Станислав Мальцев.

Лох Серёга, экстрасенс и убийца



скачать книгу бесплатно

Стоявший перед ним толстый Петька резво собрал на подносе и салат, и борщ, и котлеты – две порции, четыре штуки! Компота два стакана, один из сухофруктов, другой – консервированные мандарины… Сглотнул набежавшую слюну, сказал ему в спину:

– Куда набрал столько? Гляди, не лопни!

Петька не оборачиваясь ответил весело:

– Не боись! Всем известно – пока толстый сохнет, худой сдохнет! – и дошёл, потащил скорее свой корм. Такой довольный в предвкушении обжорства, улыбался-смеялся, что Сергей не выдержал.

– Уронишь! Вот будет смехота!

Но, конечно, ничего Петька не уронил, спокойно прошагал дальше, а Сергей поставил на свой поднос тарелку самого дешёвого картофельного супчика, ещё тарелку с одной котлеткой, а пюре – тоже картошечка – побольше, масло не взял, прихватил два стакана чёрного, безвкусного чая, подвинул всё кассирше и протянул заранее отсчитанные копейки. Та взглянула – за ним никто не стоит, чуть улыбнулась.

– Тебе сегодня бесплатно, проходи…

Не удивился, так бывало не раз, сунул деньги в карман, и потащил поднос, глядел внимательно на столики – важно было выбрать за которым никто не сидел и хлеб на тарелке лежал нетронутой высокой горкой, ведь был бесплатным, дармовым.

Нашёл такой дальний столик, сел, суп оказался горячим и вкусным, котлетка ещё вкуснее, хотя и очень маленькая, чай крепко-сладким. Быстро съел половину хлеба, остальное аккуратно завернул в бумажные салфетки и положил в карман.

Тетя Маша – кассир столовой, пожилая, добрая женщина, его жалела, – если никто сзади не стоял и не видел, деньги за обед не брала. Вроде бы всё хорошо – еда стоила копейки, – но сейчас он вдруг подумал: Зачем? Зачем эта милостыня? Что он – нищий? Нет, и в подачках не нуждается! Чувство собственного достоинства у Сергея было болезненно-обострённым. Решил – нет, так дело не пойдёт!

Отсчитал снова деньги за обед, всё до копейки, дождался, когда у кассы никого, подошёл, положил на тарелочку, чуть улыбнулся.

– Большое спасибо вам, но больше не надо, мне бабки дядя присылает…


4

В этом городе – не большом и не маленьком, среднем, – педагогический институт и колледж искусств, бывшее культпросветучилище, стояли почти рядом, по две стороны большого старинного сквера. Здание института было новое, четыре этажа огромных окон, светлое, недавно поштукатуренное и покрашенное, в нежно-кремовый цвет.

Колледж наоборот находился в невысоком кирпичном доме, построенном ещё в прошлом веке купцом-благодетелем для гимназии, в которой учились его дети. Окна небольшие и там всегда сумрачно, горел свет даже днём. Но, всё равно, здание было намного красивее коробки-новодела.

Институт появился в городе не просто так, а стараниями его мэра, до этого было обычное педучилище. Мэр же решил добиться, чтобы здесь был вуз. Это дело оказалось непростым, в областном центре идею поддержали, но в министерстве завернули все бумаги – город небольшой, всего сто тысяч жителей, хватит и училища, а для института нужно не только здание, но и преподаватели с учёными степенями.

Мэр молодец, не отступил, собрал директоров всех предприятий, а были тут не просто заводы, а фирмы, связанные с нефтянкой.

Поставил перед ними задачу – построить новый дом для будущего института и выделить десять квартир для переманенных кандидатов наук.

Никто не возражал, у многих подрастали детки – и у мэра тоже, – отправлять их в другие города не хотелось, а диплом любой есть диплом, как говорится: он и в Африке диплом. Построили шикарное здание, из соседних больших городов ключами заманили десять кандидатов разных наук, и мэр поехал в министерство. Кроме фотографий нового здания и разных бумаг повёз нужным людям сибирские сувениры – знаменитых малосолых муксунов, нет лучше закуси под водочку!

И всё решилось – на новый дом повесили новую большую и красивую вывеску, есть в городе вуз! Правда, из десяти приехавших кандидатов трое оказались самозванцами с фальшивыми дипломами, ещё трое – крепко пьющими, но это уже детали. Институт работал, ковал педагогические кадры.

Сергей поступил сюда на историко-филологический факультет не потому, что мечтал стать педагогом. Больше поступать было некуда. Хотел бы стать астрофизиком, изучать далекие звёзды и планеты, открывать новые галактики и Млечные пути. Или же биологом-генетиком, тоже очень интересно. Но для этого надо ехать в областной центр, где университет и такие факультеты, а денег не было, после смерти матери жил у дяди, простого рабочего на железной дороге.

Но дело даже не в деньгах, поехал туда и без них бы, проблема в математике, физике и химии, такие вступительные экзамены ему не сдать, эти предметы не понимал, в школе троечки по ним ему ставили больше из жалости. Поэтому и попал в пединститут, на историко-филологический факультет, учиться хотелось, а что будет через четыре года – неизвестно…


5

Сергей сидел в институтском сквере на дальней скамейке, грелся на солнышке, даже глаза прижмурял – как его рыжий кот мистер Рэд, он же Барсик – Барсук – Барселон, только что не мурлыкал.

В пединституте парней было немного, а в колледже и того меньше, одни девушки, и в этот теплый летний день сквер полон студенток. После холодной, долгой зимы – надоела до чёртиков! – все они с облегчением сбросили тёплые кофты, юбки и даже джинсы. Фигуряли в светлых кофточках, расстёгнутых до середины, и груди-яблочки наполовину выскакивали из узких лифчиков, у одних яблочки были маленькими, недозрелыми, у других – дыньками-«колхозницами».

Коротенькие юбчонки чуть пониже пупка – у всех, как ветерок дунет посильнее – взлетают, и желающие могут видеть какого цвета у них трусишки-плавочки: голубенькие, белые или розоватые. Но никого это не смущало ни на копейку.

Девицы парами, или по трое, медленно ходили-гуляли мимо скамеек, на них сидели не только другие студентки этих двух уважаемых учебных заведений города, но и жители – немало! – соседних улиц. И не просто сидели – активно обсуждали то, что видели, но девиц это тоже нисколько не смущало, громко хихикали и весело разговаривали.

Сергей грустно глядел на парад – почти все они мало красивые, низкорослые, с плохими причёсками, ноги у многих слишком тонкие – «зажигательные, как спички» или же «музыкальные, как у рояля»», толстоватые. Жалел их – трудно будет найти мужа, а ведь каждая хотела встретить своего парня и мечтала скорее выйти замуж.

Никто из них ему особенно не нравился, хотя, конечно, были девчонки совсем даже ничего, и вдруг… Вдруг увидел – идут под руку две сестры-близняшки, удивительно похожие друг на друга: высокие, светлолицые, волосы одинаково-пышные, тёмно-каштановые, пенились на головах и чуть спускались на плечи. Одна в лёгком, коротком – намного выше коленок, – голубоватом платьице, другая в таком же, но розоватом, и она понравилась ему больше. Почему? Никто не знает.

Красивее, точнее – привлекательнее – той длинноногой девчонки, бегущей через рельсы. Думал так, и напрасно – поглядеть бы на них до макияжа, а потом и сравнивать, так было бы справедливо. Но увы – Сергей по молодости лет, да и по глупости, не усвоил простую истину – народную мудрость: «не всё то золото, что блестит».

Девушки прошли, даже не взглянули в его сторону, и он грустно подумал: вот хорошо бы познакомиться с ними, особенно с той, в розовом…

И тут вдруг…

Вдруг что-то случилось с его глазами – здание института перекосилось, словно хотело упасть, сидевшая неподалёку на скамейке женщина исчезла. Скорее зажмурился, закрыл лицо ладонью, и возникли чёрные стены… Возникли, и стали медленно сдвигаться, хотели раздавить…


6

Не видел, как на крыльце здания института появился его однокурсник Колян, он же Никола и Хохол – Николай Хохлов. Стоял и с довольной улыбкой глядел вокруг. Настроение было чудесное! Солнечно, тепло и дождика нет! А главное – в газете напечатана его информация про кафе «Ёлочка» – там появились новые вкусные салаты. Всего пятнадцать строк, но для них важно – реклама! Значит, можно двинуть туда, получить гонорар – подкормиться, что и сделает немедленно. Даже в столовку не пошёл.

Колян сотрудничал в редакции в отделе информации, хотя это громко сказано – писал маленькие заметки, печатали их через раз, без подписи. Мечтал публиковать там и большие материалы, со своим полным именем фамилией, а потом… Потом стать и штатным работником газеты.

Высокий, очень густые, чёрные волосы стояли даже немного торчком и этим гордился, всё время поднимал их рукой и даже специальной расческой с частыми зубчиками. С полным основанием считал себя самым красивым парнем не только на факультете, но и во всём институте, конкурентов у него было мало.

Большие, круглые очки придавали ему ученый вид образцового студента, надежды исторической и филологической науки. И никто не знал, что стекла в них были простыми, оконными, без всяких диоптрий, носил их для солидности. С Сергеем он не дружил, даже не приятели, просто во всей группе их только двое парней, вот и тянулись друг к другу. Увидел его и двинулся к скамейке, закричал весело издалека:

– Привет! Спишь, чё ли? Спать надо ночью, а днём дела делать! О чём, бляха-муха, грустишь?

Сергею Колян не очень нравился своей бесцеремонностью, манерой всегда говорить громко, ответил тихо:

– Сижу, думаю о несправедливости в нашей жизни…

Колян остановился, никак не ожидал такого ответа.

– Нихера себе заявочка! Это ты о чём?

Отвечать ему не хотелось, не, всё же, сказал:

– Живу в комнатушке, где помещается кровать, тумбочка, один стул, и всё. А в газете «Аргументы и факты» прочитал… Знаешь такую? Я в читалке всегда беру вместе с учебниками.

Никаких газет, конечно, Колян сроду не читал, и вообще, кроме учебников, глаза свои не напрягал. Последней книжкой у него были «Веселые картинки» не то во-втором, не то в третьем классе, поэтому засмеялся:

– Ха-ха! Нe знаю, её, и чё? Зачем она мне? Поделись, чё ты там такое ценное вычитал?

– Много интересного, чуть не офигел, – продолжал Сергей когда узнал, что у нас какой-то телеведущий из «ящика» заимел загородный дом-дворец в шесть, ты понял? – шесть этажей! И два бассейна! Прикинь – не слабо!

Колян сел на скамейку рядом, продолжал улыбаться.

– Точняк! Мужик молодец!

– Да ну тебя! Зачем ему всё это? Что за барство? Что за жадность? Ненавижу! Сколько у нас людей вообще без жилья.

На эти деньги можно было бы столько квартир построить для малоимущих, для многодетных…

– Ну, ё-моё! Ну, ты даёшь! Отбирать, чё ли, у него этот домик?

– Налог на роскошь нужен! – непривычно громко сказал Сергей. – Десять процентов в год от рыночной стоимости!

– Нихера никто платить не станет!

– Тогда и отбирать за неуплату, открыть приют для стариков или детский садик. Или вот – там же читаю: у одного чиновника часы за двести тысяч долларов! Усёк? Не рублей! А в рублях вообще миллионы!

Колян поднял руку, показал свои блестящие часы.

– Видал? Золотые!

Сергей усмехнулся, не поверил.

– Нy тебя, гонишь!

– Пока позолоченные, – Колян опустил руку. – А у тебя?

– Вот! – Сергей показал свои черные, из пластмассы, часики. – Подарок дяди, купил их когда-то за двадцать пять рублей. Ходят точно, только не забывай батарейку менять.

– Дешёвка! – пренебрежительно хмыкнул Колян. – Усекай и запомни, по часам определяют, что за человек, лох или деловой мужик.

– Ерунда! – решительно возразил Сергей. – Это по голове надо определять, соображает она что-то, или место для шапки.

И вообще нужен и налог на роскошь, и подоходный поменять, разве правильно, что уборщица и банкир один процент платят.

Вот в других странах с богатеньких налоги пятьдесят и больше процентов…

– Кончай нести херню! – произнёс Колян уже серьёзно. Этот Серёга парень неплохой, невредный, но дурак, ничё в жизни не сечёт. – Бабки, это всё! Каждый старается мешок бабла набить!

И жить красиво! Домик такой же! Тачка клёвая! А если ещё и яхту с самолётом личным, вообще блеск! Имел бы ты бабло, тоже дворец себе отгрохал!

Сергей сразу перебил уже громче, так удивили слова Коляна.

– Зачем он мне? Сейчас бы даром даже не взял бы!

Тут его собеседник вскочил со скамейки, хлопнул себя по бёдрам в полном восторге, разговор получился весёлым и интересным.

– Ха-ха! А я бы взял! Поселил во всех комнатах из общаги девок, чтобы были всегда под рукой! И под ногой! И тебе бы комнатку выделил, чтобы не стонал!

– Хохмишь всё, а смешного нет ничего, – грустно сказал Сергей. – В той газете правильно пишут: для богатых надо сделать большие налоги в пользу бедных, тогда у нас не будет ни нищих, ни миллионеров…


7

От такого непонятного ему упрямства Колян даже рассердился и, не садясь, закричал:

– Пошёл ты нахер со своей газетой! Какие нищие? Какие миллионеры? Это не твоё дело, думай о своей жопе: Староста бегала с тетрадкой, спрашивала, где ты. Вот твоя проблема, никто за тебя её решать не станет, пойми, ты никому не нужен!

Сергей молчал, сказать было нечего.

– Я ей выдал, был и ушёл в сортир, идём поищем! Ха-ха! Она так дёрнула по коридору, словно в задницу реактивный двигатель вставили! Даже тетрадку уронила!

– Это ты напрасно.., – заикнулся было, Колян снова сел рядом, продолжал всё так же напористо:

– Ты лох! Понял? Просто лох!

– Почему?

– По-кочану! От рождения такой! Давно бы сходил в деканат, к ректору, выпросил бы себе свободное расписание и на Ирку бы эту наплевал!

– Кто мне его даст…

– Выдай мама болеет, ухаживать надо!

Сергей опустил голову, сказал совсем тихо:

– У меня мамы нету…

Но Колян не обратил внимания ни на опущенную голову, ни на еле слышный голос.

– Сирота, чё ли? Тем более слезу пусти! А вот ответь мне, лох-сирота, ты как сюда экзамены сдавал?

– Не понял, что значит как? Обыкновенно, как все.

– Ночи не спал, зубрил, дрожал, что не попадёшь?

– Было дело, – вспомнил, как боялся каждого экзамена, как едва-едва набрал проходной балл…

– Ты не просто лох, а ещё и дурак! – закричал Колян и опять вскочил со скамейки. – Как сирота шёл без конкурса! Мог всё на трояки сдать без хлопот! Да никто двойку сироте и не влепил бы!

Недоверчиво глядел на Коляна, о таком не думал, не предполагал, снова тихо спросил:

– А ты откуда знаешь?

– От верблюда! Правила на стенке висели, там всё написано!

А ты их и не прочитал! Всё газетками интересуешься!

Так и было, правила приёма видел, но кроме заголовка читать не стал, а напрасно, прав Колян, сто раз прав. А тот смотрел на растяпу-придурка и пожалел.

– Быстро придумай чего-нибудь, пока не сгорел, добывай себе свободное расписание, пошевели извилинами. Вот я взял в редакции письмо, что являюсь внештатным корреспондентом и очень загружен работой. Теперь прихожу сюда, когда хочу и наплевать мне на Ирку с её тетрадкой!

Сергей завистливо вздохнул.

– Клёво устроился… Добыл бы и мне такое…

– Ну, е-ка-лэ-мэ-нэ! Ну, придумал! Чтобы такую писулю заловить, надо сначала десять материалов напечатать! И то сразу не дадут! – врал Колян не запинаясь. Заведующий отделом Иван Иванович согласился дать письмо сразу ж даже велел написать его самому, а потом подмахнул не глядя. И получился полный порядок! Такое письмо мог запросто взять и для Серёги, мог, но зачем? Зачем создавать себе конкурента? А вдруг… Снова опустился на скамейку, сказал уже тихо-спокойно:

– Сходи к нашей врачихе, пожалуйся на переутомление, головка бо-бо, она тебе справочку вывалит. Не будь лохом! Это твои проблемы, сам их решай!

Сергей чуть улыбнулся.

– Если я лох, то ты жох!

Колян даже рот приоткрыл.

– Гонишь! Такого слова вовсе и нету!

– Есть, погляди словарь. А ещё и хват, тоже подходит.

– Хват, это точно, – согласился тот. – Нынче хватать надо всё, что можно. Не успеешь, другой сопрёт и будешь лапу сосать, как тот засранец-медведь зимой в берлоге! Время у нас такое, хватательное!


8

Сергей ему что-то говорил, возражал, Колян больше не слушал, знал – всё только слова, пустой трёп, годятся только на подтирку. Смотрел на проходящих неподалёку девиц – они все, – почти все! – ему улыбались загадочно и призывно. Был со многими знаком, целовались-обнимались и не только… Глядел, какую лучше позвать с собой в кафешку? Выбирал, какую покормить и попоить сладким винишком. А что долго думать? Вот Аля и Ляля идут – девки первый сорт? Встречался с ними не paз, в кафе ходил с одной и другой, пили-кормились, потом волок её домой, и всё окейно!

Нужно сказать, что Аля и Ляля вовсе не были близнецами, просто старались быть похожими, одевались и причёсывались одинаково, и губки красили тоже одна в одну. Зачем? Чтобы привлечь к себе внимание мужской половины человечества.

Учились в школе они на тройки, об институтах-университетах и думать не думали. После восьмого класса поступили в колледж – близко от дома и родители довольны, детки при деле. Хотя всё их культурно-музыкальные способности ограничивались пением в школьном хоре.

В колледже им очень нравилось, жили весело и беззаботно, меньше всего собирались стать организаторами культурно-массовых мероприятий, принимали самое активное участие в праздновании всех дней рождений и просто вечеринках, которые проводились тут постоянно. Научились делать вкусные винегреты и тонко резать колбасу. А также пить водку, а не вино, крепко целоваться с парнями в губы и многому другому.

Главными проблемами в жизни у них были две: не по-толстеть и не забеременеть. С первой стравлялись очень трудно, совершенно невозможно отказаться от конфет и тортиков, а вторая была вовсе и не проблема – таблеточки анти-бэби продавались в каждой аптеке. Это во времена Мерелин Монpo лучшими друзьями девушек были бриллианты, а нынче самые спасительные таблеточки, дар Божий. Без них в жизни счастья нет! Кроме того, у них, как и у всякой современной порядочной девушки, всегда в сумочке лежал пакетик презервативов, так и советуют врачи во избежание неприятностей…


9

Колян толкнул Сергея локтём в бок.

– Хороши эти девки, а?

– Хороши, – согласился тот.

– Фасонистые! У них даже трусишки в цвет платья.

– Да ну тебя…

– Точняк, зря болтать не буду. Какую хочешь трахнуть, или обеих? Одна Аля, другая Ляля.

Сергей засмущался, спросил чуть слышно:

– А эта, розовенькая, кто?

– Лялька! Значит, её! Молоток! Устрою тебе, прикинь, не пожалеешь! Сто тысяч раз мне спасибо скажешь! Но не даром, нынче ничё даром не бывает, с тебя бутылка коньяка! – Колян улыбался во весь рот, был очень доволен, девки высший сорт! Правда, лучше бы встретиться только с одной, ведь двух вести домой к себе потом опасно. Ну, да ладно, придумаем чего-нибудь по ходу дела, и скорее шагнул им навстречу.

– Привет! Привет! – и обнял, поцеловал в губы и одну, и другую – это так здоровался со многими знакомыми, никто не возражал.

– Ах.., – вздохнула Аля.

– Ох.., – повторила Ляля, так здороваться они обе очень и очень любили. А Колян продолжал всё так же радостно:

– Есть ценное предложение – посетить кафешку! Выпить немного и подкормиться! Есть повод – публикация в газете моего нового материала!

– Ой! Правда?! – воскликнула Аля.

– Покажь скорее! – попросила Ляля.

– Потом, газеты нет с собой! – не задумываясь соврал, она лежала у него в кармане, но показывать не хотел: в заметочке было всего пятнадцать строчек. И подхватил мигом их под руки. – Идём живо, пока котлеты не остыли!

– Вау! Котлеточку схомячить, само то! – жизнерадостно сообщила Аля.

– Хрен тебе в зубы, а не котлетка, – ехидно сказала Ляля. – Сразу кило добавишь на задницу! Вот тебе и вау!

– Девки! Не собачьтесь! – Колян повернулся к Сергею. – Идём с нами в кафешку! Рубать компот!

Идти куда-то ему совсем не хотелось, но ведь была возможность познакомиться с Лялей, да и поесть что-то, почувствовал сразу голод.

– Компот? – спросил негромко. – Какой компот?

– Вишнёвый! Без косточек! – бодро продолжал Колян. – И ещё, кое-что, не сомневайся! Будет окейно! – и повернулся к Але-Ляле: – Возьмём его с собой, это Серёга с нашего курса, хороший парень, только лох!

Те внимательно разглядывали Сергея, все особы мужского пола их весьма интересовали.

– Какой-то дохляк, лицо зелёное, – негромко выдала Аля, не заботясь, что он может услышать. – Джинсы тряпочные, не кроссовки, а тапочки какие-то, у Коляна вот всё фирма.

И верно, ни на настоящие джинсы, ни на кожаные кроссовки у Сергея денег не было, купил недорогие, суконные полу тапочки. Очень удобные в жаркую погоду, но если дождь – мигом промокали насквозь, грозили развалиться.

– Ничё, – снисходительно сказала Ляля. – Главное, не штаны, а чё в них, мэн нормальный, – так она показала своё глубокое знание английского языка: помнила три слова, хотя учила его несколько лет. – Подкормим малость и порядок, может будет трахалыцик первый сорт.

Аля ревниво возразила.

– Ты, чё ли, проверять станешь? Я тоже хочу!

Ляля в ответ с большим удовольствием и ехидной улыбкой сложила из пальцев внушительный по размерам кукиш и сунула подружке под нос.

– Вот тебе! Ты же его в дохляки определила! Сиди и не пукай, твоя очередь последняя, – и скорее подхватила под руку нового знакомого, помогла встать.

Колян слушал их разговоры и веселился – ну, девки, дают! Сергей же только моргал – половину слов не расслышал, другую половину не понял. Почувствовал к Але почему-то неприязнь, Ляля же, наоборот, понравилась ему ещё больше.

Они двинулись к выходу из сквера, впереди Колян с Алей, обхватил её за талию и что-то шептал весёлое в ушко, она громко смеялась. За ними Сергей и Ляля, держала его под руку, шли молча.

До неширокой дороги добрались быстро, светофора тут не было, а на указатели перехода шофера не обращали внимания – машины неслись одна за другой. Стояли, ждали окошка и вот, наконец, оно вроде бы, появилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное