва ли вы что?то потеряете, если пожелаете ему благополучия.


Я посоветовал ей посвятить этому человеку медитацию на прощение. Начать его прощать. Чтобы она почувствовала его присутствие в своём сердце и побудила его открыться и простить самого себя.


Это был всего лишь один болезненный миг, мой друг, а теперь он позади, его больше нет.


Она могла бы вдохновить его на то, чтобы он открылся самому себе на уровне сердца и вошёл в свет. Сказать, что ему не нужно больше заставлять себя страдать. Что можно отпустить этот груз и хотя бы немного попытаться простить себя. Что касается Нэнси, то ей следует слушать, что он скажет ей в ответ. Относиться к происходящему не слишком рационально. Перестать быть психотерапевтом и стать частью терапевтического процесса. Позволить этому исцелению – связанному с тем, что она простила клиента, простила себя, простила этот уровень существования, где мы часто испытываем невыносимую боль, – проникнуть в самую глубину её существа. Изжить «эту фантазию» для них обоих, чтобы обрести исцеление, каким бы оно ни было. Увидеть, что в каком?то отношении он всё ещё является её клиентом, но теперь её задача состоит не в том, чтобы «адаптировать его к обществу». Её задача – напомнить ему о его великой природе. Это новый уровень «совместной терапии», на который, возможно, нелегко было выйти, когда они общались в её рабочем кабинете. Если бы в такой обстановке она сказала ему: «Двигайся к свету», вероятно, он ответил бы: «К какому свету? Что за чушь вы несёте? Вы что, тоже с катушек съехали?» Но теперь – хотя, возможно, это звучит очень странно – очень важно понять, что чем сильнее этот человек был убеждён в том, что является телом, чем сильнее он был уверен, что является умом, тем в большем замешательстве, возможно, он находится теперь, если смерть такова, какой кажется, если это выход за пределы тела. И даже если это представление полностью ошибочно, это может только способствовать её исцелению, позволив ей глубже войти в горе, если она сердечно и от всей души, светло и с заботой о его благополучии, благословит его путь.

Я почувствовал, что моё предложение может выходить за рамки просьбы, с которой обратилась ко мне Нэнси. Тогда я спросил у неё, не далеко ли я захожу, не выходим ли мы за рамки того, что она готова воспринимать, а, быть может, мои слова всё?таки чем?то ей полезны. Она ответила: «Звучит безумно, но я чувствую, что это самое то. Давайте сделаем так, как вы предлагаете». Я предложил ей представить этого клиента в своём сердце, хорошенько сосредоточиться на нём, сделать несколько медленных и глубоких вдохов, пропуская дыхание через сердце, чтобы установить связь с ощущениями, возникающими в центре груди, а затем с каждым вдохом вбирать в себя любовь, а с каждым выдохом – посылать любовь этому человеку, побуждая его каждый миг с любовью и прощением открываться себе и всем другим людям, называя его при этом по имени. Просто позволить быть тому, что есть, не замыкаясь на мысли о том, что всё должно происходить неким определённым образом.


Лучшее, что вы можете сделать, – это по несколько минут каждый день побуждать его осознать тот факт, что он является процессом, пребывающим в развитии. Возможно, то, что вы разделяете с ним теперь, не менее важно, чем та помощь, которую вы предлагали ему раньше. Напомните ему о том, чтобы он проявлял доброту к себе, и сами всем сердцем следуйте этому совету. На вашем месте я бы говорил с этим человеком как со своим единственным ребёнком.


Затем Нэнси рассказала немного о том, как у её клиента развилась болезнь. Он заболел, когда два года назад в автомобильной аварии погиб его сын, а он так и не смог полноценно принять произошедшее. Она заметила, что практика, которую я предлагал, могла бы помочь ему установить связь со своим сыном и разобраться с этой ситуацией, поднявшись над невероятной жестокостью ума к самому себе и чувством вины.


С.: Что ж, просто выполняйте эту практику для себя, и посмотрим, что получится. Наблюдайте за своей ответной реакцией. Возможно, вы ощутите смущение, или ничего не будет происходить, а затем, в другой день, появится чувство настоящей пустоты и покоя. Возможно, вам удастся помочь ему не в меньшей мере, чем раньше. Это странно звучит, я знаю, но здесь кроется возможность для исцеления. Разговаривая с вами, я слышу, что вы несколько опечалены.

Н.: Да, я чувствую печаль, страх и много чего ещё. Как вы выразились, я переживаю «весь спектр эмоций», и мне кажется, я более полноценно с ними взаимодействую.

С.: Хорошо. Поплачьте о нём, если вам хочется, и поплачьте также о себе, ведь в каком?то отношении вы убеждены, что совершили ошибку, однако это не так – вы просто поступали, как считали нужным, из лучших побуждений. Никто не виноват. Вы сделали всё, что могли, а ум будет и дальше искать виноватых, как уже было раньше, и, возможно, это повторится ещё не раз. А поскольку в уме, наверное, ещё тысячу раз будет возникать чувство вины, почему бы не пользоваться всякой возможностью, чтобы понемногу открыться этому чувству, чтобы понять, что такое вина в принципе, чтобы исследовать эту границу опыта. Тогда, работая с человеком, который переживает чувство вины, вы будете исходить не из некого терапевтического сценария, но из самой сути дела, из своего собственного опыта.

Н.: Вы попали прямо в точку. Знаете, сейчас я работаю с ещё одним ревнивым мужем, и когда я узнала о том, что случилось с моим клиентом, первое, что пришло мне в голову, – отправить этого человека к другому психотерапевту. Но теперь я понимаю, что, может быть, я самый подходящий человек в его случае.

С.: Если вы будете работать над собой, исследуя в себе ревность, страх и способы самозащиты, тогда вы будете лучшим психотерапевтом для этого мужчины, который переживает те же трудные чувства. Здесь приходится действовать вслепую – до тех пор, пока все мы не приобщимся к своей целостности, мы должны просто миг за мигом нащупывать дорогу в темноте, проявляя подлинное умение прощать и не прекращая исследования, ведущего нас к нашему истинному бытию. Говорите, всё больше и больше отталкиваясь от ощущения того, что уместно прямо сейчас, освобождаясь от привязанности к «результатам», к тому, что «положено». Просто делайте своё дело ради саморазвития, развивая сострадание и любовь, отпуская страх и знание, которые не позволяют нам выйти из глубокой изоляции.

Н.: Беседа была для меня полезной, спасибо вам за ваш отклик. Я вскоре снова свяжусь с вами, чтобы рассказать, как продвигаются дела.


В годы, последовавшие за этим событием, Нэнси в качестве психотерапевта прошла серьёзный путь развития. Её стиль работы существенно поменялся; она, скорее, стала для клиентов кальянамитрой, «духовным другом». Это понятие используется буддистами Южной Азии, которым кажется, что представление об «учителе», «гуру» или «мудреце» не совсем верно, и тонким образом укрепляет разделения между людьми и чувство неполноценности, чувство того, что ты являешься учеником или пациентом, а не таким же странником на пути, стоящим перед лицом своих границ и новых уроков, который с каждым шагом приобщается к нашему совместному исцелению.

Я исцелился, что теперь?
Келли, пациент, больной раком

Прошлой весной с нами связался Келли, пациент тридцати двух лет, страдавший от рака, с которым мы прежде некоторое время работали. Когда он углубился в медитативную практику, чтобы «открыться исцелению», он посетил несколько семинаров и время от времени звонил нам, чтобы рассказать о тех изменениях, которые с ним происходят. В середине зимы он позвонил, чтобы сообщить, что «в медитациях ли дело или в лечении, но мне лучше», и что он глубоко уверен в том, что полное исцеление вскоре станет очевидным. В марте он писал:


Я проделал нелёгкий путь или, лучше сказать, долго болтался в больничном коридоре, но, похоже, меня скоро выпишут домой.


В тот день он позвонил, чтобы сказать, что полностью поправился, что его радиотерапия закончилась несколько недель назад, но теперь он чувствует «какую?то опустошённость».

Келли: Было нелегко. Терапия вызывала много побочных эффектов – тошноту и диарею, ну, вы понимаете. Я ужасно устал от этого, но, мне кажется, я достаточно неплохо её перенёс. Так мне сказали врачи, и, судя по всему, это лечение подействовало. Мне сказали, что в лимфатической системе обнаружилась ещё одна опухоль размером приблизительно с яйцо, но когда в прошлую среду терапия завершилась, и я повторно сделал рентген, мне сообщили, что опухоль полностью исчезла.

Стивен: Итак, в вашем организме больше не обнаруживают рака?

К.: Именно так. Поэтому теперь я чист и свободен.

С.: Здорово! Теперь вы избавились от всего, нажитого непосильным трудом. (Мы оба засмеялись.) Надо же, что же за рентгенолог вам попался?! (Смех усилился.)

К.: Всё же моя работа в этой жизни ещё не завершена. Пустота, которую я чувствую, по сути, говорит мне именно об этом. Однако с моим костным мозгом, который прежде был сильно истощён, и белыми кровяными тельцами теперь всё в порядке, это значит, что больше нет опасности инфекций и я могу вернуться в мир, к людям. Так что теперь, наверное, мне придётся столкнуться с тем, что я действительно должен сделать – что бы это ни было.


В голосе Келли ощущался конфликт: он находился в подвешенном состоянии – между радостью из?за исцеления и желанием вернуть ту глубину связи с жизнью, которую он ощущал в течение последнего года. Он переживал личностный кризис – мы иногда наблюдали подобное у людей, которые выздоровели после длительного периода самоанализа и новых открытий.

К.: Честно говоря, я чувствовал себя просто замечательно. Мне предложили работать инструктором по дайвингу, и я просто горел желанием взяться за работу, но тут выяснилось, что у меня повреждено одно лёгкое, оно уменьшилось примерно на десять процентов, в связи с чем мне потребуется отдохнуть несколько недель, чтобы лёгкое смогло восстановиться. Сейчас мне трудно с этим смириться, ведь я был готов рвануть с места в карьер – прямиком под воду. Но, судя по всему, мне важно немного побыть в спокойной обстановке и подумать о смысле всего, что произошло, и о том, куда двигаться дальше.

С.: Значит, ваше лечение подошло к концу. Симптомы исчезли. И теперь вам приходится снова иметь дело с причинами болезни. С миром. Что вы собираетесь делать?

К.: Знаете, это звучит странно, ведь во время лечения я всегда вёл достаточно активный образ жизни. И теперь я ещё немного бегаю и погружаюсь с аквалангом. Но теперь мне на самом деле надо выдохнуть и расслабиться, хотя рак меня больше не беспокоит.


Мы немного поговорили о том, чем он может заняться в последующие месяцы, ведь на его выздоровление – на исцеление лёгкого – уйдёт всего несколько недель, и вскоре он снова вольётся в жизнь общества, от которой он некоторое время был отрезан.


К.: Сейчас у меня период некоторой расслабленности, пустоты, поскольку теперь у меня нет графика, как тогда, когда я посещал радиотерапию. Благодаря терапии я каждый день встречался с действительно прекрасными людьми.


Мы поговорили о том, что «теперь, когда прошла тошнота от терапии, появилась другая тошнота». Он сказал, что, с одной стороны, теперь ему не приходится придерживаться особой диеты и он может есть всё, что угодно, но в то же время его беспокоит тот факт, что его отношения с едой заключаются «по большей части в потребности есть сладкое и вредные продукты».


К.: Мне кажется, что я ищу чего?то, что заполнит эту пустоту, которая возникла теперь, когда я поправился. Это стремление к еде обладает такой силой, что его нельзя свести просто к желанию есть. Меня оно даже пугает. Судя по всему, мне надо выбрать: либо позволить себе в течение какого?то времени просто есть всё, что мне хочется, и заниматься этой проблемой, либо и дальше по большей части воздерживаться от любых сладостей или третьесортной пищи. Похоже, я ищу чего?то, что заменит мне то, чего мне не хватает в жизни. Мне нелегко. Сейчас мне временами кажется, что моя жизнь совершенно пуста. Вчера я подумал:


У меня нет семьи, у меня нет дома, у меня нет работы или хотя бы увлечения, в которое я уходил бы с головой. Я просто не знаю, куда мне теперь податься. Я понятия не имею, что будет со мной дальше.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7