Стефан Брег.

Кровь деспота



скачать книгу бесплатно

© Стефан Брег, 2017

© Художественное оформление, «Издательство Альфа-книга», 2017

* * *

Глава 1
Властелин ковров

Таверна была полна народу. Расположенное в самом центре города, в окружении рынков и борделей, заведение старого пройдохи Хазмора неизменно пользовалось успехом. Уставшие от нескончаемой толчеи на многолюдных улицах Дирейма путники и торгаши всегда находили приют в этом просторном помещении с дешевыми напитками, вкусной стряпней и миловидной обслугой. Что касается последней, конечно же речь не о плешивом и брюзгливом Хазморе, а о трех его дочерях, старшая из которых – с самым огромным бюстом – только что поставила передо мной наполненную пивом кружку. Я подмигнул ей, а она улыбнулась в ответ, деловито поправив корсет. Наверняка она вспомнила наше последнее ночное приключение. Я-то вот точно этого не забуду, как и того, что в кармане моем осталась всего пара серебряных монет да несколько медяков. Чертовски мало, чтобы наслаждаться жизнью в большом и богатом городе. И снимать комнату в гостинице, где арендаторы готовы содрать с тебя шкуру за несвоевременный платеж.

Его я заприметил сразу – хорошо одетый молодой паренек, затравленным взглядом смотрящий по сторонам. Он двумя руками сжимал глиняную кружку с пивом, при этом частенько вздыхал и подолгу сосредоточенно вглядывался в свой напиток, подобно древним философам, утверждающим, что истину можно найти на дне бутылки. Естественно, с крепким алкоголем.

Труды давно почивших бездельников в последнее время я вспоминал все чаще и чаще. Непростая экономическая ситуация обязывала.

Глядя на опечаленного посетителя, явно не бедного, но при этом определенно имеющего какие-то проблемы, я поймал пришедшую в голову мысль, что он вполне может подкинуть мне работенку.

Я всегда выступал за честный заработок. Даже когда грабил города в составе наемнических подразделений, неизменно испытывал угрызения совести. Душевные страдания усиливались вдвойне, когда вражеская сторона перекупала наш отряд и давала задание защитить поселение, из которого месяц назад мы вынесли все, что не было прибито к полу.

Те времена давно канули в небытие. Лишь чудом я не стал обычным разбойником, что находит свою смерть чаще всего самым бесславным и мучительным образом. Боевые навыки, полученные за годы войн, походов, налетов, всегда обеспечивали мне работу. Правда, последнее время купцы все чаще прибегают к помощи устоявшихся групп свободных воинов, избегая подозрительных одиночек, какими бы опытными они ни были. Если так дела пойдут и дальше, придется вступить в преступное подполье Дирейма. Оно по всей империи славится своей организованностью и влиянием на местные дела.

Кучерявый парнишка в темно-синем камзоле продолжал многозначительно вздыхать, лишь изредка пригубляя пенный напиток. Я взял свою кружку и подошел к нему.

– Можно присесть?

Он посмотрел на меня с таким видом, будто за секунду до этого молил всех богов, чтобы к нему никто не привязался.

– Да, конечно.

Я плюхнулся на табурет и протянул ему руку.

– Меня зовут Фосто – профессиональный телохранитель, бывший солдат на службе… многих.

Кучерявый пожал мою руку, глядя на меня немигающим взглядом.

Быть может, его удивило отсутствие шрамов на моем лице, отсутствие оружия или доспехов, но он молча глядел на меня секунд двадцать, прежде чем я развел руками, всем своим видом показывая, что желаю продолжения беседы.

– Эн-рико. Меня зовут Энрико.

– Не поведаешь мне о себе?

– А? А что говорить-то? – едва слышно промямлил он.

– Что обычно говорят при знакомстве? Видишь ли, одного имени недостаточно для полноценной беседы.

Уровень его растерянности заметно повысился, но все же он выполнил мою просьбу.

– Я сын патриция Освальда Хауза. Он владеет поместьем недалеко от северных ворот города. Владел.

– Помер старик? – с участием спросил я. Ни о каком Хаузе я никогда не слышал.

Кучерявый закивал, пригубив глоток пива.

– Ты из-за этого так сокрушаешься? Я-то думал, тебе какая помощь нужна. Ну, знаешь, может, угрожает кто, или сопроводить куда надо.

– Нет, какая уж тут помощь. О жизни я своей думаю.

– А чего же тебе думать-то? У тебя есть поместье, наверняка немаленькое; есть, поди, деньжата и прислуга. Что ты в этой дыре забыл, да еще и один?

– Я – четвертый сын своего отца.

– А-а, – протянул я. – Так ты младший. Наследства лишили?

– Да. Не совсем.

Я придвинулся к нему, прошептав:

– Говори, можешь мне всецело довериться. В свое время я владел столькими тайнами. Ни одной не выболтал.

Он замялся, на короткое время погрузившись в свои мысли. Я не торопил его – он сам должен был понять, как важно излить душу новому знакомому. Снять, так сказать, с души тяжелый груз.

Энрико глубоко вздохнул и начал свой рассказ:

– Понимаешь, отец мой действительно небедный человек. Уважаемый в городе. Был постоянным членом Торгового Совета. Я рос в любви и всегда считал, что моя жизнь сложилась как нельзя лучше. А потом умерла мать. От чахотки. Она успела родить отцу пятерых детей, и уж так распорядилась судьба, что все пятеро оказались сыновьями. Младшему на момент смерти матери не было и пяти лет. Отец недолго пребывал в одиночестве. Взял себе вторую жену, но она оказалась бесплодной, и он, отчего-то расстроившись, выгнал ее из дома. Взял себе третью жену, но та при родах умерла. Вместе с ребенком. Незадолго до смерти женился вновь. На пятнадцатилетней дочери знатного винодела. Завещание отца нам пятерым объявили вчера. И, я думаю, сейчас ты поймешь мое негодование.

– Внимательно слушаю. – И я действительно с интересом внимал его словам.

– Старший брат получил поместье. Это вполне ожидаемое решение отца. Второй брат получил в наследство место в Совете и трехэтажную гостиницу недалеко отсюда.

– Мм… Случаем, не в районе Крепостного рынка?

Энрико утвердительно кивнул, а я лишь подумал, как тесен мир. Точнее, его часть в лице Дирейма. Свою комнату я снимал у брата паренька, что сидел напротив.

– Так вот, а третий брат получил солидное состояние и все конюшни отца. Младший же мой брат – ему повезло поболе всех.

– Что так?

– Ты удивишься, Фосто, но отец оставил ему свою последнюю и весьма молодую жену. Мой брат, черт подери, после смерти своего тестя, возраст которого уже перевалил за седьмой десяток, станет наследником крупнейших виноградных плантаций во всех близлежащих землях.

– Ну а ты? Что ты получил? – напирал я.

– Ковры! – взвизгнул Энрико так, что все рядом сидящие оглянулись на нас.

– Ковры? – переспросил я, нахмурившись.

– В нашем поместье было чертовски много ковров. Отец обожал их, как и многие богачи в нашем городе. Близость Эллас-Амина обязывает.

– И сколько же ковров ты унаследовал?

– Десятки. Не знаю, даже не считал. Это какой-то кошмарный сон. Эти проклятые ковры нельзя здесь продать дорого – ими все рынки полны. Отец, по сути, лишил меня наследства. Как ты и сказал до моих откровений.

Я почесал бороду. Думал, не усугубить ли мне его отчаяние? Задать вопрос, на который я уже знал ответ. Не нашел доводов против.

– А как твои отношения с братьями? Может, они немножко поделятся своим богатством с тобой, а ты им ковры раздашь?

Энрико поджал губы и замотал головой из стороны в сторону.

– Весьма и весьма натянутые отношения. Не знаю, чем я прогневал отца, но братья всегда относились ко мне с презрением. Да и друг друга они вообще-то очень недолюбливали. Старший частенько колотил меня в детстве. Я старательно изучал науки, читал много книг, а ему это не нравилось. Сейчас мне почти двадцать лет, а изменилось немногое. Брат велел мне сегодня же собрать из дома все ковры и валить куда подальше. Дал даже повозку с двумя лошадьми.

Я задумался. Повозка, ковры, Дирейм. Здесь с таким добром делать нечего – это факт. Но я знал место, где на этот товар может быть большой спрос. Где за него очень хорошо заплатят. Но, правда, ехать туда далеко.

– Послушай, – сказал я, – есть у меня одна идейка. Я поделюсь с тобой, а ты сам решай, насколько она удачна. Есть город один. На северо-востоке. Ты, как ученый человек, наверняка о нем слышал. Это Берсена. Да – путь неблизок, да – дороги небезопасны, но дело может выгореть. Я своими ушами слышал, как любят тамошние жители различные диковинки из Эллас-Амина. Будем говорить, что мы прямо из столицы империи. У того города есть несколько серебряных рудников, там давно не было войны, так что его жители должны просто купаться в роскоши. А роскошь там – то, что здесь обыденность. Мы озолотимся. Можешь купить поместье там, а если это место покажется слишком холодным – закупим в Берсене янтарь и меха, отвезем в Эллас-Амин и будем припеваючи жить в самом жарком городе на земле.

Я аж сам зарделся от своего воображаемого богатства, которое может принести мне шерстяное наследство горемычного парня. Энрико крепко задумался. А пока он ничего не ответил, надо было сыпать ему на голову разумные доводы.

– Неужели тут тебя что-то держит? Здесь ты изгой, а обида на всех вокруг может здорово навредить тебе. Я абсолютно свободен. Больше года я живу в Дирейме, полгода жил в Шэрдашехе. Где я только не бывал. Меня здесь не держит ничего, разве что вон та грудастая разносчица. Шучу – ничто не держит.

Энрико поднял на меня глаза. Видок у него был растерянным.

– А в Берсене ты бывал?

– Нет. Нет, конечно. Служил я вместе с одним парнем из тех мест. Он мне все и рассказал. Довольно детально. Поверь, нас ждет успех.

Я распрямил плечи и откинулся чуть назад, деловито поглядывая на собеседника.

– И за работу я возьму вполне разумную плату – четверть вырученной суммы от продажи ковров. Треть, если придется махать мечом. Я не грабитель. Пойми, ты можешь на меня положиться. Мы будем богаты, и ты утрешь своим братьям их наглые носы.

«Ну же, придурок, говори, что согласен», – подумал я и добавил вслух:

– Как идея? Загружай повозку коврами, провизии набери. Завтра на рассвете я буду у твоего поместья в полном обмундировании. Северная дорога нам как раз и нужна. По ней мы двинемся навстречу своей удаче. По рукам?

Медленно и неуверенно, но Энрико протянул мне руку. Я хохотнул, похлопал его по плечу и вскоре покинул таверну скупердяя Хазмора.

Конечно, была большая вероятность того, что Энрико я больше не увижу. Что страх юноши перед неизведанным может оказаться сильнее желания пойти на этот оправданный риск. Но терять-то мне было совершенно нечего.

Глава 2
Братья

Еще затемно я покинул свою тихую обитель. Подпоясался мечом, повесил на пояс кинжал, взял свою старую котомку, плащ – и был таков.

Ночной Дирейм – это настоящий котел, полный самых разнообразных ингредиентов. И острейших специй, от которых у неподготовленного человека обязательно случится приступ изжоги. Вплоть до смертельного исхода.

По самым главным широким проспектам курсируют отряды стражников. Следят за порядком и пожарной безопасностью, но без надобности никогда не сходят с проторенного маршрута – ведь в подобном случае всегда можно нарваться на неприятности. Тогда постылое ночное дежурство будет гораздо занимательнее, но никто не гарантирует, что радость от приключений продлится долго.

Так я перешел ко второму ингредиенту – бандитам и негодяям, словно вампиры, оживающим по ночам, дабы творить свои черные делишки: избавляться от нерадивых должников и обчищать карманы любителей ночных прогулок. Благо число таверн, борделей и игорных залов, гудящих до утра, было внушительным. Пьяных гуляк, стоило им выглядеть более-менее прилично, грабили с той же скоростью, с которой тяжелый осенний ветер лишает тонкую березку на холме листвы.

Людей вроде меня, идущих твердой походкой и вооруженных, негодяи предпочитали не трогать. Что там, однажды я сам чуть не влез в неприятности. Изрядно приняв на грудь, возвращался в свою гостиницу, как вдруг услышал пронзительный женский крик, доносящийся откуда-то неподалеку. Преисполненный желания совершить благое дело и защитить даму, я бросился вперед по узким улочкам Храмового района. Выхватил меч, но вскоре понял, что заблудился. Знакомые очертания домов я увидел спустя час утомительного блуждания под тусклым светом убывающей луны. Естественно, никого не спас. И криков больше не слышал.

Нельзя не упомянуть мрачных групп религиозных фанатиков, которые нередко устраивают обходы города, следя, как я слышал, за моральным обликом горожан Дирейма. Уж не знаю, что они делают со встреченными шлюхами, но подобных кампаний я всегда старался избегать в первую очередь.

Стражники, напротив, доставляли мне проблемы только первое время моего пребывания в столице Мальдиона. Я очень быстро узнал, что большинство из них насквозь продажные и боящиеся многочисленных криминальных главарей типы. Так что на их грубые вопросы и претензии касательно моего оружия, моей подозрительной морды и гнусных затей я частенько отвечал, что «не хотят ли благородные господа нажить себе проблем, доставляя неудобство приближенному Руги Красноносого, Ихара Кабана или Тавра Одноглазого». Всегда срабатывало.

Сегодня ночью никто из встреченных стражников меня не побеспокоил. Я без лишних проблем миновал одни из северных ворот и отправился к поместью Хаузов. Не больше часа пути отделяло меня от цели, поэтому я не торопился. Шел себе спокойно, напевая под нос нескромную солдатскую песенку. Единственными ее слушателями были местные собаки, выражающие свое неодобрение неуверенным прерывистым лаем. Иногда же мне казалось, что каждый житель пригорода считает своей обязанностью держать на подворье блохастых питомцев. Лай поднялся такой, что я посчитал за благое дело заткнуться. Даже прибавил шаг, опасаясь гнева разбуженных крестьян.

Обширные предместья с кирпичными домиками, небольшими садами и огородами сменились на холмистые луга, уходящие порой до горизонта. На фоне освещенного луной, но бедного на звезды неба можно было различить силуэты больших причудливых домов, в которых спали гордые владельцы окружающих земель, фруктовых садов и виноградников. В одном из таких особняков наверняка спал и Энрико, если только брат позволил ему провести последнюю ночь в отчем доме.

Едва бледно-розовое зарево рассвета принялось освещать восточную сторону горизонта, я уже добрался до нужного места.

Каменистая тропинка начала уходить вверх по лесистой аллее, заканчивающейся крепким забором с дверьми из кайнакского кедра. За невысоким в общем-то ограждением был виден красивый особняк внушительных размеров. Его фасад украшали многочисленные башенки, барельефы и причудливые витражи из заморского стекла. По большому дворику, полному ухоженных кустов и красавцев кипарисов, уже сновали туда-сюда слуги: садовники, конюхи, уборщики.

Взгляд мой оторвался от созерцания этого великолепия и сосредоточился на другом – недалеко от деревянных ворот стояла крытая повозка. Ни лошадей, ни возничих рядом с ней не было. Значит, либо Энрико дрых в доме, либо…

– Энрико, подъем! – вскричал я, чем вызвал переполох среди слуг.

Секунд десять ничего не происходило. Потом внутри фургона что-то зашуршало, и, как новорожденный из лона, из-под войлочного полотнища выглянул Энрико. Его лицо было заспанным, волосы взъерошены.

– Что, уже рассвело? – спросил он, жмурясь.

Я лишь усмехнулся:

– Вели запрягать коней. Не будем терять времени.

Энрико сел на место возничего, протер глаза и потянулся. Когда он открыл мне ворота, я сразу же последовал к повозке. Посмотреть, сколько добра нам перепало.

Действительно, ковров оказалось очень много. Мой наметанный глаз смог насчитать примерно пятьдесят штук. Все они лежали в свернутом виде, притом некоторые из них были столь тонкой работы, что свертки эти занимали минимум места. Такие ковры высоко ценились и в Дирейме, но в далекой стране они станут настоящим сокровищем. Я очень на это надеялся.

Я глядел на ценный груз, размышлял о предстоящем пути и конечно же не смог не заметить отсутствия провианта. На свободном месте у борта стоял небольшой ящик, но он вряд ли был полон еды.

– А еду ты когда будешь загружать? – спросил я у Энрико, который молча стоял в стороне.

– С едой проблемы возникли, – почесал затылок мой торговый партнер. – Брат не позволил мне зайти в кладовую. Сказал, что теперь у меня есть две лошади, и одну из них я могу забить на мясо.

– А потом и вторую? – нахмурился я. – Съедим и сами запряжемся? Можно и без провианта, но тогда нужны деньги, чтобы закупать еду. Сколько ты взял?

Ответом послужило невнятное бормотание, смысл которого тем не менее прослеживался вполне определенно. Энрико не имел никаких сбережений.

– Как такое возможно? – Мысли сами собой обрели словесную форму.

– Все деньги, которые мне перепадали, я на книги тратил. Кабы не пожар в чулане, я смог бы хоть что-то выручить за них.

Я обхватил ладонью свой подбородок и покачал головой.

– Представь, какой нас ждет путь. Без еды, без денег. За пересечение границ берут пошлины. Ты знал об этом? Будем расплачиваться с этими кровососами товаром?

– Наша кухарка смогла вынести для меня ящик вина, – попытался оправдаться Энрико.

– Вином мы не наедимся. Она может добыть для нас несколько мешков овощей и прочего?

– Нет. То вино было из ее личного погребка. Кладовая под замком. И ты сам понимаешь, у кого ключ.

Да, я понимал. Еще я понимал, что с такими проблемами у нас путешествия не получится. Проще сбыть товар прямо в Дирейме и пропить все заработанное в ближайшей забегаловке. Хватит на неделю, а то и больше, если поменьше угощать «друзей», что будут появляться, словно грибы после дождя. Именно такая перспектива сейчас маячила перед нами. Более того, Энрико, похоже, уже смирился с этим.

– Идем к твоему брату, – решительно сказал я.

– Но… он спит. Что ты задумал?

– Это не я – это он задумал. Задумал лишить тебя права на будущее. Он ни черта не прав. И я объясню ему это на пальцах. Давай веди меня.

Энрико был взволнован, но все же направился к дому. Я остановил его на секунду. Спросил негромко:

– А стража у него есть?

Энрико отрицательно покачал головой.

– Вот и славненько.

Мы поднялись на порог. Наверняка это был последний день, когда владелец поместья Хаузов сидел без охраны.

Дверь в его опочивальню я открыл ударом ноги – все-таки первое впечатление нуждалось в должном эффекте. Старший брат моего партнера по имени Алистер (имя я узнал секунду назад) подскочил на кровати и уставился на непрошеных гостей. Его дородная супруга завизжала и прикрыла все свои непристойности простыней.

Я обвел хозяев зловещим взглядом, а пальцы моей левой руки постукивали по рукоятке меча, висящего на поясе.

Когда из-за моей спины показался Энрико, строящий из себя саму скромность, его старший брат выпучил глаза и заорал:

– Ты! Ты подослал ко мне убийцу, негодяй! Я знал, знал, насколько ты коварен!

– Заткнись! – взревел я, но жена Алистера восприняла мое негодование иначе и завизжала опять.

– Заткнитесь все! – уточнил я и начал говорить чуть мягче. Совсем чуть-чуть. – Я не собираюсь никого убивать. Меня зовут Ричард. Ричард из Дорлага. Меня действительно нанял твой брат, но не как убийцу, а как телохранителя, юриста и защитника его интересов. Я обучался юриспруденции в самом Хольне и знаю права моего клиента. Заявляю со всей ответственностью, что сейчас эти права были категорически попраны.

– Что? В чем дело, какие права? – замотал головой Алистер, сверкая своей лысиной под лучами утреннего солнца.

– Право на наследство.

– Но он получил свое наследство. Отец ему ковры завещал, и он их забрал. И вообще что это за юрист такой – врывается на частную территорию с оружием, пугает до колик? А, брат, что ты молчишь?

– Мой клиент, – я не обратил внимания на этот выпад, – обвиняет тебя, Алистер Хауз, в воровстве и общей недобросовестности.

– Общей недобросовестности? – не поверил своим ушам Алистер.

– Так и есть. Ты укрыл и тайно продал пару великолепных ковров работы Арада Фадийского. Это были настоящие произведения искусства, за которые ты выручил хорошие деньги. Сим поступком ты совершил преступление против своего брата и должен возместить ущерб.

– Так, я понял. – Алистер шлепнул себя ладонью по лбу. – Это такая форма грабежа. Вынужден расстроить тебя, Ричард из Дорлага. Я не храню денег в поместье. У меня нет ни сокровищницы, ни сундуков, полных золота. Все мои богатства в городской казне. Могу дать тебе несколько сребреников, если ты согласишься убраться отсюда.

– Твои скользкие речи, несомненно, призваны подействовать на меня, но от ответственности ты не уйдешь. Факт воровства доказан.

– Какой факт? Мои слуги подтвердят, что я все чертовы ковры вынес из дома и отдал этому безмозглому кретину. Какой, повторяю, факт?

– Факт таков, что несколько торговцев Дирейма готовы подтвердить в суде, что ты принес им эти ковры и они щедро заплатили тебе за них. Торговцы оказались сговорчивыми и честными людьми, так что им поверят. Они предоставят суду эти ковры. Понимаешь, о чем я?

– О, я понимаю. – Алистер вскочил с кровати и набросил на плечи халат. – Ты подкупил их, обещал солидное вознаграждение. Да, не думал я, что мой братец окажется такой крысой.

Я посмотрел на свои ногти, неторопливо поковырялся в зубах и, закончив нехитрые гигиенические процедуры, предложил выход:

– Надеюсь, ты понимаешь, что все может обернуться не в твою пользу. А уж огласку этому делу мы дадим самую широкую. Все оборванцы Дирейма будут мусолить новость, что наследник Освальда Хауза – вор и обманщик. Но я предлагаю альтернативу. Мы с Энрико всего-то и хотим, что с комфортом отправиться к побережью, а потом двинуться на юг, в Эллас-Амин. Продать наследство. Поэтому мы забудем обо всей этой истории, если получим прямо сейчас беспрепятственный доступ к кладовой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное