Стейси Тисдейл.

Ошибочное счастье



скачать книгу бесплатно

© Стейси Тисдейл, 2017


ISBN 978-5-4483-8066-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 
Внимание! Герои данной книги выдуманы, и любые совпадения случайны!
 

1

Зара.


Мне нравится, как медленно витают снежинки в воздухе, приземляясь куда придется. Они хрупкие, исполненные грациозности и холодные одновременно. Каждый снегопад был для меня особенным, потому что здесь, в Лондоне, редко первый слой блестящего пуха покрывается новым. Зима всегда была моей любимой: пушистые от инея деревья, кусающий щеки мороз, непередаваемое праздничное настроение и вечера перед камином со стаканом хорошего горячего шоколада – мое сердце принадлежит всему этому. Закинув на плечо рюкзак, я неторопливо побрела от колледжа к автобусной остановке. Мысли о предстоящих домашних делах завертелись в голове, лишь иногда сигналы автомобилей, посылаемых торопящимися водителями друг другу, вырывали меня из них. Скользя по замерзшим лужам, наслаждение долгожданной свободой от нудных пар и лекций охватывало сердце с каждым пройденным метром, разделяющим меня и это место. Ребята из потока разбрелись по своим делам с изнеможенным видом, впрочем, как и всегда. Профессора выжимают из нас все соки, и силы завершить день каким-нибудь походом в кино или кафе с друзьями. Руки начинали ужасно мерзнуть, краснея от легких, но ледяных порывов ветра, вынуждая надеть варежки. Маленький крестик на большом пальце привлек мое внимание – напоминание, чтобы я не забыла зайти в супермаркет. Недовольно чертыхнувшись, чуть ли не сбив ребенка, в мыслях я перебрала варианты самого ближайшего магазина.

Снегопад усиливался практически с каждой минутой, пока я находилась внутри «Смитс». Фонари в занавесе метели горели будто бы космические сферы, лучи от фар машин выделялись четкими границами; с трудом можно разглядеть засыпанный белым снегом тротуар. Я абсолютно потерялась во времени, вспоминая список продуктов среди забитых стеллажей, и, боюсь, что мой автобус ушел, чуть ли не полчаса назад…


– Да чтоб тебя. – Разозленная своей рассеянностью и неорганизованностью, я выругалась вслух. Теперь придется ждать следующего рейса, но из-за плохих погодных условий простоять целый час на хлипкой остановке вряд ли смогу. Моя одежда не слишком приспособлена к настолько низким температурам. Есть вариант вызвать такси, точнее, он был, если бы расходы на продукты не оказались больше предполагаемого. Остается подождать следующий рейс в небольшом кафе на углу Уайт-холл*.


Кафетерий забит под завязку продрогшими жителями туманного Альбиона, нежный запах свежесваренного кофе тут же ударяет в нос, навевая на мысли о царящем уюте заведения, знакомого мне с ранних лет. Глаза инстинктивно начали рыскать по залу в поисках свободного уголка, которое оказалось лишь за одним столиком с молодым парнем. Ну что ж, я бы предпочла компании одиночество, но сейчас, к сожалению, выбор невелик.

Протискиваясь между рядами с пакетом и рюкзаком, я почувствовала себя слоном в посудной лавке, каждый раз извиняясь за причиненные неудобства. Незнакомец был задумчив, витая где-то далеко от этого мира в раздумьях. Стоит спрашивать, не против ли он маленькой компании?


– Присаживайся. – Не отрывая взгляда от застеклённого мира, кивнул парень. Прежде чем сделать это, я оценивающе окинула его взглядом, прикидывая к какой группе парней он относится: к той, что пытается кокетничать с любой встречной, или к молчаливым, не задающим глупые вопросы об имени и любимом пирожном? Судя по его безразличному виду ко всему шуму и снующим официанткам – второе.


– Спасибо. – Наконец, ответила я, усаживаясь на кожаный диванчик.


Взгляд упал на циферблат настенных часов, засекая время прибытия автобуса. Снег все еще порошил с бурого неба крупными хлопьями, превращая серый город с подобие сказки с ледяными замками и их сказочными жителями. Парень прибывал все в таком же обездвиженном положении. Его черные как смоль волосы зачесаны назад, легкая щетина на подбородке, темные глаза и несколько татуировок на сложенных в замок руках. Он похож на сошедшего с экрана плохого парня, вот только не хватает кожаной куртки и дорогой иномарки, но место всего этого лишь серый свитер и небольшой рюкзак. Единственное, чему было дано привлечь мой долгий любопытный взгляд, так это занимающая все пространство тыльной стороны ладони татуировка в виде узорчатого цветка, кажущаяся мне действительно интересной. Она выполнена настолько искусно, настолько много в ней завитков и причудливых элементов.


– Хей, – слегка вздрогнув, я налилась краской. Обладатель тату еле слышно откашлялся. – Не думаю, что пялиться – это вежливо, да и, вообще, прилично.


– Простите, – смущенный взгляд отведен к кишащему залу, не желая встречаться с глазами соседа.

Настало время любопытства с его стороны: карие глаза с таким же интересом блуждали по моему лицу, будто бы он пытался найти какой-то ответ. Я же нервно постукивала пальцами по деревянному столу, проклиная себя за совершенную ошибку. Пристальный взгляд вызывал во мне море дискомфорта.


Свободно выдохнуть мне удалось только после того, как на телефон пакистанца пришло оповещение о входящем сообщении. Часть нарастающего напряжения растворилась, я вспомнила об остывшем латте. Парень в свитере судорожно набирал ответ, не скрывая огрубевших черт лица, и в следующую секунду соседний диванчик опустел, ожидая нового посетителя.


Я покинула кафе через пятнадцать минут после ухода таинственного, или даже странного встречного. К счастью видимость восстановилась, и потоки автомобилей на трассах могут передвигаться с нормальной скоростью, как и прохожие на узких тротуарах. Разволновавшаяся мама оставила кучу сообщений и звонков, пытаясь выяснить причину моей задержки в центре города, и иногда это по-настоящему раздражает, ведь я уже не маленькая девочка, пусть для нее это и навсегда останется таковым.


Автобус был практически переполнен: все сидячие места заняты, несколько человек стоят, упершись руками в перила в специально отведенных местечках, в одно из которых пропихнулась и я, поставив ношу под ноги. Огни вечерней Великобритании тянулись сияющими линиями, когда мы проносились через мосты и улицы; памятники и прочие достопримечательности подсвечивались десятками софитов, вывески бутиков переливались всеми цветами радуги. Маленькая луна виднелась на затуманенном небе, скудно напоминая о своем присутствии. Кому-то нездешнему показался бы такой пейзаж великолепным, полным своеобразного волшебства, но для меня это стало чем-то вроде старых картин на стене – все время одно и то же. Одни и те же пейзажи Бонд-стрит**, Тауэрского моста и старинных домов, переплетающихся с современностью.


Каждый день под копирку предыдущему, но бывают моменты, когда я ощущаю любовь ко всей этой повседневности. Это неплохой вариант моей жизни, пусть иногда я и устаю. Поместив наушники в уши, я заглядывала за меркнувший горизонт, усеянный острыми крышами. Вскоре опустится ночная чернота и континент уснет до следующего восхода солнца.


Все время, пока я добиралась до дома, ноги гудели, и тело безумно устало, желая приземлиться на пуховую постель и крепко уснуть; сойдя наконец-таки на землю, я облегченно выдохнула. На улице ни души. Всего несколько человек встретилось по пути, торопящихся поскорее оказаться в своих теплых квартирках. Я шла близ чугунных фонарей, сокращая расстояние до своего подъезда. Одиночество среди высоких домов и их темных углов незаметно прокралось в мое сердце, вызывая некий страх попасть в переделку как героиня гангстерского фильма. Без летящего пуха все вокруг не казалось уже таким умиротворяющим, а совсем наоборот.


Грубый голос разрубил тишину будто бы кинжал, здорово напугав меня. Я замерла ровно на том месте, где завершила торопливый шаг, прислушиваясь к галлюцинациям. Я считала, что все это показалось мне из-за страха, но слова возникали снова и снова.

– Выбей из него все дерьмо. Пусть знает, что не следует приносить свою задницу в мой дом! – мужчина выделил последние два слова, будто бы поймал грабителя и теперь мстит. Речь сопровождалась глухими ударами и мучительными стонами; кого-то и правда избивали в паре метров от меня, прямо в переулке у моего дома.


Застыв, я стала прислушиваться, пытаться придумать план действий, потому что не могу кинуть пострадавшего. Это может оказаться кто угодно, подросток или старик. Если я проигнорирую происходящее, уж точно не усну следующие ночи, думая о дальнейшей судьбе этого человека. Ком подобрался к горлу, трясущиеся руки судорожно доставали из кармана телефон в полной готовности набрать девять один один. А вдруг они решат покинуть замусоренный переулок и заметят мое присутствие, паниковал внутренний голос. Наверняка свидетели такому делу не нужны, но если тому, кого избивают за проникновение нужна помощь постороннего или даже медика? Ворчание и грязные ругательства шайки становились громче, и решение нажать кнопку вызова с каждым мгновением казалось все более правильным. С другой же стороны, я молилась, чтобы кто-то вышел навстречу мне, тогда бы не было так страшно. Что я смогу сделать даже после вызова службы спасения? Чем может помочь девушка?


Очередной удар, что-то тяжелое падает на асфальт, и я уверена, что это тело. Внезапно вспоминаю наставления папы о похожих ситуациях и газовом баллончике в рюкзаке.


– 911? Улица Харли-стрит, тридцать шесть дробь два, группа мужчин избивают кого-то. Кажется, это парень или подросток, не знаю! Как можно быстрее приезжайте сюда! – кажется, я сказала это слишком громко и быстро.


Бросив вещи на землю, я достала небольшое оружие, которое вряд ли поможет мне противостоять мужскому полу, но попытка не пытка. Набравшись смелости, я сделала шаг вперед, но чья-то тень мелькнула в моем направлении.


– Кто это пищал?


– Я слышал «911». Кажется, это была девчонка. Она вызвала девять один один, Боб! Нужно сваливать отсюда, пока и полиция не притащилась!


– Но как же Стил? Мы не закончили!


– Черт с ним, все равно далеко не убежит.


Я старалась не дышать и не издавать малейшего шуршания, находясь за мусорным баком. Струсила. Глупо было воображать из себя героя-спасителя, ведущего борьбу за справедливость в своем городе и защищающего беспомощных. Сердце колотило по барабанным перепонкам, надежда остаться незамеченной тихо угасала внутри, местоположение очевидно.


Шины автомобиля заскрипели об асфальт, еще один голос приказал сесть внутрь шайки, хлопнули двери и снова по округе раздался визг шин. Уехали? Думаю да. Выглянув из-за вонючего бака, я только убедилась в правоте своих догадок, и, не медля ни секунды, понеслась к тому месту, где должен был находиться истекающий кровью человек.


В черноте меж двумя домами мало что можно было различить. Старые деревянные ящики и… пострадавший, облокотившийся спиной о кирпичную стену. Внутри все сжалось и перевернулось несколько раз, прежде чем я подошла к нему. Плечи парня тяжело поднимались и опускались, он тер ладонями глаза, будто бы в них что-то попало, шипение вырывалось наружу. Это точно был парень. судя по крупному телосложению и короткой прическе. Я не осталась незамеченной, вызвав вздрагивание его тела, я осторожно подошла:


– С вами все хорошо? – свет дисплея тускло осветил разбитое лицо со множеством ссадин. – О, Господи, нужна… Нужна аптечка или лучше ехать в больницу.


– Нет… – болезненно простонал он, отрицательно качая головой в подтверждение своих слов.


Его лицо упорно скрывало мученическую гримасу, оно показалось мне знакомым, но из-за ран я не могла понять этого точно. Одежда, волосы избитого были в грязи, взявшейся непонятно откуда. Это могло еще сильнее воспалить кровоточащие на теле раны. Кажется, я испугалась еще больше, чем группы вандалов; барабанящий звук в груди усилился в несколько раз.


– Я все-таки настаиваю на помощи. Все может стать еще хуже, если не обратиться в мед. пункт и полицию.


– Я сказал, что мне не нужна ничья помощь, – руками он держался за стену, пыхтя и перебираясь к выходу на мимо проходящую дорожку.


Без лишних уговоров я вызвала такси, предварительно занеся сумки знакомой консьержке миссис Делоуренсис. Парень постоянно кидал мне злые взгляды, мол: «Зачем ты сделала это?! Я абсолютно не хотел, чтобы мне помогала какая-то девчонка… Я сильный мужчина и справлюсь сам», – но как бы то ни было, все это упорно игнорировалось.


Такси подъехало буквально за пять минут, и мне выпало сомнительное удовольствие видеть отчаянно отказывающегося парня. Он смог сделать буквально пару шагов, пока не начал заваливаться набок и не разрешил мне, наконец, помочь ему дойти до машины.


Водитель такси, на удивление, оказался довольно смышленым малым и без лишних разговоров повез нас в районную больницу. Искалеченный развалился на своем месте, держа в руках что-то вроде черного пакета, который я заметила только сейчас. Он смотрел в окно, явно не желая отблагодарить меня за помощь. Отправив маме несколько сообщений о том, что попала в пробку на мосту, в мозгу всплыло, что у меня закончились деньги и расплачиваться будет нечем… Остается надежда на сидящего рядом.


Все время, пока очередной незнакомец был в кабинете врача, я пыталась осознать то, что вообще делаю, сидя в пропахшем медикаментами и хлоркой коридоре. Я привела неизвестного мне человека в больницу, под чьей маской может быть кто угодно, вплоть до грабителя. Нет, все-таки человек такого рода деятельности не согласился бы ехать в больницу. Он бы убил меня в том же переулке и оставил там гнить.


На часах миновало девять вечера, и усталость вперемешку с желанием поскорее оказаться дома, покончив со всем этим, нарастало с каждым тиканьем стрелок.


– Так, мистер Стил, просто отлежитесь, дома два-три дня и принимайте болеутоляющее не более двух раз в сутки, ясно?


– Да, ясно, – кивнул он, медленно переводя взгляд с сорокалетнего мужчины на меня. – Спасибо.


Теперь я хоть знаю его фамилию. Парню промыли ссадины, обработали ушибы и откуда-то он достал чистую одежду (скорее всего, из пакета, который оказался рюкзаком). Только теперь я смогла понять странное присутствие дежавю – мы встречались этим же вечером в кафе, это тот самый парень с татуировкой. В горле пересохло, и пульс забился немного быстрее, когда на лице пакистанца промелькнуло еле заметное подобие полуулыбки. Я снова слишком долго задерживаю свой взгляд. В голове не укладывается то, как мы смогли столкнуться дважды за день в кишащем людьми Лондоне.


Завершив разговор рукопожатием с доктором, Стил направился ко мне.


– Закончил? – наворачивая круги вязаного шарфа вокруг шеи, вскинула я бровь.


– Мгм. Кстати, спасибо за помощь… Кажется, мне действительно нужна была помощь специалистов. Они нашли несколько серьезных гематом, но это не помешает мне вернуться домой, – снова задумчивый и не слишком веселый на вид парень улыбнулся мне, на этот раз искренне, от неловкости почесывая затылок.


– Не за что. Я не могла оставить искалеченного какими-то идиотами человека.


Я не хотела знать, кто это был и что он делал в том несчастном переулке, который я наверняка теперь буду обходить стороной. Пострадавший в порядке, я сделала то, что должна была. Теперь могу с чистой совестью развести наши пути по разным окрестностям города.


Мы молча вышли на улицу, высматривая транспорт. Особого желания поговорить или хотя бы узнать имя спасенного не возникало, а вот у него, похоже, вертелось несколько слов или вопросов на языке. Черноволосый парень то открывал, то закрывал рот, словно потерял дар речи или не мог подобрать правильных слов. Молчание разрушали лишь звуки проезжающих мимо машин и бормочущих между собой прохожих.


– Странно, да? Мы встретились два раза за один вечер, – наконец, озвучил он мою мысль.


– Да. Просто признайся, что ты преследуешь меня. Потому что если это не так, то наша двойная встреча действительно странная, – чуть слышно хохотнула я, получив в ответ то же самое.


Автобус под нужным мне номером и маршрутом распахнул дверцы, предлагая довезти до нужного места. Последний раз взглянув на Малика, я сделала шаг, но тут же была задержана хваткой.


– Как тебя зовут? – поджав губы, спросил он, отпуская мою руку.


– Зара, – зачем знать мое имя? Или он хочет запомнить его, как в фильмах про супер героев и вызывать при каждом попадании в неприятности?


– Спасибо еще раз за помощь, Зара. Я – Оливер.

Небольшие двери с шипением закрылись, преграждая путь холодному воздуху. Я снова повторяю свой длинный маршрут до дома, в надежде, что больше мне не попадется никто, нуждающийся в помощи.


Уайт-холл* – это главная дорога в центре Лондона, в Англии.

Бонд-стрит** (Bond Street) – улица, на которой находится Биг Бен

2

Не хитрая мелодия невероятно нежно ласкала слух присутствующих, придавая нирване*. Я буквально утопала в музыке, словно в реке с медленным течением. Домыслы и идеи тут же разлетаются прочь, оставляя меня наедине со звуками фортепиано. Увлеченная, я стала слегка раскачиваться из стороны в сторону, расплываясь в непринужденной улыбке и прикрыв глаза. Разлив по комнате завершающую h-moll импровизированной баллады, Джен, слегка наморщив лоб, на мгновение застыла – она всегда делала так, когда исполняла любимую музыку. Безусловно, я любила это, прекрасно понимая с какой страстью она отдается каждой ноте, каждому вздоху и трепету сердца в эти моменты. Репетиционная разразилась негромкими рукоплесканиями, когда Джени опустила крышку инструмента и развернулась ко всем. Мисс Кларк вошла в центр, тепло улыбаясь пианистке, попутно поправляя туго затянутые в хвост светлые волосы:


– Итак, дорогие мои, на сегодня наши занятия подходят к концу. Я хочу, чтобы к следующему уроку вы разучили текст вот этой песни, – она раздала каждому, кроме меня, белый лист с чернильно-черным текстом.


– Что это? – где-то сзади раздался голос, после которого пошли тихие перешептывания, и предположения к чему им раздали новую песню.


– Кхм! – преподавателю пришлось откашляться, чтобы привлечь внимание присутствующих. – Мы с руководителем театрального направления собираемся устроить небольшое шоу к Рождеству. Вы разучите слова, а после проведем прослушивание: кто именно будет исполнять её. Естественно, что остальные не останутся в стороне! Каждый будет исполнять что-то, будь то гитара или аккордеон.


Ещё больший шум наполнил пространство; Джени сидела рядом, вслух обдумывая о свои первые действия: выучить, подобрать музыку на фортепиано… Да, она решала это, но, насколько я её знаю, отнюдь не желала выступать перед толпой, «купившей дешёвые билеты на «Шекспировскую труппу недоартистов» – так говорила она сама.


У Дженифер Филдс перехватывает дыхание только от одного слова «сцена», после которого я битый час убеждаю её в способностях, для поддержки даже хожу с ней на её же занятия в кружок, когда вместо этого могла бы сидеть дома перед телевизором. Она действительно талантливая личность.

Парни и девушки вскоре покинули кабинет, мы вышли последними.


– Зара, я не смогу. Может мне заболеть и не прийти на прослушивание? Чихни на меня! – брюнетка остановила меня на крыльце, встав впереди и всматриваясь в моё лицо, будто бы это действительно поможет ей добиться моего чихания.


– Успокойся. Все будет в порядке! И вообще, ты должна выступить. Твоя музыка великолепна, её должны услышать все.


Филдс залилась притворным смехом, будто бы я сказала действительно смешную шутку.

До сих пор не хочешь вступить в наш кружок? – поспешила сменить она тему.

– Палмер, ты же прекрасно играешь на гитаре и клавишных, поешь, чёрт возьми, и все равно противишься моему предложению! – периодически мне приходится выслушивать назойливую речь Джен, которую она даже не пытается хоть как-то разнообразить другими словами.

Нет, я не хочу играть при ком-то другом, кроме её и родителей, и ясно дала понять это всем, но, похоже, что до ее ушей это так и не дошло…


– Прекрасная погода, не так ли? – подруга закатила глаза. – Ещё чуть-чуть и все растает, так и не дождавшись Рождества!


– Да-да… Кстати, когда пойдём выбирать подарки родным? Через недельку-другую будет не протолкнуться даже в дешёвые бутики с ненужным барахлом.


– Хм… Может на выходных? Я как раз свободна в субботу, идёт?

Получив в ответ кивок и отметив в невидимом возникшие планы, мы зашагали по прорезиненным ступенькам в подземный переход.

Сырость и душащий запах табака ударили в нос, под освещением люминесцентных ламп создавалось впечатление, будто бы идешь по коридору заброшенной больницы с голыми бетонными стенами и редкими потоками суетливых призраков. Правительство давно обещает провести здесь капитальный ремонт, но все, что они изволили сделать – поменять лампы и нанять престарелого дворника, сметающего бесконечный мусор в кучи. Представляю, какого пересекать это место в сумеречное или ночное время суток почти что бегом, всеми силами стараясь избежать черной стороны Лондона.

Днем жуткую атмосферу разбавляет пение и бренчание на гитаре уличных музыкантов, которых мало кто замечает в спешке. И сегодня ничего не изменилось: возле расписанной граффити стены с уходящими вдаль небоскребами играл паренек. Синяя вязаная шапочка вот-вот спадет с головы, если он подымет голову вверх или покрутит ею из стороны в сторону. Покрытая черным лаком гитара завывала от прикосновений, ее писк отлетал от безликих стен, создавая такое ощущение, будто бы находишься внутри нее. Заинтересованная девушка схватила рукав моей куртки и потащила прямо к гитаристу сквозь толпу. Неловкое чувство и некоторая рассеянность охватили меня, и, кажется, щеки стали разгораться. Сама бы я никогда не подошла без веской причины к чужому человеку – прошла бы мимо и все, но это же Филдс, а значит, ничего не останется без ее внимания. Парень поднял голову, когда подруга восторженно пробормотала ему слова восхищения; я вырвала свой рукав из ее рук и мое дыхание будто бы резко перекрыл упавший извне камень. Доброжелательная улыбка на его лице стала менее широкой, когда взгляд перешел от Дженифер на меня. Нет, это не может быть простое совпадение, иначе как еще можно объяснить третью встречу с одним и тем же человеком в многомиллионном городе! Мне все сильнее верится в поговорку «Бог любит троицу»…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6