Степан Мазур.

Грани будущего-2. На прорыв!



скачать книгу бесплатно

Колчиной, Кирилюк, Мефодьевой и Попову посвящаю.

Спасибо за воспоминания.



Глава 1. Подземный рассвет

Купол «Москва-сити».

Просторная зала подземного строения была свидетелем, как молодой человек внёс в помещение укутанную в одеяло девушку. Была она бледна, растрёпана, в глазах читалась боль. На лице гроздями повисли крупные капли пота, русые локоны на лбу слиплись. Но причиной тому была не жара. Разгадка скрывалась под гипсом в перебитых ногах.

Адмирал Зиновий ступал уверенно, быстро. Спешил. Алая Саламандра пружинила гибридными сервомоторами. Они не только расходовали заряд, но и заряжали батарею от движения человека и излучаемого им тепла. Экзо-костюмы высшего уровня защиты работали на самозаряде, но так же могли заряжать и от внешних источников. При этом они давали подземному жителю полное ощущение безопасности от многих невзгод и порядком разгружали мышцы человека. Поэтому ноша в руках юноши фактически ничего для него не весила. Но пот всё равно выступал на лбу. Тоже не от жары. От тревоги.

Зиновий кривил лицо от боли. Не за себя. За неё. Окровавленный гипс и торчащие из-под него бинты на Елене Смирновой смотрелись удручающе. Губы капитанши высохли, чёрные круги под глазами явно говорили о том, что не знала она ни сна, ни покоя много дней. Постоянная боль в ногах мучала её четвертый день подряд.

Четверо суток – ровно столько прошло с момента, когда Искатель перебил ей ноги возле паровоза «Варяг» в Хабаровске.

Ровно столько минуло с того момента, когда четверо подземников проснулись в стазис-камерах под куполом и узнали правду о своем предыдущем путешествии.

Два дня ушло на то, чтобы подземные культисты успели переделать пару планеров под питание от солнечных батарей, разобрать и собрать их на поверхности. Из-за недостаточной тяги транспорта скорость составляла не более 70 км в час. При данной скорости приходилось полностью забывать про работу фар и второстепенных опций, а так же отказаться от движения в ночное время суток. На преодоление расстояния от Владивостока до Хабаровска, составлявшего без малого 700 километров, у Зёмы, Демона, Ольхи и Вики ушли почти сутки. Ровно столько же ребята потратили на обратную дорогу, заскочив по пути в Бикин и договорившись о восстановлении «дороги жизни» с генералом Максимом Стародубцевым.

На обратном пути закинули вместе с семенами в анклав «Владивосток» связистку Евгению и повариху Алису Грицко – единственных лиц, кто помимо снайпера Елены Смирновой и разнорабочего Столбова, пережили экспедицию из самого анклава. Признаком радиационного заражения они не показывали, и их обследованием решено было заняться позднее.

В анклаве состоялся разговор. Капраз[1]1
  Капитан первого ранга.


[Закрыть]
Руслан Тимофеевич Седых с удивлением узнал, что два десятка лет практически под его вотчиной развивается цивилизация подземных жителей.

И вместо угрозы они несут желание перезапустить цивилизацию человечества и оказать всю возможную помощь в самое ближайшее время.

«Как только разберутся со своими проблемами», – учтиво уточнил молодой адмирал с воспарившего над землей планера.

Дальнейший разговор с главой анклава оставили на потом. Зёма решил, что это уровень Карлова. Серым кардиналам и так есть что обсудить, пока он, молодой и горячий исполнитель мечется из пункта А в пункт Б, выполняя поручения тех, кто ещё способен на мышление управленца. Руководствоваться советами тех, кто видит общие задачи для всего выжившего человечества, было гораздо проще. По крайней мере, молодому человеку очень хотелось в это верить, так как больше веры ни во что не осталось. Последние события порядком поменяли мировоззрение[2]2
  Подробнее в романе «Грани будущего».


[Закрыть]
.

Всё, чего желал Зиновий сейчас, это поспешить избавить подругу от боли. Раненый снайпер экспедиционной группы стала ему близка после боя с Хозяйкой. Её чувства и мысли передались юноше с помощью прозрения, которое обрушил на его сознание Андрейка. Да и сам Зёма хоть и понимал, что некоторые из собственных воспоминаний лишь бред галлюцинаций, он всё же отдавал себе отчёт в том, что его переполняли самые искренние чувства к Елене Смирновой. В попытке спасти девушку они лишь обострились.

Первое реальное прикосновение к Ленке на землях бывшего заповедника Хехцир под Хабаровском лишь подтвердило, что чувства взаимны. Он чувствовал её боль. Он знал, что она его любит. Он понимал, что всё в его руках. Этот непонятный дар телепатов с чёрными звездами на запястьях был доступен и тем, с кем они взаимодействовали. Словно по пассивному методу воздействия паранормы заставляли обычных людей чувствовать нечто из ряда вон выходящее. Наука могла сказать по этому поводу лишь то, что подобные люди под влиянием радиации не только выжили, но и научили использовать возможности мозга гораздо интенсивнее, чем привык рядовой Homo Sapiens. Подробнее должны были сказать тесты.

Зёма прикусил губу. Татуировка дракона на белке глаза тревожно забегала. Её обладатель был погружен в глубокие думы. Теперь весь вопрос заключался в том, смогут ли учёные-культисты представить науку на том же уровне, каком она была у чипованных специалистов под куполом всего пару дней назад.

После двух дней путешествий в своих собственных телах, Зёма, Демон, Ольха и Вики вернулись домой. В то место, которое казалось им ранее домом. Более никаких роботов-аватар ребята использовать не рассчитывали. Хотя бы потому, что никто, кроме ИИ не знал, как загружать в них человеческое сознание. А сам подземный ИИ лежал после удара Хозяйки в глубоком нокауте, и никто не рассчитывал, что он самовосстановится без человеческой помощи. А вот десятки тысяч людей со сгоревшими чипами, уничтожившими интерфейс «человек-машина» вместе с мозгами носителя, было уже не спасти.

Спустившись порядка километра вглубь литосферной плиты, четверо подземных жителей привезли под купол первых за 16 лет гостей. Из первых пришельцев с поверхности в большом грузовом лифте, рассчитанном на подъем 5 тонн веса, под землю опустились капитан Смирнова, разнорабочий Столбов и малец Андрейка.

Лица юного паранорма не покидала лучезарная улыбка. Он не только согласился на разного рода тесты с подземными учеными, но и обещал хорошо себя везти в обмен на то, что взрослые дяди обещали с ним поиграть, уделяя много внимания и показывая новые технические игрушки. Столбову повезло – он умирал от радиационной болезни. Сказались последствия близкого контакта с облученным Добрыней.

Встреча гостей с поверхности у принимающего лифта произошла прямо в кабинете Поверенного[3]3
  Подземный аналог звания мэра.


[Закрыть]
подземного города «Москва Сити» Карлова. Она была короткой: гостям требовалась медицинская помощь. Никто из пришельцев даже не успел спросить, почему единственный вход-выход на поверхность находится именно в мэрии города, как всех разобрали медицинские службы.

«Власть и рычаги управления всегда где-то рядом», – Точно знал Зиновий.

Сам Карлов четвёртый день руководил расчисткой города. Малочисленным культистам в количестве неполных двух с половиной тысяч человек досталось в наследие от чипированных «господ» ситуация, близкая к эпидемии. Порядка 20 тысяч тел в природном тепле подземелья грозили быстрым разложением. Мощные вентиляционные системы работали в полную силу, но по-настоящему прохладные помещения с кондиционерами могли предоставить только научные и медицинские центры. Хуже того, за дело брались микроорганизмы и глубинные черви, которые быстро проявляли себя там, где поверхность не была укатана в асфальт, бетон и пластик. Подобные помещения были на нижних уровнях купола – в катакомбах, где как раз и проживала основная масса населения.

Подземные жители, которые оказались в домах в момент сожжения мозга верховным ИИ, оказались запертыми в собственных квартирах. Поисковым отрядам приходилось вскрывать двери, просто проверяя, есть ли там тело или нет. Удалённо определить это было нельзя, так как прошлое правительство не видело необходимости внедрять камеры в квартиры. С ролью «незримых наблюдателей» успешно справлялись чипы, передавая всю необходимую информацию сразу от 5 органов чувств пользователя прямо на подземные сервера в дата-центр, который стоял посреди купола и знал всё и про всех, выдавая мониторинг по запросу.

Сколько уйдет времени на зачистку тысяч строений с сотнями квартир в каждом здании, Карлов боялся даже подумать. Поверенный с ходу смог отправить на нужды имплантации лишь 500 тел. Еще сотня тел представителей Палатенной Сотни[4]4
  Законодательно-исполнительно-судебный орган Москва-Сити.


[Закрыть]
ушла на мыловарение. Создавать мыло из жира прочих жителей новый мэр не решился. К рядовым жителям подземного мегаполиса у культистов претензий не было.

Одна проблема плодила за собой другую. Медицинские отсеки быстро переполнились донорской кровью и органами. Куда девать остальные тела, новый глава города понятия не имел. Мощностей единственного под куполом крематория явно не хватало для работы без последствий для окружающей среды. Искусственная экосистема была на грани катастрофы. Выходило, что Москва Сити должна выбирать из двух зол меньшее: экологическая катастрофа с одной стороны, либо эпидемия с другой.

Не лучшее начало первых дней правления для Поверенного.

Зиновий с дороги тоже не стал углубляться в слова Карлова. Своих личных дел было вихрастому предводителю по горло. Друзья, отправляясь в путешествие пару дней назад, даже не успели попрощаться с близкими. Все время после пробуждения ушло на транспортировку и сборку планеров на поверхности. Теперь каждому приятелю требовалась пауза, чтобы осмыслить потери и позаботиться о достойных проводах для родных и близких. Так что Зёма отпустил ребят по домам, чтобы разобраться с собственными заботами.

Паранорма Андрейку ещё у лифта взяли в оборот немногочисленные учёные культистов. Развитие сверхспособностей в необычных условиях интересовало их вплоть до его генетического кода. Иваном Столбовым волей Поверенного занялись радиологи из восстановительного центра. Оба типа специалистов занимались наукой ещё до того, как лишились чипов и теперь спешно восстанавливали пробелы в познаниях, занявшись самообразованием в компьютерных классах. Данных за 10 лет накопилось предостаточно.

Своей боевой подругой Еленой Зиновий решил заняться сам. Он не считал, что культисты, долгую часть жизни лишённые данных Инфосети по причине отсутствия чипов, знают о передовой медицине и технологиях больше, чем он, прошедший Школу Ускоренного Развития и курсы общих знаний перед выбором профессии хирурга-окулиста. 3–4 дня им явно не достаточно, чтобы вспомнить прошлое и постичь новое. Медицина для культистов десятки лет была под запретом. Исключения в обучении для подобных субъектов чипированные господа делали лишь в обучении на открытых вакансиях: для патологоанатомов. Потому Карлов и решился первым делом набрать органов в фонд будущих поколений, чтобы лаборатории не тратили мощности на взращивание искусственных органов в дальнейшем. Мощности сборочных заводов в любой момент могли понадобиться для чего угодно. На поверхности нуждались во всём, начиная от аптечек до костюмов полной радиационной защиты.

К тому же Зёма просто не мог допустить, чтобы кто-то другой касался его избранницы.

Дорога до медицинского центра для молодого адмирала с подругой оказалась необычайно короткой. Массивное строение располагалось с обратной стороны площади от мэрии города. По пути Зиновий успел лишь с тоской посмотреть на опустевший стенд с цифрой «0» на табло. Ещё месяц назад дисплей отображал 22574 жизней, фиксируемых чипами. ИИ упускал из внимания лишь культистов, не считая их людьми.

«И вот выжили лишь культисты и четверо господ, временно лишённых тел», – промелькнуло в голове Зиновия.

Ниже на том же табло отображался 5870-ой день жизни под Куполом, 23:47 местного времени, приемлемый уровень кислорода, температура окружающей среды в +25 С, 89 % уровень заряда в энергоколлекторах города и приторное пожелание достойно трудиться ради общего блага Москва-Сити.

Как приметил Зёма, за 2 дня отряды местной самообороны успели убрать все тела с площади. Теперь она выглядела пустой и мёртвой. Искусственная трава едва-едва подсвечивалась подсветкой. Тому было простое объяснение – был активирован «ночной режим». Подобный режим энергосбережения накапливал энергию от тепла земли в энергоколлекторы города с запасом «ночью», чтобы можно было тратить больше в «дневное время» суток. Сама смена дня и ночи был лишь условностью, к которой привыкли люди, не желающие сбивать биологических часов даже при отсутствии солнца. Именно в дневное время ещё четыре дня назад достойно работали и учились люди, а так же занимались производственной деятельностью заводы, создавая основную нагрузку на энергосети.

«Теперь нам не надо столько света. Некому светить», – Снова подумал Зёма, вздыхая и ускоряя ход.

Зал с восстановительными машинами в медицинском центре, напротив, был светел, но непривычно тих. Чёрные герметичные мешки с телами заполнили широкий коридор и многие кабинеты общей практики. Зиновий так и не встретил ни одного доктора по пути. Радиологи работали на верхних этажах центра: там оставалось достаточно места. К тому же Карлов ещё не решил, кому передоверить медицину подкупольников – недоученным культистам-новичкам или старым специалистам, которые не практиковали медицину десятилетием. Те и другие должны были доказать свою профпригодность при случае. Пока же по наблюдению Зёмы большинство людей Поверенный бросил на решение основной проблемы подкупольного мира: уборку тел. Весь город отвечал на последний вызов Хозяйки, забыв на время про медицину и образование.

Исключительных специалистов под куполом осталось совсем немного. Среди таких был хакер Тимофей. Его Карлов не пустил на первую прогулку на поверхность с четверкой путешественников, так как он один из немногих знал, как настроить процессы жизнеобеспечения города без помощи ИИ. Об этом Зёма хорошо знал. Но сможет ли техногений подготовить себе замену, чтобы создать преемственность передачи знаний? Это был большой вопрос, который нужно было решать как можно быстрее.

Зёма прислушался. Техника едва слышно гудела. Механизмы были подключены к питанию. Не было никаких проблем с соединениями у компьютеров, но сами компьютеры не вводили запросов, не обрабатывали данные, не сканировали помещение. Они просто находились в режиме ожидания. Причина была проста: ими больше не руководил подземный ИИ. Все нейросети Инфосети уничтожила одним посылом Богиня. Как намекнул Карлов, верховный искусственный интеллект предположительно передал обновление по воздуху, определив местонахождение Купола по излучаемым сигналам для аватар-роботов. Обновление это и заставило программы ИИ самоуничтожиться, запустив критические процессы. Теперь компьютеры представляли собой скорее оболочки, где остался лишь первичный заводской софт, который требовал внимания человека к тонким настройкам.

Зиновий предположил, что все рабочие системы подземного города тоже перевелись в ручной режим управления, поэтому как воздух и был необходим Карлову Тимофей. Поскольку сами матрицы программ остались не тронутыми, как и техническая начинка компьютеров, программисты и просто опытные пользователи могли вручную вводить команды и оперировать базами данных. Так что временным «богом города» Тимофей стал по праву. Он, к примеру, в два счета мог отключить подачу воздуха для всего города и уничтожить последний техно-островок человечества.

«Карлов, несомненно, полностью доверяет тебе, если поставил руководить жизнеобеспечением». – Так считал молодой адмирал, оценивая обстановку по ходу.

Ещё входя в здание восстановительного центра, Зиновий ясно представлял себе, что придется вспомнить детство в ШУРе[5]5
  Подземные жители начинают общую программу школьного ускоренного развития с 5 лет. В 12 лет переходят на получение специализации и получают углубленные знания по ветке возможных будущих профессий. А в 16 лет после итогового аттестационного тестирования и распределения готовы к получению практических знаний по выбранной профессии. Последний рабочий период происходит в постоянном саморазвитии по выбранной теме.


[Закрыть]
. Припомнить времена, когда получил доступ к компьютерам первого образца, которые ещё оперировались без голосового участия и контроля местного ИИ простым ручным интерфейсом. «Подземная корпорация» в первое время своего автономного существования в целях безопасности решила отказаться от интерфейса «мозг-машина» и проигнорировать сферы, которые пользовались особой популярностью у пользователей на поверхности в последние дни до Конца Света. Но годы шли, ничего не предвещало беды, и Сотня посчитала, что неплохо бы вернуть чипы и соответствующий им интерфейс, чтобы автоматизировать многие процессы. Рабочих рук не хватало уже тогда: люди гибли, а подземное поколение не спешило массово рожать новое по многим причинам: психические срывы из-за отсутствия естественного освещения годами сносило крышу многим специалистам, не меньше забирали и новые типы эпидемий, с какими раньше не сталкивались люди в столь ограниченных пространствах.

Поспорившие с обязательным чипированием всех подземников люди первыми получили ярлык гномов[6]6
  Выражение с негативной окраской для культистов.


[Закрыть]
. Они же стали первыми людьми второго сорта, на которых удобно спихнули всю черновую работу, так как другого нежелательного контингента среди лучших умов человечества просто не было.

«Изгоев создали искусственно. Уроки истории прошлого человечества словно никто не хотел вспоминать», – Прикинул Зиновий. В ШУРе ему немало говорили о том, как тщательно подбирали людей для Купола. Но вот беда: все психологические тесты, которые создавались ранее, полетели ко всем чертям, когда люди осознали, что реально никогда больше не увидят солнца.

Зёма потряс головой, отгоняя лишние мысли. Навыки работы с компьютерами прошлого школьники имели в обязательном порядке и этого хватало. А что немного иначе взглянул на историю развития Купола – так это от путешествия на поверхность. Явь представлялась тем, что тоталитаризм Сотни пал и оставалось полшага до анархической формы правления, от которой культистов удерживал в данный момент только Карлов. Значит, ему следовало помочь всеми силами.

Зиновий отогнал мысли об анархии и положил Ленку на операционный стол. Пока предстояло сконцентрироваться на более конкретной задаче.

Девушка прищурилась под яркими лампами. «Доктор» отстегнул массивные перчатки Саламанды и пальцами затянул ремни, фиксируя пациентку. Защёлкнули ограничители на её шее, плечах и бедрах, подогнав их по размеру. Лишь ноги Ленки остались незадействованными – мешал гипс.

– Что ты делаешь? – немного придушено просипела подруга, всю дорогу от мэрии не проронившая ни слова на его руках.

– Мне нужна хирургическая точность. Я не могу позволить тебе дергаться под … ммм… наркозом. Да, ты можешь его помнить как наркоз. Вам рассказывали, что раньше делали операции с помощью наркоза?

– Мне не нужен наркоз. Я хочу остаться в сознании, пока ты будешь вправлять мне кости или пилить ноги.

– Я не буду тебя пилить. Максимум, что ты почувствуешь, это запах жженого и, возможно, фантомную боль. По инерции. Я заморожу твои ноги ближе к бёдрам. Поверх разреза. Это уменьшит кровотечение, пока я не соединю культи с новым телом. Никакого наркоза не будет. Люди просто научились отключать рецепторы боли на необходимый промежуток времени. В твоём случае всё просто. За дело возьмётся Пена.

– Как скажешь. Просто не отключай меня. Все равно большей боли быть уже не может, – простонала девушка.

Зиновий отошел к 3D-принтеру и принялся вводить данные по материалам для имплантатов вручную. Вздохнул, отбросив затею. Предстояло подобрать из библиотеки такой материал, чтобы был совместим с живыми тканями, обладал гипоаллергенными свойствами, в то же время не был тяжёлым, но оставался достаточно прочным. А ещё не тонул, позволяя своему обладателю свободно плавать. Последнее обязательно. Ведь Ленке по пути в Новосибирск было необходимо перебираться через Амур. Мало ли что может случиться на переправе. Не стоило забывать и про технические возможности имплантата, включая батареи, гидравлические усилители, генераторы с различными формами зарядки и прочие полезные дополнения, не мешающие движению основных «групп мышц». Причём их стоило распределить ровно так, чтобы инородные тела стояли плотно, не торчали и не допускали бесполезных пустот. Как итог, на практике выходило, что без помощи ИИ этим мог заняться мог только опытный химик-материаловед. И то на подборку состава могло уйти несколько часов, а на время, пока ассамблер сконструирует достаточно материала для 3D-принтера и того – дни.

Потому пришлось выбирать из имеющихся заготовок. Чем Зиновий и занялся, блуждая по складам долгие десять минут. К счастью, в запасниках медицинского кабинета нашлась пара женских искусственных ног, соответствующих по параметрам и подходящих по габаритам для Ленкиного тела. О лучших протезах в данный момент думать не стоило.

– А ты можешь сделать мне живые ноги? – С надеждой в голосе спросила Елена.

– Могу. Но твой обессиленный организм не переживёт полный курс иммунодепрессантов. Годного материала в коридоре, конечно, хватает, но не хватает времени, чтобы устроить тебе месяц-другой реабилитации. Это если выдержит сердце. Есть ещё вариант взрастить в пробирках ноги из твоего собственного биологического материала. Но это ещё дольше.

– Нет времени. – Слабо улыбнулась Ленка. – Как знакомо. Ладно, ставь костыли. Чужих ног мне не надо. Трупа ещё на себе таскать не хватало.

Зиновий погладил горячий лоб. Ленка держалась с высокой температурой на пределе, балансировала на грани жизни и смерти. Отсюда депрессивное состояние и бредовые мысли. Она жаждала избавления и как можно скорее.

Зёма подошел к пульту управления, вдел руки в перчатки-джойстики и принялся двигать лазерами робота-хирурга. Первая часть работы прошла как по маслу: разбираться с резкой гипса долго не прошлось. Полуавтономные системы не допускали повреждения кожи без необходимости прямого вмешательства. Об этом знал каждый медик. Потому многие ещё на курсах подставляли под лазеры руки, проверяя систему безопасности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное