Скотт Коутон.

Пять ночей у Фредди. Серебряные глаза



скачать книгу бесплатно

Сердце Чарли пропустило удар; Карлтон нервно на нее поглядел.

– Что? Да там же полный кавардак, право слово. Не знаю, можно ли вообще туда пролезть.

Чарли обнаружила, что кивает. Она вдруг почувствовала страшную усталость, словно целый день прожила под грузом воспоминаний, смотрела на окружающую реальность сквозь призму минувших лет, а теперь ее сознание вдруг, как по команде пробудилось. Ей захотелось пойти.

– Давайте сделаем это, – сказала она. – Даже если там ничего не осталось, мне хочется посмотреть.

Несколько секунд все молчали, а потом Джон внезапно улыбнулся с какой-то бесшабашной уверенностью.

– Ага. Давайте сделаем это.

Глава вторая

Чарли остановила машину, ощутив, как мягко подается под колесами грязь, и заглушила мотор. Потом высунулась из окна и огляделась. Небо было насыщенного темно-синего цвета, на западе угасали последние лучи заходящего солнца. Сразу за неасфальтированной парковкой раскинулось, точно спящее чудовище, большое здание – целый акр стекла и бетона. Фонари на парковке имелись, но не работали, – строители так и не успели их подключить. Само здание напоминало покинутое святилище, укрытое за темными деревьями вдали от шума цивилизации. Чарли посмотрела на сидевшую на пассажирском сиденье Джессику – та вытягивала шею, пытаясь выглянуть в окно.

– Это точно то самое место? – спросила Джессика.

Чарли медленно покачала головой, не вполне понимая, на что именно смотрят ее глаза.

– Не знаю, – прошептала она.

Девушка вышла из машины и стояла молча, пока к ней не присоединились Джон и Карлтон.

– Что это такое? – Джон осторожно выбрался из салона и тупо уставился на огромное здание. – У кого-нибудь есть фонарик? – Он по очереди посмотрел на ребят.

Карлтон вытащил связку ключей и поводил по сторонам прикрепленным к ней фонариком в виде авторучки; света фонарик давал всего ничего.

– Отлично, – пробормотал Джон, очевидно, смирившись с судьбой, и зашагал к зданию.

– Погоди-ка секунду, – окликнула его Чарли и подошла к багажнику. – Моя тетя всегда заставляет меня таскать с собой кучу барахла «на всякий случай».

Тетя Джен, добрая, но строгая, учила Чарли всегда полагаться только на себя. Прежде чем Чарли получила свою старенькую синюю «Хонду», девушке пришлось научиться менять покрышки, проверять уровень масла в двигателе, а также узнать, как этот самый двигатель устроен. Так что теперь в багажнике машины помимо запасной покрышки, домкрата и маленькой монтировки лежал еще и черный чемоданчик, а в нем – одеяло, тяжелый полицейский фонарь, бутылка с водой, зерновые батончики, спички и сигнальные ракеты. Чарли взяла фонарь, Карлтон ухватил зерновой батончик.

Словно повинуясь молчаливому согласию, ребята двинулись вдоль здания; Чарли освещала дорогу мощным лучом фонаря. На вид здание казалось почти достроенным, но вокруг него тут и там лежали камни, а перекопанную землю так и не разровняли. Чарли направила луч света себе под ноги, и стало видно, что кое-где растет трава.

– Похоже, работы здесь уже какое-то время не ведутся, – сказала Чарли.

Здание было огромным, и на то, чтобы его обойти, ушло довольно много времени.

Скоро темно-синее вечернее небо покрылось, словно серебристым одеялом, туманной дымкой, на которой заблестели звезды. Серые бетонные стены здания оказались одинаково гладкими, а окна в них располагались слишком высоко, и заглянуть в них с земли не представлялось возможным.

– Они что, правда построили эту махину, а потом просто бросили? – спросила Джессика.

– Карлтон, – окликнул приятеля Джон, – ты точно не знаешь, что тут случилось?

Карлтон демонстративно пожал плечами.

– Говорю же, я знал только, что идет строительство, а больше ничего.

– Зачем возводить такую громадину? – Джон так подозрительно косился на деревья, будто ожидал обнаружить за ними притаившихся шпионов. – Идем, идем, а она все не кончается. – Он окинул стену недоверчивым взглядом – казалось, та и впрямь уходит куда-то за горизонт. Затем опять поглядел на деревья, словно проверяя, не проскочили ли они ненароком мимо здания. – Нет, пиццерия была здесь. – Он приложил ладонь к серо-коричневой стене. – А теперь исчезла.

Помедлив пару мгновений, он махнул рукой ребятам, развернулся и пошел обратно. Чарли неохотно последовала за остальными. Какое-то время они шли молча, пока наконец из темноты не проступили очертания их машины.

– Простите, ребята; я надеялся, что тут будет хоть что-то знакомое, – устало проговорил Карлтон.

– Ага, – кивнула Чарли. Она знала, что так все и будет, и все же, не увидев такой привычной пиццерии «У Фредди», испытала почти шок. Пиццерия стала настолько неотъемлемой частью ее самой, что порой девушке хотелось от нее избавиться, выбросить все связанные с ней воспоминания – хорошие и плохие – из головы, так, будто их никогда не существовало. И вот кто-то просто взял и снес пиццерию, стер с лица земли… случившееся казалось вопиющим вторжением в ее жизнь. Это ей следовало решать, что делать с этим зданием. «Верно, – подумала девушка, – потому что у тебя были деньги, чтобы купить его и сохранить, так же как поступила тетя Джен с их домом».

– Чарли? – Джон звал ее по имени и, похоже, повторял его уже не в первый раз.

– Извини, – опомнилась девушка. – О чем вы говорили?

– Хочешь пробраться внутрь? – спросила Джессика.

Удивительно, подумала Чарли, что это предложение поступило лишь сейчас; с другой стороны, ни за кем из них прежде не замечалось предрасположенности к нарушению закона. Эта мысль слегка ее успокоила, и Чарли, сделав глубокий вдох, выдохнула:

– Почему нет? – Она едва не рассмеялась, взвесив в руке фонарь – руки уже начали уставать. – Никто не хочет подержать? – Она покачала фонариком взад-вперед, как маятником.

Карлтон выхватил у нее фонарь и взвесил в руке.

– Почему он такой тяжелый? – спросил он, передавая фонарь Джону. – На, держи.

– Это полицейский фонарь, – рассеянно ответила Чарли. – Им можно бить людей.

Джессика сморщила нос.

– Я смотрю, с твоей тетей шутки плохи? И как, доводилось пускать его в ход?

– Пока нет. – Чарли подмигнула и шутки ради метнула грозный взгляд на Джона. Тот несмело улыбнулся, явно не понимая, как реагировать.

Широкие входы были закрыты запечатанными металлическими дверями, установленными, несомненно, временно, до тех пор, пока строительство не завершится. И все же проникнуть внутрь оказалось нетрудно, потому что у стен громоздились многочисленные груды гравия и песка, доходившие до больших открытых окон.

– Я смотрю, строители не заморачивались вопросами безопасности: заходи, кто хочешь, – заметил Джон.

– А что там воровать? – возразила Чарли, рассматривая гладкие, казавшиеся неприступными стены.

Ребята медленно взобрались по насыпям, стараясь двигаться осторожно: гравий под ногами осыпался. Карлтон первым добрался до окна и заглянул внутрь. Джессика, вытянув шею, посмотрела поверх его плеча.

– Спрыгнуть можно? – спросил Джон.

– Да, – ответил Карлтон.

– Нет, – одновременно с ним сказала Джессика.

– Я пойду, – решилась Чарли. Сейчас ей море было по колено. Даже не поглядев, высоко прыгать или нет, она перекинула ноги через подоконник, оттолкнулась и полетела вниз. Приземлившись, она пригнулась, спружинив коленями, но больно не было. Девушка посмотрела вверх, на следивших за нею друзей. – Ой! Подождите! – окликнула она их. Затем подвинула к окну стоявшую у стены приставную лестницу. – Порядок, давайте сюда!

Ребята один за другим спустились с подоконника и принялись озираться.

Внутри раскинулся атриум, а может, в этом пространстве планировалось устроить ресторанный дворик: тут и там стояли металлические скамьи и пластиковые столы, некоторые были привинчены к полу. Потолок терялся высоко вверху, и сквозь застекленную крышу можно было различить сияющие на небе звезды.

– Вполне постапокалиптическая картина, – пошутила Чарли, и ее голос породил в огромном пространстве звонкое эхо.

Джессика вдруг пропела короткую гамму: «А-а-а», и все потрясенно замолчали, – ее чистый, звонкий голос очень красиво прозвучал в огромном пустом пространстве.

– Очень мило, и все же давайте не будем привлекать к себе лишнее внимание, – заметил Джон.

– Верно, – согласилась Джессика, явно очень довольная собой. Ребята зашагали по атриуму, и Карлтон, придвинувшись ближе к Джессике, взял ее за руку.

– У тебя потрясающий голос, – пробормотал он.

– Просто здесь хорошая акустика, – с деланой скромностью ответила девушка.

Они шли по пустым залам, заглядывая в огромные проемы в полу, ведущие в подвальный этаж – там, наверное, собирались устроить склады. В некоторых частях комплекса отделочные работы почти закончили, а в других даже не начинали. В одних коридорах громоздились штабеля кирпича и досок; в других уже застеклили витрины магазинов и повесили ряды лампочек.

– Словно город-призрак, – проговорил Джон.

– Прямо как Помпеи, – поддакнула Джессика, – только без вулкана.

– Нет, – вмешалась Чарли, – здесь же ничего нет. Торговый комплекс не успели заполнить товарами, люди его не покидали – здесь никогда не кипела жизнь.

Чарли посмотрела в пустую витрину, одну из немногих застекленных, гадая, чем здесь собирались торговать. Она представила, что в витрине стоят манекены, одетые в яркую одежду, но в ее воображении возникали лишь ничего не выражающие лица-маски. Девушка вдруг почувствовала себя лишней здесь, словно это здание ей не радо. В душе начала расти тревога, погасшая было пред лицом захватывающего приключения. Они пришли и увидели, что пиццерия «У Фредди» исчезла, как и созданный ее воображением склеп, в котором Чарли могла бы снова увидеть Майкла, играющего на том самом месте, где она видела его в последний раз.

Джон резко остановился и очень осторожно поводил по сторонам фонарем, потом приложил палец к губам, призывая к тишине, и указал в ту сторону, откуда они пришли. Вдали ребята увидели мерцающий во тьме огонек, точно сигнальный огонь корабля, попавшего в густой туман.

– Здесь есть еще кто-то, – прошипел Джон.

– Возможно, это ночной сторож? – прошептал Карлтон.

– Какой смысл охранять покинутое здание? – поразилась Чарли.

– Возможно, сюда приходят потусоваться детишки, – предположил Карлтон и улыбнулся во все тридцать два зуба. – Если бы я раньше знал про это место и любил устраивать вечеринки, точно пришел бы.

– Ладно, давайте потихоньку продвигаться обратно, – предложил Джон. – Джессика… – обратился он к девушке, после чего резко провел щепотью по губам, словно закрывая застежку-молнию.

Ребята двинулись дальше по коридору, на сей раз подсвечивая себе только маломощным фонариком-ручкой Карлтона.

– Подождите, – прошептала Джессика, останавливаясь и внимательно глядя на стены. – Что-то не так.

– Ага, нет гигантских крендельков с солью, я знаю, – очень серьезно ответил Карлтон. Джессика нетерпеливо замахала на него рукой.

– Нет, что-то не так с архитектурой. – Девушка сделала несколько шагов назад, пытаясь подобрать подходящее слово. – Что-то определенно не так, – повторила она. – Снаружи здание больше.

– Снаружи здание больше? – озадаченно повторила Чарли.

– Я хочу сказать, есть большая разница между тем, где стоят внутренние и внешние стены. Смотри. – Джессика пробежала вдоль стены мимо пространства, где должны были бы разместиться два магазина.

– Вот тут и тут сделали бы еще два магазина, – озвучил очевидное Джон, не понимая, в чем загвоздка.

– Но в середине что-то есть! – воскликнула Джессика, хлопая ладонью по стене. – Эта часть здания выходит на парковку, как магазины справа и слева, но входа туда нет.

– Ты права. – Чарли пошла к Джессике, внимательно рассматривая стены. – Тут должен быть еще один вход.

– И… – Джессика понизила голос, так чтобы ее могла слышать только Чарли… это пространство примерно такого размера, как пиццерия «У Фредди», не находишь?

Чарли вытаращила глаза и отшатнулась от приятельницы.

– О чем вы там шепчетесь? – к ним подошел Карлтон.

– О тебе говорим, – отрезала Джессика, и все вместе они вошли в один из пустых магазинов, между которыми оказалось зажато загадочное помещение без входа. – Давайте-ка осмотрим тут все, – предложила она.

Ребята сгрудились вокруг маленького пятна света и стали осматривать стены.

Чарли не до конца понимала, на что надеется. Тетя Джен не одобряла ее намерения вернуться. Она не стала напрямую возражать против решения Чарли посетить памятную церемонию, но была очень недовольна, услышав, что девушка едет в Харрикейн.

«Просто будь осторожна, – сказала тогда тетя Джен. – Некоторые вещи и воспоминания лучше не тревожить». «Ты поэтому не продаешь папин дом? – подумала Чарли. – И до сих пор платишь за него, оставив все внутри нетронутым, будто это гробница, но никогда туда не приезжаешь?»

– Эй! – В магазин, отчаянно жестикулируя, вбежал Джон. – Прячьтесь!

В коридоре снова замигал огонек, теперь он приближался. Чарли быстро огляделась. Они уже зашли слишком далеко в огромный магазин и выбраться вовремя не успеют, а прятаться тут негде.

– Сюда, сюда! – прошептала Джессика. В стене за строительными лесами темнел пролом, и ребята поспешно полезли в него, протискиваясь между штабелями открытых ящиков и свернутыми в рулоны натяжными потолками.

Они пролезли по узкому импровизированному коридору и выбрались с другой стороны магазина, оказавшись в некоем подобии узкого переулка. Здесь в отличие от остальных помещений комплекса было влажно и пахло плесенью. Одна стена, из пролома в которой вылезли ребята, была определенно новой, бетонной, правда, шершавой и необработанной; зато противоположная оказалась сложена из кирпича, местами отполированного временем, местами раскрошившегося, так что в кладке зияли щели и дыры. У стены стояли массивные деревянные стеллажи с моечно-очистительным оборудованием, полки прогибались под весом старых ведер с краской и таинственными бадьями. Сверху что-то капало из ничем не прикрытых труб, так что на полу собрались лужи, которые ребята осторожно обходили. Мимо прошмыгнула мышь, едва не пробежав прямо по ноге Карлтона. Юноша издал приглушенный звук, поспешно зажав рот ладонью.

Ребята притаились за одним из деревянных стеллажей, прижались к стене. Чарли погасила свет и стала ждать.

Она едва дышала, стараясь не производить ни малейшего шума, жалея, что не успела встать поудобнее. Через несколько минут у нее затекли ноги, а Карлтон стоял так близко, что девушка чувствовала легкий, приятный запах его шампуня.

– Приятно, – прошептала она.

– Спасибо, – ответил Карлтон, сразу поняв, что Чарли имеет в виду. – Это «Океанский бриз» и «Тропический рай». Я предпочитаю «Океанский бриз», но он сушит кожу головы.

– Тс-с-с! – прошипел Джон.

Чарли не понимала, что ее так сильно тревожит. Подумаешь, ночной сторож; в худшем случае их попросят уйти, ну, может, накричат. Однако девушку не покидало растущее чувство надвигающейся беды.

Покачивающийся огонек приближался. Чарли замерла, стараясь не двинуть и мускулом. Вдруг она различила худощавую фигуру: сторож подошел к пролому и, наклонившись, посветил внутрь фонариком. «Он нас заметил», – подумала Чарли, но сторож вдруг развернулся и ушел, вероятно, удовлетворенный осмотром.

Ребята подождали еще несколько минут, но все было тихо. Ушел. Наконец-то все медленно распрямились, наслаждаясь возможностью потянуться и размять затекшие руки и ноги. Карлтон долго энергично тряс ногой, пока не обрел возможность нормально стоять. Чарли посмотрела на застывшую Джессику: та неподвижно сидела на корточках, как будто время для нее остановилось.

– Джессика, с тобой все в порядке? – прошептала она.

Джессика подняла голову, на лице ее сияла улыбка.

– Ты не поверишь.

Она указала на стену, и Чарли наклонилась посмотреть, что там такое. Почти у самого пола на потертом кирпиче темнели коряво выведенные неуверенной рукой слова:

Карлтон воняет немытыми ногами.

– Да вы шутите, – прошептал Джон с благоговением в голосе. Он повернулся к стене и положил на нее ладони, потом засмеялся. – Это те самые кирпичи! – Улыбка на его лице сделалась еще шире. – Они не снесли пиццерию, просто построили комплекс вокруг нее.

– Она все еще здесь! – Джессика безуспешно пыталась понизить голос. – Где-то здесь должен быть вход, – добавила она, глядя на друзей широко распахнутыми глазами, полными почти детского восторга.

Чарли включила фонарик и поводила лучом света по стенам, но не увидела ни пролома, ни двери.

– В пиццерии «У Фредди» был черный ход, – вспомнил Джон. – Марла написала это на стене рядом с черным ходом, верно?

– Почему пиццерию просто не снесли? – задумчиво проговорила Чарли.

– Неужели этот коридор ведет в никуда? – озадаченно спросила Джессика.

– Это история моей жизни, – радостно прошептал Карлтон.

– Подождите… – Чарли провела пальцами по полке деревянного стеллажа, пытаясь рассмотреть стену за наваленным на полке хламом.

Стена за стеллажом выглядела по-другому; она была не кирпичная, а металлическая.

– Это здесь. – Девушка шагнула назад и посмотрела на остальных. – Помогите отодвинуть.

Джон и Джессика налегли на стеллаж с одной стороны, а Чарли и Карлтон потянули с другой. Стеллаж, нагруженный моечно-очистительным оборудованием и большими ведрами с гвоздями и инструментами, оказался страшно тяжелым, однако ребята довольно легко сумели отодвинуть его от стены.

Джессика сделала шаг назад, тяжело переводя дыхание.

– Джон, дай-ка мне еще раз большой фонарь. – Юноша выполнил ее просьбу, и Джессика направила луч света на стену, от которой они отодвинули стеллаж. – Вот она, – объявила девушка.

Металлическая дверь изрядно проржавела, ее покрывали брызги краски, и поэтому она сразу выделялась на фоне стены. Там, где некогда была дверная ручка, теперь зияла дыра: наверное, ее открутили, чтобы стеллаж плотно прилегал к стене.

Чарли молча передала фонарь Джону, и тот стал светить поверх головы девушки, чтобы той было лучше видно. Чарли протиснулась мимо приятелей и, просунув пальцы в отверстие, где прежде находилась ручка, потянула дверь на себя, без особого успеха.

– Не открывается, – сообщила она ребятам.

Джон, рассматривавший отверстие поверх плеча Чарли, сказал:

– Ну-ка, погоди. – Он протиснулся к двери и, встав рядом с Чарли, осторожно опустился на колени. – Думаю, дверь не заперта, – пробормотал он. – Наверное, просто проржавела. Посмотри сюда.

Нижний край двери, очень неровный, вплотную прилегал к полу. Петли находились с другой стороны, и их края тоже покрывала ржавчина. Похоже, дверь не открывали много лет. Джон и Карлтон вместе ухватились за створку, потянули, и та сдвинулась на какую-то долю дюйма.

– Да! – воскликнула, почти выкрикнула Джессика, и тут же поспешно прикрыла рот ладонью. – Извините, – прошептала она. – Постараюсь сдерживать восторг.

Ребята по очереди тянули дверь на себя, царапая пальцы о металл. Дверь долго не поддавалась, затем наконец уступила и медленно, с жутким скрипом открылась. Чарли нервно обернулась через плечо, но охранник не появился. Створка приоткрылась примерно на фут, и ребятам пришлось протискиваться внутрь по одному.

Внутри атмосфера была совсем другой, и все резко остановились: они стояли в начале знакомого темного коридора.

– Неужели это?.. – прошептала Джессика, всматриваясь в темноту.

«Это здесь», – подумала Чарли. Она протянула руку Джону, и тот, не говоря ни слова, передал ей фонарь. Девушка направила луч света вперед, выхватив из темноты стены, покрытые детскими рисунками – фигурки и сценки, сделанные карандашом на пожелтевших от времени листках бумаги. Чарли зашагала по коридору, и остальные последовали за ней, шаркая по старому плиточному полу.

Казалось, у них ушла целая вечность, чтобы пройти по коридору, а может, они просто медленно шли, то и дело нарочно останавливаясь. В конце концов коридор закончился, и ребята оказались в большом обеденном зале. Здесь все осталось по-прежнему, в точности, как им помнилось. Свет фонаря прыгал по тысяче отражавших свет, блестящих или покрытых ленточками фольги вещиц.

Столы по-прежнему стояли на своих местах, накрытые скатертями в серебристо-белую клетку; стулья вокруг столов были расставлены бессистемно: где-то по два, а где-то – по восемь. Складывалось впечатление, что помещение покинули в разгар обеда: посетители вышли, рассчитывая вскоре вернуться, но этого не произошло. Ребята осторожно вошли в зал, вдыхая холодный, застоявшийся воздух, запертый здесь на целое десятилетие. Пиццерия выглядела покинутой – люди так сюда и не вернулись. В дальнем углу проступали едва различимые в темноте очертания маленькой карусели, четыре установленные на ней пони, маленькие, чтобы подходили малышам; пони навечно замерли с тех пор, как в последний раз играла их веселая песенка. На миг Чарли приросла к месту, остальные тоже застыли.

Они тоже здесь. Безмолвно таращатся из темноты, высокие и безжизненные. Девушку вдруг охватила необъяснимая паника; время словно остановилось. Никто не произнес ни слова, ребята, затаив дыхание, смотрели на них, оцепенев, как жертва перед хищником. Однако мгновения перетекали в минуты, и страх прошел; Чарли снова ощутила себя ребенком, встретившим добрых старых друзей после долгой разлуки. Девушка пошла туда, где поблескивали в темноте несколько пар стеклянных глаз. Остальные ребята замерли позади, в повисшей тишине слышался лишь звук шагов Чарли. Проходя мимо одного из стульев, она провела рукой по его холодной спинке. Девушка сделала последний шаг, и поблескивающие в темноте глаза стали отчетливо видны. Это они. Чарли улыбнулась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7