Стейси Тисдейл.

Ошибочное счастье



скачать книгу бесплатно

Удивление на лице молодого человека не менее сильное, как и на моем. Даже челюсть невольно коснулась земли.

– Все в порядке? – стоящая рядом брюнетка вывела нас обоих из транса обеспокоенным вопросом. Если бы я она знала, что этот человек с гитарой тот самый Оливер, которого я сопроводила в больницу и с которым до того встретилась в кафе на прошлых выходных, бьюсь об заклад – ее глаза тот час выкатились бы из орбит. – Да ладно? Эм… Зара, да? – сняв с плеча инструмент и поставив его рядом, Стил сделал шаг вперед, снова улыбаясь. Ссадина на щеке практически не заметна, да и выглядит он намного лучше с нашей последней встречи.

До сих пор оцепенение не хотело покидать мое тело.

– Но как это возможно – трижды встретиться?

– Сам не знаю, но мне очень приятно видеть своего спасителя снова, – теперь и Джен не могла пошевелиться. Видимо, до нее дошло, что именно о нем я рассказывала за посиделками с пиццей.

– Как ты? – новая порция неожиданной встречи с одним и тем же человеком вдруг вызвала во мне волну радости, будто бы я встретила старого товарища. – Ох, а это Дженифер – моя подруга. Дженифер, это Оливер Стил, – (пауза) – Мой знакомый.

Брюнетка тут же схватилась за его руку и начала трясти, повторно представляясь и растягивая губы в нелепой ухмылке. На секунду показалось, что он немного испугался такой чрезмерной активности, кидая короткие взгляды на меня, тем самым говоря: «Боже, я ведь вижу ее впервые, а она уже собирается отрывать мне руку».

– Тот самый Оливер! Приятно познакомиться! – изогнутая бровь на лице кареглазого пакистанца заставила меня потупить взгляд. Неловко вышло…

– Да, мне тоже, Дженифер.

– Ты замечательно играешь!

– Спасибо. Это просто способ расслабиться.

Я стояла на пару шагов дальше и не знала, куда приткнуть взгляд, чувствуя себя не в своей тарелке из-за того, что слова вдруг закончились. В первые пару минут так и распирало задать кучу вопросов, узнать его состояние и где-то в уголке души хотела все-таки получить вопрос на ответ за что его покалечили, но сейчас это будто бы передалось Дженифер. Она вела с ним оживленную беседу, в то время когда мне хотелось провалиться под землю или незаметно продолжить путь. Разрасталось желание выдать что-нибудь такое, чтобы увести за собой подругу и, наконец, добраться до дома, и я выдала, сделав вид, будто бы получила сообщение от Эдди.

– Не хочу отвлекать вас, но Джен, мне нужно идти. Эд написал, что мама не сможет отвести его на новые «Звездные войны», у нее появились какие-то внеплановые дела… Ты со мной?

Оливер как-то грустно посмотрел на меня, а я попыталась проигнорировать это. В другой раз мы обязательно поговорим, когда пропадет чувство «Третий лишний» и раздражающая скованность.

– Быть может я подвезу вас? – что? Нет-нет, этого я хочу сейчас меньше всего.

– Спасибо, Оливер, но мы сами доберемся, – улыбнувшись уж слишком нервно, пробормотала я.

– Настаиваю. Все-таки я твой должник, ты, можно сказать, спасла мне жизнь.


Устроившись на заднем сидении джипа я все-таки немного расслабилась, наблюдая за проносящимися мимо кварталами.

Веселые голоса не смолкали в салоне ни на минуту; иногда меня о чем-то спрашивали, получая односложные ответы. Иногда Филдс не заткнешь, возможно, потому что у нее до сих пор нет парня и не с кем поговорить кроме меня или своей сестры Холли. Это одна из тех вещей, что объединяла нас – круг общения, который мы ограничили для себя осознанно, потому что больше никого и не надо было. Скорее всего это и было причиной моей внезапной потери слов в переходе.

Стил даже не спросил по какому адресу меня подвести, по всей видимости догадавшись еще в тот вечер о моем приблизительном месте жительства.

Машина остановилась и первой выпрыгнула наружу болтливая брюнетка, поблагодарив парня за помощь. Она живет через четыре дома от меня, что несказанно радует.

– Спасибо еще раз, Оливер. – Поднимая взгляд на зеркало, сказала я. Его темные играли с моими в некое подобие «гляделок» не имеющих смысла.

Игра прекратилась, когда Джен постучала кулаком по стеклу, говоря «Ты же торопилась? Так вот вылазь скорее!»

– До встречи. – Я усмехнулась, снимая легкое напряжение. Как же все-таки иронично это звучит, когда судьба который раз неожиданно сталкивает нас на запутанных улицах.

– До встречи.


Просидев пару часов за рефератом по философии, я накинула куртку и села на автобус до дома Декса. Последний раз мы виделись вчера на паре, утром созванивались и на этом все. Я рада, что он есть у меня и что рядом с ним я чувствую себя особенной и полностью раскованной. Благодаря Декстеру Миллеру я действительно ощущаю себя живой среди бесчисленных бумаг и теорий.

Пройдя по вычищенной подъездной дорожке к украшенной рождественским венком двери, не сдерживая блеска в глазах, я нахожу в сумке дубликат ключа, который он дал мне чуть ли не год назад, и открываю дверь. Тут же доносится неразборчивое бормотание телевизора, свет везде погашен. Скорее всего, он тоже жутко устал и ненароком уснул за просмотром «Ходячих Мертвецов»**, такое не редко случалось. Еще большее тепло разливается по телу, когда вспоминаю его умиротворенное лицо и подрагивающие на щеках ресницы, часть меня рвется оставить поцелуй на его полураскрытых обветренных губах.

Как можно тише приземлились ключи на комод и сапоги в ячейку. Осторожными шагами я прошла в гостиную к дивану, наклоняясь вперед, но на месте, где якобы должен был посапывать шатен только пустота. Сдвинув на переносице брови, я выключила сериал и отправилась на поиски хозяина дома. Ни наверху, ни внизу его не было… Только потом я заметила отсутствие на вешалке его куртки и ботинок – скорее всего, ушел в магазин или куда еще, абсолютно забыв о работающей технике. Маленькое облегчение тут же настигло тело.

Достав из холодильника овощи и куриную грудку, я стала готовить ужин, так как совершенно не ела с самого утра, а у этого оболтуса даже поесть нечего, за исключением бесчисленных чипс и газировки. Размышления об Оливере Стиле сами по себе начали затягивать меня в свою пучину, в какой-то степени заставляя почувствовать себя виноватой за выдуманную причину, чтобы поскорее покинуть его общество, все-таки мне стоило остаться и поговорить с ним на все интересующие темы. С другой же стороны при подруге я не могла сделать этого, да и он бы наверняка не ответил и перевел тему на что-то более бестолковое и бессмысленное. Как бы то ни было, совесть подавала признаки жизни. Но еще более неправильным сейчас казалось то, что я думаю о почти незнакомом мне парне в доме своего возлюбленного! Поэтому я включила радио как можно громче, затыкая более разумную невидимую копию себя, продолжая шинковать морковь.

– Зара! – сквозь биты раздался мелодичный голос Декса, он заключил меня в медвежьи объятия, прижимая как всегда как можно крепче к себе. – Давно ты здесь?

– Где-то полчаса. Куда ты ушел, забыв про телевизор? А если бы замкнуло?!

– Тише, паникерша, не ругайся. Я вышел купить «ОREO», но у них его не оказалось…

– OREO? О Господи, ты еще такой мальчишка! – высвободившись из объятий, я высыпала овощную заготовку на сковороду, подавляя на странность писклявый смешок. В нем действительно все еще жил малыш Декстер, бесконца поедающий шоколадное печенье.


Само по себе решилось, что сегодня я остаюсь ночевать у парня, а утром он завезет меня домой за свежей одеждой и рюкзаком, после чего мы вместе поедем в институт – старая, заученная схема действовала каждый раз в этом случае.

Мы весело провели последующие часы за американской комедией и кучей поп-корна, который можно теперь найти и в самых неожиданных местах дома, а после всего этого парень нажаловался на сонливость и утащил меня за собой в кровать. Каждый раз, когда он укладывается и приглашает меня прилечь рядом, по-хозяйски перекидывая через талию руку, я чувствую щекотливое порхание бабочек и топчущихся по спине мурашек; постепенно Морфей забирает нас обоих в свое пуховое царство. Именно тогда я ощущаю себя по-настоящему счастливой.

Посреди ночи меня охватил озноб. Частое чиханье и насморк не давали покоя, так и наровясь разбудить спящего рядом; голова в прямом смысле этого слова вот-вот треснет пополам. Осторожно спрыгнув с постели, я поплелась в ванну за аптечкой, в надежде на то, что у него еще остались таблетки от простуды; из-за нахлынувшей слабости пришлось сесть на край холодной ванны. Перерывая скрытый зеркалом ящик над раковиной, разгребая неряшливый мини-беспорядок гелей, зубных паст и ушных палочек я наткнулась на красный прямоугольный предмет, который привлек мое внимание своим манящим вызывающим цветом. Только протерев покрытые пленкой сна глаза, я поняла, что это помада, на одной из сторон которой красовался лейбл «MAC». Это не могла быть моя помада, потому что я не использую красную, а уж тем более настолько дорогую косметическую марку. Может быть, она предназначена для меня, и я порчу сама себе сюрприз? Нет, острый край притуплен и больше четверти израсходовано… Несколько минут я тщательно моргала, пробуждая разум, пытаясь унять нарастающий внутри шторм. Нет, ты просто спишь, убеждала я саму себя.

Сердце подошло к глотке и стало неприятно давить, выгоняя наружу соленые капельки слез, искажающие все перед глазами. Должно быть это ошибка, он не мог так поступить со мной после всего того, что было между нами, после двух лет пылающей любви… затухшего в его сердце пламени… Мой мир медленно начал рассыпаться по кусочкам как неудачный пазл.

Казалось, что внутри образовалась холодная и темная пустота, отзывающаяся эхом в сердце, которое за тем набирало бешеный ритм, и лились прозрачные слезы.

Казалось, что я вечность просидела в чертовой ванной, впиваясь взглядом в кроваво-красную помаду.

Казалось, что вдвоем мы действительно счастливы…

Отложив маленький предмет, я стала рыться дальше, поменяв цели, пока вниманию не предстала испачканная в той же красной помаде рубашка… На краешке воротника сзади был отпечаток красноватых пухлых губ.

Словно черно-белое кино в голове прокручивались наши последние дни, кадр за кадром, телефонный звонок за звонком, отсутствия, которым я не придавала значения, и картина сама по себе восстанавливается. Это длится более месяца… Более месяца он ведёт чертову двойную жизнь, делая из меня полную идиотку и живя себе преспокойно на два лагеря! А я верила в то, что у нас действительно будет своя семья через несколько лет! Может он тоже мечтал о нашем будущем в начале пути, но потом интерес пропал, мной будто бы попользовались, как ребёнок игрушкой, а потом забросили под кровать или вовсе забыли на детской площадке. Все годы отношений стали казаться фальшью и бессмыслицей. Настолько униженной я никогда себя не чувствовала… Настолько потерянной в своих же мечтах, когда стоило на секунду спуститься на землю и понять – это всего лишь жалкая иллюзия.

Заставив себя подняться с холодной керамической ванны, я откинула колпачок в сторону, выкрутила помаду и приблизилась к зеркалу, стараясь сдерживать мучительные стоны и крики. Трясущаяся рука коснулась гладкой поверхности, выводя «Спасибо за ложь»; от каждой буквы в груди щемило в тысячу раз сильнее предыдущего.

Все кончено…

Хотелось кричать, но так же маленькая частичка все ещё не хотела будить умиротворенного Декстера, потому что все ещё верила, что это кошмар.


Я вылетела из дома практически сразу, выбросив запасные ключи в ближайшие кусты, практически бегом отдаляясь оттуда. Сейчас около четырёх утра, общественный транспорт не ходит, такси ждать я не в силах. Решаю дойти до дома сама, совершенно наплевав на убитый вид и предположительное ОРЗ***, пусть и идти около двух-трех часов. Я дойду. Дойду и закроюсь в своей квартирке от лживого мира, но не от собственной боли.

Маленькие картинки все ещё проносятся в голове, принося адскую боль телу.

«Тебя променяли»

«Ты ему никогда не нужна была»

«Наивная дура, поверившая в книжный миф о любви»

В один момент я не выдержала, упав на скамью и горестно заревев, выпуская терзающего душу зверя из клетки.

Утренние лучи солнца постепенно пробирались в дома и на улочки, сочувственно сползая вниз по волосам, будто бы солнцу действительно жаль очередную несчастную девушку в несчастном городе.


* Нирвана – состояние гармонии.

** «Ходячие Мертвецы» – американский постапокалиптический телесериал.

*** ОРЗ (острое респираторное заболевание) – это совокупность разных симптомов, которые могут быть вызваны как бактериями, так и вирусами.

3

Тусклые лучи лондонского солнца лениво пробирались сквозь занавески в комнату, нескончаемый шум бурлящей жизни был чуть слышен, я лежала с закрытыми глазами, прислушиваясь к каждому звуку. Ненавижу долго спать, обычно я начинаю пробуждаться ото сна еще до звона будильника, в принципе, его можно вообще не заводить, но страх проспать таится в укромном уголке сознания, заставляя меня устанавливать часы на семь тридцать каждый раз.

Декстер мирно посапывал на другой половине кровати в обнимку с подушкой, по всей видимости, приняв ее за меня. Он похож на ангела в этом состоянии. Сонная улыбка сама по себе забирается на мои губы, мышцы приятно тянет от каждой маленькой морщинки в уголках его глаз. Я борюсь с желанием прикоснуться к его светлым волосам и, надев домашние тапочки, медленно вышагиваю по направлению ванной комнаты.


Треск масла на раскаленной сковороде и дурманящий аромат омлета скручивают желудок и киты поднимают бунт, я, не в состоянии больше терпеть это, беру вилку и поддеваю кусочек полусырого бекона, прикрыв от наслаждения глаза; Декстер добавляет в блюдо зелень. По радио крутят Rolling Stones, от песен которых я не могу устоять на месте, как и парень, перемещаясь по комнате неумелыми лунными походками и прочими неумелыми движениями танцев, если это, вообще, можно назвать танцами. Такое утро стало для нас чуть ли нетрадиционным: пение под надрывающееся радио, жареные яйца и первый смех в начале долгого дня.


После завершения ритуала приготовления завтрака, парень с золотыми волосами, укравший мое сердце, уходит переодеться, оставляя на меня сервировку стола. Покрутив колесика громкости на более тихий режим, я начинаю витать в облаках, выдумывая возможные и невозможные планы на предстоящие сутки, убираю атрибуты для готовки в раковину. «Он там, марафет наводит?» – проносится мысль, когда я смотрю на часы. Нам через двадцать минут уже нужно быть в машине! Хватаю свою порцию и эгоистично сажусь за стол.


– И без меня? – в дверном проеме вырастает парня – на нем синяя рубашка, подчеркивающая серый цвет глаз и чуть зауженные брюки, – наигранная обида сопровождается фырчаньем.


– Ну, ты еще можешь успеть. Кстати, советую поторопиться, ты ведь помнишь, что должен отвезти меня домой за вещами?


– Я? Нет, не припомню такого обещания, дорогая…


– Хей! – пытаясь сдержать смех, я потянулась к столешнице и взяла яйцо, показывая полную готовность начать месть, если вдруг обещание не будет сдержано.


Небольшая особенность наших отношений в том, что Декс часто пытается разозлить меня или сделать что-либо другое для достижения своей цели – разжечь во мне детскую искру. Как только я делаю что-то не слишком благоразумное, как сейчас, он наверняка раздует что-то грандиозное, и сейчас из всего этого может вытечь кухонная битва «Все-что-попалось-мне-под-руку-летит-в-противника». Да и я бы с радостью оставила ярко-оранжевый желток на его голове, но время не резиновое и уж точно оно не собирается ждать не наигравшихся в детстве студентов.


Хриплый смех вновь оживляет кухню, мы улыбаемся друг другу и прекращается это только тогда, когда он оставляет невесомый поцелуй на моем лбу, подогревая кровь в венах.


* * *


День в институте менеджмента тянется достаточно долго, чтобы я успела устать, и настроение опустилось до уровня «ниже среднего». Мистер Ди целых два часа вел лекцию на тему экономики современной Англии, после чего захлопнул толстую папку и пожелал нам веселых праздников. То, что с завтрашнего дня начинаются праздничные каникулы – было моей единственной мотивацией держать себя в тонусе и якобы веселом настроении перед сокурсницами Эммой и Кимберли, с которыми я поддерживаю связь в основном в пределах учебного заведения.


Вообще, я не чувствую себя уютно здесь…Мне кажется, что для других я или неземной экспонат в музее, или пустое место. Даже не знаю что из этого лучший вариант. Я, Дженифер и Декстер учимся в разных институтах и университетах, и, быть может, это еще одна причина моего скверного ощущения в этих стенах. Но как бы там ни было, мне нужно закончить обучение с дипломом, и стараться игнорировать ущемляющие чувства. Уверена, что каждый пятый студент сидит со мной в одной шкуре.


Я стремлюсь как можно скорее оказаться в институте искусств и увидеться с подругой, заменяющую мне всю эту суетливую толпу.


Наша дружба – это смесь прочного сплава различных металлов с самым чистым безумством, душевнобольной показался бы обычным, вполне адекватным человеком. Когда мы обе впадаем в неконтролируемое состояние, любое живое существо в радиусе нескольких сотен метров либо сбежит еще дальше, либо тоже окажется втянутым в очередную затею. Мне трудно представить свое существование без Дженифер. Пожалуй, она является одной из той маленькой группы людей, что вносят в мою жизнь яркие краски. Когда одной из нас плохо – плохо и другой. Подруга держит меня на плаву и является еще одной причиной встретить новый день. Мы никогда не вешали на нашу дружбу ярлык «Лучшие подруги», потому что такая глупость не имеет смысла, когда есть духовная связь. Сколько бы мне ни предлагали подруг, я точно знаю, что Дженифер Филдс единственная подходит на эту важную роль. Я настолько привыкла к этому человеку, к её объятиям на каждый случай жизни и понятным только нам двоим шуткам и фетишам, что если бы жизнь разбросала нас даже по разным частям города, для меня это было бы равным потери части себя. И мне нравится насколько у нас разные характеры, интересы и предпочтения – каждый раз мы открываем что-то новое и учимся чему-то друг у друга. Мы разные, но в то же время одинаковые, словно весна и осень. Для меня она сестра, которой у меня никогда не было.


Миссис Кларк, как обычно рассказывает своим десяти ученикам историю одного из музыкальных гениев, в то время как они делают краткие конспекты в своих блокнотах; я чуть слышно стучу кулаком по деревянной двери, получая от преподавателя приветствие и разрешение войти. Шепотом здороваюсь со всей группой и сажусь, как всегда, рядом с Филдс, и как всегда, мы обмениваемся приветственными объятиями. На лице сидящей рядом брюнетки играют нотки напряжения. Что, вообще, может сейчас поспособствовать её напряжению?


– Где же он?.. – сквозь зубы выдает она, как я понимаю, риторический вопрос, параллельно записывая идеальным почерком историю создания «Лунной сонаты».


– Кто «он»?


– Если все будет так как надо, сама узнаешь, – уж слишком хитро ухмыльнулась Джен.


Меня охватило почти что безудержное любопытство. Если бы не уважение к учителю и установившейся в репетиционной дисциплине, я бы засыпала ее расспросами и добилась-таки ответа, но вместо этого я вынуждена ждать «чуда».


Через несколько минут лакированная дверь со скрипом открывается, вновь привлекая к себе внимание, и из-за нее выглядывает сначала черноволосая голова, а потом уже и сам парень, облаченный в узкие скинни и мешковатый, уже знакомый серый свитер. Мои брови приподнялись чуть выше, когда гитара в черном чехле появилась в его руках, но почему-то в этот раз я не чувствую и приближенных ощущений, к удивлению, похоже, что встречи с ним уже не кажутся мне чем-то особенным или даже странным.


Можно было догадаться, что Дженифер и его привлечет к занятиям в своем любимом кружке.


Класс молчаливо уставился на новенького, а миссис Кларк уточнила кто он таков, а когда до ее и под аплодисменты поздравила со вступлением в их музыкальное общество, явно вызывая на лице Оливера Стила еще большее смущение. Он обвел глазами всех присутствующих, видимо, в поисках инициатора своего появления, после чего еще больше растянул губы в смущенной улыбке и протиснулся на место, где сидели мы.


Странный узел завязался внизу живота, когда я и он поприветствовали друг друга. Приходит навязчивая мысль, что теперь наши пути пойдут параллельно, раз уж он теперь стал учеником данного заведения.


– Я рада, что ты все-таки не передумал, – вполголоса пролепетала подруга, переглядываясь со Стилом через меня. Так уж вышло, что я оказалась между ними, была мысль поменяться с ними местами, но что-то заставило меня придержать язык и остаться сидеть на своем месте.


– Даже если бы я не пришел, уверен, ты бы заставила меня все равно сделать это когда-нибудь.


От безвыходности и отсутствия идей о чем можно банально поговорить с человеком, которого встречаю уже третий раз, будто бы хорошего знакомого в излюбленном парке, я повернула голову, чтобы посмотреть через большое окно на безжизненную аллею, и в результате сталкиваюсь с большими глазами цвета темной карамели.


Сердцебиение становится более ритмичным, щеки медленно запылали, на секунду я чуть было не застыла, потому что в этих глазах причудливо играли лучики света. Спасибо стеснительности и быстрой реакции за то, что во время дали мне мысленную пощечину и пригвоздили взгляд к паркету. Клянусь, после этого Оливер отрывисто выдохнул, будто бы усмехнувшись над сложившейся ситуацией.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6