Степан Мазур.

Клятва Рода



скачать книгу бесплатно

Пролог

Грядущее. Дальневосточная тайга

Небольшой водопад урчал, излечивая уставшую душу. Чистый, холодный поток огибал поросшие мхом камни и ниспадал в углубленную столетиями водой яму. Запах озона носился в воздухе, как во время грозы. Деревья по краям водостока доносили слова ветра и помогали услышать себя.

Двое существ возлежали на мягком ковре проросшего, тысячелетнего дуба, который давно пал и постепенно превращался в пыль леса. В его мягких тканях было прохладно и спокойно. Павшее древо лечило, вытягивая всю усталость и боль.

Хищники леса знали о присутствии двоих чужаков, но не дерзали приблизиться. Даже гнус не тревожил покоя посетителей дебрей. От них почти зримо исходило ощущение внутренней силы.

Первое существо – огромный, двух центнеров веса тигр, приподнял голову от поваленного древа. Карие, с проблесками жёлтого глаза заинтересованно посмотрели вдаль леса. Левое ухо подёрнулось, словно поймало сигналы за пределами доступного диапазона. Но прошло несколько секунд, и тигр отвернулся. Вновь рыже-полосатая голова легла на передние лапы, потеряв интерес к окружающему миру. Глаза прикрылись, даже хвост застыл неподвижно. Грудная клетка приподнялась, опустилась и дыхание Амурского тигра замедлилось.

Второе существо лежало на спине и смотрело голубыми глазами сквозь кроны деревьев в небо, ибо было человеком и могло ценить природу и физически ощущать те потоки чистой энергии, что давала тайга, взамен требуя лишь одного – сильно не вмешиваться, оставляя круговорот энергий, как есть.

– Коготь, я не чувствую его, – обронил светловолосый мужчина, с длинными, сплетёнными в пучок волосами за плечами.

Взгляд продолжал пронзать голубизну неба и редкие белые крепости. Мысли о летающей тарелке на полянке в сотнях метров от водопада отступали. Сёма пытался успокоиться и принять за минуты то, что Скорпион принимал месяцами, годами. Человек хотел услышать тайгу.

Тигр полностью проигнорировал человека, наслаждаясь природой, забывая все битвы и жизнь на других «этажах» реальности, коих в последние годы ничуть не убавилось.

– Эх ты, полосатый эгоист. – Блондин приподнялся от завалинки и взъерошил тигру шевелюру на голове. Коготь недовольно оскалился, отмахиваясь от старшего брата хвостом.

Высший тотем Семёна «Леопарда» Корпионова нарочито изображал лень и полное игнорирование человека, который являлся фактически хозяином тела тигра и его духа. Хозяином всего, кроме души.

Когда дело касалось сражений, Коготь всегда приходил на зов, но когда Сёма выпускал тотем «погулять», тигр проявлял непокорный нрав. В этом он полностью походил на своего хозяина.

Гость тайги не походил на заядлого путешественника. Мужчина был одет в кожаную куртку поверх серой майки, светлые джинсы и армейские ботинки. Из всех вещей при нём был лишь охотничий нож на поясе. Взял по старой привычке. Припоминались поездки с братом в лес.

Может, пригодится, если полоса отчуждения вздумает вновь попробовать на зубок.

– Почему мне надо прибегать к последнему средству, чтобы наш отшельник вышел из заточения? Сколько можно? Пять лет по лесам шарится. В волхвы, что ли подался? Двадцать два года, самый сок жизни, а он берёзки окучивает, – забурчал Сёма. – Меня давно простил. Что было, то было. Так к чему всё это? Того, что случилось, не изменить, да и нельзя было по-другому в той ситуации. Правда, Коготь?

Тигр вновь пропустил слова блондина мимо ушей, безмятежно греясь на солнышке.

– Побрею я тебя когда-нибудь, мой полосатый друг, – усмехнулся блондин и сконцентрировался на внутренних ощущениях.

Солнечное сплетение разогрелось. Волны тепла пошли по телу. Кончики пальцев запульсировали. Минуя астральный диалог и сакральный шёпот, Леопард перешел на «диалог души». Если от первого и второго можно отказаться, закрывшись, то от нитей Творца нельзя уйти и после смерти. Переход и расстояние для подобного не имеет значения.

– Это твоё последнее средство? – Пришёл смысловой пакет из недр тайги.

– Ты вынудил меня. Подумай о матери, отце, друзьях, и всех тех, кто тебе доверился. Прерви заточение. И дай хоть на сестрёнку поглядеть. Она у тебя. Я знаю.

– Ты порвал купол.

– Ну, так покажись и дай мне по морде. Хоть какой-то повод показаться мне на глаза.

На другом берегу водопада появился стройный, длинноволосый мужчина с чёрными локонами, плотно связанными за плечами в подобие косы. Локоны его были переплетены синими и красными оберегами. Одет чернявый в белую рубаху и штаны, подпоясанный кожаным ремнём. Ноги были босы. Изумрудные глаза светились бледно-зелёным пламенем, скрыв зрачки. Это был не отблеск. Очи переливалось с внутренним светом. Человек казался неземным гостем из сна.

Он сделал шаг в сторону воды и… пошёл по водной глади. Спокойный после падения с небольшого обрыва поток воды не мочил его ступней. Вода для таёжного жителя словно была не мягче январского льда.

Сёма привстал от дуба. Несколько осторожных шагов к кромке берега заставили напомнить все события почти пятилетней давности. И меч Родослава в Пустотах был готов лечь в руку при первом требовании. Если брат не изгнал из себя ЭТО, рука не должна дрогнуть.

«Как там говорил Меченый, пригодится, и секира, и меч? М-да, Меченый много чего говорил в последнее время».

Семён присмотрелся. Огонь в глазах брата не был огнём жажды убийства. Умиротворённый спокойствием, Скорпион стоял напротив и смотрел, словно сквозь брата. И видел насквозь.

«Да сколько ж он ступеней за это время прошёл? Я не смогу и ранить. Но я должен… Должен вернуть его», – думал Сёма, разглядывая человека, который повлиял на жизнь больше родителей.

Тот, кого при рождении назвали Сергием Корпионовым, преодолел водную преграду и вышел на берег. Огонь в очах потух, зрачки стали по-человечески привычными. Широкая, добродушная улыбка заняла лицо.

– Добро здравствовать, брат, – первым обронил Сёма.

– Здравь будь, кровник.

«Интересно, кровный брат или кровный враг?»

Обнялись, пробуя ширину плеч и крепость мышц под одеждой.

Тигр приподнялся с бревна и приблизился к лесному человеку. В жёлтых зрачках блеснула заинтересованность. Рука Скорпиона прошлась по холке тигра. Сёма хмыкнул, когда Коготь едва не прикрыл глаза от удовольствия. Прикосновение тигру было приятным. Хорошее ощущение. В ладони человека чувствовалась мощь.

Коготь присмотрелся к новому человеку. Он отдалённо припоминал образ лесного отшельника. И слал ощущения Хозяину, что человек, им повстречавшийся не враг. Почему же хозяин так настороже? Запах ведь знакомый. Когда-то они жили вместе.

«Всё-таки, брат». – Пришёл к первому выводу Семён.

– Исцелился, – облегчённо вздохнул Сёма, ощущая благожелательные мысли тотема. – Скорп, пора за работу. Человек на Марсе – не та высшая планка, которую мы собирались достичь. Ты нам нужен не только как советчик. Люди хотят тебя видеть.

– Зачем?

– Во-первых, потому, что мы и этой планки не достигли… Без роботов мы вообще нихрена не можем.

– Стоп. Советчик?

– Ну… эти приказы из тайги. Мистерии твои, откровения. Мы всё получали. Делали в точности, как ты говорил. Но этого мало.

– Сём…

– Что?

– Я не давал приказов.

– Да с мягким знаком не давал он! Кто тогда давал?

«Конечно, ты не давал, но давай сделаем вид, что все мы балбесы, и Меченый чуть успокоится», – подумал Сёма, но не рискнул раскрывать мысли. Всему своё время.

Сергий припомнил слова брата по матери, сказанные Меченым в обмен на небольшую услугу пять лет назад.

«Так вот что он имел в виду. Доносить Антисистеме „мои“ мысли, пока я отсутствую», – подумал Скорпион.

– Я говорю тебе, ДОВОЛЬНО!!! – Крик Скорпиона прокатился по лесу. Но не для Семёна, зверья и деревьев был он предназначен.

Услышал этот крик за много тысяч километров совсем другой человек.

– Вот и славненько. – Послал Сёма смысловой пакет. – Теперь, когда твой братец думает, что мы с точности выполняли его указания, он сделает следующий шаг.

– А вы не выполняли?

– Что ж мы, совсем без головы? Ты когда-то сказал, что ты – не весь Совет. Ты только половина голосов. Так вот, больше шести маршалов были несогласно по множеству вопросов с «твоими» приказами. К тому же Рысь ненавязчиво после каждого спора подталкивал Совет в ту или иную сторону. Но иногда, надо признаться, Меченый давал вполне сносные решения. Мы даже не сразу видели последствия…

– Много разгребать?

– Хватает.

– Что ты про Марс говорил?

– Штаты не долетели.

– Не пустили?

– Ну… не то, чтобы не пустили…

– Не тяни смысловой пакет. Это клинит отстающий мозг.

– В общем, я только что с орбиты. Довольно странный случай произошёл. Лечу я, значит, на тарелочке своей вблизи спутников ГЛОНАСС, никого не трогаю, Дмитрию машу рукой. Они на космодроме всё видят, всё снимают.

– На тарелке?

– Да, на тарелке. Летающей, конечно. Так вот, возле купола валяется поле, генерируемое ею для преодоления физических законов. Это поле прошло сквозь ваш купол, как сквозь воду. Иначе к тебе в гости не напроситься. Против своих ты защиту поставил первоклассную. Против врагов и подавно.

– Эх, Сёма…

– Да, ладно. Понимаю. Хотел побыть один. Ты не перебивай. Значит, забрал я с космодрома у отца тарелку и полетел в космос.

– «Свободного»? Как она туда попала?

– Свободного. Так я её ещё раньше её у юсовцев умыкнул, когда с братишкой твоим поспорили, успею или нет.

– Куда?

– Тебя спасти.

– Успел?

– Частично. Хватит винить меня в её смерти! Я сделал то, что должен был. И больше не ломаю голову, подстава это Меченого с молчаливого согласия всей твоей долгоживущей родни и прочих игроков сюжетов истории или мой путь. Если бы могли вернуться к тому моменту, поступил бы точно так же. Потому что не во мне дело. Это был её выбор. Золо вложил в руки оружие, но удар она нанесла сама.

Сёма приготовился к битве. Ладони разжались. Успеть бы отскочить от первого удара и заставить информацию меча и секиры воплотиться в физическом мире вновь, достать из себя. Ну а потом бой будет почти на равных. Пусть даже брат с голыми руками. Кровь в его жилах с превосходством, как-никак.

Удара не последовало.

Сёма, заставляя себя вновь быть собой, контролируя страх, выдохнул и продолжил слать пакеты.

– Значит, забрал я тарелку, взмыл в небо. Переборщил. На орбиту выкинуло. Не привык к управлению. А хорошая мысля перенастроить восприятие корабля с их вида на наш, человеческий, пришло после.

– Ты подчинил себе их управление?

– Эй, у нас мыши тоже могут крутить колёса. Не обязательно знать зачем.

– Подчинил собственному контролю, значит. Силён, братец. Продолжай.

– Взмыл в космос. Вижу, летит наш землянский кораблик. Ну, юсовский. Чахленький такой, едва подходящий для космоса, словно из ЛЕГО собранный. Сначала вроде ничего летел так, а потом в бок накренился и на детальки распался. Ну, действительно, словно из конструктора китайского. Сейчас, наверное, часть деталек на околоземной орбите летает, часть в космос улетела, а последнюю часть Антисистема с НАСА наперегонки со дна морей собирают, данные собирая.

– Так что же случилось?

– То ли Дмитрий системе истребителей спутников неправильно команду какую с горя дал и металлические шарики диаметром полтора сантиметра в количестве нескольких тысяч на скорости прошили обшивку корабля… То ли я такой балбес, что забыл, что система управления моей тарелки настроена по большей части на мыслепередачу. А юсу мы все не любим, чего греха таить? Ну и подумал в сердцах такое, от чего у звездно-полосатого корабля все движки оплавились. Дмитрий, наверное, тоже подумал и не на ту кнопку там, на космодроме нажал. Нервы.

– Сёма, уничтожать корабли, преследующие одну с нами цель – вырваться за пределы родной планеты в физическом плане – не хорошо. Даже корабли конкурентов. Думаю Америка тебе понятнее, чем инопланетные формы жизни.

– Да ты не парься. Свои людишки, конечно, понятнее. Но дело вот в чём. Мы бы за это всё поплатились бы обязательно, но всех прикрыло следующее событие: приборы тарелки зафиксировали за секунду до моего и отца вмешательства яркую вспышку на обратной стороне Луны. Рискну предположить, кто по кораблику кто-то шмальнул. Так что мы только добили. Уничтожить успели раньше.

– Надзиратели. А что с нашей космической программой?

– Нашей? Что-то в этих словах есть. Если всё пойдёт по плану, наша ракета летит через два года. Если только тайконавты не наступят на пятки больше, чем обычно.

– Тайконавты?

– Раньше я тоже не понимал, зачем Китаю подарили ядерное оружие. Теперь не понимаю, почему выпустили в космос. Короче, Скорп. Дела у нас. Хватит сидеть в своём болоте. Тепло конечно, привычно, но запах… Каждый из генералов стал слишком самостоятельной фигурой. Ты знаешь, чем это грозит без идеологической поддержки. А старый костяк Совета прохудился. Даня переработался, Кот со своим детским садом паранормов отдалился, Василия замкнуло на работе синдромом трудоголика. Инфаркт скоро схватит. Дмитрий не вылезает с космодрома. Мне продолжать или ты уже пустишь слезу?

– Обо всём по порядку и не здесь.

– Ага, совесть замучила!

– Рыси сам о куполе расскажешь.

– Обидится?

– Нет, просто твою энергию заберёт на восстановление.

– Зачем восстанавливать? Нам же ещё обратно лететь, снова порвём.

– Сёма, эта территория – сакральное место. Место выхода силы. Со временем Рысь наберёт столько энергии, что сможет преодолеть свой потолок, ограниченный силами Отшельника и Волхва. Тогда он станет младшим демиургом. Младшим богом, если так понятнее, Сотворителем. А они привязаны к местам своего «кормления». Потерять это место, значит лишиться контроля. Силы без контроля… Этого лучше не видеть.

– Значит, я снова поторопил какие-то события?

– Эх, Сёма, Сёма.

– Но здесь раньше жил твой дед!

– Всеслав довольствовался тем, что имел и о большем не грезил. Энергию надо копить долго. Её требуется много для подобной трансформации. Потому источники этих энергий охраняются больше жизни. И купол, ты не видишь, но я чувствую, уже зарастает. Рысь работает. Но на мгновения каждый из Пятнадцати заглянул сюда. И оценил возможности врага. Узнал точнее количество энергии, что мы накопили. Наш арсенал теперь известен всем оппонентам.

– Они копят силы со своих территорий и потом используют её против друг друга? Но мы же убрали Духа. Их больше не Пятнадцать.

– Свято место пустым не бывает. Атака, защита или в запас – вот три варианта использования энергии. Год от года, столетие за столетием. Но никакого баланса тут нет. Когда Сильный захватывает несколько источников сил, он становится сильнее. То есть у него больше энергии для своих «ходов».

– Он может прессануть слабого, пытаясь забрать его источник, атаковать догоняющего и ещё немного отложить в каморку прозапас, как хомяк? А потом ещё и младшим богом стать?

– Вот поэтому, такие, как Родослав, Миромир и Меченый следят, чтобы кто-то не уходил далеко вперёд.

– Но за тысячи лет, видимо, это надоедает. Схемы повторяются?

– Нам по двадцать два, брат. Мы понятие не имеем, как и о чём могут мыслить ТАКИЕ опытные существа. Это иной уровень мышления.

– Нас всех использовали как пешек?

– Возможно.

– А ещё родня.

– Родня по мыслям ближе.

– Не всегда.

– Но ты же прилетел.

– О, от меня не так легко избавиться. Вопрос можно?

– Только если действительно хочешь знать ответ.

– Рысь. Ему чуть больше тридцати только и уже кандидат на демиурга?

– Младшего.

– Большое различие со старшим?

– Как у Старшего с Творцом.

– Мой мозг не способен это сравнить. Ты бы на примере муравьёв и слонов.

– Не упрощай.

– Значит, Рысь может стать Отшельником? А пока сильно не парится, сидит под куполом и копит энергию для рывка?

– Опять упрощаешь.

– Так дед берёг это место для него?

– Кто знает? У Всеслава были свои тайны.

– Тем не менее, бонус этого места оказался таким, что на место одного из Пятнадцати не найдется никого сильнее Рыся.

– Именно.

– И сильно я получу за сорванный купол от будущего Отшельника?

– Соразмерно содеянному.

– А ты, значит, за баланс?

– Кто, если не я?

Смысловые пакеты закончились. В реальном мире прошло восемнадцать секунд, две трети из которых заняло ожидание нападения между невербальными диалогами.

– Ладно, давай руку, пойдём, – Обронил Скорпион вполне вербально. Его голос был басовит, но без гнева.

– Зачем руку? Я давно вроде не маленький. Или ты так рад меня видеть, что решил проявить братские чувства в такой крайней форме?

Скорпион, посмеиваясь, всё же взял за руку. По брату соскучился не меньше, чем по матери.

– Не глупи, Сёма. Просто так быстрее. – Ответил Сергий и положил вторую руку на голову Когтя.

Все трое исчезли.

Тигрица Марта задумчиво посмотрела из кустов на опустевшее место и тихо вздохнула.

Запах другого тигра остался витать в воздухе и манил, как медведя мёд.

Часть первая. Сомнение

Глава 1. Сокрушение
Настоящее. Атлантический океан

Серая птица лишилась управления и разрезала небо одинокой дымной линией. Металлический монстр класса «Боинг» последней модели больше не подчинялся ни первому пилоту, ни второму. Экипаж не мог объяснить отсутствие связи с землей. Силовой кокон окутал корпус махины, и все двигатели вышли из строя. Всё что оставалось делать самолёту без управления и мощностей – падать. Чем он и занимался, всё ближе и ближе приближаясь к поверхности спокойного, безмятежного океана.

Кислородные подушки и спасательные жилеты не спасли пассажиров от гибели. Самолёт, падающий с высоты более чем десяти километров, с такой силой ударило о водную гладь океана, что корпус развалился на несколько частей, потерял крылья и быстро начал тонуть. Хвост и задняя часть самолёта успели вспыхнуть недожжённым в баках керосином, прежде чем пошли ко дну. Но этот прощальный всполох ритуального огня вряд ли кому повредил – люди погибли ещё при столкновении. Силовое поле воли нескольких сверхсильных существ мира сего добавило мощи, приложив конструкторское изделие о поверхность с утроенной силой.

Непотопляемый мусор всплыл с салона и закачался на волнах. Части кресел, пластиковая мелочь и прочие плавучие предметы, в том числе обломленное с двух сторон крыло с внутренними пустотами, медленно расползлись по океану, подгоняемые течением. Среди мусора всплывали и тела тех, кто успел надеть жилеты. Их кровь быстро растворялась в солёной воде и акулы за десятки километров уже знали, где будут пировать.

Над одним из тонущих частей корпуса материализовалась тело, нелепо шлёпнулась о воду, и тут же ухватилось за тонущий кусок металла. Крик смешался с бульканьем в воде:

– Будь ты проклят, Мёртво! Ты за это ответишь!

Странный выживший пассажир, кривясь от боли в отшибленной при падении спине, набрал в грудь побольше воздуха и нырнул в морскую гладь. На поверхности он показался спустя три с половиной минуты. И не один.

Парень с татуировками скорпиона и орла на предплечьях вытащил светловолосого собрата с татуировками леопарда и тигра из воды и затащил на обломок крыла. То не собиралось полностью тонуть, выглядывая из воды. Полости с воздухом внутри алюминиевой конструкции надёжно держали на плаву.

Давить на грудь на обломке крыла самолёта было неудобно. Оно плохо держалось на воде и грозило перевернуть обоих пассажиров, а то и вовсе пойти ко дну, едва начнется сильная качка. Вихрастый, чернявый парень дрожащими руками подтянул к себе тело блондина, обхватил грудь и сдавил, как смог. Затем ещё раз, крепче.

Из лёгких спасённого брызнула вода. Затем тело странно затрясло, словно от электрического разряда.

От рук Сергия к груди Семёна пошло тепло. Диафрагма его сжалась, надавливая на лёгкие, разряды запустили остановившееся сердце. Отдельным потоком энергия устремилась к мозгу, чтобы лишённые кислорода клетки не спешили умирать.

Без контроля со стороны хозяина они безвозвратно умрут и тогда спасение напрасно. Тело жить будет, откаченное, а вот бывшее сознание угаснет.

Губы Скорпиона побелели, словно от обезвоживания. Накатила великая слабость. Зато Леопард открыл глаза. Зрачки расширились – не мог дышать. В лёгких по-прежнему оставалось немало воды, а чтобы закашляться требовался воздух, который никак не хотел проходить внутрь. Паника возобладала над спасённым.

– Замри! – Послал невербальный импульс чернявый спаситель.

Повелительная команда тараном прошлась по сознанию Леопарда. Блондин остановился, усмиряя страх. Скорпион схватил за шею, подтянул к себе и прокачал в лёгкие немалую порцию воздуха. Своевременное искусственное дыхание позволило Сёме вытолкнуть из лёгких остатки воды. Закашлялся, бешено хватая ртом воздух.

Спасённого стошнило остатками завтрака и морской водой. Желудок отчистился, как и легкие, забрав последние силы. Обессиленный Леопард распластался по крылу, насколько позволяло место, и отключился. Рядом прилёг истощённый спасатель, позволяя и себе забыться в тревожном сне.

Океан, словно в раздумьях, кидал кусок крыла по волнам, намереваясь то ли потопить, то ли выбросить на берег. Старики Посейдон и Тритон ещё не решили, что делать с жертвами искусственной катастрофы.

Свершённое. 6500 год от Сотворения Мира. (992 от Рождества Христова). Окраина Переяславля

Сёма очнулся посреди поля. Тела не ощущалось. Морской плот странным образом был далеко. Блондина после клинической смерти выкинуло в дебри родовых снов или астральных наведений. Леопард, в отличие от Скорпиона, в этом не слишком разобрался. Но судя по рассказам брата, это была проекция прошлого. А по ощущениям так и вовсе, словно сторонний наблюдатель присутствовал в этой картине.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное