Уилбур Смит.

На краю света



скачать книгу бесплатно

Таита задумчиво кивнул. Его переполняла глубокая жалость к ней. Он знал, как доведенные до отчаяния люди в своем падении готовы цепляться за соломинку.

– Каково же имя этой чудесной новой богини?

– Оно слишком священно, чтобы произносить его вслух в обществе непосвященных. Только те, кто принял ее сердцем и душой, могут называть его. Даже мне предстоит завершить свои занятия с Соэ, прежде чем он сообщит ее имя.

– Когда Соэ придет наставлять тебя? Мне не терпится услышать, как он излагает свои удивительные теории.

– Нет, Таита! – вскричала Минтака. – Тебе следует понять, что это не теории. Это догматы правды. Соэ посещает меня каждое утро и каждый вечер. Это самый мудрый и самый святой человек, которого я когда-либо встречала.

Вопреки улыбке на лице, из глаз ее снова брызнули слезы. Женщина схватила мага за руку и сжала ее:

– Обещай мне, что ты придешь его послушать!

– Я благодарен вам за доверие, моя повелительница, – ответил Таита. – Когда произойдет встреча?

– Сегодня вечером, после ужина.

Таита задумался ненадолго.

– Ты сказала, что он проповедует только избранным. Что, если он откажет мне? Я буду очень огорчен.

– Как ему отказать такому прославленному мудрецу, как ты, великий маг?

– Мне бы не хотелось испытывать судьбу, дражайшая Минтака. Нельзя ли устроить так, чтобы я послушал его, не открывая до поры своего имени?

Царица с сомнением посмотрела на него.

– Мне не хотелось бы обманывать пророка, – промолвила она наконец.

– Речь вовсе не об обмане. Где вы встречаетесь с ним?

– В этих покоях. Он сидит там, где сейчас ты. На той же самой подушке.

– Вас будет только двое?

– Нет, с нами занимаются еще три мои любимые придворные девушки. Они такие же преданные последовательницы новой богини, как и я.

Таита пристально изучал обстановку комнаты, но, чтобы не показать виду, продолжал задавать вопросы:

– Богиня когда-нибудь объявится всему народу Египта или ее культ останется достоянием избранных?

– Когда мы с Нефером примем ее всем сердцем, отречемся от ложных богов, разрушим их храмы и изгоним жрецов, богиня сойдет во всей своей славе. Она положит конец чуме и исцелит все раны, причиненные эпидемией. Она велит водам Нила разливаться… – Минтака помедлила, – и вернет мне моих малышей.

– Моя драгоценная царица! Я всем сердцем желаю, чтобы все это произошло. Но скажи, знает ли Нефер о грядущих событиях?

– Нефер – мудрый и дальновидный правитель. – Она вздохнула. – Он могучий воин, любящий муж и отец, но далек от духовных дел. Соэ согласен со мной, что нам следует открыться ему лишь тогда, когда наступит подходящий момент, а пока еще рано.

Таита хмуро кивнул. Собственная любящая супруга, подумалось ему, будет заставлять фараона отречься от его деда и бабки, отца и матери, не говоря уже о священной триаде из Осириса, Исиды и Гора. Даже сам правитель откажется от своей божественной природы.

«Я хорошо знаю его, – продолжал размышлять маг, – и сомневаюсь, что это произойдет при его жизни». Эта мысль породила в нем вихрь пугающих возможностей. Если Нефера-Сети и его ближайших советников не станет, пророк Соэ полностью подчинит себе царицу, которая без промедлений и сомнений станет выполнять любые его приказы. «Даст ли она согласие на убийство своего повелителя, своего супруга и отца ее детей?» – задал себе вопрос Таита. Ответ пришел простой и ясный: даст, поскольку будет верить, что безымянная новая богиня сразу же возвратит ей мужа, а вместе с ним и потерянных детей. Отчаявшиеся люди склонны прибегать к отчаянным средствам.

– Является ли Соэ единственным пророком этой высшей богини? – спросил он вслух.

– Соэ главный из них, но множество адептов рангом пониже бродят среди народов обоих царств, сея семена радости и расчищая дорогу к ее приходу.

– Слова твои воспламенили мое сердце, – сказал маг. – Я буду бесконечно благодарен, если ты позволишь мне послушать его учение так, чтобы он не видел меня. Со мной будет еще один маг, такой древний и мудрый, каким мне никогда не стать. – Он поднял палец, пресекая ее возражения. – Я говорю правду, Минтака. Его зовут Деметер. Мы с ним расположимся за этим окном зенаны.

Он указал на украшенную тонкой резьбой ширму, за которой в прежние времена жены и наложницы фараона принимали чужеземных вельмож, не показывая при этом своего лица.

Минтака все еще колебалась, но Таита не сдавался.

– Ты получишь возможность обратить в новую веру двух влиятельных магов, – убеждал он. – Угодишь как Соэ, так и новой богине, которая благосклонно посмотрит на тебя. Ты сможешь попросить у нее о любой милости, включая возвращение твоих детей.

– Ну хорошо, Таита, я сделаю, как ты просишь. Но взамен обещай, что не расскажешь Неферу ничего из того, о чем узнал сегодня от меня, пока для него не придет час принять богиню и отречься от древних идолов.

– Будет так, как ты повелеваешь, моя царица.

– Возвращайся сюда со своим собратом Деметером завтра рано утром. Подъезжайте не к главным воротам, а к калитке. Одна из моих служанок встретит вас и проводит в эту комнату, где вы сможете занять места за ширмой.

– Мы будем здесь через час после восхода солнца, – заверил ее Таита.


Выехав из ворот дворца Мемнона, Таита прикинул высоту послеполуденного солнца. Оставалось еще несколько светлых часов. Повинуясь порыву, он велел предводителю стражи ехать не по прямой дороге в Фивы, а совершить крюк по направлению к западным холмам и великому царскому некрополю, укрытому в одной из обрамленных скалистыми утесами долин.

Они проскакали мимо храма, в котором Таита надзирал за бальзамировкой земных останков своей возлюбленной Лостры. Это происходило семьдесят лет назад, но время не стерло в памяти этот горестный ритуал. Таита коснулся рукой амулета, где хранилась прядь срезанных с ее головы волос.

Кавалькада достигла подножия холмов у храма Хатор, величественного сооружения, стоявшего наверху пирамиды из каменных террас. Таита узнал жрицу, шедшую по нижней террасе в сопровождении двух послушниц, и свернул, чтобы поговорить с ней.

– Да обережет тебя божественная Хатор, матушка! – спешившись, поприветствовал он ее. Хатор считалась покровительницей женщин, поэтому храм всегда возглавляла представительница женского пола.

– Мне сообщили, что ты вернулся из своих странствий, маг. – Жрица поспешила обнять его. – Мы все надеемся, что ты посетишь нас и расскажешь о своих приключениях.

– В самом деле, у меня есть много такого, что вас должно заинтересовать. Я привез начертанные на папирусе карты Месопотамии и Экбатаны, а также горных земель, пересеченных мною по Хорасанской дороге за Вавилоном.

– Много нового для нас. – Верховная жрица с предвкушением улыбнулась. – Они при тебе?

– Увы, нет! Я ехал по другому делу и не ожидал встретиться с тобой. Свитки у меня в Фивах. Но я передам их тебе при первой же возможности.

– Мы уже сгораем от нетерпения, – заверила его настоятельница. – Тебе здесь всегда рады. Мы благодарны за сведения, уже предоставленные тобой. Уверена, что новые окажутся еще более удивительными.

– В таком случае позволь злоупотребить твоей добротой. Могу ли я попросить об услуге?

– О любой, какая в наших силах. Только скажи.

– Во мне пробудился острый интерес к вулканам.

– Каким именно? Их великое множество, и расположены они в разных странах.

– Ко всем тем, что расположены близко к морю, возможно, на острове, на берегу озера или большой реки. Мне нужен перечень таких вулканов, матушка.

– Это задача несложная, – заверила его жрица. – Брат Нубанк, старейший наш картограф, всегда питал страсть к вулканам и прочим подземным источникам тепла, таким как термальные ключи или гейзеры. Он с удовольствием составит нужный тебе перечень, вот только он может оказаться излишне подробным и перегруженным деталями. Нубанк очень дотошный исследователь. Я распоряжусь, чтобы он немедленно приступил к работе.

– Сколько времени ему потребуется?

– Тебе удобно будет заглянуть к нам через десять дней, достопочтенный маг? – предложила настоятельница.

Таита попрощался и направился к расположенным примерно в лиге от храма вратам некрополя.


Мощный форт охранял вход в некрополь – целый город из царских могил. Каждая из усыпальниц представляла собой лабиринт из подземных палат, высеченных в скальном монолите. В центре лабиринта находилась погребальная камера, где стоял роскошный саркофаг с мумифицированным телом фараона. Камеру окружали склады и хранилища, набитые таким количеством сокровищ, какого в целом мире было не найти. Они пробуждали алчность в каждом воре и расхитителе гробниц в обоих царствах, а также в странах за пределами Египта. Негодяи проявляли упорство и изобретательность в попытках добраться до священного клада. Держа их на расстоянии, караул несла небольшая армия, не ослабляющая бдительности.

Таита оставил эскорт в центральном дворе форта, чтобы стражники напоили коней и подкрепились, а сам пешком направился к усыпальницам. Дорогу к гробнице царицы Лостры он знал как свои пять пальцев, ибо сам спроектировал усыпальницу и надзирал за постройкой. Лостра была единственной из правительниц Египта, похороненных в этой части кладбища, которая предназначалась для великих фараонов. Таита выпросил эту уступку у ее старшего сына, когда тот взошел на трон.

Маг миновал место, где, в ожидании ухода нынешнего владыки из этого мира и перехода в следующий, возводилась гробница фараона Нефера-Сети. Тут работали каменотесы, прорубавшие в скале главный вход. Образовывающийся щебень выносили работники, которые шли цепочкой, один за другим, таща груз в корзинах на голове. Тела их густо покрывал слой белой пыли, висевшей в воздухе. Небольшая группа архитекторов и надсмотрщиков за рабами стояла на возвышенности, наблюдая за бурной деятельностью внизу. Долина оглашалась звуками ударяющих о камень резцов, тесел и кирок.

Таита беспрепятственно проследовал по погребальной тропе до места, где долина суживалась и разделялась на два уединенных рукава. На развилке он направился влево. Через пятьдесят шагов он обогнул угол и оказался прямо перед входом в гробницу Лостры, высеченным в отвесном утесе. Вход, обрамленный массивными гранитными колоннами, был запечатан стеной из каменных блоков, покрытых штукатуркой, которую украшала искусная роспись. Фрески, окружающие печать Лостры, изображали картины из ее жизни: вот она восседает в роскоши своего дворца вместе с супругом и детьми, вот правит колесницей, рыбачит в водах Нила, охотится на газель и на речную птицу, возглавляет войско в походе против орд захватчиков-гиксосов, ведет свой народ на флотилии кораблей через водопады Нила и возвращает его домой после победы над гиксосами. Прошло семьдесят лет с тех пор, как Таита собственной рукой написал эти фрески, но краски до сих пор выглядели свежими.

У входа в усыпальницу стояла еще одна скорбящая, с головы до пят закутанная в черное одеяние жрицы Исиды. Преклонив колени в позе почтительного восхищения, женщина взирала на фрески. Таите не оставалось ничего иного, как ждать. Он отошел в сторонку и расположился в тени у подножия утеса. Лицо Лостры на изображениях навевало счастливые воспоминания. В этой части долины царила тишина: каменная стена заглушала шум производимых работ. На время маг позабыл о присутствии жрицы, но, когда та поднялась на ноги, его внимание снова переключилось на нее.

По-прежнему стоя спиной к нему, женщина извлекла из рукава своего одеяния небольшой металлический инструмент, похожий на резец или нож. Потом она поднялась на цыпочки и, к ужасу Таиты, рассчитанным движением вонзила острие своего орудия во фреску.

– Что творишь, безумная? – вскричал маг. – Ты оскверняешь царскую усыпальницу! Прекрати немедленно!

Будто вовсе и не слыша его, жрица нанесла ножом несколько ударов по лицу Лостры. В глубоких щербинах проступила белая штукатурка.

– Перестань! Послушай меня! – кричал Таита, вскочив. – Твоя достопочтенная настоятельница узнает об этом. Я прослежу, чтобы тебя покарали со всей суровостью, которой заслуживает такое кощунство! Ты навлекаешь на себя гнев богини…

По-прежнему не удостаивая его даже взглядом, жрица повернулась к гробнице спиной и намеренно неторопливой походкой двинулась по долине прочь от Таиты. Вне себя от ярости, он побежал за ней вдогонку. Перестав кричать, маг занес сжатый в правой руке тяжелый посох. Таита твердо решил, что преступница не уйдет безнаказанной, и гнев затуманил его ум. В этот миг он готов был ударить ее по голове, расколов череп.

Жрица достигла того места, где долина совершала резкий поворот. Остановившись, она бросила на преследователя взгляд через плечо. Лицо и волосы у нее почти полностью скрывала красная накидка, остались только глаза.

Ярость и раздражение Таиты исчезли, сменившись благоговением и удивлением. Взгляд женщины излучал уверенность и спокойствие, а глаза были точь-в-точь как у царицы на вратах усыпальницы. На мгновение маг лишился возможности шевелиться и говорить. Когда он снова обрел дар речи, с губ его сорвалось хриплое восклицание:

– Это ты!

В глазах ее блеснуло сияние, от которого огонь вспыхнул в его сердце, и, хотя шарф скрывал ее губы, он знал, что она улыбается ему. Женщина ничего не ответила на его возглас, только кивнула; потом повернулась и неторопливо скрылась за поворотом скалы.

– Нет! – дико вскричал Таита. – Ты не можешь вот так оставить меня. Подожди! Подожди меня!

Он кинулся следом, протянув к ней руки, и добежал до угла через пару секунд после того, как женщина исчезла. Перед ним открылся отрезок долины; Таита остановился, и руки его бессильно упали. В пятидесяти шагах от того места, где он стоял, долина заканчивалась, упираясь в серую каменную стену, слишком крутую, чтобы по ней мог взобраться даже горный козел. Женщина исчезла.

– Лостра, прости, что я отверг тебя! Вернись ко мне, моя дорогая!

Безмолвие горы окутало его. Сделав над собой усилие, Таита взял себя в руки и, не тратя больше времени на напрасные призывы, стал искать в стене расселину, где могла укрыться беглянка, или потайной выход из долины. Но поиск его не увенчался успехом. Он развернулся в ту сторону, откуда пришел, и обратил внимание, что дно долины покрыто тонким слоем белого песка – результат эрозии горной породы. Его следы четко отпечатались в песке, но другие отсутствовали. Она не оставила следов.

Таита устало побрел к ее гробнице. Остановившись перед входом, посмотрел на надпись иератическим шрифтом, оставленную женщиной на фреске. «Шесть перстов укажут путь», – прочел маг вслух. Это не имело смысла. Что подразумевала она под «путем»? Дорогу, способ или средство? Шесть перстов? Указывают ли они в разных направлениях или в одном? Это шесть отдельных указателей, которым нужно следовать? Таита чувствовал, что сбит с толку. И еще раз вслух перечитал надпись: «Шесть перстов укажут путь». Не успел он произнести все слова, как прорезанные в штукатурке буквы начали сглаживаться и вскоре исчезли совсем. Портрет Лостры выглядел совершенно целым, все малейшие детали восстановились. В изумлении Таита подошел и поводил по фреске руками. Поверхность была совершенно гладкой.

Он стоял, изучая портрет. Улыбка осталась такой же, какой он ее изобразил, или неуловимо изменилась? Нежная она или насмешливая? Простодушная или загадочная? Доброжелательная или с примесью злобы? Он уже ни в чем не ощущал уверенности.

– Лостра ли ты или некое проклятое создание, посланное мучить меня? – вопросил он. – Способна ли Лостра быть такой жестокой? Предлагаешь ли ты помощь и наставление или расставляешь ловушки и капканы на моем пути?

Наконец Таита повернулся и побрел к форту, где его дожидался охранный отряд. Они сели по коням и двинулись в обратный путь к Фивам.


Когда отряд добрался до дворца фараона Нефера-Сети, уже стемнело. Первым делом Таита посетил Рамрама.

– Фараон еще в зале совета, – сообщил евнух. – Он не сможет встретиться с тобой сегодня ночью, как собирался. Не жди вызова от него. Повелитель сказал, что поужинает с тобой завтра вечером. А пока я настоятельно советую тебе улечься на тюфяк и поспать – ты выглядишь жутко уставшим.

Таита оставил Рамрама и поспешил в комнату Деметера, где застал старца и Мерена, сидящих друг напротив друга за доской для бао. При виде Таиты Мерен вскочил с явным облегчением. Хитроумная игра ему никогда не давалась.

– Добро пожаловать, маг. Ты подоспел как раз вовремя, чтобы спасти меня от унижения.

Усевшись рядом с Деметером, Таита осведомился о его самочувствии:

– Похоже, ты оправился от тягот пути. За тобой хорошо ухаживают?

– Спасибо за заботу, мне и впрямь лучше, – ответил Деметер.

– Рад слышать это, потому что завтра поутру нас ждет много хлопот. Я повезу тебя во дворец Мемнона, и мы послушаем кое-кого, кто проповедует новую религию. Этот человек пророчит приход новой богини, которая подчинит себе все народы на земле.

Деметер улыбнулся:

– Неужели у нас без нее мало богов? До самого конца дней хватит.

– Ах, друг мой, нам-то, быть может, и достаточно. Но если верить этому пророку, старые боги должны быть уничтожены, их храмы разрушены, а жрецы рассеяны по свету.

– Не вещает ли он об Ахурамазде, едином и единственном? Но если так, это вовсе не новая религия.

– Не об Ахурамазде, но о божестве куда более ужасном и могущественном, чем он. Богиня эта примет обличье женщины и будет жить среди нас. Люди получат прямой доступ к ее щедрым милостям. Она наделена властью оживлять мертвых, даровать бессмертие и вечное счастье тем, кто достоин подобной награды.

– Зачем нам утруждать себя подобной чепухой? – раздраженно спросил Деметер. – У нас серьезных дел хватает.

– Этот пророк – один из многих, тайно рыщущих среди людей, и, похоже, ему удалось обратить в свою веру многих, включая Минтаку, царицу Египта и супругу фараона Нефера-Сети.

Деметер сразу посерьезнел и слегка подался вперед:

– Неужели царице Минтаке не хватает здравого смысла, чтобы ее могли вовлечь в такое безумие?

– Когда новая богиня придет, ее первым свершением станет изгнание чумы и исцеление всех пострадавших. Минтака видит в ней единственную возможность поднять из гроба своих детей, умерших от заразы.

– Понятно, – задумчиво протянул Деметер. – Неотразимая наживка для любой матери. Но и это еще не все?

– Того пророка зовут Соэ, – сказал Таита.

Деметер недоуменно посмотрел на него.

– Переставь буквы в его имени. Используй алфавит тенмасс, – предложил Таита.

Выражение недоумения стерлось с лица Деметера.

– Эос, – прошептал он. – Твои псы взяли след колдуньи, Таита.

– И нам следует идти по нему, пока он не остыл, до самого ее логова. – Таита поднялся. – Постарайся выспаться. Перед рассветом я пришлю Мерена разбудить тебя.


Когда небо на востоке слегка посерело, обещая рассвет, Габари вывел лошадей и верблюда Деметера во двор. Старец расположился в паланкине, Таита и Мерен ехали по бокам от него. Охранный отряд повел их к броду, где им встретилась лишь одна из гигантских жаб. Она уклонилась от встречи, и кавалькада беспрепятственно достигла противоположного берега. Путники обогнули дворец Мемнона и подъехали к крепостной калитке, где Таита и Деметер оставили животных на попечение Мерена и Габари.

Как и обещала Минтака, одна из ее служанок встретила их у калитки. Она провела магов по лабиринту коридоров и туннелей, и наконец они оказались в богато обставленной комнате, где витал резкий аромат духов и благовоний. Пол устилали шелковые циновки и груды пухлых подушек. На стенах висели богатые гобелены.

Служанка прошла к дальней стене комнаты и отдернула занавесь, укрывавшую окно зенаны. Таита поспешил туда и заглянул через ажурно зарешеченный проем в палату для приемов, где сидел с Минтакой накануне. Она была пуста. Удовлетворившись, Таита вернулся, взял Деметера за руку и подвел к окну. Они уселись на подушках.

Ждать им пришлось совсем недолго, прежде чем в комнату с другой стороны ширмы вошел незнакомый мужчина. Он был средних лет, высокий и худощавый. Густые кудри, ниспадавшие на плечи, были пронизаны седыми прядями, как и короткая остроконечная бородка. По подолу его длинного черного жреческого балахона шли оккультные символы, а на шее висело ожерелье с талисманами.

Вошедший принялся кругами ходить по комнате, останавливаясь, чтобы отдернуть занавеси и посмотреть, что за ними. Перед окном зенаны незнакомец задержался и прижался к ажурной решетке. Его лицо выглядело красивым и умным, но самой поразительной его частью были глаза, пронзительные, как у одержимого, и горящие фанатичным огнем.

«Это Соэ», – подумал Таита. Сомнений не оставалось. Он крепко сжал руку Деметера, чтобы объединить их силы в заклинании сокрытия и защиты, потому как не знал наверняка, насколько велики магические способности их противника. Они смотрели на пророка, напрягая все свои силы, чтобы удержать вокруг себя мантию сокрытия. Спустя некоторое время Соэ удовлетворенно хмыкнул и отвернулся. Он подошел к дальнему окну и стал ждать, глядя на далекие горы, казавшиеся угольно-черными в оранжевом свете восходящего солнца.

Пока он отвлекся, Таита открыл внутреннее око. Оказалось, что Соэ не посвященный, потому как сразу стала видна окружающая его аура. Вот только подобной Таита прежде не видел. Она была неустойчивой: то ярко горела, то потухала до едва заметного мерцания. Цвет из насыщенных тонов пурпурного и красного переходил в тусклый, свинцовый. Таита распознал острый ум, развращенный беспринципностью и жестокостью. Мысли Соэ были сумбурными и противоречивыми, но не вызывало сомнений, что этот человек развил недюжинные духовные силы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

сообщить о нарушении