Стивен Джеррард.

Выигрывать любой ценой



скачать книгу бесплатно

– Если «Юнайтед» проявят хоть каплю нерешительности в самом начале, Мойесу придется туго…

Мойес, казалось, чувствовал то же. Он умный и сильный тренер, но, едва появившись на «Олд Траффорде», он, по-моему, тут же понял, что заменить Алекса Фергюсона – задача не из легких. Свой первый матч в сезоне, с «Суонси» на чужом поле, «Юнайтед» выиграли со счетом 4:1. Затем они встречались на своем поле с «Челси», должны были играть с «Ливерпулем» на чужом. Казалось странным слышать, что Мойес жалуется на заговор во время процедуры составления календаря игр.

– Ну, прежний тренер рассказал мне, что такое случается, – заявил Мойес. – Начало этого сезона – самое тяжелое для «Манчестер Юнайтед» за последние двадцать лет. Надеюсь, календарь игр сделали в этом году таким напряженным не из-за того, что в прошлом году победа в лиге далась нам без особых усилий. Мне трудно поверить, что это шары так вышли из мешка.

Всем известно, что календарь игр в Премьер-лиге генерируется с помощью программного обеспечения, да и у «Астон Виллы» старт даже еще напряженнее, чем у «Юнайтед». «Вилла» играли первые три матча в течение восьми дней, а «Юнайтед» и «Ливерпуль», например, провели то же количество встреч в рамках лиги более чем за две недели. Первые два матча «Вилла» играли с «Арсеналом» – и выиграли со счетом 3:1 на чужом поле – и с «Челси». Потом они проиграли на своем поле «Ливерпулю». Однако Пол Ламберт не ныл по поводу календаря матчей.

Я с юности привык к тому, как Фергюсон и Моуринью хаяли мифические заговоры, якобы направленные против «Юнайтед» и «Челси». Рафа Бенитес, будучи в «Ливерпуле», тоже пытался применить эту тактику, но с меньшим успехом. Мне кажется, Мойес совершил ту же ошибку.

Я люблю говорить с журналистами честно. Это значит, что, избегая цитат, которые приводят к неприятностям, манипуляций или попыток оказать давление на администрацию или чиновников, по-моему, едва ли есть смысл делать громкие заявления. Поэтому на пресс-конференции перед матчем с «Юнайтед» я отвечал честно. Меня спросили, считаю ли я, что после двух побед мы стали ближе к тому, чтобы однажды выиграть в Лиге.

– Я бы хотел завоевать титул победителя Премьер-лиги, но в тридцать три года приходится смотреть на жизнь реально и отвечать, что мне осталось, пожалуй, еще два-три года, – сказал я. – Пока мне до победы в лиге еще далеко. Мне приходится быть готовым к самому худшему, но я никогда не сдамся и буду бороться за нее. Возможно, вернуться в Лигу чемпионов и не такая уж недостижимая цель, но и тогда будет непросто.

Я С ЮНОСТИ ПРИВЫК К ТОМУ, КАК ФЕРГЮСОН И МОУРИНЬЮ ХАЯЛИ МИФИЧЕСКИЕ ЗАГОВОРЫ, ЯКОБЫ НАПРАВЛЕННЫЕ ПРОТИВ «ЮНАЙТЕД» И «ЧЕЛСИ».

Можно возразить, что и я, и Мойес – капитулянты. Но я говорил от души и без утайки о наших видах на будущее, удивляясь при этом, неужели Мойес становится немного параноиком – черта, которой я за ним никогда не замечал, пока он так потрясающе справлялся со своими обязанностями в «Эвертоне».

Брендан тоже почувствовал, что происходит, и как тренер сделал более глубокие выводы из этой, возможно, новой слабости давних соперников.

Впервые с 1986 года «Юнайтед» вышли на «Энфилд» без Фергюсона во главе. Брендан сказал, что заметил перемену в умонастроениях «Манчестера» после ухода Ферги, и заикнулся о том, что под руководством Мойеса они играли более осторожно и довольствовались ничейным счетом в домашнем матче с «Челси».

– Дело шло к ничьей, а на «Олд Траффорде» даже ропота не слышалось. Когда был Ферги, он бы шел к победе, так что трибуны чуть ли не рассчитывали на то, что к концу матча будет гол. Сейчас в «Юнайтед» все, похоже, немного изменилось. Осторожность я понять могу, но я всегда стремлюсь к победе на своем поле.

Это был аккуратный камешек в огород Мойеса и способ увеличить давление на него. Я же сосредоточился на подготовке к матчу. Даже без Фергюсона «Юнайтед» – настоящее испытание для нас.

– Я БЫ ХОТЕЛ ЗАВОЕВАТЬ ТИТУЛ ПОБЕДИТЕЛЯ ПРЕМЬЕР-ЛИГИ, НО В ТРИДЦАТЬ ТРИ ГОДА ПРИХОДИТСЯ СМОТРЕТЬ НА ЖИЗНЬ РЕАЛЬНО И ОТВЕЧАТЬ, ЧТО МНЕ ОСТАЛОСЬ, ПОЖАЛУЙ, ЕЩЕ ДВА-ТРИ ГОДА, – СКАЗАЛ Я.

Энфилд, воскресенье, 1 сентября 2013 года.

Пока на трибунах «Энфилда» эхом раздавались аплодисменты, мы стояли в две шеренги: одиннадцать игроков «Ливерпуля» лицом к лицу с одиннадцатью футболистами «Манчестер Юнайтед». Мы хлопали Биллу Шенкли, в честь столетнего юбилея со дня его рождения. Мы стояли в своих привычных красных футболках спиной к трибуне наших фанатов, а игроки «Юнайтед» в темно-синем с черным смотрели на мозаику позади нас. Я взглянул на нее до того, как мы собрались у центрального круга, чтобы провести минуту аплодисментов. Возле «Энфилда» стоит памятник Шенкли – из бронзы, с вытянутой вперед рукой. Шенкли празднует еще одну победу и славит все то, чего он достиг, когда поднял «Ливерпуль» из разряда посредственных клубов до выдающихся. Глубокие морщины на улыбающемся лице памятника – поперечная на лбу и под глазами – без всяких слов говорят обо всем, что он дал клубу. Беспокойство и напряжение, любовь и страсть к «Ливерпулю» избороздили лицо Шенкли.

Мозаика, созданная фанатами на трибуне, повторяла форму памятника. Жизнеутверждающие очертания Шенкли были обозначены красными карточками, которые наши фанаты держали в руках, а с другой стороны ворот тем же цветом выделялось число «100». Вся остальная часть фанатской трибуны представляла собой сложное сооружение из белых. Выглядело это невероятно.

При виде двух самодельных растяжек почти в самом низу трибуны я подумал о прорезанной заботами борозде на лице Шенкли, о его беспокойстве за «Ливерпуль». Первая гласила:

«ШЕНКЛИ, 1913–1981.

ОН ПРИНЕС ЛЮДЯМ СЧАСТЬЕ».

На второй же было написано просто:

«Шенкли вечно жив».

Шенкли руководил «Ливерпулем» 753 игры, его спортивная карьера продолжалась пятнадцать лет, с 1959 по 1974 год. Завершение его пути в «Ливерпуле» был печальным и сложным, но его наследие измеряется не только трофеями: оно определяется идеями и ценностями, которые он привил в клубе. Череда тренеров идет от Шенкли к Бобу Пейсли, Джо Фэгану и Кенни Далглишу. Четверо этих тренеров, выкованных в Boot Room и отмеченных печатью гения, заботились о «Ливерпуле» более трех десятков лет.

На фоне этого двадцать шесть лет, что Алекс Фергюсон провел у руля «Юнайтед», выделяются как исключительное достижение одного человека. Фергюсон поставил себе стратегическую задачу – свалить нас.

– Моя величайшая задача – сбросить «Ливерпуль» с этого их проклятого насеста, – сказал он однажды. – И можете это напечатать.

Эти слова намертво врезались в голову каждого ливерпульского фаната. Мы никогда не любили друг друга как клубы и как города, но враждебность еще усугубилась. «Ливерпуль» так долго лидировал, а потом «Юнайтед», наконец, взял верх под руководством Фергюсона. Мы – два самых успешных клуба за всю историю английского футбола. И мне обидно при мысли о том, что мы застряли на восемнадцати победах в лиге, тогда как «Юнайтед», которые десятки лет плелись у нас в хвосте, поглощали один чемпионат за другим. В течение трудных первых лет тренерства Ферги они завоевали всего семь по сравнению с нашими восемнадцатью.

«Юнайтед» двадцать шесть лет играли без побед в лиге. А потом, в 1996–1997 годах, за два года до моего дебюта на профессиональном уровне, началось их восхождение. Они, к огромному удовольствию Фергюсона, плавно миновали наш рекорд из восемнадцати побед и одержали двадцатую победу в его последний сезон, всего четыре месяца назад. «Юнайтед» вновь встречались с нами как чемпионы, и я больше, чем прежде, хотел одержать над ними верх.

В Уитоне меня, да и каждого второго ребенка из семьи болельщиков красных учили ненавидеть «Манчестер Юнайтед». Это вдалбливали нам в головы, ожесточая сердца и подготавливая наши души, чтобы мы стали фанатами «Ливерпуля». Спустя годы, особенно когда я играл в сборной Англии вместе с такими выдающимися футболистами из «Юнайтед», как Пол Скоулз, Дэвид Бекхэм, Гарри Невилл, Рио Фердинанд и Уэйн Руни, мои чувства стали сложнее, но никуда не делись. Я все еще не люблю «Юнайтед», и их футболка – единственное, чего я не допущу в своем доме. У меня большая коллекция футболок, которыми я обменивался с другими игроками из разных клубов, но ни одной «Манчестер Юнайтед». Однако я уважаю и восхищаюсь их лучшими игроками и своими товарищами по сборной Англии. Мы даже стали друзьями, и я понимаю, что имел в виду Гарри Невилл, когда мы говорили о его пресловутом высказывании по поводу ненависти ко всем ливерпульцам.

Имея в виду свое прошлое в «Бери» и детство, когда он был фанатом «Юнайтед»: «Меня, в моем городе, воспитывали в ненависти к ливерпульцам». Он объяснял, как его растили – ровно так же, как меня в Уитоне учили ненавидеть «Манчестер». И все же я уважаю Фергюсона, и Роя Кина, и Райана Гиггза, и многих других из числа их ключевых фигур. Я даже скрепя сердце уважаю то, чего они добились как футбольный клуб.

У «Юнайтед» двадцать побед в лиге по сравнению с нашими восемнадцатью. Кроме того, они завоевали одиннадцать Кубков Англии против наших семи. Зато мы выиграли восемь Кубков футбольной лиги, а они – четыре и три Кубка УЕФА. Эти два состязания не сравнить с тем единственным, которое действительно имеет значение, – главным клубным турниром в мировом футболе. Кубок европейских чемпионов «Манчестер Юнайтед» выигрывали три раза. Зато «Ливерпуль» становился чемпионом Европы пять раз – и это незабываемо. Поэтому-то, вскоре после матча в Стамбуле, жители этого города начали носить красные футболки с недвусмысленной надписью: «Хью – Томпсону, Томпсон – Сунессу, Сунесс – Джерарду».

Эмлин Хьюз был капитаном «Ливерпуля» во время турнира Кубка европейских чемпионов в 1977 и 1978 годах. Фил Томпсон в 1981 году, а Грэм Суннес в 1984 году также поднимали этот трофей, а потом, в Лиге чемпионов 2005 года, подошла и моя очередь. Эта пятерка трофеев по сравнению с тремя у «Юнайтед» означает, что мы все еще занимаем влиятельное положение в Европе. И все же я жажду заполучить для «Ливерпуля» девятнадцатый титул – первый для меня – и сократить разрыв с «Юнайтед» в Англии. У меня были удачные моменты в матчах против «Манчестера», и мне до сих пор приятно вспоминать о пушечном ударе с тридцати пяти метров, которым я вогнал мяч в ворота Фабьена Бартеза 31 марта 2001 года, когда мы выиграли 2:0 на «Энфилде». Я сделал голевую передачу Робби Фаулеру, и он забил второй гол, благодаря которому мы оформили наш первый за долгие двадцать один год дубль из побед над «Юнайтед» в одном сезоне. Но этих эпизодов недостаточно. Мне хотелось большего.

Когда дело доходит до победы или поражения в лиге, я чувствую себя ровно как Шенкли. «Если ты первый, ты – первый, – говорил он. – Если ты второй, ты – ничто».

В столетний юбилей Шенкли нас воодушевляла вера. Она помогла убедить Даниэля Старриджа, что он готов к игре (тем более что это был еще и его 24-й день рождения), и мы налетели на «Юнайтед». Мы обрушились на них быстро и решительно и уже на третьей минуте заработали угловой.

Я бросился направо, повернувшись лицом к трибуне со стороны Энфилд-роуд и глядя на наших фанатов у самого углового флажка и позади этой стороны ворот. Многочисленная толпа фанатов «Юнайтед» занимала самые верхние места вдалеке, слева от меня. Самое время сделать глубокий вдох – я вновь развернулся и оказался возле мяча. Я направился к снаряду, примерился и на миг остановился. Я видел, что у ближней штанги ворот двое защитников «Юнайтед» опекают одну из моих целей, Старриджа. За ним, на краю штрафной, мне упорно махал Даниэль Аггер. Я поднял левую руку.

Я вновь отступил на шаг и примерился с правой ноги. Мяч поднялся от земли, описывая ровную, красивую дугу. Никем не замеченный и только потом преследуемый лишь Фердинандом, Аггер идеально принял его на голову. Мяч полетел в створ, а Старридж, находясь спиной к воротам, подправил его еле заметным движением головы назад. Удар не застал Давида де Хеа на позиции, и ни Эвра, ни Том Клеверли у дальней штанги не смогли достаточно быстро среагировать и остановить пролетевший мимо них мяч. 1:0. Старридж.

Именинник бросился прочь – еще один гол стер из его памяти все предматчевые сомнения и мысли о больном бедре. После обоих голов во время матча с «Ноттс Каунти» в середине недели Старридж демонстрировал свой танец – «катание на волне», когда он делает змейку по очереди каждой рукой, стоя с совершенно невозмутимым видом. Он хотел вновь пуститься в пляс, но бритоголовый Мартин Шкртел и знать ничего не хотел. Шкртел в восторге нагнал Старриджа, тут же набросившись и крепко обхватив бомбардира за шею. Старридж пытался вывернуться, но от Шкртела не уйдешь! Наш большой, крепкий и лысый защитник так и бежал до самой боковой с головой Старриджа под мышкой. Вскоре к ним сумасшедшей толпой присоединились ливерпульские игроки с этого фланга. Секунд через десять, когда Даниэля наконец выпустили, я внимательно поглядел на него. Подняв обе руки, он с облегчением воздел глаза к небу – два пальца вверх в знак благодарности. Его вера помогла ему. После всех своих мучений, когда он думал «я не прав, я не прав, не прав», он выглядел таким счастливым, каким я его еще никогда не видел. Я оглянулся на скамейку запасных. Брендан Роджерс и весь медицинский состав сияли. Наши настояния принесли плоды, да и мои уговоры во время той долгой пятнадцатиминутной прогулки с Даниэлем не пропали даром. Он только что забил свой одиннадцатый гол в девятом матче за «Ливерпуль».

«Юнайтед» не хватало Руни. Он, наконец, когда ему предложили новый контракт с суммой, как говорят, в 300 000 фунтов в неделю, решил остаться на «Олд Траффорде». Но несколько дней назад на тренировке он разбил голову – нужно было наложить десять швов. И Руни не приехал на игру на «Энфилде». Играл Гиггз, которому через пару месяцев должно было стукнуть сорок, но едва ли он мог что-то сделать, чтобы зажечь нерешительный «Манчестер».

Мы тоже не блистали. Матч был отрывочным – было несколько возможностей и запоминающихся моментов. Шкртел, который вернулся в состав, чтобы заменить травмированного Туре, и Аггер доминировали в защите, а «Юнайтед» все больше и больше отчаивались. Робин ван Перси, похоже, толкнул Шкртела головой, тот упал, и я вмиг очутился рядом как раз перед перерывом. Мы с ван Перси оказались нос к носу, схватившись в серьезных гляделках и перепалке, пока я не заметил, что со Шкртелом все в порядке. Большой Мартин справился сам.

Во втором тайме «Юнайтед» больше ничем не угрожали, и мы доиграли матч без особых усилий. Третий матч подряд мы выигрывали с одним и тем же счетом: 1:0 (Старридж). Во время игры он больше почти ничего и не делал, зато он забил гол, который принес очки.

Статистики подсчитали, что мы – только третий клуб за всю историю высшего дивизиона английского футбола, который выигрывал первые три игры сезона со счетом 1:0. До этого такое случалось дважды, почти сто лет назад: с «Манчестер Сити» в 1912–1913 году и «Хаддерсфилдом» в 1920–1921 году. Статистика, которая заинтересовала меня больше, такова, что мы стали лидерами Премьер-лиги и единственным клубом с чистым рекордом в девять очков после трех матчей. Еще удивительнее было услышать реакцию Дэвида Мойеса. Должно быть, он пытался воспользоваться давним трюком Ферги и подтасовывать заголовки, внушая журналистам собственное пристрастное мнение об игре «Юнайтед». Это не сработало. Мойес – очень милый человек, а не свирепый диктатор, а «Юнайтед» играли ужасно. Бывший тренер «Эвертона», который мне так нравился, казался потерянным и смущенным.

– Я понимаю, почему сегодня чемпионы – мы, – заявил Мойес. – Думаю, мы и вправду играли неплохо.

На вопрос, беспокоят ли его трудности, которые возникают у «Юнайтед» на рынке трансферов, Мойес ответил, что он «более чем доволен» составом своей команды.

– После такой игры я бы не стал переживать.

Я подходил к международному перерыву и двум отборочным матчам чемпионата мира в составе сборной Англии, чувствуя себя, как никогда, полным счастья и надежд. У «Манчестер Юнайтед» сложности, а «Ливерпуль» возвращается туда, где ему и положено быть.

Предстояла более серьезная битва. Борьба все еще была очень мучительной, но год назад, холодным, серым утром 12 сентября 2012 года, общее настроение вдруг изменилось. Мужественные семьи 96 ливерпульских болельщиков, погибших 15 апреля 1989 года во время полуфинального матча Кубка Англии между «Ливерпулем» и «Ноттингем Форест» на «Хилсборо», собрались в городском англиканском соборе. Когда после того, как 23 года они узнавали правду в искаженном виде, эти семьи заслушали новые показания, у них, наконец, появилась надежда. Теперь всем стало ясно, что – как всегда утверждали семьи погибших – имела место организованная кампания с целью обвинить во всем беззащитных и невиновных фанатов. В отчете 2012 года, наконец, открыли правду об этом страшном дне. Я до сих пор помню, как в апреле 2009 года, в двадцатую годовщину катастрофы, освистали Энди Бернэма, в то время министра культуры, средств массовой информации и спорта в лейбористском правительстве. Бернэм родом из Ливерпуля и сам футбольный болельщик, фанат «Эвертона». Он думает и о нас, и о тех трагических событиях. Но ничего не предпринимали так долго, что негодование близких прорвалось наружу. Когда он отдавал дань памяти погибшим, его обозвали лицемером. Это оскорбление Бернем принял как выражение глубокого негодования и обиды. Двадцать лет все вопросы, которые поднимала группа поддержки семей погибших на «Хилсборо», игнорировались. И вот в конце концов назначили новое следствие. Ровно через год после этого знаменательного дня, когда были заслушаны выводы независимой комиссии, последовали и дальнейшие действия. Было уже обещано, что новое следствие начнется в Уоррингтоне не позднее 31 марта 2014 года. А в четверг утром, 12 сентября 2013 года, Джон Стоддарт, бывший начальник полиции Дарема, сказал:

– Мы выясняем, какие обязанности лежали на всех участниках: как государственных представителях, так и частных лицах. Мы расследуем преступление – кто в ответе за смерти. Эти 96 человек отправились на «Хилсборо» смотреть футбольный матч. Мы хотим знать, что произошло, как это произошло и почему, а также на ком лежит ответственность за это.

Мой двоюродный брат, Джон-Пол Гилхули, был самым юным из девяноста шести. Ему было всего десять. Я уже был в Академии, в центре подготовки «Ливерпуля», и через пару месяцев мне должно было исполниться девять. У нас с ним была общая страсть. Мы обожали «Ливерпуль». Это был наш клуб, наша мечта. Иногда мы вместе играли в футбол возле моего дома на Айронсайд-роуд, и тогда Джон-Пол присоединялся к нашей многочисленной шайке, и мы бешено гоняли мяч. Помню, мы с Джоном-Полом всегда ходили в красных «ливерпульских» комплектах. Нас связывал футбол и футбольный клуб «Ливерпуль».

Мы с мамой, папой и братом Полом смотрели новости, которые показывали по телевизору. Наш полуфинальный матч Кубка Англии с «Форест» остановили на шестой минуте. Мы слушали начало игры по радио, но не могли понять, что случилось. Страшные сцены, которые я видел по телевизору, где люди метались туда-сюда по полю, на носилках перенося тела ливерпульских болельщиков, ошеломили и поразили меня. В ту ночь я не смог заснуть. Мы и не догадывались, что Джон-Пол пошел на матч. Мы узнали о том, что нашу семью постигла потеря, только следующим утром, когда в полвосьмого дедушка Тони постучал нам в дверь. Дедушка жил в доме напротив, и было ясно, что произошло нечто ужасное. Когда родители вышли в гостиную, дедушка больше не мог сдерживаться.

– У меня плохие новости, – заявил он. – Джон-Пол ушел на матч и не вернулся.

Это было уже слишком. Джон-Пол? Это не могло быть правдой. Дедушка рассказал нам все, что знал. Джеки, мама Джона-Пола, сообщила сыну потрясающие новости. Брайан Гилхули, дядя Джона-Пола, умудрился достать лишний билет на матч. Он спросил Джеки, пойдет ли Джон-Пол на «Хилсборо». Представляю, как бы я одурел от восторга, предложи кто мне такое. Шанс посмотреть на «Ливерпуль» в полуфинале Кубка Англии? Должно быть, это прозвучало невероятно.

В возрасте восьми лет сложно принять правду. Однако для окружавших меня взрослых это стало гораздо более тяжелым ударом. Они понимали. Они представляли себе последние минуты жизни Джона-Пола. Я не мог поднять головы. Весенним утром 1989 года Джон-Пол ушел на футбольный матч смотреть, как играет могучий «Ливерпуль», и больше не вернулся. Как? Почему? За что?

По крайней мере в то ничем больше не примечательное сентябрьское утро субботы мы еще на шаг приблизились к справедливости. Эта четверть века, прошедшая после катастрофы, вывернула всю душу у стольких семей в Ливерпуле.

Имя моего двоюродного брата высечено на мемориале Хилсборо неподалеку от ворот Шенкли на «Энфилде». Джон-Пол Гилхули, один из девяноста шести. Я думаю о нем всякий раз, когда захожу на «Энфилд» и прохожу мимо мемориала.

Сезон потихоньку продолжался, и наступила осень 2013 года. Во время международного перерыва сборная Англии достигла еще больших успехов в нашей отборочной группе к чемпионату мира. Я забил первый гол в разгромном матче со сборной Молдовы со счетом 4:0 на «Уэмбли». Остальные мячи забили Рики Ламберт и Дэнни Уэлбек, который дважды поразил сетку ворот. Затем мы отправились в Киев, где заработали важное очко в ничейном матче со сборной Украины, нашем ближайшем противнике в группе «H». В сборной Англии, как обычно, была неразбериха. Во время матча, когда мы разбили «Манчестер Юнайтед», Старридж усугубил травму бедра и пропустил оба матча в составе сборной. В августе его признали игроком месяца в Премьер-лиге и потому-то и обвинили в том, что он подвел сборную Англии. Скандал поднялся из-за того, что в интервью сайту клуба Даниэль сказал, что ему необходимо сосредоточиться на «Ливерпуле». Его упрекали в пренебрежительном отношении к своей стране.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное