Стивен Гулд.

Рефлекс



скачать книгу бесплатно

Кокс немного отрастил волосы и стал похож на профессора. За десять лет крепкий футболист-полузащитник превратился в полноватого мужчину среднего возраста, предпочитающего твид. Дэви плюхнулся на сиденье напротив и вздохнул.

– Что-то случилось? – Кокс свернул газету и положил на стол.

– Ага. Я только что мило поболтал с двумя малышками из Чьяпаса.

– Так ты прыг… приехал сюда из Мексики?

– Нет, те две девчушки живут в картонной коробке в двух кварталах отсюда. Мама у них вахтер, работает в ночную смену, оставляя крох одних до самого утра. Папа исчез еще в Чьяпасе.

Кокс удивленно на него посмотрел:

– Как ты находишь таких людей?

– Брайан, да они везде! Ты просто глаза открой.

– Может, позвонить в органы детской опеки?

– Нет, черт подери! Чтобы девочек забрали у матери? Разве это поможет? Я оставил им немного денег. Надеюсь, хватит, чтобы уйти с улицы.

Кокс хмыкнул и задумчиво изрек:

– Дэви, всех не спасти.

– Знаю! – рявкнул Дэви. – Просто…

У столика остановилась официантка-блондинка – с сальными прядями, торчащими из-под заколок, с голым животом, с пирсингом на пупке и с жирной складкой, вываливающейся из прорехи на джинсах.

– Чай, пожалуйста, – выдохнув, попросил Дэви. – Травяной. – Он посмотрел на меню. – Вот этот, ромашка-лемонграсс.

Кокс показал на свою чашку:

– Мне еще кофе и кусок яблочного пирога.

Официантка машинально улыбнулась и ушла.

Дэви посмотрел на крышку стола:

– У тебя весь есть дети?

– Двое сыновей, – кивнул Кокс. – И да, я думал о них, когда ты рассказывал про мексиканских девчонок.

Дэви покачал головой.

– Я не об этом. – Он тяжело вздохнул. – Сегодня вечером мы с Милли поцапались. Она готова завести детей.

– Так из-за чего ссора? – Кокс поднял брови. – Ты не готов стать отцом?

– Пока нет.

– Ясно.

– Что тебе ясно? – поморщившись, спросил Дэви.

Кокс невинно заморгал:

– Что она готова иметь детей, а ты нет.

Чай и пирог для Кокса принесла другая официантка – сильно накрашенная брюнетка в черных слаксах и в белоснежной рубашке с туго повязанным галстуком. Волосы у нее были стянуты в строгий пучок. Дэви аж головой покачал: ну и контраст!

– Можно мне еще кофе? – раздраженно попросил Кокс.

– Да, сэр, одну секунду.

Дэви поиграл с чайным пакетиком, окуная его в воду. Кофе он пил в Нью-Йорке лишь полчаса назад и очень надеялся, что его не ждет еще одна бессонная ночь. Он вдохнул аромат лемонграсса, и память воскресила пряные тайские супы, которые он ел в Ча-Аме на береговой дороге в Малайзию, сидя на высоком табурете под тростниковой крышей. Вместе с Милли… Дэви глотнул чай, и боль в горле смягчилась. Надо же, а он и не чувствовал, что горло болит.

– По-моему, Милли неуютно. У нее есть друзья, только по-настоящему дружить Милли не может, потому что не может быть с ними до конца откровенной.

– Знакомая тема, – вздохнул Кокс. – По крайней мере, вы, ребята, друг с другом откровенны.

А у меня есть проблемы, которыми я никогда не поделюсь с женой.

Брюнетка принесла кофейник и наполнила Коксу чашку:

– Сэр, вам нравится чай?

– Да, чай отличный. – Дэви сделал еще глоток.

Кокс посмотрел на него, потом вслед удаляющейся официантке.

– Эта одевается куда лучше других местных девушек.

– Наверное, учится на юрфаке в Университете Джорджа Вашингтона. Студентам нужны деньги, учитывая плату за обучение и так далее.

– По-моему, она старовата для студентки, хотя кто знает? – Кокс пожал плечами.

– Брайан, что за задание?

Кокс огляделся и понизил голос:

– Ты ведь в Пхеньяне не бывал?

– Нет, не доводилось. – Дэви покачал головой. – В Южной Корее бывал. У меня есть места для прыжков в Сеуле и в Пусане, а в КНДР я не бывал. – Он снова хлебнул чай.

– Через две недели у нас кое-что намечается. Нужно, чтобы ты освоил место для прыжков возле пхеньянского отеля «Потоньян». Мы посадим тебя на рейс «Эйр Корио», вылетающий из Токио. В КНДР ты отправишься как канадец.

Дэви покачал головой:

– Раз у вас что-то намечается, почему агента не внедрите? За две недели вы и Мадонну незамеченной переправить успеете.

Кокс закатил глаза:

– Тут не внедрение, а эвакуация. Субъект – специалист по тактическому ядерному оружию, занимается геометрией критических масс. Департамент государственной безопасности КНДР следит за ним в оба.

– Я думал, они прекратили разработку. Разве это не часть соглашения?

– Разработка якобы прекращена. – Кокс покачал головой. – Промышленный объект закрыт, но кто знает, остановлены ли исследования.

– Так субъект дезертирует?

– Его единственная дочь сбежала на юг пятнадцать лет назад. С тех пор появились внуки, которых он никогда не видел.

Дэви допил чай.

– Брайан, давай без обиняков. Ваш. Субъект. Дезертирует? Он лично обратился к вам?

– Его дочь обратилась. Впоследствии мы установили непосредственный контакт и выяснили, что он горит желанием.

– Ясно. Я просто хочу убедиться, что это не похищение.

– Нет! – фыркнул Брайан. – Жаль, что ты такой щепетильный. Ты же в этом деле настоящий спец.

Дэви покачал головой:

– Спец не спец, а люди гибнут.

Кокс молча пожал плечами, не настаивая.

– Какая тут срочность? – спросил Дэви.

– Восемнадцатого числа он должен выступить в Пхеньяне на конференции. Мы подумали, что эвакуацию можно провести из номера в отеле.

Дэви размял шею и почувствовал, как расслабляются мышцы. Спина тоже расслабилась, у него даже плечи опустились.

– Ладно. На следующей неделе вылетаю в Токио. Скажи, когда мне забрать билеты и пассспорррт…

Дэви захлопал глазами. Последнее слово так странно растянулось… Губы сами расползлись в улыбке, и он негромко засмеялся.

Кокс вытаращил глаза.

– Дэви! – Он потянулся через стол, поднял Дэви подбородок, потом большим пальцем оттянул ему веко и проверил зрачок. – Черт! Прыгай отсюда! Тебе в чай наркотики подмешали!

Вот так умора! Дэви захохотал еще громче. Прыгнуть? Почему бы нет? Он попробовал представить себе нишу в приемном покое больницы Джона Хопкинса, но не смог. А если горное убежище в Техасе? Не получилось сосредоточиться и на нем.

– Не могу, – объявил он.

Из внутреннего кармана пиджака Кокс вытащил сотовый и нажал на кнопку. Послушав буквально минуту, он проговорил:

– Северо-запад, пересечение Эйч-стрит и Девятнадцатой авеню. Кофейня «Интерробанг». У нас захват.

К кофейне подъехала «скорая» с мигалками, но без сирены. Из кабины выскочили водитель и фельдшеры, из задней двери – еще двое фельдшеров в форме и с каталкой.

Ругаясь, Кокс смотрел то на дверь в кухню, то на фельдшеров, которые уже входили в кофейню через главную дверь.

– Идти можешь?

Дэви захихикал. С какой стати ему куда-то идти?

Кокс вскочил и бросил свой стул в витринное окно. Битое стекло полетело, как снежинки в метель, где-то закричали люди, а Дэви не удосужился даже повернуть голову и посмотреть, в чем дело. Брайан схватил Дэви за полы куртки, рывком поднял на ноги, потом вдруг пригнулся.

Дэви повис у Кокса на плече головой вниз. Мир закружился, и они оказались на улице, хрустя по алмазам на тротуаре. Снова полил дождь, задница у Дэви намокла сквозь джинсы. Потом алмазы кончились, хруст шагов превратился в мерный стук. Кокс постепенно набирал скорость.

Для старика он неплохо бегает…

Дэви видел только ноги Кокса и летящие из-под них брызги от луж на тротуаре. В ушах застучало, потому что кровь прилила к голове. Только ведь это мелочь, очередная неважная мелочь.

Да и что вообще важно?

Что-то вонзилось в тротуар рядом с бегущими ногами Кокса, каменные осколки царапнули Дэви по лицу. Сзади грянул выстрел, и поза Дэви неожиданно изменилась. Голова теперь болталась по широкой дуге, ведь Кокс резко свернул за угол и побежал быстрее, стуча ногами по лужам так, что грязь брызгала Дэви в лицо.

Дэви то хихикал в такт шагам Кокса, то ловил воздух ртом. Голова болталась маятником, и он видел куски перевернутой улицы то слева, то справа. А, это же Девятнадцатая авеню! По ней он пришел в кофейню.

Кокс споткнулся, и тут же Дэви услышал выстрел. Брайан сделал еще три шага, потом упал, уронив Дэви в лужу. Дэви покатился по воде и остановился у защитной решетки магазина, спиной к витрине, лицом к Коксу и к улице.

Брайан попробовал встать, но снова упал, крича сквозь стиснутые зубы. Лужа и темнота помешали Дэви разглядеть, куда ранили Кокса, но на правую ногу он наступать точно не мог. Застучали торопливые шаги – за Коксом и Дэви бежали несколько человек.

– Ты меня слышишь? – спросил Кокс.

Дэви слабо кивнул.

– Если не выберусь из этой передряги, скажи Синди: она лучшее, что случилось в моей жизни. Она и мальчишки.

Кокс перевернулся, поднял голову, чтобы посмотреть назад, и полез во внутренний карман пиджака.

Тут в него попало несколько пуль, Кокс снова упал, вытянув руку, сотовый покатился по тротуару.

На темной улице появилась официантка из кофейни с коротким пистолетом наготове. Строгая прическа растрепалась, мокрые от дождя пряди выбились из пучка, тушь ручьями текла по щекам, словно глаза кровоточили, зато галстук даже не ослаб, а шаги звучали твердо.

Кокс застонал, захрипел, и девушка, быстро шагнув вперед, всадила пулю ему в голову.

Что-то обрызгало Дэви лицо. Дождь? Нет, брызги были теплыми.

За официанткой подоспели еще трое мужчин – бригада «скорой». Один склонился над Дэви:

– Боже, он ранен?

– Нет, это не его кровь, – заверила официантка с пистолетом.

Подъехала «скорая», яркий свет ослепил Дэви, превратив «фельдшеров» в темные силуэты. Они подхватили его под мышки и поволокли через грязь и лужи к задней двери «скорой». Вдали завыли сирены, звук неуклонно приближался.

– Ну, поехали!

У «скорой» возникла заминка: один из «фельдшеров» открывал дверь, и Дэви, безвольно опустивший голову, уловил какое-то движение в начале проулка. Крошечная фигурка… Ребенок подглядывал, прячась за мусорным баком. Да, это же тот самый проулок.

Дэви ничком бросили на пол машины, и та мгновенно набрала скорость. Чьи-то пальцы ощупали ему запястье, в левую ягодицу что-то вонзилось, и боль едва не вывела его из транса. В памяти мелькнула Городская библиотека Станвилла, штат Огайо…

«Скорая» повернула раз, другой, третий. Она вертелась юлой, и свет погас окончательно.

3. «Где ваш муж?»

– Я знаю, Джо меня любит, но, господи, порой он такое устраивает! Вчера вечером закатил скандал из-за белья.

Милли работала в обеденный перерыв, стараясь провести как можно больше приемов, пропущенных накануне. На самом деле ей хотелось бегать кругами и кричать. Что, что ей делать в такой ситуации?

У тридцатипятилетней Шейлы Макнил возникли проблемы с мужем после пяти лет брака. Судя по тому, что последние два месяца слышала Милли, проблема в основном заключалась в Джо: из страха перед близкими отношениями он поочередно склонялся к сближению и к избеганию. Нынешней стратегией Милли было развить у Шейлы навыки приспособления, чтобы она не зацикливалась на действиях мужа, а разбиралась с собственными.

– Да? – Милли кивнула, побуждая пациентку продолжить.

– Получилось, как вы предупреждали. Я снова попыталась вызвать Джо на откровенность. Мол, почему бы ему не обратиться за квалифицированной помощью, и, бац, получила скандал. Проблема в том, что я не выгрузила белье из стиральной машины и за два дня оно начало плесневеть.

Милли кивнула:

– И как вы с этим справились?

– Я пообещала заняться бельем, но сказала, что настоящая проблема в другом.

– И что?

– Джо бросился прочь из комнаты и давай стирать сам.

Ладно хоть дома остался… В первые годы их совместной жизни Дэви во время ссор прыгал прочь за тысячи миль от дома.

– Как вы на это отреагировали?

– Разозлилась. Обиделась. Взбесилась. Потом стало смешно, но я решила, что хохот делу не поможет.

– Вот это уже лучше! – улыбнулась Милли.

– Ага, в сто раз лучше чувства вины.

Зазвонил телефон внутренней связи, и Милли нахмурилась.

– Простите, Шейла! – она подняла трубку. – Да, Лорен!

– Извините, что прерываю вас, но пришли агенты ФБР. Они настаивают на встрече с вами.

Из-за Дэви? Милли посмотрела на часы:

– Вы объяснили им, что у меня прием заканчивается через пять минут?

– Да, конечно.

– Тогда скажите, что я знаю об их приходе и выйду к ним через пять минут.

Остаток времени Милли пыталась сосредоточиться на Шейле, но получалось с трудом.

– Жду вас через неделю в обычное время. Только позвоните предварительно, хорошо? А то у меня что-то суматохи прибавилось.

Милли проводила Шейлу в приемную. Там дожидались четверо мужчин в костюмах. Старший из них посмотрел на Милли, проигнорировав Шейлу, – стало быть, знал, как она выглядит.

Шейла, вытаращив глаза от удивления, медленно надевала пальто.

– Пожалуйста, пройдемте в кабинет, – предложила Милли.

Трое мужчин воспользовались приглашением, а четвертый задержался на пороге, пропуская Милли.

Это из вежливости или они опасались, что она сбежит?

Милли села за рабочий стол.

– Добрый день, миссис Райс, – проговорил мужчина, которого Милли «назначила» старшим.

Точно, он ее знает.

Старший был с сединой на висках, ростом чуть ниже своих спутников и, в отличие от них, не казался перекачанным качком. Обращение «миссис Райс» обычно раздражало Милли, но сейчас лишь напомнило ей о Дэви.

– Не уверена, что сегодняшний день добрый. Кто вы такой?

– Я агент Андерс. Можете сказать нам, где ваш муж?

Ей следует испугаться или вздохнуть с облегчением? По крайней мере, они не говорят, что Дэви найден мертвым. Она видела мужа позавчера ночью, за несколько секунд до того, как его могли засечь в Вашингтоне. Как это объяснить?

– Пожалуйста, предъявите удостоверение.

Милли тянула время, но совершенно не обрадовалась тому, что в ответ на ее просьбу Андерс сделал большие глаза.

– Да, конечно. – Андерс достал бумажник из внутреннего кармана, на миг обнажив плечевую кобуру и пистолет.

Он вытащил удостоверение, но, едва Милли к нему потянулась, отдернул руку.

– Агент Андерс? У меня близорукость, как прикажете читать то, что у вас там написано?

Андерс нехотя придвинул удостоверение. Выдало его не ФБР, а Агентство национальной безопасности.

– Вижу хотя бы, что вас зовут Томас П. Андерс. Том, а кто ваши спутники?

– Они тоже из АНБ, – недовольно ответил Андерс.

– Где Брайан Кокс?

– А вы как думаете? – парировал Андерс. – И где ваш муж?

Вызывающим его поведение не назовешь. Милли вспоминалось отзеркаливание – психотерапевтический прием, нацеленный на то, чтобы разговорить пациента, отвечая на его вопросы вопросами. Спокойный, терпеливый, Андерс напоминал эдакого доброжелательного богомола.

Наверное, люди легко ему открываются. В другой жизни из Андерса получился бы хороший психотерапевт. Милли попробовала снова, воспользовавшись тактикой «ты – мне, я – тебе».

– Мой муж пропал. Где Брайан Кокс?

– Когда пропал?

Хм, опять отзеркаливание.

– Два дня назад.

Никакой конкретики. Если Андерсу неизвестно, что Дэви – прыгун, Милли сообщать ему об этом не собиралась. Следовало обеспечить Дэви время, достаточное для поездки в Вашингтон обычным способом. А уж как она добралась сюда из Техаса, ему точно незачем знать!

Андерс впился глазами в стену, потом кивнул, словно приняв решение, и вытащил из чехла-кобуры сотовый.

– Через секунду я отвечу на ваш вопрос. – Он набрал код ускоренного вызова и проговорил: – Это Андерс. Козырь исчез. Жена два дня его не видела. – Андерс послушал собеседника. – Ладно, – буркнул он и спрятал сотовый.

Козырь? Милли содрогнулась. Это же как вещью Дэви назвать…

Андерс расправил плечи и объявил:

– Брайан Кокс мертв. Его нашли на северо-западе Вашингтона на Девятнадцатой авеню. В него несколько раз стреляли и убили выстрелом в голову с близкого расстояния.

Милли вдохнула через нос, резко и глубоко.

– Ой, бедняга… У него была семья?

– Боюсь, что да, – поморщился Андерс.

«Чувствую, о семье Кокса ты старался не думать. – Милли покачала головой. – Так что с Дэви?»

– Дэви должен был с ним встретиться, – сказала Милли, ведь в АНБ наверняка об этом знали.

– Да. Кокс доложил дежурной своего подразделения. Сегодня утром она прослушала сообщение, которое вы оставили Коксу на автоответчике. Я служу в Оклахома-Сити, поэтому к вам отправили меня.

– Я не видела Дэви с тех пор, как он, ну… отправился на встречу с Коксом.

Заминка не ускользнула от внимания Андерса.

– Джентльмены, оцепить внутренний периметр!

Милли удивленно заморгала. Внутренний периметр подразумевает и наличие внешнего. Сколько же человек они привели?

Другие агенты слегка удивились, но гуськом вышли из кабинета и закрыли за собой дверь.

– Могу я присесть? – Андерс показал на стулья, которые Милли составила вдоль стены для групповой терапии.

Милли кивнула.

Андерс придвинул стул к столу Милли и присел на него. Именно присел, слегка опираясь на край.

– Вряд ли вы меня помните, – начал Андерс, сделав глубокий вдох. – Вы меня видели только дважды. – Он поджал губы и нахмурился. – Десять лет назад я занимался делом Дэвида и был в охранной команде, когда мы взяли вас под опеку.

– Под опеку? – медленно переспросила Милли.

Тогда АНБ похитило ее, чтобы использовать как рычаг для контроля над Дэви.

Андерс потупился и прочистил горло:

– В общем, я вместе с другими охранял вашу студенческую квартиру. Дэвид перенес меня в парижский аэропорт Орли.

Милли решила оставить прошлое в покое. Сейчас оно значения не имело.

– Тогда вы в курсе. Да, Дэви ушел позавчера ночью без пяти одиннадцать по центральноамериканскому времени. Насколько я поняла, встреча с Коксом была запланирована на полночь по восточному стандартному времени.

– Да, – кивнул Андерс, – в кофейне под названием «Интерробанг».

– Название я не знала. На такие встречи мы никогда не ходили вместе, потому что… на мою долю АНБ хватит. Так они встретились? – Милли уже сидела на краешке стула, хотя сама не заметила, как подалась вперед.

– Да. В двенадцать двадцать пять ночной дежурный принял экстренный вызов с сотового Кокса. Брайан объяснил, где находится, и объявил о захвате. То есть о похищении.

– Дэви похитили?

Снова заболел тугой узел в груди.

– Вероятно, да. По словам свидетелей, к двери кофейни подъехала «скорая», четверо мужчин вошли внутрь. Когда они были в фойе, Кокс разбил стулом окно, взвалил своего спутника на плечо и выбрался на улицу.

– Спутником был Дэви?

– Мы показали свидетелям свежие паспортные фото Дэви вместе со снимками других людей. Трое свидетелей опознали Дэви. Несколько человек не опознали.

– Почему Дэви не шел сам? Почему не прыгнул прочь?

– Ему в чай подмешали наркотики. В его чашке наши лаборанты нашли дроперидол и гамма-гидроксибутират. Наверное, препараты начали действовать, и Кокс это заметил, потому и запросил помощь. Официантка, подавшая чай, в «Интерробанге» не работает. За пятьдесят долларов она подкупила администратора, и тот разрешил ей принести заказ Коксу и вашему мужу. Девушка сказала, что хочет пошутить над однокурсниками. Эта же официантка и бригада «скорой» выбежали на улицу за Коксом. Свидетели слышали далекие выстрелы, а наши оперативники по прибытии обнаружили Кокса за полтора квартала от кофейни мертвым. Ваш муж бесследно исчез.

Милли снова откинулась на спинку стула. Если бы Дэви просто хотели убить, то не стали бы подмешивать наркотики в чай. Страх немного отступил, потом нахлынул снова. Перед убийством похитители не остановятся…

– Кто это сделал?

– А как по-вашему?

Ну вот, снова отзеркаливание.

– Если не АНБ, то я даже не представляю.

– Мы не знаем, кто это сделал. – Андерс покачал головой.

Милли выглянула в окно:

– Это люди с доступом к информации. Либо они знали конкретно о той встрече, либо что Кокс – куратор Дэви, и непрерывно следили за Брайаном до самой встречи в кофейне. – Милли задумалась. – Может, это другой разведывательный отдел. Одна из служб, которым Дэви помогал с перемещением. Некто, решивший подчинить его себе.

Андерс нахмурился, начал было говорить, но осекся. В итоге он устроился на стуле чуть иначе и положил руки на колени:

– Вы правы, и эти варианты рассматриваются. Всех сотрудников отделения, где служил Кокс, сейчас допрашивают на полиграфе, к тому же идет масштабная проверка средств электронной разведки.

Милли взглянула на него с непониманием.

– Жучков, перехватывающих устройств. Параллельно мы проверяем членов семьи Кокса: вдруг они кому-то рассказывали о той встрече. Вам я задаю тот же вопрос: вы никому о той встрече не рассказывали?

Милли покачала головой:

– Я узнала о ней за десять минут до отбытия Дэви в Вашингтон. Мы ссо… бурно обсуждали другую тему.

– Какую именно?

– Вас это не касается! – Милли покраснела. – Поверьте на слово: к исчезновению Дэви она никак не относится.

– Хорошо. – Андерс пристально посмотрел на нее и кивнул.

– Как похитители надеются контролировать Дэви? – Милли нахмурилась. – Если лекарства перестанут действовать, он сбежит.

Или даже раньше. В последнее время такого не случалось, а вот в первые годы совместной жизни Дэви снились кошмары. Дэви спасался от мнимой опасности – прыгал за тысячи миль от дома, толком не проснувшись. Если, конечно, его не посадят на цепь. Милли решила не упоминать об этом при Андерсе.

Внезапно у нее появилась совершенно параноидальная мысль. Вдруг цель этой беседы не найти Дэви, а выяснить, как его контролировать? Следующая мысль, тоже параноидальная, осветила другую возможность.

Милли открыла рот, чтобы заговорить, потом снова его закрыла и облизала внезапно пересохшие губы:

– Если подразделение Кокса не вызывает доверия, то и я в опасности. Угрозы в мой адрес – один из способов контролировать Дэви. Поэтому вы приказали оцепить периметр? Вы ждете, что похитители явятся за мной?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8