Стелла Вайнштейн.

Украденная служанка



скачать книгу бесплатно

– О! – Я пьяно наклонилась вперед, выставив указательный палец. – Последнее – для меня. Я выращивала рерио, таких маленьких рыбок. Вживляла светящиеся гены в гипофиз. Подавала большие надежды, думала сделать вклад в отечественную науку!

– Ты говоришь непонятные вещи, милочка, но общий посыл мне нравится. Главное, найди покровителя, а потом я постараюсь, возьму тебя к себе. Хочешь в лабораторию – не вопрос, оттуда обычно практиканты разбегаются.

– Найти покровителя? Но где?

– Если желаешь во дворец, то там.

Эмбия Уилкокс встала из-за стола, взяла свой бокал и подошла к огромному стрельчатому окну. Я тоже встала и, покачиваясь, направилась за ней, не забыв вино. Остановилась за ее плечом и посмотрела в сторону величественного замка на холме. Красиво перемигивались окошки в высоких башенках. Грозно чернели бойницы в крепостной стене.

Эмбия Уилкокс повернулась ко мне и подняла пальцем мой подбородок ближе к свету.

– Личико гладкое, глаза голубые, волосы цвета льна… Хорошенькая. И на ладонях кожа тонкая, без мозолей, видимо, ты в своем мире из обеспеченных.

Она ткнула бокалом в сторону дворца и сказала:

– Там! Вот где нужно искать аристократа, который готов взять под крыло бедную сиротку. Королевская чета дает временное убежище убогим, у которых нет своего клана, но только пока те работают во дворце. Если уволят – все, конец покровительства, ты легкая добыча. Но если не боишься натрудить свои нежные ручки, то, может быть, сумеешь кое-кому приглянуться. И тут главное – показать, что кроме миловидного личика ты имеешь кое-что еще. Эмбии всегда нужны, это твой единственный шанс попасть в академию.

Академия! В пучине отчаяния от окружающей неизвестности для меня, опьяненной вином, это слово ярко загорелось призраком надежды. Последние шесть лет я провела в высшем учебном заведении, до этого всю жизнь тоже была отличницей. Если я и смогу где-то выжить в чужом мире, так это в академии.

И еще в глубине души проснулось детское желание прикоснуться к волшебству. Может, я тоже смогу управлять непонятным ветром, лечить так же, как эмбия? А может, смогу экспериментировать, стать величайшим магом… То есть алхимиком, как их здесь называют. Почему бы и нет? Наш человек даст здешним сто очков вперед. Современное образование должно чего-то стоить…

Воображение уже рисовало радужное будущее, и мне даже захотелось остаться здесь ради него.

– Разве там нет вступительных экзаменов? – задумчиво спросила я эмбию. – Может, я смогу сама выучить материал?

– Милочка, разве ты еще не поняла? В нашем мире одиночки – ничто. В академии можно обучаться только при покровительстве своего рода. Так повелось давным-давно, чтобы лазутчики из Эдомии и Палесдии не затесались в ученики. Они давно мечтают освоить знания по алхимии.

Я сделала последний глоток изумительного вина, вздохнула и выдала:

– Согласна. Как попасть во дворец?

– Им всегда нужны служанки. Я найду для тебя подходящую одежду и дам рекомендации.

А теперь все, спать. Завтра тебе понадобится много сил.

Эмбия Уилкокс взяла в руки светильник, вставила в него горящую свечу из канделябра, проговорила извиняющимся тоном:

– У меня глаза болят от алхимических светильников. Люблю так, по старинке. Хотя воск особый, с добавками по моему рецепту. Горит вдвое дольше обычного и не чадит.

Она повела меня вверх по лестнице, устланной алым ковром. Провела через маленькую гостиную в длинный коридор. Достала ключи из мешочка, привязанного к платью у пояса, и отперла дверь.

– Белье чистое, сейчас принесу ночную рубашку. Кувшин с губкой – на подоконнике: советую освежиться, у тебя вся шея в земле.

Я дотронулась до шеи. Комки грязи, фу. И футболка в темных пятнах с зелеными разводами.

Я осмотрелась. Комнатка оказалась уютной и словно сказочной. В углу стояла узкая кровать с прозрачным балдахином. Напротив нее – шкаф с резными ручками. Подле окна – письменный столик с встроенными ящиками. На подоконнике – медный таз с кувшином. Я достала губку и стала протирать шею. Щиплет, значит, там еще и царапины. Вот бы в зеркало посмотреть…

В дверце шкафа пряталось зеркальце как раз на уровне лица. Я рассмотрела шею, на ней красовался бурый кровоподтек. И руки до локтя исполосованы при падении. А вот лицо… Лучше я в жизни не выглядела. Щеки раскраснелись от вина, короткие светлые волосы распушились ореолом вокруг головы. Словно поехала в отпуск на море, а не очнулась в другом мире.

Эмбия Уилкокс принесла сложенную ночную рубашку и полотенце. Пожелала спокойной ночи, посоветовав лечь пораньше. Сказала, что разбудит спозаранку.

Я положила одежду на кровать, но переодеваться не спешила. Дождалась, когда стихнут шаги в коридоре, и выглянула из своей комнаты. Тихонько прошла по коридору и спустилась по лестнице. Кроссовки ступали абсолютно бесшумно. Я вышла из парадной двери во двор и принялась искать в огороде мой родимый рюкзак.

Апельсиновая луна закатилась, света стало меньше. Пришлось пригибаться к земле и руками трогать подозрительные предметы. Нашла бумажку от шоколадного батончика, но сам рюкзак не обнаружила, сколько я ни искала, его и след простыл.

Чтоб этим стражникам икалось, ворам проклятым! Хочу мою частичку родного дома, кошелек с фотографиями семьи!

Мама, папа! Я как-то не вспоминала о них до сих пор… Меня накрыла тоска по родителям. Они всегда были моей надежной опорой. Верили в меня, поддерживали во всем. Дима им не нравился, говорили, ему не хватает характера, и оказались же правы! Даже не хочу думать, что случится, когда они узнают, что я пропала. Конец света, они не придут в себя, известие их сломит. Вот бы передать им весточку!

Я подошла к двери, убрала камешек, который поставила, чтобы та не захлопнулась, и вернулась в свою комнату с пустыми руками. Сняла грязную одежду, протерлась хорошенько губкой. Ледяная вода взбодрила меня и прочистила мысли.

Ночная рубашка из тонкой ткани, которая, кажется, зовется муслином, приятно льнула к телу. Матрас оказался мягким. Перьевая подушка хорошо легла под голову. Я внезапно поняла, насколько сильно устала, и тут же заснула, несмотря на катившиеся по щекам слезы.

Глава 2
Дворец

Меня разбудили грубо, тычком в плечо и окриком:

– Вставай скорее! Эмбия тебя давно заждалась.

Я протерла глаза и села в постели. Надо мной стояла рассерженная служанка в длинном платье и чепце с оборками, высокая и худая как щепка.

– Одевайся, – приказала она, показывая на зеленое платье, лежащее на стуле.

– Сейчас, сейчас, – ответила я, вскакивая с постели.

Служанка скрылась за дверью, а я осталась стоять с бешено колотящимся сердцем. Я все еще тут, в другом мире. Что со мной будет?

За окном пока не рассвело, все тело ломило от вчерашней драки со стражниками, ужасно хотелось спать. Я мужественно прошлепала к окну и сполоснулась ледяной водой из кувшина.

– Быстрей, безродная!

Я вздрогнула и обернулась на девушку. Та смотрела презрительно, скрестив руки на груди, нетерпеливо притопывая. Сколько самодовольства было в ее голосе! Как это не вязалось со вчерашним радушием эмбии Уилкокс.

– Будешь смотреть, как я раздеваюсь? – спросила я холодным тоном, вопросительно подняв бровь.

Служанка ретировалась. Пусть я одинока, но не дам себя в обиду. И не поддамся внушению, что ущербная, из-за снисходительного отношения окружающих. Буду вести себя с достоинством, и плевать мне на недоброжелателей. Эмбия Уилкокс обещала мне место, это уже что-то…

Платье село как влитое, тут же нашелся и чепец, и белый передник. Я бросила быстрый взгляд в зеркало. Просто чудо, я никогда раньше не просыпалась настолько свежей. Воздух, что ли, такой, живительный?

Эмбия Уилкокс сидела внизу подле памятного по вчерашнему угощению столика. Перед ней были расставлены многочисленные вазочки и блюдца с вареньем, маслом, фруктами. Дымился чайник. Хозяйка дома красовалась в платье цвета спелой вишни и кружевном платке на плечах. Волосы были уложены в замысловатую прическу.

– Лисабель, доброе утро!

– Доброе утро, эмбия Уилкокс. Как спалось?

– Я все обдумывала вчерашнее. Не люблю оставлять ничего на волю случая. Не хочу посылать тебя в неизвестность.

Я прошла и присела напротив нее. Взяла в руки поджаренный хлебец, намазала мягкое масло, добавила ложечку клубничного варенья. Божественно!

– Надеюсь не разочаровать вас.

– Я узнала, что во дворце требуется служанка. Это хлебное место, туда тут же направится толпа, но по закону сначала необходимо позаботиться о безродных. Все равно ты должна быть первой, милочка, поэтому я разбудила тебя спозаранок. Я пойти с тобой не смогу, поэтому постарайся запомнить все три наставления.

– Какие?

Я налила себе чашку чая и добавила туда ложку варенья для сладости под укоризненным взглядом эмбии.

– Не лги – аристократы это чувствуют, не теряй присутствия духа ни при каких обстоятельствах. И последнее, самое важное! Не бойся прямо просить то, что тебе требуется. А теперь все, в путь.

– Погодите!

Я должна была узнать, даже если внутри все обмирало от страха.

– А если у меня ничего не получится… Если я так и останусь служанкой?

– Тогда я просто сделала доброе дело, – пожала плечами хозяйка. – Это тоже чего-то стоит. Ну все, как говорится, богиня в помощь. Иди!

Эмбия продолжила пить чай, и я поняла, что она потеряла ко мне всякий интерес. Я вежливо поклонилась, встала из-за стола и направилась к ожидающей у выхода из комнаты служанке.

Мы вышли во двор, на улице все еще было темно и очень холодно. Я вдруг осознала, что не несу с собой никакой клади. Все, что осталось у меня из родного дома, – ручные часы да кроссовки на ногах.

Служанка не медлила, она бросила на меня неодобрительный взгляд и направилась вперед. Пришлось догонять бегом. Мы шли молча, она то и дело сердито пыхтела, будто я самолично выдернула ее из кровати и заставила идти невесть куда.

Дорога взбиралась на крутой холм. Вскоре мне стало жарко. Служанка тоже дышала тяжело и, кажется, стала еще злее. Позади раздалось ржание лошади, и нас обогнала крытая повозка с сонным крестьянином.

– Пойдем скорее, если не будем первыми, эмбия рассердится, а мне еще не хватало нагоняя из-за тебя.

– Прости, – кротко ответила я. – Не хотела навлекать на тебя неприятности.

– Вот и шла бы своей дорогой, а не напрашивалась на ночлег к приличным людям!

Я поджала губы и опустила глаза. К ней со всей душой, а она… Я надеялась разговорить немного служанку, узнать побольше о мире, но эта могла и специально соврать, чтобы навредить.

Мы подошли к широкой крепостной стене. У входа стояли стражники в алых камзолах и нагрудниках из черной блестящей ткани. У каждого на поясе висел маленький арбалет и продолговатая трубка из темного стекла.

– Опусти оборки чепца, – шикнула на меня служанка. – И ссутулься посильнее, тебе на Миленку надо походить. Не хватало, чтобы сцапали, меня эмбия убьет.

Мне два раза говорить не надо. Я сразу сгорбилась и, как могла, закрыла лицо оборками чепца, уставившись в пол. Служанка показала стражникам какую-то грамоту, видимо, документы той самой неизвестной Миленки, и нас пропустили без лишних вопросов.

На улицах города оказалось трудно не озираться. Мостовые, вымощенные разноцветным кирпичом, выглядели добротно. Дома красивые, двух– и трехэтажные, с большими окнами. Такие здания строили в Англии в восемнадцатом веке, тогда люди любили порядок и симметрию. По улицам шел в основном простой люд: служанки спешили по своим делам, за ними семенили мальчишки с корзинами, вальяжно ступали рабочие. Даже в столь ранний час по улицам катились кареты и открытые экипажи, в них сидели разодетые дамы в платьях с пеной кружев, держа в руках цветные зонтики. Видимо, утренние прогулки считались модными.

Увидев один из экипажей, моя спутница в ужасе взвизгнула и дернула меня за плечо.

– Лорд Бестерн! – прошептала она зло и добавила: – Из-за тебя мне несдобровать, чтоб ты провалилась!

И тут же склонилась в глубоком поклоне перед открытым ландо, в котором ехал красивый жгучий брюнет с волосами, собранными в хвост. Я тоже склонилась в поклоне, пытаясь одновременно спрятать лицо и украдкой посмотреть на таинственного покровителя эмбии Уилкокс.

Посмотреть было на что: мужчина оказался строен, широк в плечах, с мощным подбородком и резким взглядом иссиня-черных глаз. Одет он был в камзол цвета речной гальки и бежевый жилет. Мне повезло, что Бестерна отвлекала юная девица, восторженно прильнувшая к внушительному плечу и что-то шептавшая на ухо лорду. По нам он только скользнул взглядом, поздоровался кивком головы и жестом приказал кучеру двигаться дальше.

– Пронесло! – со стоном выдохнула служанка. – Ну же, скорее, как тебя там!

Я поспешила за ней, но под впечатлением от встречи не выдержала и оглянулась. Наткнулась на жгучий взгляд лорда Бестерна. Он тоже обернулся в своем ландо и теперь внимательно изучал меня. В его глазах мелькнуло что-то, похожее на узнавание, и он приказал кучеру остановиться. Узнавание? Но откуда? Мне стало жарко, щеки зацвели алым, в животе шевельнулся страх, замешанный на волнении. Я быстро отвернулась и постаралась догнать служанку, чтобы поскорее скрыться в толпе.

Окрика не последовало. Кажется, от лорда Бестерна удалось скрыться. Меня очень испугало его пристальное внимание. Может, к лучшему, что он не нашел меня?

Ко дворцу мы подошли через боковую улочку. Тут находился особый вход для прислуги, который также охраняли стражники.

– Ну все, дальше ты сама. Скажи, что пришла по поводу места служанки. Прощай!

Моя спутница развернулась и бодро зашагала обратно, но я догнала ее и схватила за локоть.

– Тебе велено проводить меня до места, вот и делай.

Я ужасно не хотела оставаться одна посреди столицы и лихорадочно искала предлог задержать злую служанку.

– Иначе пошлю весточку эмбии Уилкокс!

На самом деле я вся дрожала при мысли, что окажусь совсем одна в незнакомом городе, и старалась не моргать, чтобы не хлынули слезы.

– Ишь, какая наглая! Сразу видно брошенку. Отпусти руку, кому сказала! Хочешь устроить представление – твое дело. Стражники уже смотрят в нашу сторону. Они скандалисток не пропускают.

– Погоди минутку. Пожалей меня, сделай доброе дело. – Я сглотнула ком в горле и отпустила служанку. – Я очень боюсь, что мне им сказать?

– Нашла дурочку. – Она скривила обидную рожу и тут же побежала прочь.

Я глубоко вздохнула и мысленно досчитала до пяти. Нельзя дать слезам пролиться. Нужно заставить сердце успокоиться, а голову – сосредоточиться на главном. Эта стычка ничего не значит. Впереди меня ждет рабочее интервью.

Я поправила волосы под чепцом, бросила взгляд на часы. Скоро семь, мы пришли рано. Главное – успеть первой, так сказала эмбия. Смахнув невидимые пылинки с рукава и улыбнувшись самой солнечной улыбкой, я направилась в сторону стражников. Присела в глубоком реверансе перед ними, как перед лордом.

– Куда направляешься, красавица?

– Хочу работать во дворце служанкой.

– Чья будешь?

Опять тот же проклятый вопрос! Скоро буду вздрагивать от него, как при нервном тике.

– Н-ничья.

На этом слове мой голос задрожал, а по щекам все-таки полились непрошеные слезы.

В глазах стражников мелькнуло сочувствие, они расступились, пропуская меня. Вслед я услышала, как один из них прошептал:

– Станет одиноко, загляни ко мне, красавица.

Я шла по коридору, стараясь выглядеть так, будто знаю, что делаю. На самом деле я искала укромное место, чтобы забиться туда, отдышаться и направиться дальше с новыми силами. Я понятия не имела, где нанимают на работу, и боялась спросить – не хотела показывать заплаканное лицо.

Наконец мне попалась полуоткрытая дверь, за которой виднелись метелки и швабры, висела для просушки ветошь. Я шмыгнула туда, удостоверившись, что никто не смотрит, и дала волю слезам.

И тут меня кто-то тронул за предплечье тонкими пальчиками. Я взвилась от испуга.

– Тише, – послышался мелодичный голос молодой девушки. – Я не хотела напугать. Только утешить.

– Кто тут?

– Не выдавай меня, пожалуйста. Меня зовут Мэй. Прячусь от экономки. Она меня невзлюбила.

– Я… Лиса. – Новое имя само легло на язык. – Иду наниматься в служанки.

– Бедненькая, – прошептала Мэй, а меня кинуло в жар.

Плохой знак, когда новые знакомые тебя жалеют.

– Почему?

– Новеньким тут несладко. – Она горестно вздохнула, а у меня захолодело под сердцем.

Что же делать?

Я ничего не знала об этом мире. Когда очутилась у эмбии Уилкокс, то вкусное вино и чай с вареньем позволили поверить, будто все это только игра. Приключение. Но сейчас в запыленном чулане меня с головой накрыл страх. Сердце часто забилось в груди, по жилам будто потек жидкий огонь. Все вокруг показалось мутным, как в тумане, я отчаянно захотела оказаться в безопасном месте. Мне нужно выжить. Как-то ухитриться не ошибиться в выборе, а разве возможно это сделать, если я будто слепой котенок?

Я заплакала навзрыд, прикусив кулак, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Мэй легко погладила меня по плечу.

– Лиса… Может, вернешься домой?

Я всхлипнула и накрыла ее руку своей.

– У меня нет дома. Я ничья.

Мэй вздохнула и призналась:

– Я тоже.

Мне стало чуточку легче. Существует еще один человек с моей бедой. Я постаралась рассмотреть лицо Мэй, но в чулане было слишком темно, и все вокруг расплывалось от слез.

– Мэй, если меня возьмут на службу, будем поддерживать друг друга? – спросила я с надеждой в голосе.

– Поверь, ты не захочешь моего общества.

В ее голосе было столько грусти, а мне так хотелось человеческого тепла, что я во внезапном порыве повернулась к ней и обняла. Крепко, нежно, как обнимала младшую сестру. Совершенно чужого человека, которого даже толком не разглядела. Мэй оказалась на голову меня ниже, хрупкая и худенькая, с кудрявой головой. Она обняла меня за талию, уткнулась в плечо и тоже заплакала.

А я вдруг опомнилась, отстранилась от нее, вытерла слезы рукавом и выпалила:

– Мне нужно бежать. Где, говоришь, нанимают на работу?

– Дальше по коридору, подняться на полпролета вверх. Там комната экономки.

Я пощипала щеки, прикусила губу, чтобы выглядеть как нормальный человек, а не как недавно рыдавшая истеричка. И еще меня взяла злость – из-за чего переживаю? Что не возьмут на самую грязную и черную работу? Придумала себе судьбоносное собеседование, будто станут золотом осыпать. Ничего, прорвемся.

Я побежала вперед, поправляя волосы под чепцом. У самой лестницы замедлила шаг. Пошла степенно, опустив голову, подражая другим служанкам. Когда поднялась на полпролета, слезы уже высохли.

Экономкой оказалась сухая высокая женщина с седыми волосами, в строгом платье и со связкой ключей у пояса. Она стояла у входа в комнату, провожая ястребиным взором служанок. Каждую окрикивала, приказывала поправить одежду, держать спину прямо, торопиться, не семенить. И получала видимое удовольствие, когда они вздрагивали от окриков. Неудивительно, что она застращала Мэй.

Я прикусила щеку изнутри, смиренно встала в сторонке и принялась ждать, пока на меня обратят внимание.

Экономка осмотрела меня с ног до головы, я не поднимала глаз, лишь чувствовала на себе цепкий взгляд.

– Кто такая? – наконец задала та вопрос заносчивым тоном.

Я опустилась в поклоне так низко, как только могла.

– Лисабель, к вашим услугам, пришла по поводу места служанки.

– Безродная, сразу видно. К тому же дикарка, без всяких манер. Заявилась спозаранку, видимо, подучила какая-то добрая душа. Потом узнаю кто, не думай скрывать. Идем, раз пришла. Придется из-за тебя нанимать еще работницу, но ты у меня все отработаешь.

Я смолчала, хотя внутри негодовала. Унизительно пресмыкаться перед ужасной женщиной. Обидно, когда к тебе относятся как к грязи. И все равно что-то подталкивало меня послушаться совета эмбии Уилкокс и попробовать привыкнуть к этому миру. Вспомнив эмбию, я поразилась радушию, с которым она принимала меня: угощала чаем и вином, вела задушевные разговоры, уложила в гостевой комнате. Отчего она видела во мне человека с большим будущим в то время, когда остальные презирали как безродную?

Экономка представилась миссис Ривз. Достала огромную книгу с полки, вытащила металлическое перо. Скрупулезно внесла мои данные в аккуратно расчерченную таблицу.

Я запнулась на фамилии. Федорову под наплывом вдохновения изменила на Филлипс. Миссис Ривз и бровью не повела, наверное, я хорошо придумала, и фамилия звучала для нее привычно. Имена родителей не составило труда переиначить на английский манер: папа так и остался Александром, а мама из Елизаветы стала Элизабет. Я так и не сообразила, как объяснить свою безродность, но миссис Ривз, сама не зная, мне помогла:

– Скорей всего, погибли при последнем поветрии холеры? Кто у вас в северных землях… Лорд Уэстерли? Леди Уэстерли никогда не позволит взять в дом хорошеньких девушек, уж слишком муж на них падок. Осталась без опекунства лорда, бедняга…

Я горестно вздохнула, не подтверждая и не отрицая сказанное. Лгать я и сама не любила и отчего-то хотела придерживаться наставления эмбии: не врать напрямую.

– А почему жениха не нагуляла? По глазам вижу: слишком привередливая. Тебе небось принца подавай!

Миссис Ривз осталась очень довольна собственной шуткой и больше не донимала мена расспросами, споро заполняя графы таблицы. Я внимательно следила за циферками, особенно отметив графу оплаты. Миссис Ривз не заметила моего внимания. Закончив, она захлопнула фолиант и поставила на место, расправила юбку под звон связки ключей, затем указала на дверь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное