Степан Матросов.

Сейги. Ассимиляция



скачать книгу бесплатно

– Хорошо, твою точку зрения я выслушал, – стараясь, чтобы его голос звучал как можно более нейтрально, кивнул Арч, после чего перевел взгляд на второго своего воспитанника. – А ты, Ньют? Какие у тебя мысли на этот счет?

Ньют медленно поднял взгляд на своего наставника.

– Броню необходимо улучшить.

Если честно, ученый не ожидал от парня именно такого ответа. Каких-то рассуждений относительно того, как проходил бой между Сейгами и как это можно использовать в их дальнейшей работе и тренировках – да, к этому он был готов. Но вот чтобы обычно малоэмоциональный и немного замедленный, когда дело касалось разговоров, Ньют высказал результат своих мыслей вот так прямо, в лоб – это было нечто новенькое.

– Что ты имеешь в виду?

– Наша броня вскоре может не выдержать сражения с трейтами, – пояснил парень. – Что мы знаем о них? Крохи информации. То, что они являются андроидами, способными развиваться за счет взаимодействия с человеком. То, что подобного рода эволюция наделяет их теми или иными способностями. Это всё. Всё, что нам о них известно на данный момент. Характер этих способностей, вероятность их появления – мы ничего из этого не знаем. Так как мы можем быть уверенными в том, что среди них не появится трейт, способный воспроизводить наше собственное оружие? Как мы можем быть уверены в том…

– …что не падем от своей же руки?.. – в очередной раз перебив Ньюта, задумавшись, закончил Арч. Ему уже приходила на ум такая идея, однако в данный момент его больше удивляло то, что ее ухитрился озвучить его воспитанник. Озвучить слово в слово так, как он проговаривал это про себя во время недавних размышлений. Словно между ними существовала некая связь… впрочем, возможно, это было лишь совпадение. Параллельность течения мыслей учителя и ученика.

Дрейк перевел взгляд с наставника на друга и обратно. Затем еще раз. Подобное единство мыслей было для него в новинку.

«И когда они успели так спеться?»

– Вы это серьезно, ребят? – вновь переходя на фамильярность по отношению к человеку, который был намного старше него, поинтересовался он. – Трейты, которые смогут воспроизвести нашу технологию? Трейты, которые смогут одолеть нас нашим же оружием? Бросьте, блин. Мы уникальны. А эти жестянки всего лишь андроиды. Да, они могут развиваться, да, они разумны, но они не люди. Они слишком примитивны.

Когда Дрейк только начал спорить, в глазах ученого еле-еле разжегся интерес, связанный с возможной интересной дискуссией. Теперь же погас, к сожалению, и он. Его воспитанник не понимал очевидных вещей – видимо, даже собственный опыт не был для него учителем.

– Дрейк, мне напомнить тебе ваше с Ньютом задание три месяца назад? – пытаясь скрыть иронию, но не особо преуспевая в этом деле, поинтересовался Арч. – То самое, на котором вас зажали три этих… как ты там их назвал… примитива?

По возникшему в глазах парня практически животному ужасу мужчина понял, что несколько перегнул палку. Дрейку, наверное, очень не хотелось вновь переживать те самые события.

Однако отступать было поздно – возможно, возвращение к собственным воспоминаниям и даст Сейгу ответы на тот ряд риторических что для Арча, что даже для Ньюта вопросов, которые он задал?

* * *

Пригнувшись, парень быстро скользнул в вентиляционный люк, заботливо прикрываемый до этого огромным контейнером для мусора – видимо, работавшие в ныне заброшенном здании люди предпочитали запах отходов и протухших продуктов чистому аромату свежего воздуха (а что? Любые предпочтения, даже кажущиеся самыми-самыми неадекватными, следует уважать!) – и перевел дух. Контейнер на колесиках вновь закрыл собой лаз весьма вовремя – сквозь маленькую щелку в стене, из которой бил дневной свет, Сейг успел заметить мелькнувшие две пары ног. Его след, несомненно, потерян на несколько минут, однако найти его будет не слишком уж сложной задачей.

Выбравшись из люка, Ньют поднялся на ноги и осмотрелся. Похоже, здание, в которое они с напарником попали, некогда было чем-то вроде завода или же ангара для устаревшей техники. Об этом говорило большое количество разнообразных станков и приборов, расположенных в нескольких метрах от них. Наметанным глазом парень видел, что они считались устаревшими еще во времена Общей эры – и это несмотря на то, что сам он эру единого государства, к сожалению, не застал, будучи рожденным, как и его лучший, но несколько обделенный умом друг, немногим позже Глобальной Катастрофы.

Место для вытяжки, стоит сказать прямо, было выбрано теми, кто раньше работал здесь и кому принадлежало заброшенное здание, довольно странно. Обычно она располагалась сверху, под крышей, которая, кстати, на данный момент времени готова была скоро обрушиться – металлические пластины, из которых она состояла, уже не были единым целым, а словно «наезжали» друг на друга – однако расположение снизу… словно и являло ее истинное предназначение – возможность использования ее в целях скрыться от назойливых преследователей.

Но отставим лирику. В заброшенном здании Ньют был не один, и это уже радовало – в компании с напарником у него было куда больше шансов дать отпор противникам, которые вскоре должны были их обоих обнаружить. Впрочем, шансы несколько уменьшались в силу немного неудачных обстоятельств.

Держась за ногу и кривясь от боли, Дрейк поднял взгляд и встретился глазами с Ньютом. Лицо того оставалось спокойным и несколько безучастным – но голос, отнюдь, оказался куда более эмоциональным.

– Куда? – кивнул Ньют на ногу своего напарника. Тот, морщась, попытался подняться, опираясь на его руку.

– Лодыжка. Крови нет, скорее всего, закрытый.

– Идти можешь?

Особой необходимости осматривать ногу друга Ньют не видел. За время тренировок и вылазок они очень хорошо изучили и возможности собственного тела, и возможности противников сотворить с их телами что-либо. Если Дрейк утверждал, что у него закрытый перелом лодыжки – значит, так оно и есть. Неплохая расплата за опрометчивость поведения перед лицом врага, что уж.

Парень покачал головой. Обычно активный, сейчас он чувствовал настоящий зуд по более быстрым передвижениям, однако начинавшая болеть от малейшей попытки передвижения нога несколько остужала его пыл. Но чувство юмора, к счастью, даже в подобные моменты оставалось при нем.

– Вряд ли. Разве что лететь, – перебарывая боль, улыбнулся Дрейк. Его малоэмоциональный напарник, к сожалению, этой улыбки не разделил.

– Вернемся в центр – я тебе точно устрою полет. И его последующий разбор. Чтобы неповадно было, – без тени улыбки произнес Ньют. Он не мог точно сказать, осознает ли Дрейк глубину того омута, в который они по его вине вляпались, и это его если не злило, то уж точно мешало улыбнуться и попытаться расценивать происходящее как всего лишь одно из сложных заданий. Сейчас ситуация была иной – их противниками было трио трейтов, и пощады ни от кого из них ждать не приходилось. У сходящих с ума андроидов было свое, выработанное за множество схваток и несчастных случаев, «трепетное» отношение к поборникам так называемой справедливости.

Началось все довольно-таки прозаично – они получили от наставника наводку на происходящее на востоке колонии бедствие. Три «чудовища, которые точно не могли быть людьми» (так охарактеризовал трейтов информатор Арча) устроили бойню в ресторане. Когда Ньют с Дрейком прибыли на место, они с трудом смогли отличить андроидов от настоящих людей – троица выглядела довольно естественно для представителей расы человеческой, лишенных даже необходимого для нормального мышления количества извилин, но наделенных взамен огромной силой. Обычный верзила-заводила с двумя своими дружками. Ничего необычного и требующего непосредственного участия Сейгов.

…так думали они оба до тех пор, пока верзила не поднял свою руку на маленькую девочку, сжавшуюся от страха под одним из столиков. Ее отец, метнувшийся наперерез негодяю, был отброшен в сторону резким ударом чудовища, нашедшего свою добычу. Чудовища, который никоим образом не мог быть человеком – у людей, даже у самых отбитых, всегда существовала грань, через которую ни в коем случае нельзя переступать. Конечно, среди них бывали и совсем сумасшедшие уникумы, однако верзила с компашкой под подобное определение не подходили. Здесь Сейги и осознали свою ошибку.

– Не тронь ее!

Ньют не успел даже опомниться – он лишь услышал крик своего напарника и увидел, как мелькнул его силуэт, направляясь к преступнику. Материализация нейрокостюма, призыв брони Сейга, диалог с искусственным интеллектом этой брони – все эти очевидные шаги стали для Дрейка чем-то ненужным. Чем-то лишним. Тем, что разумелось само собой.

Страшно закричав, он в мгновение ока оказался между девчушкой и верзилой и, полностью обретя контроль над собственной броней, ударил трейта в грудь, оттолкнув его на пару шагов. Большего достигнуть не удалось – андроид словно и не почувствовал той силы, которую Сейг вложил в удар.

– Какого черта… – прошептал Дрейк, а затем в полной мере ощутил, каково быть отброшенным на несколько метров – трейт, в отличие от него, на удары-блоки не разменивался. Бил наверняка.

Пробив спиной стеклянную витрину ресторана, парень вывалился на улицу. Закричали люди, проходившие мимо. Где-то заплакал ребенок. Пользуясь тем, что внимание трейтов на некоторое время оказалось отвлечено, Ньют призвал броню Сейга и, придав своему телу ускорение, взял на руки испуганную девочку, передав ее потирающему ушибленную спину отцу.

– Бегите! Скорее!

Трейты не обратили на действия второго Сейга ни малейшего внимания – они, как быки, увидевшие красную тряпку, следили за передвижениями поднимающегося с земли Дрейка. Слава богам, его костюм оказался не поврежденным – да и чего бы стоила высокотехнологичная броня, если бы ее можно было испортить всего лишь одним ударом и осколками стекла?

– Ублюдок…

Взглядом проследив, чтобы мужчина с дочкой безопасно вышли через служебное помещение – персонал ресторана был не настолько испуган, чтобы потерять способность адекватно оценивать происходящее, – Ньют повернулся к напарнику, собираясь по внутренней связи быстро обсудить план дальнейших действий. Однако увиденное им заставило его тут же позабыть об этой идее – «быки с обеих сторон моста» уже увидели свою красную тряпку.

– Дрейк, не надо… – начал Ньют, но воин тут же его оборвал.

– Я проучу его, друг! Не волнуйся, с этим я справлюсь один!

– Ты не!..

Закончить свою фразу Ньют не успел – Дрейк уже ринулся на своего противника, на ходу материализуя в руке оружие. Кажется, это был кинжал. Что ж, довольно неплохой выбор для ведения ближнего боя. Вот только в одном парень просчитался – забыл, позволив красной пелене бурлящей в жилах крови застлать разум, что у его противника есть и еще двое помощников. Когда напарник метнулся к нему на помощь, было уже слишком поздно. Двое трейтов взяли на себя Ньюта, а Дрейк остался один на один с верзилой, жаждавшим поставить на место зарвавшегося щенка.

Ярость, как известно, не самый лучший союзник во время поединка с противником, который дерется с тобой на равных. И этот неписаный закон природы в очередной раз доказал свою правдивость в тот самый момент, когда у не сумевшего отскочить Сейга громко хрустнула нога, а вслед за ней раздался крик, полный неподдельной боли.

Неведомым чудом им с Дрейком удалось убежать. Скрыться от преследующей их троицы трейтов, которая жаждала людской крови. Крови воинов, посмевших встать на их пути. Ньют отлично понимал, что выступать в одиночку против троих противников, имея в тылу своем раненого товарища, было бы решением куда более опрометчивым, чем допущенная напарником ошибка. Именно поэтому его мозг продолжал просчитывать различные ситуации, объединенные лишь одним – попытками придумать план, который позволил бы вызволить отсюда раненого Сейга. О себе Ньют не задумывался – в случае возникновения угрозы для жизни своего друга он готов был отдать собственную жизнь ради него.

Так прошло пятнадцать минут. Дрейк, понимая, что их бездействие в данный момент вызвано только лишь его переломом, попытался идти, но, вскрикнув, упал на землю. Допустил еще одну ошибку в виду желания действовать самостоятельно.

Сейги услышали, как нечто массивное ударило в стену здания как раз там, где находился вентиляционный лаз. Еще удар, еще, еще… и Ньют едва успел оттащить напарника в сторону, спася тем самым от брызнувших осколков кирпичной кладки заброшенного здания. Крик раненого воина привел врагов прямо по адресу – взгляд верзилы и двух его сообщников остановился на лежащем на земле раненом Сейге.

– Не смог далеко уползти, а, червяк? – ухмыльнулся трейт, сломавший Дрейку ногу. Его человеческое обличье соответствовало его силе – грузные мышцы, неспешная походка, поигрывание мускулами… показушничество, за которым, впрочем, скрывалась сила реальная. – А где твой дружок? Бросил тебя подыхать здесь, да, падаль?

Найдя в себе силы улыбнуться, парень посмотрел наверх. В тот же момент с горизонтально расположенной почти под самой крышей балки на противников сиганул Ньют с материализованным в руках мечом. Броня Сейгов, конечно, позволяла создавать и огнестрельное оружие, однако в ближнем бою оно было, во-первых, не особо необходимым, а во-вторых, к оружию холодному малоэмоциональный воин питал несколько большую страсть, чем к аналогам.

Крякнув от удивления, верзила все же успел среагировать на неожиданное событие – схватив своих напарников, он бросил их навстречу противнику, тем самым закрывшись их телами от могущего оказаться смертельным удара. Неподготовленная парочка трейтов закричала, чувствуя, как их тела рассекает клинок Сейга, однако сделать они уже ничего не могли – взорвались спустя мгновение после этого.

Приземлившись, Ньют поднял клинок и проговорил, глядя на трейта, успевшего метнуться к своей жертве и схватить ее за горло:

– Отойди от него. Ты больше не тронешь ни его, ни кого-либо из своих напарников, трус.

Верзила засмеялся, чуть сжав горло Дрейка. Перед глазами парня заплясали красные точки от недостатка поступающего в легкие кислорода.

– О чем ты, мальчик? Кто из нас больший трус – я, ведущий честный поединок, или же ты, нападающий из тени, разящий своих врагов со спины?

Не отвечая, Сейг метнулся к задыхающемуся напарнику, однако трейт покачал головой, еще сильнее сжав горло парня. Тот захрипел, пытаясь вырваться из лап чудовища.

– Еще шаг – и твоему дружку конец. Впрочем, вам обоим и так недолго осталось…

На глазах Ньюта человеческий облик начал стираться, уступая иному, менее уникальному образу. Несколько мгновений – и перед Сейгом стоял трейт в основном своем обличии – серокожего андроида, по своим очертаниям и фигуре напоминающего человека. Однако и этот облик уступил место иному – кожа начала взбухать, являя накачанные и бугрящиеся мышцы.

– Ты эволюционировал…

Сомнений не было – перед его глазами стоял развившийся трейт, способность которому, впрочем, была дана вполне ординарная и не вызывавшая особого интереса – огромная сила. Но, как показала практика, и подобные возможности при правильном их применении могли дать просто потрясающие плоды – и ноющая от сильной боли сломанная лодыжка Дрейка говорила как раз об этом. Впрочем, вряд ли сейчас он чувствовал особую боль в лодыжке – требующие воздуха легкие и сердце порождали боль куда более заметную.

– Н-Ньют… – прохрипел парень, пытаясь дотянуться до браслета на своей руке и призвать броню Сейга. Тщетно – пораженные судорогой руки уже не слушались своего хозяина.

Трейт с удовольствием смотрел на то, как корчится в агонии в его руках ничтожное человеческое существо, став его жертвой. Дождавшись, когда глаза Дрейка закатятся, он отбросил его в сторону, вновь переведя взгляд на застывшего на месте воина.

– Ну что, хочешь последовать за ним? – будь это его человеческая форма, на лице трейта можно было бы прочитать кривую улыбку. – Обработаю тебя также, пожалуй… а уже потом наслажусь медленной смертью вас обоих.

Уже на бегу материализуя в руке второй клинок, парень бросился на противника, впервые в своей жизни орудуя сразу двумя клинками. Колющие, рубящие, секущие удары – все это слилось в одно большое торнадо, охватившее трейта и разящее его со всех сторон. Трейт, казалось, и сам не ожидал подобной скорости от своего противника.

Дрейк дернулся, закашлявшись и чувствуя, как его легкие с трудом, но вбирают в себя воздух. Похоже, они еще будут некоторое время болеть…

– Ньют… – прошептал он, смотря, как тот перемещается вокруг противника, не давая тому ни единого шанса нанести удар, после чего вновь потерял сознание. Организм опрометчивого Сейга требовал отдыха и восстановления.

* * *

После катаклизма, от которого пострадала большая часть населения планеты Земля, единое государство осталось разбитым на колонии выживших. Об этом говорилось ранее, об этом стоит упомянуть и теперь. И у подобного напоминания есть своя весомая причина.

Cеверная колония отличалась от других скоплений выживших тем, что поспешила сразу обособиться от внешних воздействий. Большое количество вооружения, полная готовность дать отпор противнику – всем этим было сложно удивить жителей планеты, пережившей Глобальную Катастрофу, и потому находящейся в стадии если не естественного, природного, то уж точно общественного разлома. Ведь что такое, по сути, колонии, как не отдельные государства? Дифференциация, войны, вражда… всё то, от чего так безуспешно старались избавиться сторонники создания единого государства (а их в свое время было немало), вновь вернулось на круги своя на новом витке истории. Столь же забавный, сколь и довольно грустный итог.

Нельзя было сказать, что подобный итог не был предсказуем – вырождение народа, населявшего данную колонию, началось еще задолго до Катастрофы. Чего уж там – задолго до появления единого государства. Формальное объединение всего человечества лишь отсрочило неминуемое.

Но если другие колонии, в том числе та, что находилась на стыке объединенных континентов, были готовы к сотрудничеству даже несмотря на то, что оберегали свои интересы куда больше, чем интересы возможных союзников, то северная колония была иной. Чтящей собственные традиции. Чтящей собственное спокойствие – память о войнах, некогда гремевших на территории их страны, непросто было удалить из сознания людей. Поколение за поколением, человек за человеком… все они помнили об ужасах войны, об ужасах предательства, и это накладывало определенный отпечаток как на менталитет жителей колонии, так и на их отношение к выходцам из иных поселений.

Но отбросим на некоторое время общность и перейдем к куда более конкретным представителям.

Пробираясь сквозь заросли деревьев – уж чем-чем, а этим данный ареал славился, – Элиас пытался найти тропинку, о которой ему сообщил наставник. Неизвестно, насколько возможным это было в подобной темноте – стояла глубокая и тихая ночь, и только ночное зрение да подруга-луна могли помочь что-то увидеть в глубинах тьмы. По этой тропе, кажется, можно было выйти на дорогу, которая увела бы его за пределы колонии – а раз цель, которую ему необходимо было поразить, была только на подходе к их границам, стоило предпринять мероприятия по ее нейтрализации еще до того, как она сможет сотворить что-нибудь плохое. Именно этим в данный момент воин-одиночка и занимался.

С виду Элиас был похож на обычного двадцатидвухлетнего молодого человека. Европеоидная внешность, коротко стриженные каштановые волосы, изумрудные глаза, защитный костюм, не обременявший, к счастью, его движений… что еще можно было сказать о защищавшем колонию от преступников парне? Имя его, кажется, некогда было русским – Илья, но оно претерпело изменения еще в эпоху единого государства, на закате которой он и был рожден. Точнее, за год до его падения.

Шевельнувшиеся слева кусты привлекли его внимание. Остановившись, Элиас включил инфракрасное зрение в защитных очках и, удовлетворенно кивнув, поднял вверх автомат.

– Выходи, или я стреляю на поражение.

Кусты продолжили шевелиться, мгновением спустя затихли. Кажется, оттуда даже был слышен смешок. Парень помрачнел.

– Приказываю тебе выйти!

Прятавшееся в кустах существо поступило довольно неожиданно – вместо того, чтобы осторожно выйти (а направленное на тебя дуло лучевого автомата должно было внушать определенное уважение к тому, кто на тебя его направил, согласитесь?), оно резко выпрыгнуло прямо на солдата, сбив его с ног. В воздухе сверкнуло показавшееся воину-северянину искривленным лезвие, после чего очки оказались уже непригодными к дальнейшему использованию.

– Я не подчиняюсь приказам.

Выпрямившись, существо отошло на несколько шагов от Элиаса, позволив тому подняться. Теперь он мог видеть того, кто на него напал, – это был человек (или, во всяком случае, выглядящее как человек существо) его роста с выглядывающей из-под надетого на голову капюшона темно-синей куртки прядкой русых волос.

Кто это мог быть? Человек или трейт? Выслеживание и наказание последнего как раз и являлось целью парня, однако, по данным Данка Эрстела, его наставника, он еще должен был находиться на подходе к колонии, но никак не в ее черте.

– Кто ты? – вновь направив автомат на противника, спросил Элиас, тщетно пытаясь увидеть тщательно скрываемое незнакомцем лицо. Тот в ответ на этот, казалось бы, простой вопрос, покачал головой.

– Ты трейт?

Незнакомец, казалось, заинтересованно посмотрел на солдата, произнесшего, очевидно, знакомое для него слово, однако вновь покачал головой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное