София Мещерская.

Невеста герцога Ада



скачать книгу бесплатно

Новый фаворит Владыки стоял подле него. Воин в красном мундире и с бледным лицом под цвет хитона Мормоликаи. Чем он её привлек? Что пообещал? Неужели был в постели лучше многих?

Ткань Междумирья содрогнулась от портальной вспышки. Герцог потянул носом воздух, ожидая знакомый аромат сирени. Но вместо него пришел сандал, кунжут и полынь. Девять кругов Ада, это еще кто? Рисунок силы тот же, но отпечаток духа другой. Совсем не похожий на Изабэль. Но определенно родственный, хоть и настолько слабый, что Данталион едва  различал его среди демонов и колдунов. Даже спутница ощущалась ярче. Заурядная охранительница с въедливым запахом полыни. Любительница ставить подножки и делать мелкие пакости. Слишком мелкие для Совета Междумирья. Что она тут делала?

Герцог шагнул на ступень ниже и переложил косу в левую руку. Длинное древко ударило по козлиным ногам, а хотелось переломить его через колено. Изабэль прислала вместо себя другую! Жалкая белая ведьма даже прийти на совет испугалась. Ничтожество. По-настоящему неприятный сюрприз. Настолько, что впору поздравлять Берита с победой. Что можно ждать от испуганного ребенка с огромными, как блюдце, глазами? Белая ведьма? Да неужели? Стебелек, дрожащий на ветру. Владыка не воспримет её всерьез еще до того, как Мормоликая вступит в игру. Это провал.

Герцог зарычал и ударил хвостом по ступеням. Утопить бы весь человеческий род во Флегетоне с тоски! Совершенно бесполезные создания!


***


После переноса в Междумирье тошнило, как в переполненной маршрутке летним днем с закрытыми окнами. Меня качало, мутило и гнуло к мраморным ступеням. В самолете взлет и посадка приятнее, а я всегда на них плохо реагировала.

– Селеста, встань ровно, – прошипела Камилла, и мне захотелось её ударить.

Достала. Вот извела за ночь и утро, что мы готовились. Бесконечные нотации, придирки и упреки. Селеста туда, Селеста сюда. Если я двадцать лет не учила этикет в принципе, что могла запомнить за один раз? Но кого это волновало?

В лапы к Темным колдунам меня отдали особенно пафосно и церемонно. Нарядили перед этим, как куклу, и выдали сто пятьсот инструкций, что им можно говорить, и что нельзя. Пригрозили, что за любую колкость я или магически пострадаю, или белых ведьм опозорю. Так что язык нужно держать за зубами. Будто это просто. Я бледнела, краснела, представляла кого-то хуже герцога Данталиона, а мужики оказались нормальными и даже симпатичными.

Тот, что взял меня за руку и утащил сквозь лопнувшую ткань мира, был высок, плечист и обаятелен. Мода на одежду у них была, как у наших бедуинов или арабов. Штаны-шаровары, короткие жилетки и чалма. У обоих по загорелым рукам змеились черные татуировки с золотистыми каплями не то краски, не то металла. Никаких животных, людей или надписей. Невероятно сложный орнамент. Мне даже почудилось, что татуировки живые и подвижные. А что? Почему нет? В итоге я настолько неприлично долго пялилась на полуголых колдунов, что Камилла пнула меня по ноге.

Говорили Темные мало.

Языкового барьера не было, они просто не болтали зря. Взвешивали каждое слово и выдавали мысли, словно под роспись в журнале. Солидные мужики. И не самые слабые среди своих, как мне намекнула одна из ведьм Ковена, что присутствовала на встрече с ними в доме Аморет.

Поэтому услышав команду: «Позвольте вашу руку, мадемуазель», я смело коснулась ладони колдуна. Он сжал мои пальцы очень крепко, но боли не причинил. Закрыл глаза, сосредоточился, и тут я убедилась, что татуировки действительно живые. Рисунок вспыхнул золотыми пятнами и заплясал на коже. Красиво, черт, я аж засмотрелась! Колдун открыл глаза, сказал «Иррик нам» и меня со всей дури приложили дубиной по темечку. Ай, до сих пор башка гудела. Ну, какой же гадкий этот переход!

– Мадемуазель? – вежливо откашлялся колдун, но руки с живыми татуировками больше ко мне не протягивал. – До конца совета я вынужден откланяться.

– Да без проблем, – машинально ляпнула я, и Камилла пнула меня еще раз. Но колдуна ответ устроил. Надо же. Темный поклонился, а потом ушел от нас вверх по ступеням вместе со своим другом.

– Вопиющая бестактность, – проворчала Камилла. – Мне стыдно за тебя.

«Смотри не взорвись», – не очень вежливо, но хотя бы мысленно пожелала я ей.

Зал совета напоминал Колизей до того, как его разрушили варвары. Что-то такое рисовали на иллюстрациях в учебниках истории и показывали в познавательных фильмах на канале Культура. Вот только места в гигантском зрительном зале занимали совсем не люди. Данталион на гравюре показался мне отвратительным? Мамочки, как же я поторопилась с оценкой. Да он был душкой по сравнению с этим зверинцем!

Демонов собирались по частям из разных животных, вытягивали, скручивали и отрубали то, что не удавалось пришить так, как нужно. Затошнило меня на третьем бароне или маркизе. Заглядывать на ступени выше шея болела. А зря. Откуда-то оттуда меня прицельно рассматривали. Нет, на двух белых ведьм посреди сборища демонов и колдунов пялились все, но щеки у меня горели от какого-то одного взгляда. Он чувствовался каждой клеточкой тела и доставал до печенок.

– Ты главное помалкивай, дитя. На Владыку Ада и Прекраснейшую даже смотреть не смей. Если им что-то не понравится, нас могут убить, – прилипла с наставлениями Камилла. Надо же, опытную ведьму трясло от страха и передергивало от отвращения. А я думала, она привыкла к колдунам и демонам, раз уж жила с ними по соседству.

– Хорошо, тетушка, – устало повторила я в сотый раз. – Буду кивать и улыбаться, пока челюсти не сведет.

Да, я её задевала, как могла. Раз уж Селеста слыла неучем и лентяйкой, то можно было не подстраиваться под витиеватую местную речь. Однако перегибать не стоило. Особенно в таком месте и при таких обстоятельствах. Заряд бодрости кончился, яда на колкости Камилле не хватало, и в ногах уже вовсю ощущалась слабость. Черт, я ведь на полном серьезе в месте под названием «нигде» в окружении самых опасных, мерзких и отвратительных существ. Это не сон, не бред и не моя фантазия. Если до этого я храбрилась и кривлялась, то после первого же взгляда на Владыку онемела и застыла статуей. Сгусток пламени в рогатом шлеме и мантии из самой беспросветной  темноты. Настолько величественный и ужасный, что я слышала шепот сожранным им душ и тянулась к ним. Жизнь – тлен и не стоит ничего. Вот оно счастье – окунуться в темноту и стать её частью. Я иду.

Тьфу, мамочки. Нет-нет-нет. Больше никогда ни одного черта не помяну вслух! Лучше без языка остаться, чем еще раз почувствовать себя на краю того самого настоящего Ада.

– Да начнется совет Междумирья! – прогрохотал верховный демон, а я вытерла мокрые ладони о платье.

Главное, пережить все молча и не грохнуться в обморок от слабости. Камилла любезно взяла на себя переговоры и по решению Ковена собиралась настаивать на уменьшении присутствия демонов в мире. Ведьмы подготовили доказательства в письменном виде и передали с Камиллой амулеты с отпечатками духа убитых сестер. По их замыслу рогатые исчадия Ада должны устыдиться, вспомнить об изначальных договоренностях и согласится урезать аппетиты.

Что за бред? Ага, прям-таки разбежались. По мне, так легче с колдунами подружиться, чем хоть как-то ограничить демонов. Кстати, почему ведьмы презирали Темных я так и не узнала. Вроде нормально общались. Вон и главная у них выглядит, как обычная женщина. На гречанку похожа. Интересно, на каком языке сейчас будут говорить? Я хоть что-нибудь пойму?

Вступительной речи не было. Секретаря не выбирали, повестку дня не оглашали, а сразу перешли к делу. К ограждению ложи выступила глава Темных. Гречанку звали Мормоликая и обращались к ней «Прекраснейшая». Ну, хоть не врали. Женщина действительно была сказочно красива.

– Совет дал клятву оберегать мир людей и никогда от неё не отступал, – зазвучал её голос. Высокий и чистый, как у оперной певицы. –  Но слуги наши приносят пугающие вести. Люди перестали рачительно относиться к дарованным им богатствам. Правители погрязли в жадности, заботятся лишь о собственной выгоде. Два королевства, некогда жившие мирно, на грани войны. В это нелегкое время простой народ, как никогда нуждается в нашем внимании и мудрой опеке.

Уже по вступлению я поняла, что людям сейчас втюхают еще больший контроль, чем был. Переводя на понятия моего родного мира, местный ООН недоволен ситуацией между соседними африканскими племенами и желает нарастить контингент миротворцев. Демоны-миротворцы. Обхохочешься. Что-то я не припомню войну в славном городе Брамене. Тихо там, как на пасторальных полотнах средневековых художников.

– Наш долг вмешаться и направить вышедшую из берегов реку в нужное русло. Что скажете, Владыка?

Мормоликая повернула небесной красоты голову к верховному демону. Его адова свита немедленно зашушукалась, но без особого энтузиазма. Заранее знали, о чем пойдет речь? Очень может быть. Это Ковен ни сном, ни духом. Даже обидно стало за ведьм.

– Велика наша скорбь о судьбе человечества и безмерно желание помочь, – ответил Владыка Ада и я снова почувствовала, что схожу с ума.

Демоны? Помочь? Лицемерная ложь!

– Урод рогатый, – пробурчала под нос Камилла, и я впервые согласилась с тетушкой.

– Однако грань миров слишком крепка и губительна для нас, – продолжил Владыка. – Проникнуть сквозь неё могут только верные слуги и сильнейшие из высших.

Что-то я потеряла нить рассуждений. Грань миров – очень хитрый фильтр? Господа могут не все, зато слуги шныряют туда-сюда не напрягаясь? В чем тогда крепость и губительность? Они части тела по дороге теряют? Поэтому выглядят, как создания пьяного Франкенштейна? Кстати у колдунов таких проблем нет. И Мормоликая немедленно это подтвердила.

– Мы готовы оказать помощь людям, если Владыка Ада позволит отправлять в мир людей не жалкие капли нашего присутствия, а хотя бы две мелкие пригоршни.

Женщина приложила сложенные «лодочкой» ладони к груди и почтительно склонила голову.

– Темные ведь против демонов? – прошептала я на ухо Камилле. – Почему мы не можем с ними договориться? Пусть бы нагрянули людно, конно и оружно. Глядишь бы проредили адовых подселенцев.

– Нельзя, – дернула плечом тетушка и отмахнулась от меня. – Не лезь в то, чего не понимаешь!

– Владыка считает это разумным и полезным, – ответил демон. – Но что скажет Белый ковен? Примут ли они столь щедро предложенную помощь?

Я ожидала жесткого и решительно «нет», но тетушка, похоже, только нерадивую племянницу умела строить и ровнять. Едва на неё обернулись все, кто сидел на мраморных ступенях, Камилла побледнела и начала заикаться:

– М-м-мы не м-можем противостоять вам, и в-вы это знаете.

Её голос звучал писком мышонка, случайно оказавшегося на пиршестве котов. До того жалко и затравленно, что меня передернуло. Я забыла, что сама недавно мечтала забиться под ближайший камень и до сих пор не поднимала глаз на Владыку Ада. Так нельзя! Ведьмы мы или кто? В дела нашего мира бессовестно лезут, а мы ответить не можем? Я решительно расправила плечи и шагнула вперед, даже не почувствовав, что Камилла схватила за локоть.

– Мы согласны на помощь Темных! – крикнула так громко, как могла, и, стараясь не струсить и не сбить дыхание, продолжила: – При одном условии. Демоны перестанут отправлять слуг-подселенцев из Ада в тела людей! Больше ни одного одержимого в двух королевствах!

Камилла застонала и дернула меня за рукав назад. Да пошла она! Сама разберусь, если у местных кишка тонка. Развели советы. Лгут, лицемерят, расшаркиваются друг перед другом. Я вижу, как косятся демоны на темных и как колдуны отвечают взаимностью. Если бы не их главные, тут бы и перегрызлись. Шум поднялся волной прибоя и покатился от нижних ступеней строго вверх. Колдуны вскакивали с мест, демоны хлопали крыльями, и в ложах стало намного оживленнее. Давайте, гады ползучие, душонки темные, шевелите мозгами. Что? Не ожидали?

– А тех, кто сейчас есть, вы немедленно отзовете обратно. Всех! Я требую поименный список слуг с отметками прибыл, убыл. Только полный учет и строгий контроль. Вы вообще знаете, что они там творят? Их кто-нибудь проверяет? Гибнут невинные люди, ведьмы. Инквизиция грозит расправой.

– Замолчи, замолчи, замолчи, – причитала Камилла и трясла меня за руку. – Нас убьют за дерзость! На месте испепелят!

Из глаз тетушки катились слезы. Двойной подбородок трясся, и от платья остро пахло потом. Странно, но её истерика только придавала мне сил. Убивать нас вряд ли станут, на советах так не принято. Или я чего-то не знала про этот конкретный совет?

От пристальных взглядов уже припекало. По зову Владыки к нему подошел демон в красном мундире. Один из немногих, кто выглядел, как человек. Я бы подумала, что колдун, но он стоял в ложе верховного демона. Значит, свой. Пока я его разглядывала, с верхних ступеней взлетел еще один демон. Ветер от его огромных крыльев я чувствовала даже на самом дне круглого зала. Свети здесь солнце, он бы его заслонил. Приземлился демон прямо в ложу и только когда сложил крылья, я его узнала. Мама дорогая, да это же тот самый Данталион! Герцог, с которым хотела договориться Изабэль!

Я переступила с ноги на ногу и нервно стряхнула с локтя  Камиллу. Нет, мое решение держаться от мессира как можно дальше не изменилось. Дождусь вердикта и бегом обратно в славный город Брамен. Лишь бы демон не был знаком с Селестой. А то шепчет, поди, в уши Владыке, что я никто и звать меня никак. Даже к Ковену отношения не имею. Тогда мой выпад из громогласного заявления превратится в тихий пшик. Каприз маленькой и очень глупой девочки. Обидно будет. Неужели все зря?

Три демона беседовали на смеси лающих и шипящих звуков. Значит, языковой барьер все же существовал, просто Темные колдуны специально говорили так, чтобы ведьмы их понимали. Занятно. Знала ли Изабэль язык демонов? Или мессир Данталион говорил по-нашему?

Пока демоны совещались, Мормоликая нервно прохаживалась по ложе. Самоуверенность и незыблемость каменной статуи с неё будто волной смыло. Той самой, что сейчас бушевала в мраморном зале и долетала до меня брызгами слов. Оскорбляли наверняка витиевато. Хорошо, что я ничего не понимала.

– Неразумность молодости прощена ведьме из Белого Ковена, – прогрохотал Владыка Ада, косвенно подтверждая мои догадки. Все-таки ребенком сочли, хотя Селеста – девица на выданье. Но с другой стороны, что значит семнадцать лет для тех, кто живет несколько веков? – Мы готовы отозвать подселенцев и согласны, чтобы Темные прислали больше слуг.

– Ээээ, – протянула я и, чуть было не ляпнула: «мы так не договаривались», но закрыла рот. Темные, так Темные. Ведьмы рассказывали, что они присылают к нам слуг, которые становятся целителями, учеными и пророками. А кому от лечения бывало хуже? Вот же темное средневековье, почему Ковен на колдунов взъелся? Они против улучшения уровня медицины? Конкурентов боятся?

Камилла окончательно утратила дар связной речи и обреченно мычала. Зато Мормоликая сияла своей неземной красотой, и я только сейчас поняла, кого она мне напоминала. Афродиту. Нет, скорее зловредную Геру, потому что любовью от главы Темных даже не пахло.

– Благодарю, Владыка, – улыбнулась она, но верховный демон заговорил дальше, даже не повернув в её сторону рогатый шлем с горящими огнем пустыми глазницами. На меня смотрел. Я снова не выдержала и опустила голову.

– Наш союз с людьми древний, мы дорожим им. Простите и вы нам недосмотр, ведьмы Белого ковена. Мы не знаем, сколько подселенцев ходят по двум королевствам. Многие лишись хозяев здесь, в Аду, и отсюда их не вернуть. Я отправляю в ваш мир одного из высших, чтобы он выполнил ваше требование. Герцога Данталиона.

У Мормоликаи натурально вытянулось лицо. Она часто заморгала и обернулась на рогатого демона с огромными крыльями. Мне почудилось в её взгляде удивление, граничащее с восхищением, но эмоция быстро пропала и Прекраснейшая снова превратилась в статую. В зале совета стало настолько тихо, что время остановилось. Все замерли. Даже Камилла перестала всхлипывать и стояла, приложив ко рту промокший от слез платок. Можно было и не тащить её сюда. Я прекрасно справилась с заданием Ковена сама.

Не верилось никак. Я словно в десятый раз смотрела один и тот же фильм и потому на кульминации ничего не чувствовала. Я только что избавила два королевства от одержимых исчадиями Ада людей. Вот так нагло, с наскока и совершенно по-гусарски. Хотелось удивленно наморщить лоб и переспросить: «Правда, что ли? Правда?»

Владыка качнулся к ограждению ложи, и тьма вокруг него завернулась спиралью.

– Совет Междумирья закрыт. Надеюсь, все стороны Совета довольны решением.

Его «надеюсь» звучало так, что не терпело возражений. Глава Темных оправилась от шока и торжествовала. А мне снова стало жарко от пристального взгляда. Но теперь я знала, чей он был. Мессира Данталиона. Герцога Ада.

Глава 5. Договор с демоном


Демоны и колдуны потянулись на выход, как зрители после спектакля. Светлячками вспыхивали порталы, ревело адово пламя и пахло то озоном, то серой. Тот еще коктейль, скажу я вам. Обонять неприятно. Так можно говорить? Или нужно «чувствовать»?

– Заносчивая девчонка, – прошипела тетушка, спрятав мокрый платок в лиф платья.

Быстро она оправилась от горя и вернулась к оскорблениям.

– Я выполнила волю Верховной, – на всякий случай напомнила ей.

– Нет! Ты уничтожила нас! – рявкнула Камилла. – По твоей милости мы вместо нескольких дюжин подселенцев получили высшего демона! Пусть покарает Белая магия это отродье тьмы! С ним нет сладу. Он зол, могуществен и непобедим. Он…

– Мадемуазель.

Я вздрогнула от прикосновения к плечу, но это оказался всего лишь Темный колдун. Надо же. Теперь тот, кто пугал и вызывал кучу вопросов, стал «всего лишь». Вот правильно говорят, что все познается в сравнении.

– Вас ждут в родном мире, так поспешим, – деликатно напомнил он, что счетчик у местного такси между мирами нещадно наматывает цену.

Будем перепираться здесь – Ковен потом с колдунами не рассчитается. Камилла это тоже понимала, поэтому безропотно протянула руку и вымучила улыбку:

– Господин Киару.

Колдун брезгливо сморщился, глядя на её толстые пальцы и липкую от пота ладонь. Перчаток Темные не носили. Пересилив себя, господин Киару взял тетушку за руку и забормотал под нос заклинания. Татуировки на голом предплечье ожили и две спирали эффектно окрасились золотым цветом. Камилла зажмурилась. Видимо, тоже с трудом выносила переход, а ко мне уже шел «мой» колдун. Сейчас выдернет обратно в Брамен, и я больше никогда не увижу Междумирье. Золотые капли на его татуировках уже вспыхнули оттенком заката, он почти коснулся моих пальцев, но вдруг шагнул назад и почтительно склонился:

– Герцог Данталион.

– Господа.

У меня в животе похолодело, и тугой лиф чужого платья стал нестерпимо тесным. Нет, конечно, он имел права поинтересоваться, кто устроил ему служебную командировку в мир людей. Но я не ждала, что снизойдет до смертной ведьмы. Только бы не пялиться на его уродства. Камилла вон стоически терпела, хоть и открыла рот.

– Селеста, – пискнула она, но Темный успел дочитать заклинание. Тетушка исчезла из Междумирья с громким хлопком. Ай, я осталась одна! Черта поклялась больше не упомянуть и с трудом нашла силы, чтобы к нему обернуться.

Первой мыслью было: «Что за… обман?» Вместо чудовища с рогами и копытами передо мной стоял рослый мужчина в серой мантии до пят. Его темные волосы были аккуратно уложены, а зеленые глаза поблескивали интересом. Красивый какой. Мамочки, просто чудо, как хорош. В жизни не видела такого привлекательного мужчину. Стоп, где мой амулет? Демон уже действовал на меня своими чарами?

Я схватилась за каплю застывшей смолы на веревочке. Уф, холодная. Камилла предупреждала, что активный амулет будет нагреваться. Если он спокоен, то в защите я не нуждаюсь.

Наглая ложь! Я краснела, бледнела и кусала губы. Проклятье, у него еще и родинка над губой! Нет, это невозможно! Где он взял настолько безобразную одежду? Будто английского принца одели в рубище. Это демон? Серьезно?

– Рад приветствовать ведьму из рода Дюбуа, – сказал герцог низким, бархатным голосом  и улыбнулся.


***


Они определенно состояли в родстве. Изабэль и худенькая девушка, затравленным зверьком смотрящая на высшего демона. Зная людей, Данталион мог с уверенностью сказать, что это дочь или, в крайнем случае, младшая сестра. Та же родовая вязь на отпечатке духа, те же черты лица и даже привычка вздергивать нос в ответ на приветствие.

– И я рада встрече, мессир.

Голосок тоненький, как писк забившейся в угол мыши. Зеленые глаза размером с блюдце и по-детски округлые щеки. Пройдут года, и припухлость исчезнет, а овал лица станет аристократическим. Фигура хрупкая, но ладная. Герцог хотел позавидовать тому, кто назовет её своей, но не стал. Глупа, наивна и любит совать нос, куда не следует. Прибавить к этому манеру дерзить Владыке демонов и сразу захочется обходить её стороной. Упадок в Белом Ковене, если на Совет Междумирья приезжают такие ведьмы. Но исходящий от неё аромат сандала и кунжута интриговал. Странная смесь.

Темный нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Уже держал девицу за руку, готовясь к переходу. Зачерпнул силы, вывел плетение, а здесь демон со светской беседой.

– Господин Изазу, – обратился герцог к нему, прочитав вязь клана на татуированном плече, – позвольте мне самом доставить в мир людей мадемуазель Дюбуа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8