Софи Пемброк.

Отмени мое одиночество



скачать книгу бесплатно

При его словах она густо покраснела и быстро прошла вперед.

– Я оставила машину на кратковременной стоянке, – бросила она через плечо. – Надеюсь, такой же кратковременной, каким будет ваше пребывание у нас, – едва слышно произнесла Вайолет.

Том позволил себе тонко улыбнуться. Интервью с Вайолет Хантингдон-Кросс обещало быть весьма интересным. И если возможно нарыть новые или скрытые скандалы, связанные с этой испорченной старшей дочуркой, которые помогут ему выгодно продать книгу, он будет идиотом, если не сделает этого. Не так ли?

Глава 3

Вайолет тщетно пыталась вставить ключ в зажигание – так дрожали руки. Том позади автомобиля силился открыть багажник, чтобы уложить туда свои вещи, но она не собиралась помогать ему. Ее всю до сих пор трясло, так что вряд ли от нее будет большой прок.

Что на нее нашло? Прошло восемь лет, в течение которых она вела себя безупречно, и вежливо пропускала мимо ушей комментарии и шутки – и вот все пошло прахом, когда на мгновенье в кафетерии аэропорта она вдруг заново остро испытала пережитое когда-то унижение.

Вайолет решила, что во всем виноват его смех, и наконец-то ключ встал на место. Стало предельно ясно, что она для него не реальный человек, а только ходячий анекдот. Он так теперь и будет продолжать развлекаться на ее счет!

Вайолет привыкла быть публичной фигурой. В первую очередь она была дочерью Рика и Шерри, потом сестрой Розы и Дэзи. А уж в третью очередь самостоятельной личностью. Кроме тех случаев, когда она была Близняшкой с секс-видео. Честно говоря, Вайолет предпочла бы лучше быть вовсе никем, чем этим.

Но для всех, кроме членов своей семьи, она чаще всего была как раз этим. И видит бог, до чего это было ей невыносимо!

Багажник захлопнулся – как видно, Том сумел-таки погрузить свой багаж. Сейчас он сядет на пассажирское сиденье рядом с ней, и на всем пути домой ей придется поддерживать с ним вежливую беседу. Или сидеть в ледяном молчании. Вайолет не знала, что хуже.

Она вздохнула. Нет, знала. Молчание хуже. Потому что только папе известно, как долго прогостит Томас Бакли в их доме, а постоянно игнорировать его ей вряд ли удастся.

Вайолет давно выросла, и ошибки ее юности должны были остаться в прошлом.

Она вспомнила, что сказал ей отец, когда в Интернет попало это видео и ее откровенные снимки заполнили страницы всех газет и журналов. Он оставил свою группу в гостинице, прервал турне и вернулся домой. Она лежала на кровати и рыдала, а он гладил ее по спине и говорил: «Теперь ты по крайней мере понимаешь, милая, что не каждый желает тебе добра. Только ты сама можешь решить, кому стоит доверять».

И Вайолет нашла простое решение – не доверять никому, кроме семьи.

Исключением был Уилл.

– Все в порядке?

Том подозрительно покосился на нее – и неудивительно, ведь с первого момента их встречи она вела себя на редкость непоследовательно. Сейчас самое время попробовать наладить отношения.

– Все отлично. – Том опустился рядом с ней на сиденье. – А у вас?

Вайолет заставила себя улыбнуться еще шире.

– Просто превосходно.

– Замечательно. И часто у вас случаются подобные перепады настроения?

Вайолет вздохнула. Наверное, пора попробовать быть искренней.

– Ну хорошо. Начало получилось неудачным, я понимаю. Но папа хочет, чтобы вы пожили у нас, поработали с ним, а он, когда что-то решил, уже не меняет своего решения. Так что мне придется с этим смириться. А поскольку я не хочу постоянно от вас прятаться или обмениваться оскорблениями, то проще будет стереть из памяти последние полчаса. Что скажете?

– И вы не хотите, чтобы я описал этот эпизод в своих статьях и книге.

Черт!

– Разве вы можете меня за это упрекнуть?

Том так надолго замолчал, что она взглянула на него, желая убедиться, не заснул ли он. Поймав ее взгляд, он протянул ей руку. Она вскинула брови, и пожала ее, и закусила губу, ощутив вдруг легкое покалывание в ладони.

– Меня зовут Том Бакли, – произнес он с легкой усмешкой. – Приятно познакомиться. Спасибо, что приехали меня встретить.

– А я Вайолет Хантингдон-Кросс. Извините, что опоздала на полтора часа.

Он хмыкнул:

– Давайте считать, что во всем виновата Роза.

– Последние двадцать семь лет я именно это и пытаюсь делать, – вздохнула Вайолет. – К сожалению, получается плохо.

Под смех Тома она выехала со стоянки.

– Сейчас я наконец доставлю вас домой. Вы, наверное, устали после долгого перелета.

– Устал не то слово – измучен до крайности, – признался Том. Мельком взглянув на него, она даже при тусклом освещении заметила темные круги у него под глазами. – Может, это отчасти меня извиняет. Хроническое недосыпание. Последняя неделя выдалась адская.

– Наверное. Роза упоминала, что вы работали, кажется, в Майами?

Он кивнул.

– Всю прошлую неделю. Потом самолетом вернулся домой в Нью-Йорк, тут же заново упаковал чемодан и прямиком вылетел сюда. Такое чувство, словно не спал целый месяц. И мечтаю пожить в покое. Ваш отец сказал, что Хантингдон-Холл расположен в тихом уединенном месте?

– Да-а? – выговорила Вайолет, думая о вечеринке, которую она покинула пару часов назад. Но сейчас уже далеко за полночь, и все гости, должно быть, разъехались… впрочем, кого она обманывает? О вечеринках Рика и Шерри ходили легенды. Хорошо еще, если утром не обнаружат никого мертвецки пьяным на теннисном корте.

– Вы пугаете меня, – сказал Том. – Неужели у вас гости? Постойте!.. – Покосившись на него, она увидела, как он нахмурился, очевидно что-то вспоминая. – Черт! Сегодня ведь у ваших родителей обновление обетов. Вы говорили, что пропустили церемонию… Вы поэтому так досадовали, что вынуждены были ехать встречать меня?

– И поэтому я так неуместно одета, – кивнула Вайолет. – Боюсь, весьма вероятно, что вечер до сих пор в разгаре. – Она посмотрела на часы, встроенные в панель. – И папа с ребятами сейчас наверняка выходят на сцену на бис.

Том со стоном откинул голову на спинку сиденья.

– Вы намекаете, что мне и сегодня не удастся поспать?

– Примерно так. Простите. Может, вы успеете подремать в машине? – Наверное ей следовало его пожалеть – бедняга до того изнемог, что почти утратил светские манеры.

Но Вайолет не испытывала ни жалости, ни неловкости.


Тому показалось, что не успел он закрыть глаза, как хлопнула дверца машины, потом другая дверца распахнулась, и в лицо ему повеяло прохладным ночным воздухом. В следующий миг в уши ему грянули звуки знаменитого шлягера «Скриминг Лемонз», исполняемого на акустических инструментах. Ему бы сейчас надлежало стоять перед сценой, ловя момент, накапливая впечатления для будущих статей, и пытаться найти подходящие слова, чтобы описать восторг этих трех с половиной минут.

Но нынешней ночью – точнее, уже утром – ему хотелось послать все и всех к черту. Включая Вайолет Хантингдон-Кросс.

– Просыпайтесь, Спящая Красавица, – сказала она голосом чересчур веселым для человека, который совсем недавно смотрел на него с ненавистью. – Пропустите весь праздник.

Том с трудом разомкнул веки и подождал, пока желтое, матовое и лиловые пятна примут четкие очертания ее волос, лица и платья. И заморгал – она была ближе, чем он думал, и внезапно единственное, что оказалось в фокусе – ее яркие голубые глаза, внимательно смотревшие на него.

– Вот, хорошо, – сказала она, выпрямляясь. – Я уже подумывала оставить вас тут на ночь. Или попросить кого-нибудь, чтобы вас отнесли на кровать.

– Все, я уже полностью проснулся, – солгал Том и заставил себя выпрямиться. Еще пара секунд, и он, возможно, сумеет даже выбраться из автомобиля.

Вайолет взяла его за руку, и сквозь сонный туман он ощутил ее гладкую прохладную кожу, от соприкосновения с которой что-то непонятное пробежало вверх по его руке. Что-то на удивление многообещающее. И это что-то окончательно его разбудило.

Снова заморгав, Том поставил ноги на землю, пригнулся, встал и обнаружил, что до сих пор держится за руку Вайолет, и даже крепче, чем это ей могло понравиться.

Он быстро выпустил руку, но ее голубые глаза продолжали озадаченно смотреть на него, а недоуменная морщинка между бровями говорила, что и она ощутила нечто похожее.

Вайолет встряхнула головой и отступила, давая ему дорогу.

– Я понимаю, что вы валитесь с ног, но раз лечь вам удастся лишь часа через два, и поскольку вы тут, чтобы наблюдать, брать интервью и записывать… почему бы вам не познакомиться с папой прямо сейчас?

Даже после того, как Том провел час в обществе одной из самый известных в мире дочек, ему все еще было странно слышать, как она называет Рика Кросса папой. Сам он, нью-йоркский мальчишка, никогда не знал своего отца, и окажись этот отец вдруг поблизости, он оказал бы ему далеко не радушный прием. Мальчишка, мать которого настолько не одобряла способы, которыми он выбивался из бедности, что три года не разговаривала с ним – до самой своей смерти.

Да, его и Вайолет разделяла глубочайшая пропасть.

– Разве он сейчас не на сцене? – спросил Том. После их телефонного разговора Рик произвел на него впечатление весьма проницательного человека, способного разглядеть суть собеседника под любой маской.

Вайолет склонила голову набок, прислушиваясь.

– Обычно вот этим они заканчивают концерт. Он скоро уйдет со сцены, но все еще будет под впечатлением от выступления. Самое подходящее время, чтобы познакомиться с ним, если хотите ему понравиться.

– А вы хотите, чтобы я ему понравился? – спросил Том…

На лице Вайолет отразилась досада.

– Да.

– Почему? – не удержался Том от вопроса.

– Какая разница? – Вайолет откинула волосы назад за плечи, и в этот миг со сцены как раз прозвучал последний аккорд. – Мы его упустим!

– Вы не ответили на мой вопрос. – Том скрестил руки и прислонился спиной к машине, выжидая.

Нетерпеливо фыркнув, она схватила его за руку и потянула к сцене. Но Том не двинулся с места, пока она не заговорила:

– Потому что папа судит людей и события по первому впечатлению. Вы собираетесь писать обо всех нас. Если вы ему понравитесь, он покажет вам себя с лучшей стороны. А если нет…

– В моей работе возникнут сложности? – подсказал Том. Они подошли к сцене.

– Скажем так – ваш труд принесет вам и всем нам куда как меньше радости.

Тут вверху замаячило всем хорошо знакомое, немолодое уже лицо Рика Кросса – он во весь рот смеялся над какой-то шуткой, отпущенной одним из его ребят.

– Шоу только начинается, – прошептал Том, и Вайолет быстро улыбнулась ему – впервые с момента их встречи искренне.

Глава 4

Вайолет улыбнулась, перехватив нервный взгляд Тома, которым он сопровождал отца и ребят, спускавшихся по ступеням импровизированной эстрады. Они смеялись, болтали и продолжали пребывать в своем мире – музыки, шума, мелодий. Вайолет понимала эмоциональное состояние, в котором они находились в эту минуту. В детстве, когда ей уже стали разрешать смотреть выступление из-за кулис, им с Розой было трудно представить, как это папа на некоторое время перестает быть папой. Тогда он становился Риком Кроссом, звездой рок-н-ролла.

Вайолет знала, что адреналин скоро уляжется, отец сойдет вниз, обнимет жену, попросит, чтобы ему налили выпить, и немного погодя отправится в постель отсыпаться. Разве что некоторое время поболтает еще с ближайшими друзьями, выпьет с ними и, может быть, споет.

– Мистер Кросс. – Том шагнул вперед, протягивая руку и тепло улыбаясь. Если бы он не отключился в ее автомобиле на сорок пять минут, Вайолет бы не заподозрила, что он утомлен до крайности. Он выглядел профессионалом, готовым начать свой нелегкий труд.

– Мистер Бакли, я полагаю? – Знаменитая улыбка Рика Кросса озарила его лицо. – Замечательно, что вы уже здесь. – Он с энтузиазмом пожал руку Тома, пожалуй, излишне крепко. – Ребята, вот парень, которого я пригласил, чтобы написать о нашей жизни в музыке.

– И также о вашей семье, – ввернул Том. Вайолет закатила глаза. Словно они способны забыть, что он здесь затем, чтобы выставить на обозрение их личную жизнь.

– Рик, он приехал за грязными сплетнями! – Джез – дядя Джез для девочек – ведущий гитарист группы и лучший друг Рика, ткнул его локтем. – Поторопись-ка спрятать все свои скелеты поглубже в шкаф.

– Поверьте, я здесь, чтобы написать самую подлинную и правдивую историю для легионов ваших почитателей. Их интересует одна только правда.

– И вы ее получите. – Рик хлопнул Тома по спине, и Вайолет поняла, что журналист прошел проверку, которая была понятна только ее отцу. – Полную и неприкрашенную правду, ждущую, чтобы ее узнали все последующие поколения.

Внутри Вайолет облегчение сменялось мрачными предчувствиями. Она так сильно сжала кулаки, что ногти впились с ладони. С одной стороны, то, что Том пришелся папе по душе, означает, что интервью будут более доверительными. Но с другой стороны, появлялась опасность, что Рик слишком сблизится с Томом. Говоря о неприкрашенной правде, папа все-таки не мог не помнить, что в частной жизни членов его семьи имеются такие подробности, которыми они никак не расположены делиться с публикой.

– Дорогие, вы выступали блестяще, как всегда! – К ним подплыла Шерри и по очереди поцеловала всех музыкантов в щеку, а потом подарила гораздо более основательный поцелуй мужу. Том при этом, как заметила Вайолет, тактично смотрел в пол.

– Мама, это Том Бакли, – сказала Вайолет, едва публичное проявление чувств завершилось. – Он журналист, которого папа…

– Журналист, который напишет нашу скромную историю. Ну конечно! – Шерри протянула руку, то ли для рукопожатия, то ли для поцелуя.

Том предпочел рукопожатие. Значит чары не вполне на него подействовали.

– Счастлив познакомиться с вами, миссис Хантингдон-Кросс, – произнес Том, выпуская ее руку.

– О, называйте меня просто Шерри. – И мама улыбнулась своей легендарной ослепительной улыбкой, которая уже несколько десятилетий не сходила с обложек журналов и афиш. – Боюсь, что все гости Хантингдон-Холла автоматически становятся членами нашей семьи. Вам придется к этому привыкнуть.

Том Бакли – член их семьи? Вот чего Вайолет постарается не допустить.

– А где Дэзи? – спросила Вайолет. Она нуждалась в поддержке, а поскольку Роза и Уилл уже отбыли в свое свадебное путешествие, этой поддержкой могла быть только Дэзи.

– Ах, кажется, они с Себом уже ушли к себе, – беспечно махнула рукой Шерри. – Дэзи устала, бедняжка. Беременность вообще очень утомительная штука, – пояснила она Тому, который кивнул с несколько озадаченным видом. – А утром Себ собирался вернуться в Хоксли.

Черт! Когда Том пробудится после своего коллапса, то Дэзи уже наверняка уедет. И Вайолет придется в одиночку стараться, чтобы этот проект не обернулся против них.

– А Роза, значит, уехала? – спросил Том вежливо. – Я в прошлом месяце встречался с ней в Нью-Йорке, и, кажется, она собиралась присутствовать на этом концерте… – Он деликатно замолчал, ожидая, чтобы кто-то прокомментировал его слова.

– Ну да. Они с Уиллом два часа назад уехали в свадебное путешествие.

Брови Тома взмыли вверх, и Вайолет поморщилась.

– Свадебное путешествие? – переспросил он. – Я не знал, что она собирается замуж.

И что она вообще с кем-то встречается. Но об этом никто из них тоже не знал. Вайолет была готова поспорить, что про себя Том думает: «Две дочери вышли замуж с подозрительной поспешностью, одна из них уже беременна, здесь несомненно кроется сенсация».

Особенно, если он уже видел в газетах фотографии Розы и Уилла.

Пора положить этому конец.

– Конечно, – сказала она весело улыбаясь, – Уилл давно стал для нас своим человеком. Мы рады, что они официально оформили отношения. – Правда заключалась в том, что Уилл, действительно, был практически членом их семьи – кем никогда не стать Тому Бакли. И ни к чему ему знать, что до последнего месяца Уилл бывал у них только в качестве друга Вайолет. Хорошо бы он не узнал также, что Роза и Уилл познакомились только на свадьбе Дэзи.

Музыканты разбрелись в поисках выпивки, а Рик обнял Тома за плечи. Для этого ему пришлось привстать на цыпочки.

– Это единственный минус, когда имеешь дочерей, – сказал Рик, улыбаясь Вайолет. – Приходится отдавать их тем, кто их не заслуживает.

– Да ладно, – возразила Шерри. – Ты же обожаешь Уилла. И Себ обещает быть чудесным зятем.

– Так и есть. Тут мне повезло. – Рик повернулся к Вайолет с озорной улыбкой, и у нее екнуло сердце. Папина неспособность удерживаться от неуместных замечаний проявлялась в нем после выступлений как результат выплеска адреналина. – Теперь меня заботит, кого приведет домой Вайолет.

У Вайолет запылали щеки. Ей то и дело приходится краснеть перед Томом Бакли.

– Об этом, папа, тебе правда не стоит беспокоиться.

Рик немного погрустнел.

– Пожалуй, что так.

– В любом случае Роза вернется очень скоро, и ты снова порадуешься за нее, – сказала Вайолет с притворной радостью.

Том посмотрел на Вайолет таким взглядом, что у нее не осталось сомнений – он прекрасно понял, что она пытается увести разговор от самых интересных тем. Надо непременно предупредить Розу, что ее роман с Уиллом будет выглядеть солиднее, если не афишировать, что он протекал так стремительно. И Роза поймет ее правильно. Когда она вернется домой, все станет намного проще.

– Кстати, дорогой, – сказала Шерри, улыбаясь немного шире обычного, – я говорила с Уиллом перед их отъездом. Они вернутся только через четыре недели.

Четыре недели! С Томом Бакли, живущим в их доме, они продлятся дольше, чем в реальности.

– Да, правда. – Она с усилием улыбнулась. – Только я так и не выяснила, куда именно они отправились.

– Я тоже, – кивнул Рик. – Уилл сказал, что не хочет рисковать. Ведь ваша мамочка не утерпела бы, и обязательно послала ей эсэмэску, и испортила бы ей весь сюрприз.

– В любом случае, они вернутся за два дня до нашего бенефисного концерта, но Уилл сказал, что он оставил тебе Розины записи, – сказала мама вкрадчивым голосом, начиная разговор издалека.

– Да, все это в Розиной комнате, кажется. Ее черный ежедневник и все папки с контрактами.

– И… Уилл сказал, что ты согласилась… проследить за делами в их отсутствие?

Может быть, настала пора доказать родителям и Тому Бакли, как они в ней ошибаются? Если Роза способна организовать концерт-бенефис, то и она тоже может.

– Так и есть. – Только не хотелось бы обсуждать дела при Томе. Он с радостью станет описывать «для потомства» разные закулисные хлопоты, которые в отсутствие Розы могут представить проблему.

Очень неудачно совпало, что именно тогда, когда не Роза будет заниматься концертом, к ним приехал этот журналист. Как все-таки Роза и Уилл могли так поступить! Они просто обезумели от любви. Другого объяснения нет.

– Детка, у тебя взволнованный вид. – Папа обнял Вайолет и привлек к себе. – Но беспокоиться абсолютно не о чем. У Розы за несколько лет все налажено как часы. Основная работа проделана, согласием выступающих она заручилась, билеты распроданы за несколько месяцев вперед.

Вайолет взглянула на отца: почему же тогда из года в год Роза последние несколько недель перед концертом металась как угорелая?

– Ну, папа, возможно, слишком оптимистичен, – сказала Шерри. – Но правда, милая, все под контролем. Остались всякие мелочи. И если ты не хочешь, мы легко найдем человека, который сможет с этим управиться. Роза с Уиллом поймут. Я позвоню в какое-нибудь агентство.

Вайолет украдкой взглянула на Тома Бакли. Она догадывалась, о чем сейчас он думает, – Роза, безответственная дочка знаменитостей, закрутившая бурный роман, исчезает накануне важного благотворительного мероприятия, оставив концерт-бенефис под угрозой срыва. А Близняшка с секс-видео решает, что лучше пойдет перебирать цветочки, чем возьмет этот труд на себя.

– Нет, я займусь всем сама. Я позабочусь, чтобы концерт прошел безупречно. Я много раз наблюдала, как это делает Роза, и ее заметки конечно очень помогут. Я смогу. И я хочу.

Все неправда, от первого до последнего слова. Меньше всего Вайолет хотелось заниматься проектом, который привлечет всеобщее внимание, и оказаться у всех на виду, и разговаривать с людьми. Именно от этого она успешно уклонялась вот уже восемь лет. Но иногда, чтобы что-то доказать – например, кому-то вроде Тома Бакли, – приходится идти на жертвы.

– Ты уверена, детка? – На мамином гладком лбу собралась морщинка. – Все это не слишком… в твоем духе.

Разумеется, нет! Ее задело, что родители попросили Розу организовать их брачную церемонию, но она прекрасно понимала, почему они так поступили. Пожалели ее, чтобы ей не пришлось снова оказываться в центре внимания. Ей даже в качестве гостьи на разных благотворительных мероприятиях было тягостно присутствовать. Едва она видела камеру, как нервы ее начинали сдавать. А уж это…

Придется иметь дело с поп-звездами и прочими знаменитостями.

И вокруг будет множество теле– и кинокамер. Только при мысли об этом у Вайолет начинали мелко дрожать пальцы.

– Я уверена, – произнесла она как можно тверже. – Бенефисный концерт – это важное событие, и я хочу удостовериться, что все пройдет гладко, как при Розе.

Может быть, ей вообще притвориться, что Роза – это она и есть? И никто не заметит, что она другая сестра.

– Дорогая, если ты так уверена… – На лбу Рика залегла точно такая же морщинка, как у жены. Но он тут же широко улыбнулся и хлопнул Тома по спине. – А может быть, Том сможет тебе посодействовать!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении