Слава Савская.

Мистическая история Ивового городка



скачать книгу бесплатно

Карина любила этот городок всем сердцем, у нее было множество планов, которые она надеялась и старалась осуществить здесь. Но, стоя на пороге своего дома, ей внезапно стало грустно. Радость возращения домой заставила на время забыть о проблемах в отношениях с отцом. И сейчас, перед дверью в родной дом, она стояла, не решаясь повернуть ключ в замочной скважине. Но ей не пришлось делать этого. Предатель лабрадор почувствовал ее, залаял на весь дом и привлек отца. Двери распахнулись и на нее налетели сорок килограмм четырехлапой любви.

– Доченька! – Воскликнул отец. Он лучезарно улыбался и хохотал над тем, как дочь борется с неугомонной тушкой лабрадора.

– Привет, папа. – Надрываясь в попытках отразить атаку собачей любви, приветствовала она отца. – Сэмми! Привет, гигантская морда!!! – Наигранным тоном она еще больше раззадорила счастливую собаку. Он повалился на спину и стал пинаться лапами. Она нависла над ним и расцеловала его радостную морду. – А где Олег? – Запыхавшимся голосом поинтересовалась она братом.

– Уехал несколько недель назад на учебу. Будет к зиме. – Сказал улыбающийся отец. Брат учился уже на третьем курсе, из-за чего они крайне редко виделись с Кариной.

Они все вместе прошли в дом, Карина бросила сумки у лестницы на второй этаж и рухнула на диван в углу терраски. Отец сел в ногах дочери, а лабрадор плюхнулся к нему на ноги. Она с улыбкой посмотрела на папу. Он изменился, и возраст был ему к лицу. Коренастый и высокий мужчина, глядя на него, не могло возникнуть вопроса, почему Карина с братом такие высокие. Брутальное лицо, которое покрывала щетина с проседью. Задумчивый взгляд, всегда смотрящих на мир через очки, серо-голубых глаз. Даже возрастные морщины были ему к лицу.

– Как раскопки? – Спросил он у нее, после недолгого молчания.

– Неплохо, но ничего особенного найти не удалось. – Коротко ответила она и поднялась, опираясь на локти. – Пока меня не было, никто у тебя не спрашивал обо мне? – Спросила она, глядя ему в глаза. Отец сразу же переменился в лице и отвел взгляд, словно не ожидал этого вопроса. – Двое мужчин? – Настойчиво продолжала она. Отец не спешил отвечать на ее вопросы, и она начинала заводиться. – Пап, снова твоя неуместная опека!

– Один. – Сказал он, когда увидел ее горящие щеки. Он знал свою дочь и не желал очередного конфликта.

– И? – Сверлила она его взглядом.

– Я хотел поговорить с тобой об этом позже… – Он оборвался после ее демонстративного стона. – Но если ты уже знаешь, то имей ввиду, что эти люди здесь не просто так.

– Ты что-то знаешь? Они что-то говорили тебе? – Она, взволнованная, села на диване.

– Нет, но я знаю, что они пришли сюда не просто так. Я еще могу сложить два и два. И… – Он горестно вздохнул. – Подожди.

Не объясняясь, он ушел в гостиную. Карина выдохнула, приказывая себе держать эмоции под контролем. Она встала, и прошла в гостиную, которая была объединена с кухней, включить чайник. Отец стоял у книжных стеллажей на стуле, и вынимал с верхней полки несколько рядов книг, сгружая их на шаткий журнальный столик.

Девушка наблюдала за его действиями, не без вопроса в глазах, но в тоже время со знанием ответа. Папа скрывал секреты от своих деток.

Чайник издал оповестительный щелчок, но Карине уже захотелось чего-то более горячительного. В книжном стеллаже было выделено несколько полок под домашний бар, от туда она и ухватила за горло бутылочку сорокалетнего коньяка, и два бокала.

– Выпьешь со мной? – Она посмотрела вверх, на отца. Он, сосредоточенно копавшийся в глубине стеллажной ниши, кивнул.

Карина разлила по бокалам и села за кухонным столом, ожидая, что же ей поведает отец. Послышался щелчок и мужчина вынул из полки доску, отложил ее в сторону, и достал откуда-то стопку туго перевязанных папок. Он сел напротив Карины, положил стопку себе на колени и осушил бокал. Карина видела его внутренние метания, и сдержалась от того, чтобы снова не отпустить колкость о его чрезмерной опеке. Она наполнила опустевший бокал коньяком и пронзила выжидающим взглядом лицо отца. Он смотрел прямо ей в глаза, словно оценивал ее. Она только вернулась, но многолетние недомолвки уже повлияли на настроение между ними.

– Ты так повзрослела. – Сказал он и положил стопку папок на стол. Карина притянула их к себе, но не успела развязать первую, ее прервал отец: – Ты многого не знаешь, доченька. Твои… – Он нахмурился. – Наши разногласия не дали возможности своевременно рассказать тебе обо всем, научить тебя…

– Пап, хватит, я прошу тебя! – Оборвала она его. В ней закипала кровь, как и каждый раз, когда отец начинал свою извечную речь о том, как он старался ее чему-то научить, но всему виной ее строптивость. – Хоть раз в жизни…

– Ты не поняла меня, Карина! – Воскликнул он, не дав договорить. – Я виноват. – Сказал он и многозначно посмотрел ей в глаза.

Карина развязала первую папку, и достала из нее кипу пожелтевших тетрадных листов, исписанных рукой матери, она сразу узнала этот витиеватый почерк. Она провела пальцами по буквам, внутри груди все сжалось. Она посмотрела на отца, он кивнул ей в ответ и едва заметно улыбнулся. К листам скрепкой были прикреплены полароид-снимки. Она аккуратно достала их и стала рассматривать. На первом было изображено дерево – это была ива, одна из тех, что растут в ивовом лесу. Мать Карины питала особенные чувства к ивовому лесу, называла его местом своей силы. Девушка улыбнулась, вспомнив прогулки среди ивовых деревьев с мамой и папой, когда была маленькой.

На остальных снимках были маленькая Карина с младшим братом Олегом и отцом. На последнем была смеющаяся женщина, с длинными и пышными кудрявыми волосами, природный пшеничный цвет которых был уже окрашен в темный. Голубые глаза горели счастьем, а через несколько месяцев или недель, ее не станет. Фото не было подписано датой, но вскоре после того, как женщина решила стать жгучей брюнеткой, как шутила она сама, они с Олегом заболеют, но она уже не выздоровеет. Мать Карины была обворожительной женщиной, и фото в руках дочери как нельзя лучше запечатлело это. Она с особой теплотой рассмотрела их и передала их отцу. Лицо мужчины было скованно печалью, но глядя на снимки он заулыбался.

Девушка начала читать исписанные листы, но не находила связи между ними. Где-то были описаны легенды о викингах, где-то история их миграций, а где-то рецепты из трав и руническая символика. Все записи выглядели обрывками от чего-то большего. Карина рассортировала их и потерла виски. Она хмыкнула, налила себе коньяк и посмотрела на отца.

– Если кто-то и сможет в этом разобраться, то только ты. – Сказал он, кивнув на записи.

– А ты? – Спросила она с удивлением.

– Даже пытаться не стану. – Мужчина отрицательно помотал головой и выпил.

– Что ты хочешь этим сказать? – Раздраженно спросила она. – Что ты ничего не знаешь об этих записях? Ты знаешь намного больше этих записей, папа! – Возмущалась она.

– Я знаю намного больше, но моя помощь тебе не нужна. Ты и сама об этом знаешь. – Он говорил тихо, но серьезно. В гостиной появился лабрадор. Он повел ушками и уставился на них грустными глазами, потянулся и заскулил, но подходить не стал.

– Ну конечно! Чего от тебя ожидать, пап, верно? Ты когда-нибудь научишься не перекладывать ответственность?! – Карина почти кричала. – Всю жизнь ты мешал мне развиваться! Заставлял притормозить! Но как только мне требовалась твоя поддержка, твоя помощь, ты тыкал меня носом в то, что раз я требую самостоятельности, сама и буду справляться! Даже сегодня твои слова были подобраны так, чтобы не было ссоры, которая нарушит твое равновесие, а не потому, что ты считаешь себя виноватым! – Она почувствовала, что задела отца за живое. Карина резко встала с места, и направилась к выходу из гостиной. – А хотел ли ты вообще когда-либо помочь своим детям? Не сделать так, как хочешь ты, а помочь им сделать, как хотят они! Помочь не ошибиться! – Добавила она напоследок и оставила поникшего отца в одиночестве.

Девушка уже поднималась по лестнице, что бы уединиться в своей комнате и отойти от злости, бушевавшей в ней, как услышала звонок в дверь и лай собаки. Она закрыла глаза, выдохнула и направилась открыть дверь. Отогнав лабрадора от двери, она повернула замок и недолго помедлила перед тем, как открыть.

На пороге стояли двое мужчин в черных водолазках, заправленных в джинсы, в утепленных овчиной джинсовых куртках. Карина на секунду задумалась о том, насколько органичны они были на фоне сентябрьского пейзажа. Оба были темноволосыми, с короткими курчавыми локонами и кареглазыми, скуластое лицо мужчины постарше покрывала трехдневная щетина, а младший, очевидно, был напряжен, потому как сильно хмурил густые темные брови. Карине не понадобилось много времени, что бы понять кто эти мужчины.

– Добрый вечер. – Сказал старший мужчина, и они оба склонили головы. Голос его был бархатистым, а главное доброжелательным.

– Добрый. – Коротко ответила девушка после того, как посмотрела на стрелку часов позади себя. И правда уже был шестой час, а она и не заметила, как пролетело время. – Чем имею быть обязанной вашему визиту? – Спросила она, не отводя взгляда от лица старшего мужчины, при этом остро ощущала пристальный взгляд младшего на своем лице.

– Я Димитрий. – Представился он и протянул руку Карине. Она ответила ему рукопожатием. – Маркос – мой сын. – Жестом Дмитрий указал на молодого человека. Девушка обратила к нему взгляд и протянула руку ему, но парень не пожал ее, а приклонился к ней и коснулся губами, при этом смотря ей четко в глаза.

Карина немного смутилась. На фоне делового тона и поведения отца парня, его приветственный жест контрастировал. Однако она заметила, что ее краска повеселила их, по едва заметным и очень схожим улыбкам на их лицах.

– Так что же вас привело ко мне, молодые люди? – Повторила она свой вопрос, когда взяла себя в руки. Ее взгляд был снова обращен к Дмитрию.

– Мы наслышаны о ваших успехах в археологических исследованиях в области миграции и поселений викингов. – Начал объяснять мужчина.

– Значит вам известно, что мои результаты более чем разочаровывающие. – Карина прищурилась, всматриваясь в лицо мужчины. Она всегда так делала, когда чувствовала ложь в словах людей. – А успехом моя деятельность пока точно не увенчивалась. Так может, вы начнете с истинных мотивов вашего нахождения в этом городе? – Предложила она и посмотрела теперь и на младшего. Он не отвел взгляда, но еще сильнее нахмурился.

– Хорошо. Что вы знаете об Ивовом лесе? – Спросил мужчина.

– Это не серьезно. – Усмехнулась она. – Вы начинаете наше общение с неуместной лести, подхалимства, – Она посмотрела на Маркоса. – И лжи. А теперь, без объяснения причин, просите поделиться с вами своими знаниями? Что кроме своих имен вы мне предоставили?

– Вы не предоставили нам шанса. – Сдержано парировал мужчина, но в его голосе чувствовалось, что его уверенность и, выбранная им, манера общения надтреснуты.

– Солгать? – Она округлила глаза, пребывая в шоке от бесцеремонности этих, казалось с первого взгляда, вышколенных мужчин.

Между ними возникло напряжение. Карина и Дмитрий смотрели друг другу в глаза, словно пытались прочесть один одного. Молчание нарушил отец Карины, появившийся за ее плечами, возвышаясь сзади нее словно медведь.

– Что-то не так, доченька? – Спросил он, словно между ними не было конфликта несколько минут назад, и положил руку ей на плечо.

– Все нормально, папа. – Ответила она спокойным голосом и положила свою руку на его. – Я разберусь. Молодые люди не достаточно умеют объяснять свои интересы. – Улыбнулась она сомнительным незнакомцам.

Отец еще недолго постоял и удалился, но Карина знала, что его острый слух направлен в их сторону.

– Что вам нужно? – Третий раз повторила она свой вопрос.

– Ваша помощь. – Теперь отвечать взялся Маркос. Он сделал шаг к ней и улыбнулся. – Нам нужна ваша помощь. – Повторил он чуть громче.

– Какого рода? И кому я собираюсь помогать? – Многозначительно глядя ему в глаза спросила Карина.

– Если вы не против, то эту беседу можно провести в более располагающих условиях? – Сказал Маркос и слегка наклонил голову вбок, а затем засунул руки в карманы джинсовки.

– Каких, например? В свой дом я вас не впущу, после столь неудачного старта, а идти никуда не собиралась сегодня.

– Мы арендуем домик на Ивовых озерах, там неплохое меню, а отужинать на веранде, с видом на озера, что может быть лучше? – Спросил он. Карине его поведение показалось кокетливым. У каждого из этих двоих была своя роль и, на взгляд Карины, справлялись они с ней плохо.

– Откуда вам известно обо мне? – Спросила она и скрестила руки на груди. Происходящий каламбур начинал раздражать ее, тем более после ссоры с отцом. Они оба переменились в лице и не спешили отвечать. – Пожалуй, я откланяюсь. – Карина закатила глаза и начала закрывать дверь.

– Колчина Инга Олеговна. – Проговорил Дмитрий. Карина вышла из-за порога и подошла вплотную к нему. Мужчина был почти одного с ней ростом, но все же ей пришлось смотреть чуть вверх, что бы столкнуться с ним взглядами. В ушах у нее звенело.

– Это очень злая шутка. – Почти прошипела она. Неподвижный взгляд Дмитрия отвечал ей, что он не шутит.

Отец Карины внезапно появился за ее спиной. Он взял ее за плечи и отвел в дом. Она прислонилась спиной к дверному косяку, а ее отец сжигал незнакомцев глазами, сжав кулаки.

– Моя жена давно мертва. – Твердым голосом, сжав зубы, проговорил он.

– Кому, как не вам знать, что это не так, Игорь Владимирович. – С презрением улыбнулся Дмитрий.

Май, 1993 год

Маленькая девочка заснула на руках у своего отца, который сидел, прислонившись спиной к стене. Ее лицо было заплаканным. После нескольких часов рыданий детский организм был изнурен, и девочка провалилась в сон. Лицо отца было измученным и бесконечно печальным, взгляд его был потухшим.

Они сидели у кровати, на которой лежал мальчик. Он был весь влажный от холодного пота, жидкая челка прилипла ко лбу, губы были бледными, дыхание было сбивчивым и хрипящим. Рядом с ним сидела мать, с болезненным лицом, вся влажная от лихорадки. В ее дрожащих руках была ладошка сына. Она тихо плакала и едва покачивалась.

Она посмотрела на мужа, поглаживающего голову их малютки дочери, и выжала из себя подобие улыбки. Она мучилась от боли, но не телом, а душой. Она точно знала, что нужно сделать, что бы у этого дня был счастливый конец. Она встала с постели, погладила сына по голове и, на дрожащих ногах, подошла к мужу. Опустившись на колени возле него с дочерью, она взяла его за руку и наклонилась поцеловать дочь. Он вздрогнул от холода ее рук, а потом посмотрел на ее истощенное лицо и сжал ее ладонь покрепче.

– Игорь, ты знаешь, как сильно я люблю тебя и наших детей? – Шепотом, что бы не разбудить дочь, спросила она. Он знал, почему она спрашивает его об этом, ведь ее любовь была бесконечной, а решение уже было принято ею давно. Мужчина закусил нижнюю губу, и закинул голову кверху, сильно зажмурив глаза. – Но-но, мой родной. Шшш. – Женщина прислонила его руку к своим ледяным губам.

– Что мне делать без тебя? – Еле слышно проговорил он, его голос дрожал.

– Ну что ты? – Заулыбалась она. И эта улыбка на ее болезном лице была пугающей, казалась искусственной, но все равно прекрасна в его глазах. Он знал, что она искренняя. Ее улыбка всегда озаряла даже самые мрачные дни в их жизни. – Ты будешь жить. Наши дети будут жить. Мне кажется, я оставляю тебе лучший подарок, о котором можно только мечтать. – Она потянулась к нему и дала легкий подзатыльник, заставив его коротко усмехнуться, после чего он загрустил еще больше. – Глупый что ли? – Улыбалась она.

– Я так тебя люблю! – Простонал он.

– Помогай Карине во всем. Ее магия – дар, с которым ей предстоит научиться жить. Помоги ей не допустить ошибок. Расскажи ей все, что знаешь сам. Направляй ее и никогда не оставляй. Это моя последняя воля. – Она произнесла это, как молитву. После этих слов, она недолго посмотрела в глаза своего любимого мужа. – Пора.

Женщина медленно встала и подошла к сыну. На спине у нее было влажное пятно, тело сводило судорогами, но она держалась. Она взяла их сына за руку и посмотрела на мужа. Он держался из последних сил и выжал улыбку согласия. Он был готов. А затем он закрыл глаза.

– Я люблю вас! – Сказала женщина. И это были ее последние слова для них.

Держа руку сына, она закинула голову, и все ее тело разом напряглось. Она начала невнятно нашептывать слова заклинания, которое написала накануне. Он зажмурился и пообещал себе не смотреть. Но когда он услышал, что жена задыхается и борется с тем, чтобы продолжать произносить заклинание, он открыл глаза. Теперь она лежала рядом с их ребенком, ее всю трясло, но она продолжала произносить слово за словом. Ее глаза закатились, и он понял, что она уже не здесь. Мужчина продолжал поглаживать дочь по головке, а кулак другой руки закусил. Слезы градом скатывались по его щекам.

Когда ее голос затих, на кровати осталось лежать ее тело, которое иногда вздрагивало в конвульсии. Мальчик так и лежал изредка хрипя. Мужчина не понимал, что ему делать. Его сковали горе и страх. Он боялся, что их маленькая дочь проснется и увидит самую страшную картину в их жизни. Он боялся, что их сын не проснется, а его жена отдала свою жизнь напрасно.

Звенящая тишина заполнила все вокруг. Его невидящий взгляд был направлен на бездыханное тело женщины, без которой он не мог представить и минуты жизни. Его заполняло отчаяние. Он стал задыхаться в немом аду, но продолжал обнимать спящую дочь.

Вдруг тело женщины выгнулось, мертвые глаза раскрылись, и он готов был поклясться, что видел в них боль. Он ошеломленно наблюдал за происходящим, из его глаз снова полились слезы. Осознание того, что происходит постепенно начало осенять его разум. У нее отбирали душу предками. Он не сомневался в том, что это были они. Она нарушила их завет.

Проходили минуты, а ее выгнутое тело не расслаблялось и не опадало. Он периодически поглядывал на дочь, молясь, чтобы она не проснулась. Внезапно раздался непрекращающийся вопль! Это был их сын! Его болезное тельце оставалось неподвижным, но из раскрытого рта происходил монотонный вопящий звук! Мужчину начало трясти от рыданий. Девочка на его руках встрепенулась и стала громко плакать. Она была ужасно напугана, а когда увидела изогнутое тело своей мамы, начала вырываться из рук отца. Но он удерживал ее мертвой хваткой.

Внутри себя ему было так страшно, что его тело непроизвольно задрожало. От вопля сына и рыданий дочери его сердцу было готово разорваться. Внезапно вены и сосуды на теле женщины засветились! Он буквально видел каждый капилляр. Она горела сине-фиолетовым светом, и более ужасного зрелища ему не приходилось видеть никогда! Вдруг вопль мальчика прекратился, а тело жены тяжело опало обратно на кровать. Все закончилось. Комнату наполняли звуки рыданий их маленькой дочери.

Спустя некоторое время, он, как будто не отдавая отчета в своих действиях, встал, крепко держа на руках дочь, и подошел к кровати. Ребенок в его руках содрогался в рыданиях, заливая его рубашку слезами. Тело его сына, хотя и было влажным и истощенным болезнью, приобрело здоровый цвет кожи, хрипов не осталось, дыхание стало ровным. Казалось, что он просто спал, а вспотел от ночного кошмара или духоты. Но мертвое тело матери повествовало о жестокой и пугающей реальности.

Он осмелился дотронуться до ее тела. Кончиками пальцев дрожащей руки он тронул ее плечо, и сразу же одернул ее. Ее тело было окаменелым и ледяным! Словно ее залили цементом изнутри. Он глубоко вдохнул, и на выдохе застонал. От этого дочка зарыдала еще сильнее.

– Папочка, а что с мамочкой? – Послышался тонкий голосок его сына. Он посмотрел в его сонное личико и слабо улыбнулся. – Она спит?

2.Ты лжешь

Наше время, сентябрь, 2010 год

В ушах Карины звенело, в висках стучало, руки дрожали. Между незнакомцами и ее отцом повисло напряженное молчание. Они сверлили друг друга глазами. Он посмотрела на небо, и оно показалось ей таким прекрасным, что внутри у нее защемило. Она на секунду подумала о том, как так, что все самое прекрасное сосуществует в одном мире со всем самым ужасным?

Ее начала поглощать злоба. Внутри нее все дрожало, словно ее организм сотрясало землетрясение. Она повернулась к мужчинам и, словно не своим голосом, велела отцу зайти в дом. Когда отец повернулся и посмотрел ей в лицо, он сразу понял к чему идет дело, и хотел было что-то сказать ей. Но Карина обожгла его взглядом и жестом показала, что не стоит ему что-либо говорить сейчас ей. Мужчина был напуган состоянием своей дочери, но все же отошел в сторону. Где-то сзади, из дома, донесся грустный скулеж лабрадора. Двое мужчин, оставшихся на крыльце ее дома, недоумевающе воззрились на нее.

Девушка почувствовала, что горит всем телом. Ее щеки залились краской, в глазах читалось остервенение. На ее плечо легла рука отца, но она нервным рывком сбросила ее и стала медленно опускаться на корточки. Она прикоснулась кончиками пальцев к дощатому полу крыльца, но не отводила взгляда от лица Дмитрия. Было заметно, что мужчина находится в смятении. Маркос все еще казался дерзким, но она ощущала его сомнения и улыбнулась кончиками губ.

Пол под их ногами задрожал. Мужчины перемялись с ноги на ногу и непонимающе посмотрели друг на друга. Вибрация под ногами нарастала, послышался скрип досок. Маркос попятился спиной к ступенькам. Пол стал ходить под их ногами. Дмитрий словно заколдованный смотрел на девушку, пытаясь сохранять баланс. Некоторые доски лопнули и встали дыбом. Все вокруг них начало сотрясаться, пока пол не взорвался фейерверком щепок и досок, сбрасывая незваных гостей на дорожку, ведущую к дому.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении