Софья Филиппова.

Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия



скачать книгу бесплатно

Таким образом, осуществление предпринимательской деятельности вызывает объективную необходимость создания специального механизма управления организацией и обусловливает выбор особой формы осуществления коллективной предпринимательской деятельности. Потому особая структура органов управления является следствием корпоративной формы организации, а не признаком такой организации. Выделение в качестве специального признака корпорации объединения значительного числа участников и капиталов представляется нецелесообразным, поскольку при этом основным критерием становится количественное значение «много»-«мало», а в условиях отсутствия указания на конкретные цифры, обозначающие «много», – это неопределенно и необъективно. Общность интересов[22]22
  Отмечаемую отдельными авторами, исследующими корпоративное устройство. Например, в вышеупомянутом учебнике под редакцией И. С. Шиткиной указывается: «Для корпоративного устройства характерна общность интересов участников (членов) организации». (С. 5).


[Закрыть]
как признак корпорации, представляется, выделять неверно, поскольку каждый из участников корпорации имеет собственные интересы, почти никогда не совпадающие с интересами других участников, и уж во всяком случае, в корне отличающиеся от интересов иных субъектов корпоративных отношений: управляющих и самой корпорации. Это различие неоднократно анализировалось в экономической и правовой литературе. Аналогичная мысль содержится в мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 681-0-П, в которой указывается: «Поскольку в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества могут сталкиваться интересы кредиторов и акционеров, акционеров и менеджмента, акционеров-владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров, одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса их законных интересов» (выделено мной. – С. Ф.). Именно разнонаправленность интересов различных субъектов корпоративных правоотношений и служит основой для возникновения конфликта, снятие которого является главной целью специального корпоративного механизма согласования воль посредством системы органов управления. Можно говорить об общей правовой цели участников, позволившей им объединиться в корпорацию, но эта правовая цель обеспечивает достижение различных интересов. Такая ситуация не является неким уникальным явлением: с помощью одних и тех же юридически значимых действий субъекты права могут решать различные задачи, удовлетворять разные интересы. При этом правовая цель у всех будет единой.

Для иллюстрации можно привести следующий пример: несколько граждан приобретают в магазине по договору розничной купли-продажи тетради.

Один из них при этом планирует записать созданное стихотворение – тем самым придать объективную форму произведению, другой – выписать вексель – создать ценную бумагу, самостоятельный объект гражданских прав (как следует из анализа нормативного правового регулирования выпуска векселей, для субъектов не предусмотрено использование специальных бланков), третий – использовать для черновых расчетов, а четвертый, с ее помощью, планирует устроить поджог (то есть совершить преступление). Во всех этих случаях мотивы сделок и интересы будут различаться, но правовая цель будет одинаковой: приобретение права собственности на тетрадь.

Предоставляя имущество или иные предусмотренные законом объекты организации, учредители устанавливают (в уставе) единую цель деятельности организации, но не могут обозначить перечень всех необходимых для достижения цели действий, поскольку каждое следующее действие определяется целой совокупностью условий, заранее не известных учредителям. Поэтому использование предоставленного имущества в общих рамках, заданных уставной целью, должно каким-то образом непосредственно определяться. Для закрепления уставной цели законом предусмотрено непременное единогласие (п. З ст. 9 Закона об акционерных обществах, абз. 4 п.1 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), которого возможно добиться, поскольку это общее, главное определение цели и объединило участников, стало интеллектуальной – идейной – базой (основой) для создания организации.

Отмечу, что в управленческой практике принято говорить о «миссии» корпорации – той основной цели, не столь безличной и формализованной, как установленная законодательно для всех коммерческих организаций цель – извлечение прибыли. Обычно, миссия – это недостижимый идеал, к которому корпорация должна стремиться. Формальное закрепление миссии обычно производится в Кодексе корпоративного поведения или иных внутренних документах (например, в кодексе корпоративного поведения ОАО «Аэрофлот» определена его миссия: «ОАО «Аэрофлот», перевозя миллионы российских и иностранных пассажиров и сотни тысяч тонн груза, поддерживает благосостояние своих акционеров, формирует привлекательные условия труда для своих работников, и служит интересам государства и общества в целом, являясь крупным налогоплательщиком, поддерживая и развивая социальные программы, заботясь об экологии и здоровье граждан»).

В то же время надеяться на постоянное единогласие по всем вопросам деятельности организации было бы утопично. Для согласования воль учредителей (участников) и предоставления возможности удаленного контроля за деятельностью корпорации вырабатывается специальная корпоративная структура организации, позволяющая ей (организации) формировать собственную волю, несводимую к воли каждого из участников, и обязывающая ее обеспечивать участников информацией о деятельности. Если все участники лично участвуют в деятельности организации, то специальный механизм обеспечения возможности контроля не требуется, однако механизм согласования воль востребован и в этом случае.

Вместе с тем в случаях, когда для совершения неких правовых действий требуется не согласование воль, а обеспечение единогласия, складывается принципиально иная ситуация – не корпоративный механизм, но множественность лиц объясняют сущность этого явления.

Участие в организации только путем внесения вклада приводит к разделению имущественной и организационной составляющей в деятельности организации: имущество для деятельности организации предоставляют одни, а управление этим имуществом посредством управления деятельностью организации – собственника этого имущества, осуществляют другие – наемные работники, управляющие. Именно отделение интеллектуального, творческого начала предпринимательской деятельности (воплощенного в таких ее признаках, как самостоятельность, инициативность) от имущественной составляющей и составляет сущность корпоративной формы[23]23
  В экономической литературе это свойство корпорации называют по-разному: расщеплением собственности, разделением капитала-собственности и капитала-функции, выделением фиктивного капитала против реального, и пр. О расщеплении собственности пишут и некоторые ученые-юристы (см. напр.: Зинченко С. А., Талое В. В. Правовая природа имущественной основы корпоративных коммерческих организаций // Северо-Кавказский юридический вестник. 2002. № 3. С. 3–25).


[Закрыть]
.

Подводя итоги, можно предложить следующие определения корпорации и корпоративного устройства коллективной предпринимательской деятельности.

Корпорация – это коммерческая организация, созданная несколькими лицами с разнонаправленными интересами и общей целью, путем объединения вкладов и имеющая систему взаимосвязанных внутренних элементов согласования воль и интересов ее участников, позволяющую выработать единую волю организации.

Корпоративное устройство – этот способ устройства коллективной предпринимательской деятельности, при котором имеющиеся структура элементов организации и механизм их взаимодействия позволяют в наибольшей степени удовлетворить интересы всех участников предпринимательской деятельности путем достижения разумного компромисса, основанного на учете степени имущественного участия в предпринимательской деятельности.

Характеристика отдельных видов корпорации

Выявив сущность корпорации и корпоративного устройства коллективной предпринимательской деятельности, рассмотрим, какие из предусмотренных законом правовых форм коммерческих организаций соответствуют приведенным признакам, и, следовательно, какие организации имеют корпоративную сущность. Поскольку настоящая работа посвящена корпоративному конфликту, то в отношении каждой из организаций будет показана возможность корпоративного конфликта. Как ранее было отмечено, именно эта потенциальная возможность и приводит к выбору организационной формы корпоративного типа для осуществления коллективной предпринимательской деятельности.

Полное товарищество. Для данного вида хозяйственных товариществ и обществ не является характерным разделение участия и управления, напротив, в полных товариществах предпринимательской деятельностью от имени товарищества занимаются сами товарищи (ст. 69, 71, 72 ГК РФ). Как такового обособления имущества в полном товариществе не происходит: законодательство не устанавливает минимальный размер складочного капитала, что можно обосновать субсидиарной ответственностью товарищей по обязательствам (п. 1 ст. 75 ГК РФ), при которой определяющего значения для кредиторов наличие у товарищества имущества не имеет. Основная гарантийная функция, традиционно выделяемая для уставного капитала, для складочного капитала не так актуальна, кредиторы, вступающие в правоотношения с товариществом, в большей степени могут рассчитывать на исполнение обязательства товариществом добровольно, под страхом привлечения к ответственности каждого из товарищей, нежели исходя из расчета взыскать возмещение убытков с товарищества. Конфликт между управляющими и товарищами в полном товариществе невозможен в принципе – в виду отсутствия управляющих. Конфликт между товарищами вполне вероятен, однако для разрешения, сглаживания такого конфликта корпоративный механизм не применяется, предусматривается иной тип согласования – «сообща», в виду отсутствия органов управления в полном товариществе. В связи с изложенным, полное товарищество не может быть отнесено к корпорации по предлагаемым критериям участия в организации путем внесения вкладов нескольких лиц и отстраненности от управления.

Коммандитное товарищество. В этих организациях рассматриваемое разделение имущественного участия и управления выражено явно, в отличие от полных товариществ, поскольку вкладчики вовсе отстраняются от управления. Однако в данном случае полное отстранение от управления вкладчика в коммандитном товариществе приводит к тому, что учет воли вкладчика при формировании воли организации не происходит, соответственно, на этой основе конфликт между участниками невозможен (вступая в организацию в качестве вкладчика, лицо знает о полном отстранении от управления), значит, нужды в особом механизме согласования воль участников здесь нет, а потому корпоративная сущность по обозначенному критерию в коммандитном товариществе отсутствует.

Хозяйственные общества. В акционерном обществе, обществе с ограниченной и дополнительной ответственностью имеются все обозначенные признаки корпоративной организации, потому эти организации могут являться корпорациями. Здесь возможны разные виды корпоративных конфликтов (более подробно будут рассмотрены ниже).

Производственный кооператив. Основой данного вида организации является личное трудовое участие, помимо внесения пая. Таким образом, отделения управления (непосредственного ведения деятельности) от имущественного участия не происходит. Конфликт между участниками и управляющими, а равно между участниками возможен, однако разрешение этого конфликта происходит с применением иных, нежели корпоративный механизм, процедур. Связано это, подчеркнем еще раз, с существованием непременного личного участия в деятельности кооператива, т. е. суть корпоративного механизма именно в реализации возможности согласования воль для удаленных[24]24
  В смысле «находящихся в отдалении», вне каждодневной деятельности корпорации, а не в смысле «исключенных».


[Закрыть]
участников.

Вместе с тем, п. 2 ст. 7 Федерального закона «О производственных кооперативах» предусматривает возможность участия в производственном кооперативе лишь путем внесения имущественного пая, без личного трудового участия (таких членов в производственном кооперативе может быть не более 25 %). В это количество включаются юридические лица – члены кооператива, которые по вполне объективным причинам не могут трудиться, а также граждане, входящие в кооператив с каким-то иными целями. Для этих членов (не участвующих трудом в деятельности кооператива, но вложивших имущество – приобретших пай) участие в производственном кооперативе по сути своей ничем не отличается от участия в хозяйственном обществе или коммандитном товариществе в качестве вкладчика. Следовательно, производственный кооператив, в котором имеются члены, не участвующие личным трудом в его деятельности, может быть отнесен к корпорациям по выделенным признакам. Вместе с тем разрешение конфликтов в таком производственном кооперативе не регламентировано. Фактически, члены кооператива, участвующие в его деятельности только внесением пая, остаются незащищенными и находятся в явно менее выгодном положении, чем трудящиеся участники. К этому приводит именно отсутствие специального корпоративного механизма.

«Корпорации одного лица». Возникает вопрос, является ли корпорацией организация, созданная в правовой форме, принадлежащей к корпоративному типу, если 100 % участия в ней принадлежит одному лицу. Существование таких организаций допускается законом (п. 2 ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, п. 2 ст. 10 Закона об акционерных обществах, п. 22 ст. 4 Федерального закона «Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). Понятно, что конфликт между участниками в этом случае возникнуть не может. Представляется, что в этом случае отсутствует один из выделенных признаков корпорации – множественность лиц, одновременно участвующих в организации, разнонаправленные воли которых приходится согласовывать с помощью специального механизма. Как следствие – данный механизм и не используется в соответствии с законом. В такой организации отсутствует общее собрание участников, оно полностью заменяется единственным участником, который все решения по управлению организацией принимает единолично, таким образом проблемы принятия организацией решения, противоречащего интересу и выраженной воле участника, характерной для корпоративной формы, в такой организации возникнуть не может. Не удается обнаружить в рассматриваемой организации других признаков корпорации: единственный участник вынужден участвовать в деятельности созданной организации не только своим вкладом, но, заменяя собой общее собрание участников, он тем самым участвует в управлении, причем непосредственно. Решение организации полностью совпадает с его личным решением. Так, в соответствии со ст. 39 Закона об обществах с ограниченной ответственностью решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания, принимаются единственным участником единолично и оформляются письменно. Негативно к возможности существования «корпораций одного лица» относились Г. Ф. Шершеневич[25]25
  Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права. М., 1994. С. 139.


[Закрыть]
, М. И. Кулагин[26]26
  Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избр. тр. М., 1997. С. 22.


[Закрыть]
, В. А. Мусин[27]27
  Мусин В. Л. Одночленные корпорации в буржуазном праве // Изв. вузов. Правоведение. 1981. № 4. С. 44.


[Закрыть]
, В. К. Андреев и др. авторы.

Представляется, что одночленная коммерческая организация как субъект права существовать может, поскольку для экономических целей нужда в ней имеется, и она воплощена в правовую форму – государство признает в качестве субъектов права акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью одного лица, однако корпорациями такие общества не являются. По справедливому утверждению Д. В. Тариканова, высказанному по иному вопросу, законодатель «вправе воспользоваться теми или иными правовыми формами для решения задач, генетически не связанных с ними, но вполне решаемых посредством таких форм»[28]28
  Тариканов Д. В. Юридическая личность коммерческих организаций в гражданском праве России. М., 2006. С. 71.


[Закрыть]
. Такой избранной законодателем формой для допущения в оборот субъектов – юридических лиц, со 100 % участия другого субъекта, стало хозяйственное общество, задумывавшееся изначально как объединение капиталов. В этом законодательном решении имеется логика: иные формы коммерческих организаций для выполнения такой задачи пригодны еще меньше – сущность товарищества или производственного кооператива предполагает непременное участие нескольких лиц, организационная основа здесь – именно совместная предпринимательская (или трудовая – для кооператива) деятельность, потому отсутствие объединения участников в этих формах немыслимо. Унитарные предприятия сконструированы именно для единственного учредителя, однако в настоящее время используются они в соответствии с законом только на базе публичной собственности, имеют иное вещное право на закрепленное имущество, а потому для создания юридического лица частной формы собственности явно не пригодны. Из имеющихся организационных форм в наибольшей степени пригодной для разрешения участия в обороте юридического лица, созданного одним лицом, оказалась именно форма хозяйственного общества, не предполагающая непременной совместной деятельности. Вместе с тем у такой организации иная структура органов управления, иной порядок создания, и во всяком случае нет здесь признаков корпоративных форм. Отсюда вывод: само по себе наличие у организации формы хозяйственного общества не означает непременной корпоративной сущности этой организации.

Таким образом, рассмотрев все виды коммерческих организаций, предусмотренных действующим законодательством, можно прийти к выводу о том, что корпоративное устройство характерно (и генетически необходимо) только для хозяйственных обществ, состоящих из нескольких участников. Именно в таких организациях может возникнуть разнонаправленность воль участников при принятии решений, а потому требуется специальный механизм согласования этих воль. При конструировании внутреннего устройства иных организаций законодатель иногда прибегает к использованию отдельных элементов корпоративного устройства (структура органов, информационный режим, корпоративный контроль и пр.), однако, вся совокупность элементов корпоративного устройства присуща исключительно хозяйственным обществам, состоящим из нескольких участников.

Структура и свойства корпорации

Корпорация как организация структурно состоит из множества элементов, связей между ними и цели как интегрирующего начала, необходимого любой системе. Элементами такой организации можно назвать участников, имущество, руководителей (управляющих), работников. Под целью в данном случае понимается не общая для всех коммерческих организаций цель – извлечение прибыли, а конкретная цель отдельной организации. Эта цель определяется учредителями при создании, возможно, и не закрепляется в учредительных документах, содержание которых в большинстве своем, к сожалению, не отвечает реальным общественным отношениям, а является типовым, соответствующим разработанным юристами в качестве образца стандартным учредительным документам, размещенным в различных сборниках образцов. Именно эта цель и определяет, во-первых, нужду в конкретном имуществе или ином объекте, вносимом в качестве вклада в уставный капитал при создании; во-вторых, личностные качества субъектов, избираемых в члены органов управления, и саму структуру этих органов; в-третьих, необходимую (наиболее удобную, отвечающую потребностям) организационно-правовую форму для приобретения правосубъектности; в-четвертых, основные виды деятельности, совершаемые корпорацией сделки.

Значение цели для правосубъектности организации подчеркивала Р. О. Халфина, говоря, что «в определении правового статуса и правосубъектности организаций имеются существенные особенности, связанные с тем, что государство создает такие образования либо допускает или поощряет их существование и деятельность на определенных условиях. Благодаря этому виды, типы, характер таких образований, их правовой статус и правосубъектность устанавливаются государством. Важнейшим критерием при этом является цель, для выполнения которой создаются (или допускаются, поощряются) общественные образования»[29]29
  Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 127.


[Закрыть]
.

Цель корпорации как интегрирующее начало организации не следует оценивать с позиций социальной полезности или «вредности», никаких правовых последствий такая оценка не порождает – не может быть запрещена регистрация юридического лица по мотивам «нецелесообразности» или «неполезности» ее создания. Именно поэтому, как отмечалось выше, определение корпорации, данное Т. В. Кашаниной, не является вполне точным.

Предлагаемое значение общей цели как главнейшего свойства организации приводит к выводу о том, что в отличие от физического лица, обладающего ничем не ограниченной правоспособностью, у юридического лица правоспособность всегда должна быть специальной. Для ученых-теоретиков этот вывод представляется очевидным. Так, А. В. Мицкевич указывает: «Правосубъектность юридического лица в отличие от правосубъектности лица физического является специальной»[30]30
  Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. С. Нерсесянца. М., 2006. С. 375.


[Закрыть]
. Ту же мысль высказал В. И. Червонюк, отметивший, что «специальной является правоспособность организаций и юридических лиц, предусмотренная в уставах, положениях»[31]31
  Червонюк В. И. Теория государства и права: Учебник. М., 2007. С. 483.


[Закрыть]
. Как ни странно, в отраслевой науке гражданского права вывод этот не поддерживается.

В статье 49 ГК РФ содержится положение, согласно которому коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Эта норма трактуется большинством авторов как установление общей правоспособности коммерческих организаций (за исключением унитарных предприятий)[32]32
  См. напр.: Хужокова И. М. Корпоративное право Российской Федерации: Курс лекций. М., 2004. С. 87, 88.


[Закрыть]
. Прямо назвал правоспособность коммерческих организаций «общей» Пленум Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ в постановлении № 6/8 от 01 июля 1996 г. в пункте 18. Возникает вопрос, означает ли это, что вывод, сделанный ранее об имманентно присущем корпорации особом признаке – наличии цели, и, как следствие, специальной правоспособности всех корпораций (и в качестве более общего вывода – всех юридических лиц), является ошибочным, иначе возникает сомнение в корректности использования термина «общая правоспособность» Пленумом и рядом специалистов в области гражданского права.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7