Степан Мазур.

Дыхание Власти



скачать книгу бесплатно

Посвящаю цикл матери. Любимому, родному человеку. Ты никогда не сдавалась и не опускала рук. Живи же долго и счастливо.

Люблю тебя, мама…



Пролог

Забегая вперёд.


– Ты её не получишь! – Прокатилось по полупустому помещению, отразилось от стен тяжёлым эхом и вернулось к Эмиссару. Золо прогудел вибрирующим басом. – Сах'рэ!

Стёкла по всему периметру пентхауса небоскрёба разлетелись вдребезги от магического гласа. Осколки вылетели наружу и устремились вниз. Падая со сто двадцатого этажа, острые кромки стекла приобрели убойную силу. Прохожих постигла печальная участь. Но Эмиссара не заботили подобные мелочи. Проблемы людей его давно не касались. Чем меньше, тем лучше.

Сергий Корпионов опустил сложенные ладони. Серебристая завеса щита померкла.

– Сами как-нибудь разберёмся. Без тебя. Или лучше «бес»?

Эмиссар Золо исчез в воздухе. Чёрная молния устремилась к вихрастому гостю, но растаяла, не задев его. Сергий вскинул руки, разрезая волновой выпад на две части. Пол и стены за спиной потрескались. Волна вырвала позади кусок гранитной колонны и затихла, потеряв мощь.

Кулак вихрастого парня объяло пламенем. Эманация элемента огня четвёртого уровня поплыла по воздуху вместе с ударом. Появившийся Золо выставил щит, перехватив удар, но пропустил нужный момент и опалил себе запястье и манжет рубашки. Запахло палёным. Эмиссар взревел и отскочил от непрошеного гостя на безопасное расстояние.

Скорпион, улыбаясь, облизнул вздувшийся волдырь на костяшке. Рана быстро затянулась, больше не напоминая, что с огнём шутки плохи.

– Знаешь, Золо… Зря ты всё это затеял. Не скажу, что я потерял время. Наоборот, стал сильнее. Но это обернулось катастрофой для тебя. Я вырежу всех Эмиссаров, замкнув весы. Ваша игра больше не к месту.

– Ты не первый качаешь весы баланса. Ничего нового. Удиви меня, мальчик.

– К чертям весь ваш баланс, псы цепные! – Вскричал Скорпион. – Ваш Хозяин будет низвергнут. Система порабощения душ будет уничтожена.

– Псы?! На колени, щенок! – Глаза Золо почернели от ярости. Воздух в зале сгустился, потяжелел. Слух Сергия резанул до боли тонкий звук, на уровне ультразвука. Волны усилились, повреждая уже и кожу. Давление на перепонки повысилось, грозясь лишить слуха и искалечить тело.

– Ты меня не понял?! Вы больше не к месту!!! – Скорпион сдвинул руки, выставляя ладони. – Иное время!!!

По полу и потолку пошли трещины. Мебель, встретившуюся на пути, разнесло в щепки. Золо отбросило к стене. Эмиссар распластался по ней, обливаясь кровью.

– Шельэ хаса, – прошептали губы Золо.

Чёрная молния пробила потолок, за мгновения сжигая массивные плиты чудовищной температурой. Миг – и она устремилась в голову Скорпиона.

Удар!

Синим светом окутало всё помещение. Сергий перехватил молнию, уже готовый к нападению. Щит был создан ранее удара.

Эмиссары не останавливаются на одном ударе и всегда добивают сразу, не давая шанса.

Бой шёл на пяти из семи возможных уровней. На физическом, самом низшем, молния превратилась в гюрзу. Руки бойца цепко схватили её, вытянув извивающееся тело над головой. Победоносная улыбка вихрастого воина стала шире. Несколько мгновений в руках черноволосого гостя… и змея пала к ногам кусками гниющего мяса.

Мгновение, и оно испарилось без остатка.

Скорпион развёл руками, сгущая воздух. Мышцы напряглись. Синий свет, исходящий от его ладоней стал для эмиссара невыносимо ярким, обжигающим глаза и кожу.

– Ди-во! – Слетело с губ северного варвара.

Сам воздух сгустился в шар, обретая большую плотность. Заряженный снаряд пролетел помещение. Миг, вспышка и… потолок здания подбросило, вырвало большой кусок.

В последний момент Сергий с огорчением заметил, как что-то вмешалось и спасло Эмиссара от низвержения.

Пыль улеглась. Дом устоял, хоть и лишился крыши. Общая конструкция устояла. На гостя холодно и обреченно посмотрели знакомые глаза.

Её глаза.

– Не-е-ет!!! – От крика Скорпиона здание завибрировало.

Часть первая. Управление

Глава 1. Заставь меня верить

Возвращаясь назад.


Чёрный Кавасаки прыгал на ухабах грунтовки, оставляя за собой облако пыли. Байк гнал, не жалея лошадиных сил. Рука в безпальцовке завернула ручку скорости до красной черты, и стальной зверь встал на заднее колесо.

Ветер остервенело рвал иссиня-чёрные кончики волос мотоциклиста, трепал со звуком развивающегося флага. Опаздывать на совет не входило в планы Сергия Корпионова.

Управлять мотоциклом в семнадцать было лет гораздо удобнее, чем в четырнадцать, когда начал водить. Возмужавшее тело прибавило роста, силы, объёма. Плечи раздались вширь, руки окрепли, скулы заострились, добавив мужественности. Спортивный «лежак» больше не грозил выйти из повиновения. В седле наездник сидел, как литой.

В ухе пискнуло, выключая музыку плеера в стиле «хэви металл»:

– Леопард вызывает Скорпиона. Прием.

Не сбавляя скорости, не снимая шлема, Сергий ответил:

– На связи, Лео.

Весёлый голос Семёна Егорова по кличке «Леопард», докатился из недр гор чистый, без помех. Дмитрий закупил в отечественных НПО замечательное оборудование радиолокационной связи, которому не мешали ни солнечные бури, ни проблемы со спутниками.

– Скорп, все в сборе. Если не прибудешь через двадцать минут, начинаем разбор полётов без тебя. Сам вольностью наградил, сам и наслаждайся. Хреновый из тебя диктатор. Сам знаешь.

– Больше ста пятидесяти по грунтовке не выжимает даже на одном колесе.

– В мастерскую закинь. Пусть модернизируют. Техники у нас неплохие. Крылья приделают, полетишь через леса и поля. Ещё и автопилот поставят, чтобы спал на ходу.

– Блондин, завязывай с мясом. Злой, как волчара. А день только начался.

– Да? А что там у тебя в плеере играет? Вроде не классика. Мясо он, видите ли, не ест, а вот от тяжёлого металла робкий, как овечка.

– Это чтобы не уснуть.

Сёма подло захихикал, вспоминая время последнего сна. Сухо обронил:

– Ждём. Конец связи. – Отключился.

Плеер в автономном режиме вернул музыку, прибавил громкости:

 
Я колдун в этом городе снов[1]1
  «Древний герой». Авторское.


[Закрыть]

Смерть обходит меня стороной,
Только я вне веков,
Только я без оков —
Всадник ада служить мне готов.
Посох в старых руках,
Мудрость в чёрных глазах.
Седина до плечей
Ворох дивных речей.
Да! Я древний герой!
Боги вместе со мной!
Только вместо меча —
Кипы книг и свеча.
 

Мотоцикл яростно взревел, почти полетел над землёй. Каждый поворот мог оказаться для мотоциклиста последним, грозя потерей управления. Но ни рессоры, ни колёса «Кавы» не подводили. В последние секунды Сергий вписывался в дорогу, не допуская заноса на гравии.

 
В тишине моих дум,
В серебре новых лун
Я иду за собой,
Ветер-братец со мной.
Смысл жизни раскрыт —
Дальше жить он велит.
Посох в старых руках
Мудрость в чёрных глазах.
Седина до плечей
Ворох дивных речей
Да! Я древний герой!
Боги вместе со мной!
Только вместо меча —
Кипы книг и свеча.
 

Очередной поворот вывел к разбитой дороге лесозаготовительной компании. В колеях от КамАЗов можно было утопить мотоцикл. Благо луж нет, солнце испепелило грязь, скатало до состояния бетона. Но всё равно скорость пришлось сбавить почти до нуля. Не автобан. Даже не те бледные подобия нормальных дорог, что отстроили за огромные деньги, сделали платными и все равно утопили в канавах и грязи в последнее время по стране.

Дорожные службы упорно делали вид, что не умеют делать дороги для людей.

«Да покарай меня Перун, если до конца года не сделаю эту трассу пригодной для гонок. К чёрту всевидящее око спутников. Пусть смотрят. Лучше так, чем постоянно терять время на ухабинах», – подумал Сергий.

Двое подтянутых мужиков на КПП кивнули, изображая беспечность. Профессионалы искоса обследовали новоявленную фигуру с ног до головы. Признали сына хозяина базы ещё издали, едва подъехал к воротам.

«Все запуганы глобализацией. Стоит поднять глаза к небу – получишь свой снимок по почте на следующий день. Так дело не пойдёт. Время и свои игрушки в космос закинуть. Или пора сбивать те, что бдят. Неплохо бы совместить. Отдаваться под тотальный контроль заокеанского хозяина не собираемся, пусть даже глобализация – естественный процесс», – продолжил развивать мысль Сергий.

Он заехал под козырёк и вручил мотоцикл первому сторожу. Второму отдал шлем, на ходу обронил:

– Слава, загони коника в мастерскую. Пусть проверят по всем параметрам. Мощности не хватает. Нужна чудо-кнопка. Как у Джеймса Бонда.

– Сделаем, босс, – с пониманием ответил сторож. – Пару цилиндров в движок добавить?

– Неплохо бы. Только дорог нормальных нет. Улечу с трассы – и поминай, как звали. Так что кнопку отменяем. Запиши лучше в смету асфальтирование.

– А маскировка базы?

– А ты закажи асфальт под цвет грязи. Должны же мы сбивать потенциального противника с толку.

– Это верно.

На кожаную куртку накинул потрёпанную ветровку. Сверху, если кто зорким глазом спутника глянет, задействовав GPS, ГЛОНАСС, Бэйдоу или другие, то увидят обычного работягу, который вышел из барака и пошёл по своим делам. Банальная база, редкие рабочие. Всё разваливается и доживает свой век, как и положено отмеченной на угасание теневыми деятелями проигравшей в Холодной Войне стране.

Ноги помчали вдоль старых потрёпанных лесозаготовительных машин. Техникам и трудиться над аппаратами не пришлось, чтобы те были похожи на старые развалюхи. Российский автопром в целом не мог вернуть уровня производства СССР, сколько в него не вливали миллиардов. Оставалось лишь сожалеть об уровне легендарных ГАЗ-66, «Волг», «Чаек» и им подобные «танков», которые работали десятилетиями без капремонтов. Обречённая отрасль автомобилестроения при полном наличие конструкторов, инженеров, технических специалистов и профессиональных кадров, дизайнеров и полной комплектации заводов выдавала пыль, которая рассыпалась по российским дорогам так же быстро, как появлялись на них ямы. Парадокс, не имеющий объяснений для рядовых людей, но хорошо понятный управленцам при ближайшем рассмотрении политики развала самостоятельных отраслей государства.

Так что на базе со спутников автомобили выглядели доживающими свой век агрегатами, но под капотом каждая деталь стояла ещё в заводской смазке, блестели мощные моторы. Хоть сейчас в ралли «Париж-Дакар», где гонщики получают несколько КамАЗов, в которых от начинки родного завода остаются только корпуса.

Техники ручались – ни одна не подведёт. Грузовики в любой момент могли переквалифицироваться для перевозки любых грузов.

Скорпион прошёл вблизи вертолётной площадки с мрачными, некрашеными Ми-8, нырнул в неприметное здание. Трое в камуфляже в углу комнаты подскочили, но едва заметив, кивнули.

«Меньше слов – больше дела. На базе нет „отдавания чести“, знаков почёта. Салаги не служат, а профессионалам какой смысл друг перед другом кланяться? Каждый знает свою работу, каждый работает как индивидуум, без инструкций и указаний. Своим мозгом. Этим и отличаемся от системы. Но структура растёт и вскоре все равно придётся вводить ранги и различия», – размышлял Сергий над концепцией Антисистемы.

Солдат надавил на выемку в стене. Глазам предстал чёрный проход со скоростной, обтекаемой тележкой, с местами на шесть пассажиров.

Гость впотьмах залез в транспорт, прижался спиной к мягкому сиденью, обронил:

– Давай, Макс, запускай. Заждались уже главы семейств.

– Приятно ветерка.

Солдат прикрыл дверь, погрузив в полную тьму. Донёсся щелчок замка. По всему периметру уходящего вниз коридора зажглись энергосберегающие лампы. Два небольших реактивных моторчика по краям тележки заурчали, закряхтели. Личное изобретение Дмитрия вдавило в спинку сиденья. Тележка покатилась по наклонной вниз, набирая скорость. Двадцать километров до базы под горой преодолел за три минуты. На последних километрах система тормозов сбросила оглушительную скорость и плавно затормозила у платформы.

Техник проследил за тележкой, приветливо кивнул, отмечая посетителя в блокноте.

– Приветствую, босс. Как новые скорости?

– В порядке. Вы с отцом с каждый месяц делаете тележку всё удобнее и удобнее. Скоро засыпать начну. Но всё равно надо по базе струнный транспорт вводить. В перспективах будем расширяться.

– Неплохо бы, босс…

– Да вы что, сговорились все? – Вспылил Сергий. – «Босс», да «босс». Достало. Мы не итальянская мафия!

– Шёф? Хозяин? Начальник? – Перечислил техник, не меняя выражения лица. Привык работать с бизнесменами. К прихотям «деньги имеющих» тоже привык. Структуре пришлось приложить немало усилий, чтобы выкупить смышленую голову у одного олигарха. Строил сынишке парк аттракционов. Конструктор с мировым именем строил американские горки. Только так можно было заработать, ничего не воруя и никого не убивая.

Скорпион покачал головой.

– Семён Аркадьевич, вот как не стыдно? Вы меня старше на тридцать лет, два высших образования, а мне даже школу экстерном закончить некогда. Просто Скорпион или Сергий. И на «ты». Здесь всё так. К генералам и техничкам на ты. Нас мало, народ сплочённый, работает на идею, так что всё должно быть проще. Хотя бы первое время. Как иначе нам создавать разумную структуру?

– Без проблем, Сергий, – протянул рано седеющий техник, – непривычно просто. Мой прошлый работодатель фыркал, когда к его собаке без имени отчества обращались.

– Вот и чудно.

Едва Сергий вылез из тележки, моторчики развернулись соплами на сто восемьдесят градусов. Тележка без пассажира взмыла в горку, возвращаясь на старт.

Скорпион размял шею и быстрым шагом поспешил по коридорам. Десятки камер впились в новый объект базы, просканировали. Вся доступная информация вывелась на экраны модернизированного «Эльбруса-2» в командном центре. Российско-белорусский суперкомпьютер не обладал грацией, но выполнял всё от него требующееся и работал на отечественном софте, без возможности взлома по удалённой сети.

Сергий пробежался по светлой базе. В некоторых секторах стояли бурильные машины. Техники создавали новые площади, расширяя базу вглубь и вширь. Повсюду шныряли полчища рабочих, техников, спорили архитекторы. Работали энергично, но без лишней суеты. Каждый знал своё дело. Друг другу не мешали.

Сергий остановился перед массивной дверью с двумя близнецами-солдатами по краям. Элитная охрана – внешнее кольцо базы.

Левый близнец обронил тяжелым басом:

– Вас ждут, босс.

– Не вас, а тебя, – в сотый раз поправил «босс» базы. – И не босс, а Скорпион. Как дела на территории?

– Спокойно, – ответил второй близнец. – Как в морге.

– Только люди работают, – добавил первый. – Как пчёлы. Стабильность.

– За такую стабильность даже страшно становится.

– Ага, не дай бог на инновации наткнемся.

Сергий хмыкнул. Действительно. Либо с нуля до высот, либо никак. Любые попытки модифицировать лом приводят к печальным последствиям, пока не происходит качественного сдвига в технологической сфере.

Гость положил руку на датчик, зафиксировал глаза, глядя в одну точку. Лазер прочитал отпечатки, прошёлся по радужной оболочке.

– Открывай, – обронил Сергий обычным голосом. – Свои пришли.

– Свои дома сидят, – ответила программа компьютера Сёминым голосом. – Но тебя я знаю. Ладно, проходи последний раз.

– В последний раз тебя Сёма озвучивает!

Близнецы заржали над новым приколом. Блондин скучать не давал.

Голос Сергия обработался, прошёл через фильтры, сравниваясь с оригинальной записью. Створки бесшумно разъехались в стороны, исчезли в выемках. Плоские лампы зажглись по всему периметру коридора мягким, ненавязчивым светом.

Скорпион пошёл по коридору, стараясь шагать как можно громче. Но прорезиненный пол упрямо глушил любой намёк на звук. Посередине коридора остановился. Дальше ни шагу или крупнокалиберные пулемёты изрешетят вдоль и поперёк. Левую руку приложил к одной из ламп. Ещё один замаскированный индикатор прошёлся по отпечаткам. Лишь затем потайная дверь отъехала в сторону.

Как ни пытался привыкнуть к отсутствию скрипа дверей, не получалось. Это в голове обывателя клеймом застыло определения, выдаваемые телевизором и роликами в интернете, где все российские за пределами внимания президента перед выборами обречённо на угасание. Базы и лаборатории сплошь грязные, заброшенные, доживающие свой век. Они словно забыты после глобальной катастрофы, а вся страна в нищете и разрухе. Для антуража везде обязательно должна висеть паутина, гореть одна-две лампочки на всей территории и каждая дверь открываться с жутким скрипом. В голливудских фильмах солдаты, охраняющие подобные объекты, стоят в тулупах и ушанках. Из каждого кармана по бутылке. Мировой гегемон приложил немало усилий, чтобы Россия «гордилась» своими детищами. А коллаборационисты[2]2
  Коллаборационизм – добровольное сотрудничество с врагом в его интересах и во вред своему государству или союзных с ним стран.


[Закрыть]
с радостью представят сталинские бункера времён войны как единственно возможные сверхсекретные базы, смешивая всё в одну кучу.

Но на подземной базе «Тень», в семистах метрах под хребтом Сихотэ-Алиня Голливуд не любили. «Колабов» просто уничтожали по первому правилу Антисистемы наряду с наркоманами, производителями и поставщиками наркотиков, маньяками, казнокрадами и прочей накипью человечества. Здесь разрушали общепринятые мнения и не мололи языком, а решали конкретные вопросы. База разрасталась и упрямо заставляла верить в завтрашний день.

Последняя дверь запрыгнула в стену, и глазам предстало обширное помещение с почти домашней обстановкой.

В центре стоял круглый стол с кипами карт, схем, бланков. Картами увешана добрая часть комнаты – спутниками и внешним Интернетом пользоваться запрещалось, до разработки экранизирующих систем. Приходилось пользоваться внутренней систему, получившим название Руснет. Самые секретные каналы пеленговались и могли ставить расположение базы под удар. А свой собственный спутник на орбите или целая орбитальная группировка, пока виделся несбыточной мечтой. Как и системы виртуальной и дополненной реальности.

Антисистема едва встала на ноги. Приходилось все сводки, схемы и расчёты распечатывать на бумаге, в лучшем случае задействовав собственный компьютер базы, софт под который писался на коленке тут же. Из зарубежной техники на базе были лишь три плоских жк-телевизора. Техники базы усовершенствовали антенну базы. Она ловила большинство каналов мира и любые радиочастоты. Сам собой сформировался аналитический отдел, прослушивающий по тем частотам нужные переговоры нужных структур.

Один из трёх подобных телевизоров как раз висел в командной комнате. Приглушённо бурчал, показывая мировые новости. За столом сидел неполный десяток оживлённо беседующих человек. Патриоты дела, пассионарии. Восемь лиц тайного совета с одним из новеньких.

Мозг услужливо разложил по полочкам всю информацию.

Дмитрий Александрович Семёнов – приёмный отец. Основатель базы, уволившийся из оборонки, чтобы вплотную заняться любимым детищем – наукой. Он возглавлял всё, что касалось научной деятельности, технических свершений или нестандартных подходов к законам физики. Именно ему по чистой случайности перепало единолично владеть базой «Тень», напичканной самым современным вооружением и оборудованием периода последних дней СССР. Старые наработки и спустя двадцать лет неплохо держались.

Рядом с отцом сидел капитан Александров. Сан Саныч. Бывший служивый «Альфы» в отставке. Он отдал полжизни служению Родине, был рано и незаслуженно уволен, когда пошёл против начальства. Но не отчаялся и организовал частное охранное агентство «Скорпионовцы». На Саныча ложилась большая часть бремени по воинской части, охраны, поиск новых кадров и снабжения сотрудников оружием. На данном этапе развития основной стабильный доход база получала от его действий. Так что работы было немало.

Ему часто помогал Никитин – майор Альфы. «Официальный военный», как он сам себя называл. Редкий гость на территории базы «Тень». Он никак не укладывался в рамки только лишь своей службы командования хабаровской «Альфой» и понимал, что скоро сверху придёт приказ о ликвидации его, как самодеятельного, здравомыслящего субъекта. Но перед своей пенсией, Никитин искал недовольных системой по всем каналам доступных связей. Людей, которым осточертела однобокость госаппарата, было не мало. Так что формируемой единомышленниками структуре нередко выпадали бонусы: людьми, ресурсами, советами, информацией.

Четвёртым и пятым человеком в совете были Даниил Харламов с позывным «Медведь» и Андрей Ан, больше известный в своих кругах, как «Кот». Своё прозвище Андрей в последней миссии. Прижилось.

Оба отвечали за разведку и контрразведку структуры. За два последних года эти сотрудники прошли Кавказ и понабрались опыта в горячих точках по миру, участвуя во многих локальных конфликтах лицом к лицу, участвую в операциях в Афганистане, Сирии, Ливии, Ливане и Египте. Они тоже собирали информацию и отбирали полезных людей. Последние два месяца торчали на Российско-Грузинской границе с отрядами спецназа, уничтожая наркотропы и самих поставщиков «белой смерти». Нередко после спецопераций «Тени» перепадали ящики конфискованного у банд-формирований вооружения и партии денег. С Кавказа после службы под командованием белоруса и корейца возвращались и желающие служить в новой структуре. Это было структуре на руку.

Шестым был Василий. Одноклассник Скорпиона. Молодой гений, которого так и прозвали «Гений». На первых порах он помогал Дмитрию, заинтересованный базой с антигравитационными устройствами в научных интересах. Но вскоре занялся аналитикой, сметой расходов, бюджетом Тени. Сам собой занял должность координатора ресурсов, сводок и идейным мастером. Он успевал везде, собирая под своим крылом младших техников, аналитиков и хакеров. Гений практически безвылазно жил на базе, экстерном закончив одиннадцатый класс раньше срока. Оставалось сдать только ЕГЭ, и можно было породниться с Антисистемой навсегда. Влез по уши в дело, в котором рассмотрел зерно переустройства мира.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное