Станислав Мальцев.

Золотой унитаз



скачать книгу бесплатно

Типкин Руль Лукич – просто охламон,

Ев Сидрна – большой командир,

Клео – уписаться можно, и другие. Юмористическая, и даже почти сатирическая, повесть


© Станислав Мальцев, 2017


ISBN 978-5-4483-7123-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая

1

Рауль Лукич Типкин сладко спал-дрых на диване, подложив руку под пухлую, упитанную щёчку и тихонько, мирно посапывал. И видел прекрасно-чудесный сон: сидит он за богато накрытым столом и режет большой и сочный, только что поджаренный, бифштекс. Подцепил вилкой кусок побольше, зачмокал от предвкушения немедленного и полнейшего удовольствия, и, даже где-то, счастья…

Пока – чмокал и пускал слюни, дверь открылась, в комнату вошла женщина, двинулась к висевшему на стуле его костюму, с ловкостью бывалого карманника начала обшаривать не только все карманы, но и подкладку пиджака и нижние части брюк.

Конечно же это был никакой не вор, мастер по чужим карманам, а его нежно любимая супруга Ева Сидоровна. Она искала у своего дорогого и единственного мужа заначку.

Типкин трудился швейцаром в ресторане, возвращался домой поздно, чаевые выкладывал на стол в кухне, переодевался в жёлто-полосатую пижаму и заваливался спать до обеда. Она не могла и мысли допустить, что муж оставлял себе заначку, твердо знала, такого быть просто не может. Но найти её не могла, как ни старалась.

И права, права была, Ева Сидоровна, как всегда! Была у него заначка! Прятал её в самом надежном месте – какой-то старой, всеми забытой книжке без обложки и названия, валялась на дне шкафа. Ни сам Типкин, ни жена, ни дочь Клео никаких книжек не читали, родителям их заменял ящик, а дочке – музыкальный аппарат под названием плеер, страшное изобретение.

Заначку Типкин делал ни с целью создания первичного капитала, всё было проще – супруга ежедневно деньги давала на одну бутылку пива с пророческими словами:

– Будешь много пива сосать, пузо лопнет!

А он скорее бежал в магазин и покупал пять бутылок, сосал их целый день и был на вершине блаженства, всегда в прекрасном настроении. Ящик у них стоял в спальне, ложились в кровать его смотреть и Типкин засыпал сразу, как только там кого-то убивали, а Ева Сидоровна через пять минут после, – кто первым просыпался ночью для дохода в сортир, тот его и выключал. Но такие развлечения были только тогда, когда у швейцара наблюдался выходной день. В другие же дни Ева Сидоровна ложилась в постель одна и глядела ящик не пять, а целых десять минут.

Так вот, в очередной раз не сумев разоблачить коварного заначника, Ева Сидоровна рывком широко раздвинула шторы и закричала громко, как гудок электропоезда, но не простой, обычной электрички, а могучего состава, несущегося до стальной магистрали без остановок, от его сигнала вымершие когда-то динозавры могли ожить и подняться во весь свой немаленький рост.

Она ласково произнесла:

– Типкин, охламон! Всё дрыхнешь! Вставай жив-ва, чертило! – и нежно добавила: – Али не слышишь? Оглох? Сёдня столько делов! Не до спанья! Быстро поднимай задницу!

Рауль Лукич только перевернулся на другой бочек, натянул одеяло на голову и зажмурился – хотел увидеть, как кусок мяса попадёт в рот, ощутить его божественный вкус…

Но не тут-то было! Жена, в отличие от мужа, была женщиной решительной, закалённой в житейских боях – сразу мигом стащила с него одеяло.

– Подымайся моментом! Скоро Маргоша явится, жениха на поглядки приволокёт! Одевайся соответственно, я тебе напрокат пинджак с хвостом взяла, – она отвернулась открыть шкаф, Типкин сразу воспользовался этим, вскочил с дивана, подтянул пижамные брюки и скорее дёрнул в соседнюю кухню. Taм вынул из кармана маленькую дудочку, и заиграл какую-то грустную мелодию, вроде похоронного марша о несбывшемся кусочке жареного мяса.

Ева Сидоровна, – настоящее имя было Евлампия, но она страшно обижалась, когда кто-то по незнанию, а разные злыдни нарочно, называли её так, – достала из шкафа фрак, бережно повесила на спинку стула, оглянулась и увидела мужа нет.

– Куды сбег? Опять свою дуду завёл? А ну, вертайся!

Типкин, в ответ мигом залез под кухонный столик и продолжал играть. Пришлось Еве Сидоровне самой войти в кухню, там она довольно ощутимо пнула мужа в высунутую из-под стола ногу и опять закричала:

– Совсем с ума сдвинулся, чертило полулысый! Отберу и разломаю!

Делать нечего, Типкин неспеша поднялся, спрятал дудочку в карман пижамной куртки.

– Сколько раз я тебе говорил: не чертило, а чертёжник! Чертёжник! Большая разница! Спать хочу, а ты! Ночь была тяжёлая…

– Перебьётся! Идём одеваться! – перебила Ева Сидоровна, – а то не успеем, жених припрётся. – Вытащила его за руку в комнату. Там сняла фрак со спинки стула, сдёрнула с мужа пижамную куртку.

– Надевай!

За много лет семейной жизни он хорошо усвоил, спорить с ней себе дороже. Безропотно надел фрак, встал перед женой, насмешливо улыбаясь.

– Повернись! – раздалась команда.

Типкин повернулся.

– Кругом! – раздалось снова, повернулся опять, но Ева Сидоровна нахмурясь глядела на него.

– Нет, чё-то не того… Сымай штаны!

Он даже руками на неё замахал.

– Не буду! Не шутей!

Жена не стала тратить время на разговоры, толкнула мужа в кресло и мигом сдёрнула и пижамные брюки, тот скорее встал, подтянул длинные, пёстрые трусы.

– Велики малость, спадают… Отдай штаны!

Вместо ответа кинула их на стул, сказала задумчиво-негромко:

– Ништо! Велики не малы, хозяйство не выпадет. Че-то обратно не то… Галстука же нету! – быстро достала из шкафа галстук-бабочку, нацепила мужу на шею. – Вот! Совсем другой коленкор! На человека стал похож!

Типкин снова подтянул трусы, произнёс жалобно:

– Отдай штаны! Пожалуйста!

– Ладно, так и быть, уважу. Носи пока, а перед женихом вот эти чёрные брючата наденешь, – и показала на висящие на спинке другого стула узкие чёрные брюки.

Рауль Лукич быстро натянул пижамные штаны и, ободрённый своей хоть и маленькой, но победой, произнёс почти решительно:

– Послухай меня, есть сурьёзный разговор!

Жена очень удивлённо поглядела на него.

– Ну! Телись быстрее!

– Я против!

– Чаво? Чаво ты сказал?

– Против! Не хочет Клео замуж! – продолжал Рауль Лукич уже не так громко и совсем нерешительно. – Она…

– Не ори, как голодный верблюд в пустыне! – оборвала Ева Сидоровна. – Не понял, она ведь в Москву целится ехать, на эту самую фабрику звёзд, петь в ящике!

– Пущай едет!

– Там её и ждут! Так звезданут и зафабричат, на карачках домой приползёт! А у жениха два магазина, да мой рядом. Наберу кредитов в разных банках, пристрой сделаю, потом объединимся и будет полный гипер-супер-маркет!

Типкин с большим сомнением глядел на неё.

– Кредитов нахватаешь… Их ведь отдавать надо…

Ну что с ним говорить! Ева Сидоровна только усмехнулась.

– Обратно лучше молчи, раз ничё не соображать! Главное – взять! А там видно будет! Сиди и не фырчи! Я пошла в кухню!

Сказала и исчезла, а Типкин опустился в кресло и задумался, в голове у него бродили разные мысли, совсем невесёлые…

2

Рауль Лукич имел необычное имя потому, что его мамаша была большая любительница приключенческих романов Дюма и, не обращая внимания на возражения мужа, назвала так красиво сына. От такого имени маленький Типкин имел большие неприятности, да и сейчас его звали ни каким-то Раулем, а просто Рулём. Руль Лукич – и всё! Он привык не обращать внимания, тем более это, случалось нечасто, обращались к нему только до фамилии.

Окончив восемь классов учиться дальше в школе не захотел, поступил в машиностроительный техникум, там конкурса не было и давали стипендию. Потом распределился на небольшой завод и много лет спокойно трудился в техотделе. Когда завод закрылся и в бывших цехах мгновенно возник огромный магазин, пошёл в ресторан швейцаром. Пошёл неточно сказано сначала вручил администратору пухлый конвертик и получил приказ: отдавать ему же половину чаевых. И никакую зарплату в глаза не видел, только расписывался в ведомости.

Зато выдали ему красивую, как у генерала, форму о золотыми нашивками на всех местах, и поставили у дверей – открывать-закрывать, а главное, принимать от гостей плащи и пальто, а потом и надевать на них. И не просто, а нежно и ласково, чтобы получить с каждого заслуженные чаевые.

К своим почти пятидесяти годам, Типкин был человеком не слишком полным, но и не худым, не высоким, но и не каким-то коротышкой, сохранил почти все волосы, хотя лысинка уже намечалась.

Жил Рауль Лукич спокойно, сегодняшним днём, не задумывался о завтрашнем, надеялся, всё будет так всегда. А супруга его была даже похожа на мужа; тоже невысокая, и умеренно полноватая. Познакомились: в том же техотделе – сидела за соседним столом милая девушка, – что-то считала и писала. Дело пошло у них быстро, скоро у Евы округлился животик, и они двинулись, как и положено, в ЗАГС.

Характер у молодой жены оказался решительным и жёстким, после первых же небольших стычек муж зарёкся спорить с ней – себе дороже. Когда началась свободная торговля Ева Сидоровна поднабрала в разных местах деньжат, взяла в аренду маленький магазинчик, и теперь все её интересы были сосредоточены там.

А вот их дочь, Клео-Клеопатра, получилась ни в мать, ни в отца: высокая, стройная, строго соблюдала все диеты – утром только чашка кофе. Как говорил отец:

– Сплошная дохлятина! – а мать уточняла:

– У тя и подержаться-то не за чё!

Главным богатством Клео были ножки, достаточно длинные сами по себе, она старалась их ещё удлинить. Носила коротенькие брючки в обтяжку, или же разноцветные штанишки-шортики ниже пупа. И туфли – на высоченном каблуке, и даже дома тапочки тоже с каблучками, правда, не такими высокими.

Длинные, светлые волосы лежали на плечах, очаровательные большие, чуть голубенькие, глазки, носик прямой, умеренно-милый курносенький, а вот рот казался маловатым, губки вроде узенькие, хотя на самом деле и рот, и губы были совершенно нормальными. Начала было красить их – ярко-красной помадой, но один из парней насмешливо спросил: «Ты чё? Сырое мясо ела?» И сразу поменяла помаду – выбрала скромную, бледно розовую, и получилось отлично. Ротик стал первый сорт!

Училась Клео в школе без всякого желания, ехала на троечках, четвёрки были редкими гостями. Так по всем предметам, кроме английского языка – там всегда были пятёрки. У нее вдруг обнаружились к нему большие способности – легко запоминала слова, читала свободно и отличным произношением. Учительница только удивлялась и ахала, советовала заниматься ещё больше и готовиться к поступлению в университет, на языковый факультет. Рекомендовала её для участия в областной олимпиаде школьников, говорила, что займет там призовое место. Куда там! Это надо учиться ещё десять лет! Засмеялась и ни на какую олимпиаду не пошла.

Вместе с подружками по классу после девятого кинулась было в медицинское училище, но почти сразу же сбежала на курсы офис-менеджеров, так красиво теперь назывались секретарши, и устроилась в какую-то небольшую контору. В школе занималась в драматическом кружке, пела в хоре, и считала себя певицей не хуже тех, что видела каждый день по ящику, конечно, её поманила Москва, Типкин не возражал, но мать была против…

3

Эти невесёлые мысли Рауля Лукича вдруг перебила громкая, дикая музыка, да такая, что он даже вскочил кресла, распахнул дверь в соседнюю комнату и закричал?

– С ума сошла! Заткни свой патефон!

Музыка стихла, вошла Клео: короткие голубые брючки в обтяжку, тоже короткая, выше пупка, красная кофточка. А в самом пупке… В самом пупке Типкин с ужасом увидел вденутое кольцо! Смотрел на него, открыв рот от удивления, а Клео так и зашлась от смеха?

– Папан! Обалдеть! Ты сверху как аглицкий лорд, а снизу – беглый каторжник! Прикид клёвый! Уписаться можно!

Типкин немного опомнился.

– Чёкнулась совсем со своей музыкой! Ещё бы в нос кольцо воткнула. Чистый негр-людоед!

Клео продолжала так же весело?

– Завтра и вдену! Специально для тебя!

На шум-гам вошла Ева Сидоровна и сразу напала на мужа.

– Не ори на ребёнка! У неё трес!

– Какой ещё, нахрен, трес?

– Овощ, не трожь. Жениха ждёт, вот и трясёт её!

Клео фыркнула:

– Тии ха-ха! Ничё меня не трясёт! Еще из-за всякого дерьма трястись! Как бы!

Типкин поспешил убраться из комнаты, не хотел присутствовать при неизбежном споре-разговоре. Взял со стула пижамную курточку, строго, как мог, глянул на дочь.

– Громко заводишь свою музыку, ухи повредишь, – и вышел.

А Ева Сидоровна продолжала всё своё, наболевшее.

– Брось дурью маяться! Москву какую-то придумала…

– А что? – сразу перебила Клео. – Прикажешь мне тут всю жизнь секретаршей сидеть? Бумажки перебирать да ждать, когда шеф трахнет?

Мать не стала спорить, знала бесполезно, только сказала-попросила:

– Готовься, пожалуйста, сей момент Маргоша жениха приволокет, оденься по-другому, попроще. Жених человек сурьёзный.

– Ха-ха! – снова засмеялась Клео – Всегда готова! Подмылась уже! Будет жених, типа встретим!

Ева Сидоровна пошла к двери, остановилась, оглянулась.

– Всё смешки строишь! Не торопись коза в лес – все волки там твои будут! – и ушла, дверью не хлопнула, но прикрыла её достаточно громко. Клео не обратила внимания ни на её слова и даже на то, что матери нет в комнате. Включила громко плеер, и под музыку начала небыстро плясать-приплясывать, петь что-то неразборчивое и непонятное. Так танцевала и пела минут пять, но вот раздался стук в дверь…

4

Клео остановилась, пригладила рукой волосы и весело сказала:

– Ага! Никак женишок прорезался! – крикнула громко – Эй, ты, заходь! Жду не дождусь!

Дверь открылась и на пороге появился совсем ещё молодой человек, точнее сказать – парень студенческого возраста. Через плечо у него висела большая, почти квадратная, сумка, в руке нес ещё одну, поменьше. А на шее болтались два фотоаппарата в черных футлярах. Клео с некоторым удивлением разглядывала его пару минут, потом спросила:

– Это ты жених? Чё-то на него не тянешь…

Парень опустил обе сумки на пол, улыбнулся немного робко.

– Что вы! Какой жених? Я фотохудожник.

Клео ничего не понимала и спросила опять:

– Откуда ты взялся?

Теперь уже удивился и парень.

– Как откуда? Вы же давали в газете объявление – приглашали фотографа. Это я и есть, фотохудожник высшего класса!

Она заулыбалась, всё стало понятно.

– Ты фотограф! Так бы сразу и сказал. Точно, давала объяву. Мне надо классные фотки сделать, и побольше. Чтобы все сразу упали кверху лапками. Тебя как зовут-то?

– Федя, – ответил фотохудожник и широко улыбнулся, Клео ему сразу понравилась.

– Это хрень, а не имя для тебя, будешь Теодором, фотомастер Теодор! Совсем другое кино! Звучит!

Теодор, бывший Федя, снова улыбнулся.

– Согласен! Сделаем фотосессию – тридцать снимков! Не просто фотографии, а произведения искусства!

– Клёво! – она даже хлопнула ладошками. – Фотосессия, это клёво!

– Но дорого.

– Шуруй живее, бабки не проблема!

Тот не стал спорить, вынул из футляров оба фотоаппарата, сказал серьёзно!

– Стойте прямо, ручки поднимите, сделайте весёлую улыбку, изобразите радость.

Послушно изобразила, высоко вскинула руки над головой, Теодор снимал её со всех сторон, даже лег на пол и снизу, сделал чуть ли не сотню снимков.

– Вы очень фотогеничны, просто премиум-класе! Пошлём эти снимки во все журналы. На обложку! Но надо сделать ещё и «ню».

Несмотря на то, что Клее считала себя девушкой, знающей всё, такое слово ей было незнакомо.

– Какую ещё нахрен «ню»? Зачем она? Снимай меня одну!

– «Ню» – это обнажённая натура.

– Голой, чё ли? – немного удивилась.

– Обязательно и непременно, без «ню» фотосессии не бывает.

Раздевайтесь быстро совсем, а я отвернусь.

– He торопись вертеться, погляди сюда – сложила из пальчиков кукиш, дунула на него. – Видишь, какой красивый и большой. Фигу тебе, голышом сниматься не буду! – подумала и добавила. – Пока. Фотки свои предъявишь, и посмотрим.

Фотохудожник Теодор, он же просто Федя, только огорчённо вздохнул – привык к капризам своих клиентов.

– Тогда хотя бы в купальнике… Надо! В ваших же интересах!

Не стала спорить, в купальнике – пожалуйста, сколько угодно. Медленно стащила кофточку – нарочно не спешила, лифчик оказался узкой полоской, сверху наполовину открытый, такие специально покупала за немаленькие денежки. Ладошками приподняла груди – крупные твердые яблоки, и с усмешкой взглянула на фотомастера, тот стоял столбом, только что не облизывался и слюни не пускал.

Тоже неторопясь стащила и брючки, трусишки узкие и маленькие, как плавки. И они, и лифчик, одинаково голубенькие с маленькими красными цветочками. Кинула всё на стул, снова взглянула на Федю-Теодора – тот всё так же глаз с неё не сводил. Была очень довольна собой – нравилось вот так заводить парней. Зачем это делала, сама не знала, просто так, для смеха, чтобы у них трусы трещали.

Теодор, он же Федя, глядел на всё это приоткрыв рот, Клео засмеялась.

– Ротик закрой – птичка какнет! Дальше чё? С тобой уписаться можно!

Следует сказать, что это выражение, совершенно безобидное и даже просто детское, было у неё любимым, употребляла его часто и как попало. И в школе, и в училище, и даже в конторе, её так и звали «Клео – уписаться можно».

Фотохудожник закрыл рот и схватился за камеру с длинным объективом.

– Ложитесь на диван, на бочок, верхнюю ножку чуть приподнять. Послушно легла и приподняла, трусики сразу спустились, почти полностью открыв то, что было под ними. Знала это и спросила ехидно:

– Увидел, че хотел? Больше тебе ничё не надо?

Федя-Теодор молча снимал и снимал, потом произнёс негромко и чуть хрипло:

– Теперь на спинку, и ножки раскинуть.

– Уписаться с тобой можно, – повторила, легла на спину и ноги раскинула во весь диван, проявила творческую инициативу, сложила руки под головой и приподняла грудь.

Вид лежащей перед ним почти голой девушки подействовал как удар кнута – фотограф мгновенно почувствовал сильнейшее сексуальное возбуждение и оно сразу же, словно по невидимым волнам, передалось и Клео, голова у нее закружилась. Глядела на большие, сильные руки и думала, что не только они у парня такие…

Как говорилось в прежние чудесные и неповторимые времена, Клео лишилась невинности ещё в школе, во время похода туристом по лесным просторам. Рюкзак за плечами, костёр, тушёнка на сковородке и, конечно, бутылки со слабо– и крепкоалкагольными напитками, иначе просто не бывает и быть не может никогда. Её партнёр оказался робким и неумелым и от первого секса она не получила никакого удовольствия. К тому же положил её прямо на сухие колючие сосновые шишки и спина вся была в маленьких ранках и долго болела.

Сексом Клео продолжала заниматься во время пребывания в медицинском училище и даже когда служила в конторе, но большой радости от него не имела, что было, конечно, странно…

Федя-Теодор на минутку оторвался от камеры.

– Ах, какая фотогеничная внешность! Какая божественная фигура! Снимал бы целый день! Я просто влюбился!

– Смотри, не уписайся! – посоветовала фотомодель и тут…

5

Тут в дверь тихонько стукнули и, – как это у нас водится, – не дождавшись ответа вошли немолодая, пёстро одетая женщина с кроваво-красными губами на бледном лице, и молодой мужчина в новом, нарядном светло-сером костюме и даже красным галстуком.

Это были та самая Маргоша и жених, которого она приволокла, как говорила Ева Сидоровна.

Маргоша была помоложе Типкиной и без её полноты, подругами те, конечно, не являлись, в лучшем случае знакомыми. Ева Сидоровна использовала её для разных мелких дел по магазину – сделать заказы, проследить за погрузкой-выгрузкой товаров. Но к самой торговле, а, тем более, к деньгам – не допускала. Судила всех по себе – она бы обязательно прибрала что-то к рукам. За это – продавала ей продукты по закупочным ценам, то-есть намного дешевле, чем в магазине.

Вошедшие в комнату несколько неожиданно замерли у дверей, никак не ожидали увидеть такой фотографически-эротический пейзаж, и Маргоша негромко воскликнула:

– Ах! Пардон…

А мужчина в сером костюме не мог отвести глаз от Кяео, она медленно встала с дивана, подтянула трусишки, взяла со стула кофточку, накинула её.

– Просто уписаться можно… Ты чё вылупился? Голых баб никогда не видел? Шары выпадут!

Маргоша, наконец, опомнилась.

– Клеочка! Это Додик, жених…

Клео словно её не слышала, сказала замершему возле сумок фотохудожнику.

– Значит так, Теодор. Фотки будут готовы, приходи. И продолжим эту самую фотосессию.., – он сразу молча подхватил сумки и исчез. Клео повернулась к пришедшим.

– Додик, значит… Поглядим, что ты за Додик…

Тот ответил без улыбки;

– Уточняю, Давид.

– Один хрен… – она пристально разглядывала его. Маргоша поспешила внести ясность:

– Он так мечтал с тобой познакомиться, только об этом и говорил…

Не обращая внимания на её слова, Клео медленно обошла вокруг жениха, сказала негромко:

– Похоже, всё на месте… Пока… Штаны сзади без заплаток… Ладно, познакомиться, всегда пожалуйста… – и добавила уже громко: – Венерические болезни есть? Или были?

Маргоша так и ахнула:

– Клеочка! Ты что говоришь!

– То, что надо! Колись, жених!

Додик ответил серьёзно:

– Нет, и не было,

– А на спид давно проверялся?

– Недавно, всё чисто.

– Заметаешь следы… Молодец! А магазины у тебя какие? Барахольные? Шубы-сапоги?

– Ненадёжно, – сообщил тот всё так же без улыбки. – Продукты, хлеб, молоко, колбаса… Люди хотят кушать каждый день.

– Это верно, – Клео продолжала его внимательно разглядывать.

И вдруг выдала: – Штаны, что ли, с тебя снять?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное