Софья Мироедова.

Прилив



скачать книгу бесплатно

«Наших знаний капля, неведомого океан»

Исаак Ньютон

1. Центр Распределения

Ослепляющий свет узкой полоской прорезал полумрак ангара прибытия: медленно открывались портовые ворота, высокие и монолитные, как горы по ту сторону. Среди немногочисленной толпы прибывших стояла молодая пара. Мужчина крепко держал женщину в своих объятиях, стараясь согреть ее в кондиционированном холоде космопорта. Она нежно прижалась к его груди, слушала размеренные стуки его сердца и наблюдала за растущим прямоугольником света. Порт явно был рассчитан на другие потоки. На этом рейсе, кроме них двоих, летело всего сто сорок два человека не считая бортовой команды. Расточительности колониальной программы могла позавидовать любая Земная инициатива.

– Никак не согреться, – поежилась молодая женщина.

– Сейчас уже пойдем на выход, – мужчина бережно растер ее плечи. – Там согреемся.

Створки ворот разверзлись, ангар заполнился резким светом. Люди с небольшими сумками ручной клади двинулись в сторону выхода. Женщина катила маленький чемодан, мужчина нес саквояж. Переступив порог порта, она закрыла лицо рукой – таким ослепительным было солнце.

– Очки, куда ты положила очки? – спросил мужчина, щурясь в ее сторону.

– Сейчас, они были у меня здесь, – она остановилась, открыла поясную сумку и стала нащупывать солнцезащитные очки. В течение дня ходить без них здесь было просто опасно. Так же как и без защитного крема. Она протянула ему зеркальные очки в толстой черной оправе. – Вот.

Вдоль широкой дороги стояли указатели, направлявшие поток переселенцев в нужном направлении. Они вели к большому стеклянному зданию, над которым белыми, сверкавшими в утреннем свете, буквами было написано: «Центр Распределения». Змеи очередей уже скопились на входе.

– Какого черта им не открыть все двери? – возмущенно буркнул мужчина, метнув взгляд в сторону запертых проходов.

– Наверное, экономят…

– Явно не время!

– Время – это единственное, чего здесь в избытке, – с улыбкой сказал пожилой мужчина, дружелюбно кивнув паре.

– Вы уже не первый раз? – вежливо спросила женщина.

– Я торговый представитель, по долгу службы езжу туда-сюда каждый год.

– Ничего себе! – изумилась она.

– Да-да! – мужчина явно хотел продолжения беседы.

– Пойдем, – сказал ее спутник, взял женщину за руку и направился к освободившимся дверям.

Пожилой торговый представитель остался на месте, помахав им вслед.

– Нашел кого клеить! – мрачно качал головой мужчина. – Он что, не видит, что ты со мной?

– Да ладно тебе, это же просто проявление колониального гостеприимства. Вечно тебе кажется, что все кругом пытаются меня увести!

– Ну а чего он?!

Женщина беззаботно рассмеялась, звонко поцеловав своего мужа в щеку.


Они подошли к стойке распределительного контроля. Там стояла семья с двумя маленькими детьми, те бегали вокруг, прыгали и кричали.

Родители не обращали на своих чад никакого внимания и беседовали с регистратором.

– Доставай документы, – сказал мужчина, когда они остановились возле нагроможденных чемоданов семейства.

– Уже! – улыбаясь, супруга помахала перед ним папкой с паспортами и контрактами. Открыла ее, достала часть бумаг и передала ему. – Твои.

Муж утвердительно кивнул, взял документы и стал осматриваться. От обычного аэропорта это место отличалось лишь внушительными размерами и пустотой. Помимо пассажиров их рейса и нескольких регистраторов, в здании никого не было. По углам темнели кучки пыли, кое-где на окнах были паутины трещин, местами повело половую плитку. Он всегда подмечал такие мелочи – они рассказывали ему историю вещей. Те, что, на первый взгляд, казались новыми и сияющими, после бдительной инспекции оказывались несвежими и потрепанными. Его тщательная проверка касалась всего: квартир, которые он выбирал для жизни, одежды, которую собирался надеть, даже людей, с которыми общался. При таком внимании к деталям он не искал совершенства, он мог полюбить трещины и вмятины, если они совпадали с его собственными.

– Добро пожаловать на Шаи! – отвлек его от размышлений голос регистратора. Это был сухопарый мужчина с узкими плечами, бледным лицом и крохотными очками в металлической оправе, устроившимися на внушительном красном носу. – Ваши документы.

Жена положила на стойку их паспорта.

– Алла Константиновна и…, – мужчина опустил глаза на второй паспорт, – Виктор Сергеевич, – снова пробежал взглядом по книжкам в руках, – Мирти. Верно?

Оба кивнули.

– Род деятельности? – обратился он к женщине.

– Дизайнер сновидений, – ответила Алла улыбнувшись. Она всегда улыбалась представителям власти, хотя не могла толком понять, почему.

– Планируете работать удаленно с Землей? – спросил регистратор.

– Нет, у меня приглашение и контракт с SchaiArts, – она протянула ему комплект документов.

– Так, – сухая загорелая рука приняла у нее бумаги. Регистратор поправил очки и начал листать. – Какая область дизайна? Развлечение, терапия, искусство?

– Основная – искусство, но часто совмещаю, – Алла начала кусать губы, потому что последнее время ей приходилось повторять все это уже десятый раз: сначала при вылете с Земли, потом при нескольких бортовых контролях и пару раз уже здесь, на Шаи. Лучше бы она была бухгалтером, вот уж вечная профессия, которую не приходится защищать.

– Понятно, – он отложил бумаги и посмотрел поверх очков на ее мужа. – Вы?

– Смотритель маяка, – Виктор положил свои бумаги на стойку. – Вот отчет комиссии, разрешение на ведение исследований и приглашение от мэра Дахаб Сити.

Регистратор мельком глянул бумаги, почтительно кивнул и бодро сказал:

– Добро пожаловать на Шаи! Мы рады каждому новому колонисту, а исследователю океанов вдвойне! – он поставил штампы в паспорта, вернул их Виктору и, отведя руку, слегка поклонился, словно дворецкий, приглашавший гостей ко двору. – Впереди поверните налево, там вас ждет шаттл, на котором вы быстро доберетесь до города, здесь всего 20 километров! Если понадобится какая-то помощь, всегда можете звонить по номеру защиты колониальных резидентов, – в раскрытой руке оказалась карточка.


– О, добро пожаловать, самый желанный колонист! – засмеялась Алла, взяв за руку супруга, когда они вышли из здания Центра Распределения.

– Я же говорил, надо зреть в корень! Если бы я им сказал, что прилетел серфить на самой длинной волне в мире, они бы меня даже на корабль не пустили.

– Ты у меня лучше всех, – сказала она, обняв его одной рукой за талию. Муж поцеловал ее в макушку.

Впереди их ждал сиявший на солнце металлический шаттл, который за десять минут доставил их в город.

2. Дахаб Сити

Рельсы кончались в центре города, там же была и конечная. Дахаб Сити оказался в точности как на фотографиях в брошюрах. Только чуть больше. Центр, построенный во времена первой волны колонизации, был больше похож на трущобы в арабской деревушке. Крошечные одноэтажные постройки, в которых в свое время ютились пионеры, налаживавшие экосистему, теперь стали исторической частью города. Здесь располагались музеи и сувенирные магазинчики. Первые колонисты сражались с пустыней с непоколебимой верой в будущее планеты. Они надеялись, что у Шаи, намного больше шансов стать второй Землей, чем у других ее колоний. Они оказались отчасти правы. Пятачок поселения, утыканный белыми коробочками домов, раньше был голой пустыней. Города здесь часто называли оазисами только благодаря тому, что над ними был плотный озоновый слой, скрывавший их от радиации звезды. На планете до заселения людьми была своя скудная растительность, но по большей части лишайники и мхи, и те намного севернее. Воды было ничтожно мало, но главным было то, что она была! Да и Шаи находилась в приемлемой близости для колонизации. Благодаря этому стало возможным развернуть полномасштабное переселение. Увы, несмотря на испепеляющий жар солнца и крайнюю степень перенаселения, покидать Землю никто не торопился. Колонистами становились в первую очередь малые группы, вытесненные с их исконных земель: коренные индейцы Америки, племена Сибири и островов Юго-Восточной Азии, кочевые народы пустынь и Тибетские горцы. Они нашли свой новый дом на Шаи. Построили свои оазисы, начали обживать планету – их опыта жизни в суровых условиях было достаточно, чтобы построить новый, пусть и пока пустой, мир. Таким городом, выросшим из бедуинского посёлка, был Дахаб Сити, где и закончилось путешествия шаттла.


Пыльная улица раскинувшегося в окружении гор оазиса встретила Аллу и Виктора сухим зноем и горячим ветром. Их бледная, почти прозрачная кожа сразу привлекла внимание всех немногочисленных прохожих. Лица их были загорелыми, одеты они были в длинные однотонные рубахи, головы были замотаны платками – видимо, мода, унаследованная от первых поселенцев. Все они дружелюбно кивали и на всех языках приветствовали своих новых бледнолицых соседей.

– Так, – сказал Виктор, – путешествие к звездам сделало свое дело. Мы похожи на книжных червей, не выползающих на улицу даже самым погожим деньком.

– Ничего, нагоним, ты посмотри на это солнце! Спорим, мы тут с сильнейшим земным солнцезащитным кремом загорим в два счета!

– Надеюсь! Не нравится мне чувствовать себя белой вороной.

– Так, – Алла достала из поясной сумки карту, провела по ней пальцем, и на стеклах очков засветилась схема местности. Она пробежала по ней глазами в поисках геолокации Центра Океанологии. – У меня ведь стояла метка!

– Нет, ты ставила ее у меня. Погоди, – Виктор снял рюкзак, достал свой гаджет, пробежался по нему пальцами и развернул карту в своих очках. – Вот она, лови! – он моргнул, и метка точки назначения засветилась у Аллы перед глазами.

Супруги всмотрелись в проложенный программой путь.

– Похоже, нам направо, – теперь у них перед глазами маячил голографический значок геопозиции, и они за десять минут нашли офис Центра Интеграции и Исследования Океанов.


– Честно говоря, я ожидал большего, – разочарованно сказал Виктор, когда они остановились у фасада одноэтажного белого здания с крошечными окошечками, закрытыми ставнями.

– А это точно здесь? – спросила Алла, подойдя к табличке рядом с входом. – Ты посмотри, и правда! Центр Океанологии…

– Черт, знал ведь, что не может быть все так просто. Вот и подвох!

– Да ладно, может, оно и к лучшему, пойдем, – она опустила медную ручку, навалилась всем своим весом на дверь и исчезла в полумраке длинного коридора.


На стенах в рамах висели подсвеченные фотографии, запечатлевшие первых исследователей: вот мужчина в скафандре ковыряет землю, вот другой колонист держит в руках грунт с поднимающимся ростком, вот женщина льет из пожарного шланга воду посреди солнечной долины. В конце коридора был поворот, оттуда падал свет. Там оказалась небольшая приемная: маленькое окно, открытая дверь – все было распахнуто настежь. Вдоль стен громоздились аквариумы, заполненные кораллами, рыбами и водорослями. За большим металлическим столом против света сидел мужчина – он сосредоточенно смотрел в раскрытую книгу.

– Кхм, – кашлянул Виктор, – добрый день…

Мужчина вздрогнул. Потом резко закрыл книгу и вскочил. Он оказался высоким, ужасно худым, длинноруким и широкоплечим.

– Да, здравствуйте! – прохрипел он, видимо, не ожидавший посетителей. Его лицо осветилось падавшим из окна светом: он широко улыбался, его лысый череп и сухое лицо были кирпичного цвета, белый шрам рассекал одну щеку. Сложно было сказать, сколько ему лет – с таким загаром он мог с одинаковой вероятностью оказаться семидесятилетним стариком или сорокалетним парнем.

– Я Виктор Мирти, – он подошел к столу и протянул мужчине документы.

– Кто? – голубые, почти бесцветные в резком полуденном свете глаза округлились.

– Новый смотритель Маяка, – немного растерявшись ответил Виктор.

Алла стояла в полутьме на границе комнаты и коридора и наблюдала за мужчинами.

– Маяка… – рассеянно повторил резидент центра исследований. – Маяка… а! Маяка! Ну конечно! – понимание озарило его морщинистое лицо. – Конечно, конечно! Садитесь, вон, возьмите какой-нибудь стул, – мужчина указал в угол комнаты, попытавшись вылезти из-за стола, безуспешно поднимая и опуская острые колени длинных ног.

– Спасибо, – откликнулся Виктор, скрутил документы трубочкой и поставил два пластиковых стула рядом. Супруги сели.

– Я Омар, – представился мужчина, сев обратно в кресло. – Руководитель Центра Исследований Океанов. Их у нас не так чтобы много… – он посмотрел на стены-аквариумы. – Вы у нас по части… – замешкался Омар, принимая протянутые Виктором бумаги. – Ага, смотритель маяка и исследователь циклов приливов и отливов! – прочитал он в документах. – Замечательно! Вы были нам так нужны в прошлом году! – он покачал головой.

– А в этом уже не очень? – настороженно улыбнулся Виктор.

– Что вы! – спохватился Омар. – Нужны, конечно. Просто не так сильно.

– Почему?

– В прошлом году мы не понимали, почему циклы стали увеличиваться.

– То есть, уже поняли?

– Что вы, конечно, нет! Просто они вроде как наладились… Отчасти… Короче говоря, замечательно, что вы приехали – теперь будет кому вести нормальные наблюдения и упорядочить весь этот бардак!

– Да, такая работа по мне, – Виктор сдержанно поднял уголки губ, чтобы не выдать ликующей радости.

– Вы даже не представляете, как вам повезло! Лучшего специалиста по организации данных приливов и отливов вам не найти во всей Вселеной! – неожиданно для самой себя воскликнула Алла.

Мужчина с обескураженной улыбкой и округленными глазами посмотрел на нее, будто только что заметив.

– Вы, наверное, супруга!

– Да – потупилась Алла, проклиная свои приступы общительности. – Алла.

– Очень приятно! А вы чем занимаетесь? Ветрами?

– Ой, нет, – она скромно сморщила нос, – я вообще по другой части.

– Дизайнер снов! – так же внезапно и победно почти прокричал Виктор.

Омар вздрогнул, потом, будто очнувшись от забытья, продолжил:

– Замечательная профессия! Слышал, у вас на Земле это пользуется спросом?

– Да, из-за этого качество контента начало страдать. Не поверите, стали даже рекламу продавать!

– Во сне?

– Да, прямо посреди сна. Причем без разницы: созерцательный это сон, ну, как кино, или терапевтический. Иногда в сны для проходящих лечение алкоголиков даже включают рекламу водки, а шопоголикам рассказывают про новый сетевой магазин. Вот такой ужас, – остановилась Алла, поняв, что слишком разошлась.

– Вот это да! – пораженно прошептал Омар. – У нас тут дизайнерские сновидения вообще редкость! Да и цены заоблачные. Я, признаться, пробовал только один раз, и то на общественном сеансе.

– Поэтому SchaiArts и заключают договора с земными авторами, чтобы сделать сны более доступными в Новом Мире.

– А сны про океаны вы делаете?

– Она делает сны про все, что может себе представить, – Виктор нежно посмотрел на супругу и взял ее за руку.

– Всегда завидовал людям с бурной фантазией! – Омар снова засмотрелся на свои аквариумы.

– Так что… – начал Виктор, поняв, что этого парня периодически нужно выводить из сомнамбулического состояния.

– Ах да! – бойко перебил его Омар, вернувшись к документам. – Вы простите, мы тут не слишком торопливый народ. Вы и сами такими станете через годик.

– А сколько вы уже здесь? – поинтересовалась Алла.

– Приехал в восемьдесят третьем, так что уже получается… тридцать семь лет, – мечтательно ответил Омар. – Ну да ладно, – он отмахнул от себя подступившую дрему. – Значит, вам, как смотрителю маяка и его супруге, – он на секунду поднял глаза на Аллу, – полагается вилла при наблюдательном пункте. Короче, как у классиков, будете жить у маяка! – помедлив, засмотревшись на своих гостей, продолжил: – Кроме того, я передам вам ключи от вездехода и, минуточку, – он отвлекся, открыв допотопный планшетный компьютер. – Да, вижу, весь ваш багаж уже на месте! Кстати, сразу хотел предупредить, что интерактивные мощности на планете так себе. Скорее всего, вам придется запустить собственный спутник для поддерживания хорошей связи.

– Да, нас предупреждали, – кивнул Виктор.

– Моя компания обещала позаботиться об этом, – сказала Алла.

– Вот и славно! Еще пару слов о месте, куда вы поедете, и можете отправляться в путь!

– Туда ведь нужно добираться своим ходом? – спросил новообращенный смотритель маяка.

– Да, все верно, – Омар поставил локти на стол и сплел длинные загорелые пальцы. – В навигаторе вездехода уже есть карта местности. Хотя вы справитесь и без нее – дорога всего одна, вы увидите съезд на городской кольцевой. Так вот, пятнадцать километров по дороге, потом она заканчивается. Да, не смотрите на меня, как на умалишенного, просто обрывается. Сами поймете, почему. Потом еще километров сорок по пустыне, – он прищурился, будто считая в уме. – Да, ещё два дня вокруг маяка будет сухо, а после прилива придется сменить вездеход на лодку. Уверен, что вы успеете, есть ещё пара дней. Спокойно поселитесь, разберите вещи, и буду ждать вас в городе. Тут есть на что посмотреть!

– Что еще нам нужно знать? – сосредоточенно спросил Виктор.

– Да-да… Возле маяка небольшой бедуинский поселок – живут там давно. Из бедуинов осталось, может, пара семей. Остальные – новые колонисты. Домов двадцать, не больше– в основном у них солнечные фермы. Хотя я слышал, кто-то уже и рыбой начинает заниматься. По-моему, безумная затея! – он скользнул глазами по разноцветным рыбам, плававшим за стеклянными стенами. – Так вот, – вернул он себя на мысленные рельсы, – в этом поселке, как вы понимаете, совсем ничего нет. Один магазин, мечеть, у бедуинов, вроде пара коз и голубиные клетки на крышах. Слышал, кто-то вырастил персиковое дерево. В целом вы поняли – за всеми покупками в город. Да и тут есть далеко не все. Вам придется к этому привыкнуть, – он серьезно посмотрел на Аллу. – Здесь нет ни торговых зон, ни интертеатров, ни киберпарков, даже картинных галерей нет, короче, ничего такого, к чему вы привыкли у себя на Земле.

– Да, мы готовились к поездке, читали, – с опаской покивала Алла.

– Читать – одно, жить здесь – совсем другое! – он с отеческой улыбкой поднял одну бровь. – Хотя есть у нас и небольшая улочка с ресторанами и закусочными, даже пара баров. Правда, с алкоголем напряг. Так что, если у вас есть знакомые торгаши, лучше с ними не ругаться. Они хоть и бывают здесь наездами, но могут привезти запас всего необходимого на целый год. Конечно, обойдется вам все это в немаленькое состояние. С другой стороны, нам, резидентам, часто присылают «матпомощь» с Земли. Если заскучаете, заглядывайте на рюмочку! – он подмигнул Виктору.

– Договорились, – Виктор протянул руку для рукопожатия, Омар охотно, с душой пожал ее.

– Итак, – управляющий центром океанов снова потыкал пальцем в планшет, – вот ваш ключ, выдаю доступ на вашу биометрию, вы ведь оба водите?

– Только я, – ответил муж.

– А вы, сударыня, почему воздерживаетесь? – обратился он к Алле.

– Что-то нет желания, – пожала она плечами.

– Так ведь это очень просто, даже уметь ничего не нужно! Расширю доступ и на вас, вдруг захотите научиться!

– Как скажете, – вежливо улыбнулась она в ответ.

– Кар вы найдете на главной стоянке возле такого высокого здания. Оно тут одно – можно сказать, это и есть центр города. Там мэрия, управление хозяйством, офисы крупных компаний. Кажется, и ваш SchaiArts тоже там. Пешком отсюда минут пятнадцать по прямой. В него уже загружены все карты, отмечены красные зоны, медицинские чекпоинты, зарядные станции и все такое. Короче, вы поняли!

– Отлично! – Виктор встал со стула. Ему уже натерпелось прокатиться по пустынным просторам Шаи.

– Минутку, – Омар поднял морщинистый указательный палец. Виктору пришлось вернуться на место. – В поселке вас встретит наш человек, представитель научного сообщества. Его зовут Саид, он из второго поколения французских переселенцев. Он проводит вас в ваш дом, покажет город, объяснит все детали, короче, введет в курс дела!

– Что-то еще? – нетерпеливо спросил Виктор.

– Да, последнее, – он уперся подбородком в кулак. – Это, конечно, странно, но я должен вас уведомить, что на маяке нельзя умирать.

– В смысле? – Алла подняла бровь.

– В самом что ни на есть прямом смысле. Если у жителя маяка обнаруживается смертельная болезнь или травма, его вывозят на материк.

– И что, – удивленно спросил новый смотритель, – там никто никогда не умирал?

– Судя по бумагам никогда, – Омар расплылся в улыбке и продолжил: – это какая-то причуда местного начальства. Никто не относится к этой ерунде всерьез.

– Чем они объясняют это правило?

– Статья ссылается на закон об охране океана, не очень понятно, как мертвый человек может навредить местной воде… да, – его взгляд вновь остановился на подсвеченных аквариумах, но после нескольких секунду он вновь ожил: – Теперь, кажется, все основное рассказал! Остальное уже на месте. Сейчас вам главное – спокойно устроиться и прийти в себя. Лично у меня на это ушли первые десять лет жизни здесь. Надеюсь, вы справитесь за пару недель! И приступим к работе. Идет?

– По рукам! – мужчины снова пожали руки. Омар подал руку Алле, она вложила в сухую коричневую ладонь свою бледную узкую кисть, и он поцеловал ее. Она смущено опустила глаза. Старик во все зубы улыбнулся им на прощанье: – Счастливого пути!

Уличный жар вновь принял пару в свои объятья, и они направились к центральной высотке.


«Высотка» насчитывала восемь этажей и действительно выделялась среди одноярусного ландшафта. Это был узкий стеклянный дом, метров по десять в длину и ширину, было сложно представить, что там действительно могло размещаться много серьезных офисов. Рядом была почти пустая, но огромная стоянка. Там стояло несколько вездеходов, электрокаров, но в основном велосипеды.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении