Скотт Вестерфельд.

Зерои



скачать книгу бесплатно

Крейг заметил, что он пялится во все глаза.

– Ты у Тейлора раньше никогда не бывал?

– Бывал, конечно. Просто ночью ни разу тут не был.

Голос говорил уверенным тоном, но вот Итан мысленно просто визжал от ужаса. Хватит! Надо действовать! Иногда, если начать импровизировать, Итану удавалось заставить голос что-то предпринять.

Крейг заглушил мотор, но не успел он вынуть ключи из замка, как Итан схватил его за руку.

– Стой!

– Что еще? – Крейг замер.

Рука громилы привычно нырнула в карман куртки.

– Я… видел что-то.

Итан указал вперед, сквозь лобовое стекло, от всей души желая, чтобы Крейг испугался не меньше него.

– Там, за деревьями!

– Что именно?

– Вроде бы огонек сигареты… – Голос взял дело в свои руки, подстегиваемый желанием Итана. – И… кажется, мужика с козлиной бородкой. У тебя есть идеи?

– Ты серьезно?

Крейг быстро выудил из кармана здоровенный блестящий ствол.

– Неужели сам Альварес, а? – спросил голос.

– Твою мать! Не выходи из машины!

А Итан даже и не собирался…

Крейг распахнул дверцу и выскользнул из автомобиля, пригнувшись и прячась за капотом. Итан перемахнул на водительское место и захлопнул дверцу. Ключи торчали в замке зажигания, болтались прямо перед носом.

Значит пора валить. Голос больше ему ничем не поможет.

Итан потянулся к замку с ключами, но… ему требовался шум. Нужно было как-нибудь отвлечь Крейга от звука заводящегося мотора. И тогда Итан резко надавил на гудок. Крейг мгновенно залег. Возможно, заорал…

В развалюхе вспыхнул свет.

Итан повернул ключи и завел мотор. И рванул прочь задним ходом, вдавив педаль газа в пол. Шины взревели, когда «Форд» попятился, а затем неуклюже развернулся и помчался в темноту, плюясь фонтанами гравия.

Итану безумно хотелось, чтобы голос завладел его телом, к примеру, превратил его в суперагента, который умеет не только врать, но и водить машину. Но нет, за рулем сидел просто Итан, который вцепился в баранку и надеялся, что не врежется в дерево.

Фары автомобиля по-прежнему были выключены, а на крыше развалюхи внезапно вспыхнули мощные прожектора, заливая окрестности ослепительным светом.

Машина пулей неслась в неизвестном направлении. Итан пробормотал короткую молитву. Он ждал, что сейчас прогремит выстрел и лобовое стекло разбежится сетью паутинок под градом пуль. Но Крейг, лежавший ничком в колее напротив развалюхи, до сих пор целился в сторону деревьев. Наверно, думал, что Итан не самозванец, а напуганный пацан, мечтающий стать бандитом.

А иногда хорошо быть неприметным шестнадцатилетним мальчишкой! В целом – не очень, но в те редкие моменты, когда угоняешь машину у банды головорезов, торгующих наркотиками, и не хочешь, чтобы тебя подстрелили, это весьма выгодно.

«Форд» выскочил на открытое пространство, и Итан до отказа выкрутил руль: к счастью, он не забыл обратную дорогу!

Потом он включил фары и снова вдавил педаль до упора.

«Форд» на полной скорости мчался к дороге – гравий бешено стучал в дверцы машины.

Наконец «Форд» вылетел на асфальт.

Итан свернул влево, направляясь, в сторону дома. И неожиданно вспомнил, что на заднем сиденье лежит спортивная сумка, набитая деньгами.

Нет, в каком-то смысле это показалось ему справедливо. Итан, считай, честно заслужил деньги после всего, что ему пришлось пережить сегодня ночью. Но ведь сперва сумку надо спрятать в надежном месте, верно? Лучше – подальше от дома, чтобы его не выследили.

То есть, получается, Итану все равно придется искать, кто бы его подвез до дома.

Он не сбавлял скорость. Ночной воздух врывался в открытые окна. Крейг с Тейлором наверняка погонятся за ним на черном джипе, и намерения у них будут самые серьезные. Но проблема в чем: если и дальше так гнать, его непременно остановят копы, которые обязательно проверят содержимое сумки на заднем сиденье.

Итан едва не пропустил нужный поворот, так сильно он задумался. Однако в последнюю секунду смело крутанул руль. В итоге машину занесло, заднее колесо ударилось о бордюр.

Итан уже собирался остановиться у дома, но вдруг увидел свет в гостиной.

Мама не спит!

И он проехал дальше.

Похоже, незаметно закинуть сумку домой у Итана не выйдет! Мама непременно спросит, что это Итан притащил с собой, и тогда – все, конец. Он, конечно, мог блефовать, но, к сожалению, мама уже научилась распознавать, когда говорит Итан, а когда голос.

Он не успеет два слова сказать, как получит по ушам.

Можно попробовать спрятать сумку в гараже, но мама постоянно роется в его вещах и – бонус! – работает в прокуратуре.

– Эй, ты, дурацкий голос! Что теперь делать будем?

Голос, разумеется, помалкивал. Он никогда не вступал с Итаном в диалог. И не мог взять и посоветовать, как выпутаться из этой истории.

Зато он обожал разговаривать с другими людьми!

Итан нажал на газ. Вот он, выход, – люди! Им можно заговорить зубы, их можно убедить… и заставить сделать то, что нужно.

Иногда голос, разумеется, казался Итану настоящим психом, но в присутствии слушателей он всегда разливался соловьем.

Итан направился обратно в город. Возможно, получится заставить голос сказать кому-то, что ему делать дальше.

6
Банда

Они вшестером ввалились в круглосуточное кафе в центре города. Странная была компания: люди, не имеющие ничего общего друг с другом, объединенные только остаточной энергией танца.

«Расслабон», как называл это Майки. Состояние, наступающее после ночи, проведенной в клубе. Все устали, но расходиться никто не хотел. Даже Лин, хотя она и клевала носом, привалившись к красной кожаной спинке скамейки. Келси чувствовала связь Лин с компанией и невольно вслушивалась в шипение кофе, которое подруга выпила перед тем, как задремать.

Сама Келси сидела спиной к окну, греясь в лучах утреннего солнца. Ее тень, падающая на стол, делалась все более отчетливой по мере того, как разгорался восход. Если бы она могла, она бы каждый день начинала именно таким образом.

Жаль, что клубы в Кембрии работают допоздна только летом, а не круглый год!

Майки улыбнулся.

– Что, сестренка, хорошо повеселилась сегодня ночью?

Келси кивнула.

– Ага! А ты?

– Еще бы! Когда я увидел тебя, я понял, что ночка будет классной. Ты всегда умеешь выбрать правильный клуб!

– А может, я и делаю клуб правильным?

Майки расхохотался.

– Теперь ясно, почему тебя всегда пускают!

Келси покраснела. Впрочем, вряд ли кто-нибудь заметит ее румянец под слоем косметики. Она сильно красилась, когда шла в клуб. Без макияжа она выглядела слишком маленькой. Разумеется, сейчас все охранники проинструктированы, что ее, Келси, надо пускать без разговоров. Обычно ей доставалось несколько коктейлей за счет заведения.

Наверное, владельцы и менеджеры клубов и не понимали, в чем дело, но они знали, что если в клубе Келси – вечер удастся на славу.

Однако чем выше поднималось солнце, тем более сонными становились лица окружающих. Эти люди явно выпадали из круга. Ремми крутил в руках солонку и пялился на девушек на другом конце стола. Когда Келси с ними знакомилась, она подумала, что они сестры, но сейчас они выглядели просто как две одинаково одетые девушки. И они настойчиво игнорировали Ремми, хотя тот старательно пытался влезть в разговор.

– Ди-джей сегодня был отличный, – заявила одна.

– Ага, точно! – поддакнул Ремми.

Девушки сделали вид, будто не слышат. Одна из них обернулась к Келси.

– Вышибала сказал мне, что сегодня вечером «Драйвер» играет. Тебе нравится «Драйвер»?

Келси кивнула. Ей нравилась любая музыка, которая заводит толпу, заставляет людей объединяться, танцевать и танцевать целую ночь напролет.

– И мне тоже! – встрял Ремми.

Девчонки посмотрели на него, как на пустое место.

Келси поняла, что стремительно приближается тот миг, когда компания начнет распадаться на части. Они все лишились общей цели – танцевать и двигаться, – а значит, их мысли устремились в разных направлениях. К повседневности, к работе, к тому, как сделать, чтобы эта девица со мной заговорила, и, наконец, к тому, как вернуться домой.

Келси показалось, что сердце съежилось и усохло.

Подошла официантка, нагруженная дымящимися тарелками.

– Блинчики, суперпорция?

При виде еды компания снова оживилась. Над столом вспыхнуло предвкушение, затрепетали ноздри.

Келси улыбнулась.

Майки указал на свободное место перед собой.

– Давайте сюда!

Ему пришлось спихнуть со своего плеча сонную Лин, чтобы приняться за блинчики. Лин выпрямилась, протирая глаза, размазывая тушь. Ее длинные волосы растрепались и спутались, пряди цеплялись к рукаву Майки. Лин была очаровательна.

Официантка поставила перед Келси тарелку с вафлями.

Келси схватила бутылочку с сиропом и поливала свою порцию до тех пор, пока в квадратиках вафель не образовались лужицы. Она танцевала всю ночь, сейчас ей необходимы сахар и углеводы!

Вафли настолько размокли, что Келси пришлось есть их ложкой.

Одна из новеньких девочек фыркнула. То ли на Келси, то ли на ее блюдо, то ли на то и другое сразу. Келси не волновала такая реакция. Ремми всегда выбирает странноватых девчонок. А жалко: сам-то он парень неплохой, когда познакомишься с ним поближе.

Ремми приподнимал вилкой краешки блинчиков и запихивал в образовавшиеся отверстия кусочки масла. Видимо, он забыл обо всем на свете, кроме еды.

Келси посмотрела в глубь кафе, надеясь, что в зале найдется очередная компания, застрявшая после клуба.

Хорошо бы, на глаза попались знакомые, которым можно будет сесть на хвост после того, как ее компания распадется.

Примерно полдюжины столиков оказались заняты, но большинство посетителей были офисными работниками, которые пришли завтракать, или дальнобойщиками, зашедшими перекусить. Из клубов были только парочки – а это неинтересно.

В глубине кафе, правда, сидел парень, который выглядел так, словно не спал всю ночь. Коротко стриженный, в хорошей рубашке в тонкую полоску – наверняка на свидание ходил. Хотя рубашка была измята, и парень сидел один.

Он сжимал в руке чашку с кофе, и, не отрываясь, пялился в окно. Затем проглотил содержимое чашки судорожным глотком и попытался привлечь внимание официантки. Но та его проигнорировала, как будто это был ее бывший парень или нахальный ухажер. Он привстал, вскинул чашку, как белый флаг. Похоже, ему действительно требовался кофеин.

Но большинство посетителей «Лунного сияния» не просят себе новой порции кофе.

Официантка смилостивилась и подошла к нему с кофейником. Парнишка быстро спрятался в свою кабинку. На скамейке рядом с ним лежала зеленая спортивная сумка. Вероятно, автостопщик…

Интересно, кто согласится подобрать парня, который ухитряется выглядеть одновременно затравленным, дерганым и вымотанным? Да еще и стрижка какая-то дурацкая… Нет, для солдата-отпускника он чересчур молод. Может, он еще собирается пойти в армию.

Келси поежилась, чувствуя, как он одинок.

– Что случилось? – осведомился Майки.

Келси перевела взгляд в его сторону.

– Ничего.

Справившись с блинчиками, девушки, которых привел Ремми, сразу убрались восвояси. И денег оставили впритык, только чтобы расплатиться за съеденное, ни чаевых, ничего. Все косо посмотрели на кучку мятых купюр, которую девицы кинули на стол, а Ремми вообще промолчал.

Келси вздохнула.

– Классная выдалась ночь, да? – спросил Ремми невпопад.

Келси кивнула. Тело начинало ныть – то была не приятная мышечная боль от танцев, а тупая боль одиночества.

Она посмотрела на Майки. Он жевал согнутую соломинку и отрешенно смотрел в пространство перед собой. Лин принялась за блинчики Майки – она сидела, привалившись к нему, и ее длинные черные волосы струились вдоль его плеча, будто шарф. Ремми вертелся и постоянно пересаживался с места на место.

Две девчонки, конечно, были неприятные, но все равно – теперь, когда они ушли, компания распалась.

Келси подумала, что нет смысла оттягивать неизбежное, и выудила из кармана последнюю двадцатку. Бросила деньги на стол и пришлепнула их ладонью. Майки подался вперед и подвинул купюры обратно к ней.

– Я плачу, – заявил он.

Келси усмехнулась. Она давно знала, что с Майки спорить бессмысленно.

– Спасибо!

– Забавно!

Лин ткнула вилкой с насаженным на ней блинчиком в сторону окна, которое было за спиной у Келси.

Келси обернулась. И увидела только пустынную улицу. Утренний свет только-только окрасил мостовую нежно-розовым цветом. На углу напротив громоздилось здание «Кембрийского центрального банка», рядом с ним находился парк, тонущий в тени раскидистых крон. Ни единой машины, ни единого прохожего. На секунду возникло ощущение, что город заброшен.

А потом мимо медленно проехал голубая машина.

– Вот, опять! – воскликнула Лин.

– Что «опять»? – поинтересовался Майки.

– Клянусь, эта тачка здесь уже третий раз показывается!

Автомобиль развернулся напротив банка и укатил прочь по Сентрал-стрит.

– Сумасшедшие какие-нибудь или идиоты-наркоманы, – сказал Майки. – Катаются кругами, пока бензин не кончится.

– Или пока в дерево не врежутся! – заметил Ремми.

Майки заржал, но Келси проводила взглядом удаляющуюся машину.

– А разве торчкам не скучно кругами ездить?

– Да ладно тебе! – Майки напустил на себя вид умудренного жизнью старшего брата.

Келси улыбнулась в ответ, изображая саму невинность. Майки был не в курсе ее семейной истории. К сожалению, пара папиных подружек кое-чем увлекались, когда Келси была еще маленькая. Однажды утром Келси потеряла молочной зуб в кухонной раковине. Он просто взял и выпал, как спелый плод с дерева, гулко прозвенев напоследок. «Бзям!» – и все. Келси спросила, придет ли к ней зубная фея, и что она ей подарит.

Папина подружка лишь пожала плечами и смыла зуб в канализацию.

– Может, они заблудились, – предположила Лин. Она вытаскивала салфетки из металлической салфетницы и вытирала с пальцев липкий сироп.

Они снова уставились в окно, безмолвно выжидая, не появится ли странная машина снова.

Теперь улица пустовала.

– А в «Джонс» сегодня идет кто-нибудь?

– Конечно! – очнулась Келси и развернулась к столу. Она понятия не имела, кто там сегодня играет, но знала, что пробудет на Айви-стрит до самого закрытия клубов.

Иногда ей хотелось, чтобы лето длилось вечно. Тогда бы она никогда не ложилась спать до рассвета. Сейчас наступил конец июня, и оставалась одна неделя до грандиозного празднования Четвертого Июля, Дня независимости – а это означало, что лето уже на треть прошло. Но, по крайней мере, у Келси было еще два месяца. И мысль о танцах заполнила пустоту, которая опять заползла в ее душу.

– Ага, опять, – вполголоса пробормотала Лин.

Келси посмотрела в окно. Теплые солнечные лучи согревали щеки и били в глаза. Тем не менее она разглядела голубую машину, которая неспешно скользила по улице, на сей раз по направлению к шоссе.

– Слушайте, а давайте полицию вызовем? – предложила Лин.

Майки расхохотался.

– А что мы им скажем? Что мы всю ночь тусовались в клубе, абсолютно трезвы, ни в одном глазу, и хотим сообщить о подозрительных типах?

Никто не ответил. Автомобиль проехал мимо кафе. Стекла в машине были подняты, но Келси различила, что в салоне сидят три человека. Она сощурилась, пытаясь разглядеть лица. Неожиданно мужчина на заднем сиденье посмотрел в сторону кафе. Келси вздрогнула и отшатнулась.

– Господи! – прошептала она.

Папа?!

7
Жулик

Он, наверное, отключился на некоторое время, потому что еще минуту назад банк был заперт – а теперь в здании светились окна, а на крыльце столпился народ.

Итан встал и вскинул на плечо спортивную сумку. Он оставил деньги по счету и добавил двадцатку сверху – из той пачки, которую запихал в карман.

Наркотиков в сумке не оказалось, как и говорил Крейг. Только купюры, свернутые и перетянутые голубенькими резиночками: пачки потертых десяток и двадцаток, пахнущих пивом и потом.

Сколько их было – Итан не считал, но явно больше, чем он видел в своей жизни. Он испытал странный восторг оттого, что не надо ждать сдачи. Двадцатка внезапно показалась пустяком, мелочовкой.

Кроме того, он ей все-таки обязан – официантке из «Лунного сияния». Мало того, что он ей нахамил – она еще и помогла ему решить, что делать дальше. Когда Итан в первый раз заказывал кофе, голос спросил у нее, что бы она сделала, если бы ей вдруг дали кучу денег. Да уж, голос был весьма прямолинеен. «Скажите, а что бы вы сделали, если бы у вас была огромная куча денег?»

Официантка ответила: «Возможно, в банк бы положила».

Не самый оригинальный выход, но другого в данный момент у Итана не имелось.

Положить деньги в банк. Спрятать с глаз долой. Избавиться от зеленой сумки.

Ноги у Итана сделались ватные от долгого сидения. И от нервов.

Он покинул кафе, перешел улицу, вгляделся в тени парка рядом с банком. Нет, ни черного джипа, ни Крейга. Небось они с Тейлором ломают головы где-нибудь в глуши, пытаются выяснить, каким образом неизвестный парень сумел столько разузнать про их делишки…

Хорошо, что они нипочем не догадаются!

В банке уже образовалась небольшая очередь к окошечкам. Итан заколебался. Нет, конечно, класть деньги на счет он не станет, он не идиот. А вдруг маме попадет в руки какое-нибудь из его извещений?

Идея! Он арендует банковскую ячейку. И у него будет предостаточно времени, чтобы решить, как поступить дальше.

Он встал в очередь. Может, квартиру снять, подальше от бдительных материнских глаз? Или отправиться путешествовать? Уехать из Кембрии на пару месяцев… Итан перекинул сумку на другое плечо. А ведь у него может получиться прекрасное лето!

Очередь двигалась еле-еле – со скоростью тающего ледника. Итан выпил добрых четыре литра кофе и теперь действительно был весь на нервах. Он ждал, что вот-вот ворвется Крейг и сделает из него отбивную.

В углу сидел охранник. Он обратил внимание, что Итан поглядывает на дверь, и уставился на него пристальным, невыразительным взглядом.

Итан задумался. Вряд ли с виду такой грозный дядька сможет остановить Самого Крейга… И вообще, похоже, что охранник очень заинтересовался персоной Итана. Возможно, он удивляется, чего это хлипкий пацан так дергается…

Итан попытался ободряюще улыбнуться охраннику. Мужчина по-прежнему не сводил с него глаз.

Спортивная сумка становилась тяжелее с каждой минутой. Итан бросил ее на пол и стал двигать ее ногой. Ох, как же будет хорошо, когда денежки благополучно окажутся в банковском сейфе! Тогда он расслабится…

– Чего так долго-то? – буркнул он себе под нос.

Стоявшая перед ним девушка наполовину развернулась в его сторону. У нее были короткие прямые волосы, с кончиками, зигзагом выкрашенными в розовый цвет. Необычно, но смотрится классно! Сама девица щеголяла в отутюженной бело-голубой форме, как будто она должна отправиться в рейс стюардессой. Назад в пятидесятые. В руках она вертела телефон в футляре со стразиками, и из-под волос торчали розовые шнурки наушников. Девушка подергивалась в такт музыке, которую слушала, и ее блестящие пряди тоже подпрыгивали.

Когда очередь продвинулась вперед, Итан пнул сумку так, чтобы она ткнулась девчонке в ноги. Она равнодушно оглянулась. Глаза у нее оказались неестественно зеленые, и губки накрашены бантиком.

Итан улыбнулся. Ему вдруг отчаянно захотелось очутиться в привычной ситуации. Не сидеть за рулем угнанной машины, не улепетывать от выстрелов – просто взять и очаровать барышню.

– Классная у тебя прическа! – сказал его голос.

Девица нахмурилась, выдернула из уха наушник.

– Что-что?

– Прическа, говорю, классная у тебя!

– Спасибо.

Девушка смерила Итана пристальным взглядом. На груди у нее был нашит бейджик с именем: «Марджори».

– Тебе не идет имя «Марджори», – заметил голос Итана.

Девушка скроила озадаченную гримаску, покосилась на бейджик и пожала плечами.

– Да это же не мое. Форму передают из рук в руки. Буквально десятилетиями.

– А, тогда понятно. Ты больше похожа на Софи.

Она улыбнулась.

– Почти угадал! Я – Соня.

Итан кивнул. Голос практически никогда не ошибался с девичьими именами. Вероятно, считал, что если угадать точно, девушке будет не по себе.

– Постой-ка! – воскликнул голос. – Прическа твоя! Это же «Лоу Броу».

Глаза у Сони округлились.

– Ты знаешь Пэтти Лоу?

– Еще бы!

Итан в жизни не слышал ни про какую Пэтти Лоу, но почувствовал, как его мышцы расслабляются. Как у человека, готового дать ответ на любой вопрос.

– Я даже фотку знаю, с которой ты прическу делала.

– Ладно тебе! – произнесла Соня.

Итан самоуверенно ухмыльнулся.

– Не обложку «Лоу Броу», а буклет, который прилагался к акустической версии!

– Ничего себе! – Соня подпрыгнула на месте. – Ты и это слушал? Мне не верится! Это же самые малоизвестные записи.

– Я досконально знаю ее альбомы.

Ага… голос вообще знал все на свете.

Соня едва не завизжала от восторга. Вранье Итана позволило ей окунуться в ее милый маленький мирок.

– Ой, как кру-уто! Я и на работу-то эту устроилась, чтобы «Лоу Броу» купить. А ты заценил обложку, да?

– А то! Фото, где она позирует с Джеем Уайтом…

Услышав это имя, Итан запнулся.

– Погоди. С Джеем Уайтом?!

Соня нахмурилась.

– Конечно. А что?

– Ой, нет…

Джея Уайта он, Итан, не переваривал. Продюсер-попсовик! Кстати, преступления Уайта против человечества исчислялись тысячами. Каждый его релиз был преступлением. А еще ходили слухи, что он способен записать двадцать треков в день. До завтрака.

– Тот парень, который под кайфом пару девчонок сбил? – выпалил Итан своим собственным голосом.

Затем он попытался вернуться к пассивной роли слушателя. Но он был донельзя измотан, слишком взвинчен от кофе и от тревоги. И снова вернулась боль от того, что он часто говорил не своим голосом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8