Степан Мазур.

Тайные тропы богов



скачать книгу бесплатно

Часть первая: «Новые грани возможного»

Глава 1
Между огнём и пламенем

Никогда не поднимай веру над рассудком

Записки императора Светлана

401 год имперской эпохи.

Зима второго месяца.

Окраины академии Огня.

Стихия утихала. Ветра и бесконечные дожди иссякли, небо разгладилось. Словно сами боги дали путникам перерыв, чтобы набраться сил. Хранитель драконов Дракард поднял шипастую голову и кашлянул. Огненная струя подпалила любопытного оленя. Животное так и не поняло, как каменный холм вдруг обрёл шею и откуда взялся огонь.

Дракон же, выдохнув, блаженно потянулся на траве, расправляя усталые крылья и начал трансформацию. Окончив перекидываться, лысый человек по-стариковски буркнул, как и подобает мудрому дракону:

– Андрен, завтрак готов.

Князь, который дремал на спине дракона вместе с вассалом всё это время, подобную охоту пропустил и в результате трансформации придавил Хранителя. В теле человека Дракард был не так могуч, как в драконьем.

– Хорошо, что не в доспехах, – просипел придавленный, – а то в следующий раз пешими в путь тронетесь.

– А что, мы ещё живы? – Очнулся Андрен, поводив головой. После длительного полёта в непогоду до сих пор гром гремел в ушах, а от молнии в глазах князя играли блики. Состояние полусна прерывала лишь периодически теплеющая серёжка в левом ухе. Солнечный камень жил своей жизнью, то обжигая, то леденея.

Князь заботливо подхватил юного, но седого вассала и отшвырнул в траву.

– Нечего стариков давить! На советах мудрецов вся Империя держится. Какой пример подданным подаёшь, император?

Светлан, моргая, приподнял голову от травы. Находясь между сном и явью, он хотел возмутиться, пеняя на то, что князь весит больше, а значит ущерба от него существеннее, но запах жаренного сбил мысли. В путешествии с Андреном предаваться чревоугодию не приходилось. И первое, что понял – завтрак очень важная часть дня. Иногда единственная важная вещь за день.

Андрен меж тем поднял и отряхнул самого Хранителя. Мужчина в просторном балахоне кряхтел, подкашливал, словно простудился. Скулы на лице заострились. Оголодал, но выглядел сносно.

Взгляд князя зацепился за молодого подопечного. Светлан, скрываясь в траве, на локтях полз к оленю. Бравый император видел завтрак больше по запаху, но был готов поверить в его качество заочно. Голод сводил его с ума. Даже Золотая Перчатка, брякая по спине в сумке, не приводила в чувство. О манерах напомнил бы верно меч, но он улетел в пустоту под драконом.

– Эй, лесной следопыт, а руки вымыл? – Прокричал вслед оголодавшему вассалу князь. – Негоже имперским особам с немытыми то руками за трапезу приниматься.

Светлан, поминая богов и Провал, рухнул лицом в траву. Князь был порой невыносим в своих поучениях.

А ведь разница в возрасте у обоих составляла всего более четырех вёсен. Мало ли что один всю жизнь провёл в застенках столицы, а другой на своих двоих обошёл полмира.

– Правильно, там роса. Можно сразу и умыться. – Одобрил князь, рассмеявшись. В долгой дороге было мало поводов для улыбки. Приходилось придумывать, чтобы легче жилось.

Андрен приблизился к оленю и потыкал палочкой обгоревшую шкуру. Даже шерсть сгорела не равномерно. Осталась кусками на разных участках тела. А кожа и вовсе местами обуглилась, местами полопалась от высокой температуры. Пламя дракона было способно легко убивать, но для высокой кулинарии подходило мало.

– Так я и думал – сверху сжёг, а внутри не запеклось. Зато сварились внутренности. Вместе со всем содержимым. Побежала отрава по венам вместе с запекшейся кровью.

– Это плохо? – На всякий случай спросил хранитель драконов, привыкший поедать как сырое мясо, так и такое, «печёное».

– Человеку есть такое блюдо – последнее дело. Животами замаемся, – обронил Андрен. – Что ж, ещё вчерашний завтрак не переварился. Чего ж организм нагружать. Правда, Светлан?

Молодой император, едва поднявшись, жалобно взвыл и снова рухнул в траву.

– Молчание знак согласия. Молодец, выходим налегке, – одобрил князь.

Светлан услышал урчание в животе. Есть хотелось так, что готов пыл хоть пастись, как тот самый оленёнок на лугу. Припасов не осталось вовсе. Всё, что захватили из деревни амазонок – гномий меч князя и Золотую Перчатку. Свой имперский меч потерял в полёте. Турбулентность на драконе едва не вырвала саму душу. Не мудрено, что руки ослабли. Да и сам меч от постоянных тренировок был не в лучшем виде. Щербатый, затупившийся. Да где найти умелого кузнеца в дороге? Лучшие мастера остались на пепелищах Мидрида.

«Умел Бурцеус сказать своё прощальное слово, ничего не попишешь». – Промелькнуло в голове императора. Без малого четыре сотни лет истории великого города были уничтожены за четверть часа. Вместе с защитниками и врагами. Всякий вступивший на омертвевшую землю бывшей столицы более не мог бы найти в выжженных руинах ничего ценного: сокровищница сгинула, сгорели товары со всего мира, канули в лету амбары, полные зерна. Но самое главное – пали люди. Большинство мужского населения Империи.

Андрен вырос над головой вассала, загородив поднимающееся солнце и отсекая мысли о былом. Вся жизнь, полная воспоминаний, связанных с Мидридом, как будто проживалась другим человеком. Сейчас жизнь императора проходила в дороге, бесконечных переходах, преодолениях и огромном желании нажраться от пуза.

– Отжимаешься? Это хорошо. Ну, раз остались силы, добудешь и провиант.

– Князь, – взмолился Светлан, с трудом поднимаясь на колени, – Молю о пощаде. Мне нечем добыть нам пищу. Остался только Великий Артефакт. Честь семьи не позволяем мне им на зверей охотиться. Это подарок Конструктора для людей. Он заслуживает лучшей участи.

Князь поскрёб щетину, рассматривая павшего духом вассала. Янтарная серьга блеснула собственным светом, отражая негодование носителя. Она всегда так делала, когда человек испытывал яркие эмоции. Но чаще их связывало с другим человеком.

«Эх, Варта. Где ты там?» – мелькнуло в голове князя. Но вслух позволил себе сказать совсем другое, нарочито подбадривая умаявшегося приключениями наследника престола:

– Что я вижу. Пару завтраков без лимонных пирожных дворцовых стряпух и ты сдался? Да с такими союзниками первые же враги на обе лопатки положат. Я не для того тебя из деревни амазонок достал, чтобы ты постоянно бубнил о нуждах тела под ухом.

– Кня-я-язь, – жалобно протянул царственный юноша, не зная чем бить эти доводы. – Человек должен есть, иначе предстанет перед богами раньше срока.

– Полно ныть, ваше величество. Это всего лишь оружие. Добудешь себе в рукопашной новое.

– Не силён я в борьбе, ваше высочество, – склонил голову император, припоминая, как легко укладывал в траву князь и сенешаль на привалах.

– Повторишь эти слова доверившимся тебе людям. Скажешь, что оказался слаб тем женщинам и детям, которые спросят тебя, где их мужья. Ответить придётся подданным у недостроенных стен Андрианополя по всей строгости божественных законов. Ибо спросят с тебя, не с Архимага.

– Я не смогу. Они не оставят от меня и мокрого места.

– От слабого правителя да. А сильного примут и разобьют с тобой Волну Владыки, умирая с твоим именем на устах. «Во славу Империи и императора Светлана!» – так будут кричать те, кто не посмеет поверить в то, что ты слаб.

– Князь! У меня нет твоего опыта и выносливости! Я слышал историю о мальчике из деревни «Старое Ведро», которого так же мучал рыжий десятник. Но мальчик вырос, набрался сил и создал себе Княжество. А теперь ему служит сам император. И вот теперь уже князь может играть роль того деспота и тирана, помыкая другими.

– Что ты несешь, Светлан? Одумайся! Люди ждут своего императора! Царственного, улыбающегося, пышущего здоровьем и беспощадного к врагам Империи. Жестокого и справедливого, как сама смерть. А кого я вижу здесь? Мальчика, что не способен удержать жалкий меч на «коне»? Рэджи высек меня бы за эту оплошность так, что сидеть не смог бы неделю. А вздумай я молить по пощаде, придушил бы или повесил на сосне. Веревка через ветку, пару движений и всё. Нет истории князя. Какой спрос с десятника-воспитателя в смутную эпоху? Выговор, да и только. Не это ли законы Империи, превозносящие солдата над крестьянами волей царственных особ?

– Не смей сомневаться в имперских законах, князь! – Вскричал император в собственном негодовании. Гнев придал сил. – Что я мог поделать? В руке был клинок. Но одной рукой не удержаться на драконе, а потерять из ненадёжной сумки Перчатку я себе позволить не мог. Выбор был очевиден.

Князь отвернулся и украдкой улыбнулся, довольный отпором. У императора стали появляться «зубки» в походе.

– Так что теперь? Пасть от голода? – Продолжил бубнить наследник. – Тогда бери мои руины Империи голыми руками. По праву сильного. Лучше ты, чем Владыка.

– Мне не нужны земли Империи. В Княжестве достаточно брошенных земель, которые только ожидают пахарей. А сколько брошенных пашен в Срединной Земле? Сколько можно было высасывать соки из собственного народа, забирая земли вокруг, которые никто не успевал освоить? Каков итог, император? Мидрид высосал все соки с окраин. Столица обезоружила границу, и стоило пасть первому городу, всё остальное посыпалось само собой. Будь у Империи хоть с десяток крупных городов равного значения, беженцы не ломали бы голову, где найти пристанище.

Оголодавшего и обессиленного Светлана давило к земле. Но ещё больше давило чувство, что не сможет справиться с миссией, которую на него возложили боги. Они выбрали не того человека. Зря князь тратит попусту колкие слова для бодрости. Он создал буферное государство для защиты Империи. Теперь пусть сам собирает земли вокруг него.

Андрен отстегнул ремни, скрепляющие перевязь за спиной, справил гномий меч под правую руку. Вторые ножны были пусты. Меч Правосудия остался в шее демонического генерала Владыки, как и Щит собрата-орка, а нож Чини вернул Гроку. Подруге будет приятно ощутить частичку истории семьи, когда преобразится. Интересно, она уже скинула шубу? Капля в флаконе подействовала?

«Мир лишился пары Великих Артефактов в одном бою. Но сколько таких ещё будет? Император уже должен понимать, что главные битвы впереди». – Подумал князь и посуровел.

Жесткий, волевой голос заставил Светлана вздрогнуть:

– Встать!!!

Юноша сам не понял, как оказался на ногах. Князь протянул посеребренные ножны гномьего меча.

– Этот меч, выкованный в Большой горе, прошёл со мной север, разил ягудов, варваров, тёмных и демонов, но с тобой он должен пройти ещё больше. Прими и соответствуй оказанной чести. Я верю в то, что ты можешь больше. Так пообещай мне, что сделаешь всё и даже больше, чтобы от этого меча пала угроза Варленду. Ты должен сразить Владыку, если я паду в походе. Понял?

У Светлана перехватило дыхание. Седые локоны затрепал ветер, зелёные глаза подёрнуло дымкой. Вместо очередного «нытья» в ответ была странная дрожь по телу. Она заставила расправить плечи и поднять голову, смотря Андрену прямо в глаза. Поправив за плечами котомку с Перчаткой, молодой император неловко протянул обе руки под оружие.

– Но как же так, ваше высочество? Ты единственный в отряде, кто достойно может владеть мечом. Я лишь учусь. Я оруженосец, паж. Отдав мне единственное оружие, ты разоружаешь весь отряд.

– А ещё я имперский маг, Провал тебя побери! Человек может много и по жизни часто играет не одну роль. – Рявкнул Андрен и разжал пальцы. Светлан едва устоял, чтобы не покачнуться вперёд. Меч весил ощутимо, и предстояло немало тренировок, чтобы махать им так же просто, как получалось у князя. Но запястья и ноги окрепнут. Он докажет, что способен держать его в руках не для красоты.

– Обещаю, что от сего меча падёт немало врагов Варленда! – Гордо ответил юноша. Перевязь с оставшимся одних из ножен мечом император перекинул через плечо. Под правую руку правше сподручнее.

Светлан извлёк меч. Руны едва заметно блеснули, словно не желая покидать прежнего хозяина. Это не укрылось от глаз юноши. Но где-то глубоко в сердце он твёрдо решил для себя, что уже в следующем бою они и с ним будут сверкать так, что разгонят мрак даже в самую безлунную ночь. Он имперский наследник, так было угодно богам!

Андрен резко повернулся, вновь скрывая улыбку.

«Меч ничего не значит без обладателя. Даже гномий. Император для Империи важнее. Понятно, что позволить потерять себе Перчатку он не мог, а меч взяли в жертву боги, чтобы путники не пали в стихии. Им всё отдашь, лишь бы вцепиться всеми конечностями в чешую дракона, ощущая тепло под ней. Зато теперь венценосный из кожи вон вылезет, чтобы доказать, что не зря получил единственное оружие на группу. Ведь он слишком молод, чтобы понять, что безоружен здесь только он. Дракону и магу оружие без нужды». – Прикинул Князь.

Хранитель драконов возник из высокой травы, словно вынырнул из моря. На ходу обронил:

– Жаль испорченный завтрак. Спросонья не подумал. Но мне кажется, что в паре лиг на восток есть жизнь и она использует огонь по своему разумению. Не знаю, различает ли это тело запахи так же, как тело дракона, но я чую магию. Эфир используют среди огня и пламени.

– Огонь это использование разума. А где разумная жизнь – там всегда провиант. Если ещё и магия, то совсем хорошо. – Кивнул Андрен. – Веди.

Все трое тронулись в путь.

Шпиль академии Огня показался из высокой травы, едва обошли лес. Он возвышался над невысоким, приземистым вулканом. Жерло его словно осадил сам бог огня, не желая подолгу взбираться на возвышенность. Но и на эту высоту взбираться на голодный желудок было тяжело. Да выхода не было. Кроме почившего оленя в лесу вся живность сторонилась вулкана.

Вулкан был действующим, разбуженный давным-давно. Жил он своей жизнью, пугая округу. Периодически выбрасывая в небо облако дыма. Разлетались с тревожным криком птицы в небе, но извергать лаву вулкан не спешил.

Восхождение сбивало ноги, проверяло на прочность дыхание. Вскоре путники среди дыма и пара рассмотрел не только шпиль. Небо так же проткнули четыре башни поменьше.

Спутники ускорили шаги, перевалив каменную преграду. И вот уже все здание предстало перед путниками.

Сколько бы магических академий не встречал Андрен, он не переставал удивляться. Каждая из них не была похожа на предыдущую. Двух-, трёх-, четырёх-башенные, многобашенные, без башен вовсе, квадратные, как каменные коробы, каждая из них строилась по индивидуальному проекту народами, которые умели возводить многоэтажные здания.

Особенность академии Огня была в том, что она была построена на островке в разломе жерла усмирённого вулкана. Рукопись «Легенды Варленда» гласила, что однажды вулкан поднялся из земли, чтобы в гневе своём уничтожить весь Варленд. Но бог огня утихомирил его магму, лишил её сил. Вот только сделал это не полностью, чтобы все существа в округе помнили, что такое сила огня. На память о своём деянии «Пылающий» оставил озеро лавы в жерле, чтобы каждое живое существо могло почувствовать первозданную мощь огня.

Широкая арка из закалённого камня, которая не страшилась высоких температур и испарений, вела от края обрыва до ворот академии. Она начиналась от края вулкана и заканчивалась на острове посреди вулкана.

– В случае осады это академия стала бы идеальной крепостью. – Отметил Андрен. – Возможно даже лучшей, чем бывший Замок-на-Крови.

– Краса, достойная детей огня. – Добавил император, поглядывая на пылающую лаву в разломе и на здание, которое ей не поддавалось. – Но от кого построили такую крепость? Свободные сюда не забредают. От элементалей стран четырёх сфер? Им нет дела до врагов и друзей. Разве что самим элементалям огня здесь как в купелях купаться?

– Что нам с того? Бывалые люди поговаривали, что гномы знают, как обрушить остров, утопив это здание в один присест. – Ответил Андрен, отмечая крепкие берега рукотворного каменного острова.

– Будь я гномом, я бы использовал пороховые заряды. – Прикинул император. – Поднять волну и нет академии.

– Разбудить магму не так просто. А гномам нет дела до этого вулкана. – Ответил князь. – А вот магам достаточно поднять уровень магмы, чтобы уничтожить всю округу. Но видишь ли в чём дело. Для этого надо быть магом огня. А ни один мастер-маг этой академии не позволит этого сделать. Ибо помнят огневики заветы об устрашающей силе своего бога.

– Бурцеус классифицировал тебя тоже как мага огня. А потом нашли твой некромантский оттенок. – Припомнил Светлан.

Князь посуровел:

– Архимаг ошибался. Я не обладаю Даром Крови. Я не Великий Артефакт. Пришлось пройти немало дорог, чтобы это понять.

– Архимаги не ошибаются. – Стоял на своём наследник. – Бурцеус говорил, что огонь твой слишком чёрен для огневика. Как возвёл ты Бастион-на-Холме, если ты не Великий Артефакт? Почему за тобой пошли люди и прочие народы, если в тебе нет тайной силы?

– Потому что больше идти было не за кем. Прозябали, стояли на месте. Целый год Империя праздновала четырёхсотлетие, закончив грандиозными торжествами в начале нового года, но оказалось, что на поверку корни Империи сгнили и зашаталась она от первого сильного ветра.

Император вздохнул, подбирая слова для ответа. Но на ум ничего не приходило. Он сам уничтожил один из столпов – веру. А разложенные легионы обезглавил Бурцеус. Маги же оказались слишком малочисленными, чтобы противостоять Волне Владыки.

– Если ты всё ещё думаешь, что Архимаг непогрешим, то заблуждаешься. Я видел прощальный ритуальный костёр Бурцеуса. В огне и пламени сгорели тысячи людей, император. Это была самая страшная жертва богам, которую можно придумать. И он отдавал её добровольно. Боги не взывали к нему с просьбой собрать людские души. Ни одни из них.

– Зато этот костёр собрал немало и врагов. – Добавил император. – Ты просто не видел, сколько демонов было перед стенами столицы до штурма. Ты не видел, как их потоки чёрной рекой взяли стены. Ты не видел, как пали ворота и по улицам потекла сама смерть.

– Послушай, Светлан. Что бы тебе ни говорил Бурцеус, его больше нет. Есть любопытный император и озлобленный князь Андрен. Простой сын Хафла. Без всяких Великих Артефактов. И больше ничего. Мы оба должны идти к богам, чтобы просить о защите для мира. Сфокусируйся на этой задаче. – Обрубил Андрен, не желая ворошить прошлое.

Мысли князя постоянно возвращались к Варте и Чини. Витали рядом с Гроком. Лишние, глупые вопросы и домыслы на голодный желудок злили, отвлекали.

Император вёл себя в свой семнадцатый год ровно так же, как он четыре года назад в свои шестнадцать в Академии: безгранично верил Архимагу. Но сила этой веры у Андрена пропала, когда увидел его плащ у Гномьих гор. Хуже, чем увидеть своего кумира во главе войска нежити не придумать. Вот только как донести это императору?

До некоторых истин должен дойти сам.

Андрен первым коснулся дорожки арки. Поглядывая на булькающую лаву, вступил на плотный камень. Лава не уничтожала всё живое, как первородная магма, с которой по приданиям боролся бог огня. Смесь перед князем была менее опасна, свободная от опасных газов и ядовитых испарений. Только поэтому среди пара могла себе позволить жить и развиваться жизнь. Но сколько градусов в лаве, князь сказать бы не решился. Она не плавила камни, и этого было достаточно. Слава неведомым архитекторам.

Следом плечо в плечо поспешили хранитель драконов и император.

Светлана оттягивало назад. Ходить с довольно тяжёлым мечом за плечами не привык, икры ныли после восхождения. Юноша с ужасом думал о том, что будет, вздумай Андрен биться сейчас с кем-нибудь на мосту. Заканчивать жизнь, коснувшись лавы, не хотелось. Как можно махать тяжёлым мечом, балансируя в довольно узком пространстве? Ещё и с больными ногами. Смерть, не иначе. Архимаг определённо оставил бы его здесь, на краю вулкана, не собираясь жертвовать наследником престола. А князь ему поблажек не делал. Вперёд и всё тут. Впрочем, следовало отдать ему должное, за собой он тоже ни разу не звал, оставляя извечное право выбора.

Ворота академии на другом конце арочного моста были распахнуты настежь. Двое безусых привратников в алых балахонах и широкополосных шляпах преградили путь. Выглядели они более чем молодо и, судя по пресным лицам, давно скучали, отстаивая опостылевший пост то ли по расписанию, то ли за проступки.

Светлан с ужасом осознал, что появившийся огонёк в их глазах свидетельствует о том, что они не прочь подраться. А то и поглядеть, как кто-нибудь будет плавиться в лаве. Разве есть ещё интереснее развлечение по округе?

– Не мудрено выставить стражу. Половина академий уже разрушена. Академия огня должна быть переведена на боевой режим, – прошептал молодой император и невольно сглотнул.

Андрен и ухом не повёл. Огня он не боялся. Но и высшие заклинания этой школы ему были не доступны. Секрет Армагендума Бурцеус и вовсе забрал с собой. О нём, верно, не знал и настоятель академии Огня.

– Приветствую привратников огня. – Беззаботно поинтересовался князь. – Как служба?

– У нас не служба. У нас учёба, – донёсся молодой голос от привратника, стоящего слева.

– Какая разница? – Улыбнулся князь. – Что там, сям всё едино – тоска. А вам бы в бой, да? Фаерболом огра подпалить или обрушить кипящие облака на нежить, а? На худой конец битву саламандр устроить. Право, шаловливые создания.

Стоящий справа привратник потеплел взглядом, буркнул:

– Мы и устроили…

Его напарник хмыкнул, ткнув проговорившегося служителя огня в бок локтем. Тот тут же посуровел, повысил голос:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3