Скотт Хокинс.

Библиотека на Обугленной горе



скачать книгу бесплатно

Дженнифер недоуменно покосилась на нее:

– Ищет Отца, чем же еще. А ты что подумала?

Кэролин пожала плечами.

– Кто знает. – Майкл бо?льшую часть времени проводил с животными, а Маргарет лучше всего чувствовала себя в компании мертвецов. – Есть успехи?

– Скоро выясним, – сказала Дженнифер и многозначительно посмотрела на груду камней.

Кэролин поняла намек, подошла и взяла камень среднего размера. Втроем они работали быстро, благо не в первый раз. Вскоре каменная пирамида растаяла, раскатилась по окрестным кустам. Земля под ней после похорон просела совсем немного и по-прежнему была довольно мягкой. Опустившись на колени, они начали рыть ее голыми руками. На глубине шести дюймов отчетливо ощущался запах тела Маргарет. Кэролин давно этим не занималась и теперь едва подавила рвотный позыв. Постаравшись, чтобы этого не заметил Дэвид. Когда они углубились на два фута, рука Кэролин коснулась чего-то мягкого.

– Нашла, – сказала она.

Майкл помог счистить грязь. Тело Маргарет было раздувшимся, пурпурным, гниющим. В глазницах копошились черви. Дженнифер выбралась из могилы и отправилась за своими вещами. Очистив лицо и руки Маргарет, Кэролин с Майклом проворно выбрались из ямы.

Дженнифер достала из сумки маленькую серебряную трубку, чиркнув спичкой, разожгла ее и глубоко затянулась. Потом со вздохом спрыгнула в могилу и принялась за работу. Обкуренная или нет, она была очень талантливой. Год назад Отец удостоил ее высшей похвалы: вручил белый пояс целителя. Теперь она сама, а не Отец, владела своим каталогом. Единственная из всех.

На сей раз смертельная рана представляла собой вертикальный разрез в сердце Маргарет, по ширине и глубине в точности совпадавший с лезвием ножа Дэвида. Дженнифер оседлала труп, положила ладонь на рану и держала на протяжении трех вдохов. Кэролин с интересом наблюдала, отмечая стадии, на которых Дженнифер бормотала себе под нос: разум, тело, дух. Кэролин старалась не выдавать, чем занимается. Изучать то, что не относится к твоему каталогу… лучше на этом не попадаться.

Майкл переместился на другую сторону поляны, подальше от зловония, и с улыбкой боролся со своими кугуарами, не обращая на остальных ни малейшего внимания. Кэролин сидела, прислонившись спиной к бронзовой ноге быка, достаточно близко, чтобы видеть, как работает Дженнифер. Когда та убрала руку, рана на груди Маргарет исчезла.

Дженнифер поднялась – по мнению Кэролин, чтобы глотнуть свежего воздуха, а не из медицинских соображений. Даже наверху запах был ужасающим, а в могиле он и вовсе сшибал с ног. Дженнифер сделала глубокий вдох и снова опустилась на колени. Нахмурила лоб, стряхнула быстрым движением насекомых, наклонилась и прижалась теплыми губами к холодному рту Маргарет. Продержалась три вдоха, отпрянула, кашляя, и принялась втирать различные снадобья в кожу покойницы. Не случайным образом, а рисуя символы письменного пелапи: сначала честолюбие, потом восприятие и наконец сожаление.

Закончив процедуру, Дженнифер распрямилась и вылезла из могилы.

Сделала пару шагов к Кэролин и Майклу, но тут ее глаза расширились. Она закрыла рот рукой, метнулась в кусты, и ее вырвало. Когда желудок очистился, она снова двинулась к Кэролин, шагая более медленно и неуверенно. На лбу Дженнифер блестела тонкая пленка пота.

– Плохо? – спросила Кэролин.

Вместо ответа Дженнифер отвернулась и сплюнула. Села рядом и на мгновение положила голову на плечо Кэролин. Затем достала свою маленькую серебряную трубку – американскую, подарок Кэролин – и вновь раскурила. Дым марихуаны, густой и сладкий, заполнил поляну. Дженнифер предложила трубку Кэролин.

– Спасибо, нет.

Дженнифер пожала плечами и затянулась снова, глубже. Угольки трубки вспыхнули, отражаясь в полированном бронзовом брюхе быка.

– Иногда я думаю…

– О чем?

– Стоит ли возиться. Искать Отца, я хочу сказать.

Кэролин отстранилась.

– Ты серьезно?

– Да, я… – Дженнифер вздохнула. – Нет. Может быть. Я не знаю. Просто… Я думаю, действительно ли станет хуже? Если мы просто… сдадимся? Позволим Герцогу или кому-то другому взять верх?

– Если Герцог исцелится настолько, что снова сможет питаться, о высокоорганизованной жизни можно забыть. И это не займет много времени. Возможно, лет пять. Может, десять.

– Да, я знаю. – Дженнифер снова раскурила трубку. – Поэтому у нас есть Отец. Герцог же… его способ хотя бы безболезненный. Даже мирный.

Кэролин скорчила гримасу, потом улыбнулась.

– Трудные деньки с Дэвидом, да?

– Нет, это не… – ответила Дженнифер. – Ну, может. Деньки действительно выдались весьма трудные, раз уж ты об этом упомянула. И кстати, где ты была? Мне бы не помешала твоя помощь.

Кэролин потрепала ее по плечу.

– Извини. Дай-ка сюда.

Дженнифер передала ей трубку. Кэролин сделала неглубокую затяжку.

– И все-таки, – сказала Дженнифер. – Неужели тебя это не достает? Я серьезно.

– Что?

Дженнифер взмахнула рукой, обводя плавным жестом могилу, Гаррисон-Оукс, Быка.

– Все это.

Минуту Кэролин размышляла.

– Нет. На самом деле – нет. Уже нет. – Она посмотрела на волосы Дженнифер и извлекла из них червя. Он извивался на кончике ее пальца. – Раньше доставало, но я привыкла. – Легкое усилие – и червь раздавлен. – Почти ко всему привыкаешь.

– Возможно, в твоем случае. – Дженнифер забрала трубку. – Иногда мне кажется, что мы с тобой – единственные, кто сохранил рассудок.

Кэролин посетила мысль потрепать Дженнифер по плечу или обнять, но она не стала этого делать. Разговор и так уже слишком откровенный, она чувствует себя неуютно. Чтобы сменить тему, она кивнула на могилу:

– Как долго, прежде чем?..

– Не знаю, – пожала плечами Дженнифер. – Может, долго. Она никогда еще не лежала под землей столько времени. – Она поморщилась и снова сплюнула: – Фу.

– Держи, – сказала Кэролин. – Я принесла тебе кое-что.

Она порылась в полиэтиленовом пакете и достала наполовину пустую бутылочку листерина.

Дженнифер взяла бутылочку.

– Что это?

– Набери немного в рот и как следует прополощи. Не глотай. Через несколько секунд выплюнь.

Дженнифер с сомнением посмотрела на бутылочку, пытаясь понять, не смеются ли над ней.

– Доверься мне, – сказала Кэролин.

Секунду помедлив, Дженнифер сделала глоток. Ее глаза расширились.

– Прополощи рот, – велела Кэролин, демонстративно надув сначала левую, потом правую щеку. Дженнифер подчинилась. – А теперь выплюнь. – Дженнифер выплюнула. – Ну как, лучше?

– О-го-го! – сказала Дженнифер. – Это… – Она оглянулась на Дэвида. Тот не смотрел на них, но она все равно понизила голос. – Это потрясающе. Обычно у меня уходит несколько часов, чтобы избавиться от этого привкуса!

– Я знаю, – ответила Кэролин. – Американская штука. Называется ополаскиватель для рта.

На лице Дженнифер застыл детский восторг, она провела пальцами по этикетке. Потом, с очевидной неохотой, протянула бутылочку Кэролин.

– Нет, – возразила та. – Оставь себе. Я достала ее для тебя.

Дженнифер ничего не ответила, но улыбнулась.

– Ты закончила?

Она кивнула.

– Думаю, да. В любом случае, с Маргарет все готово. Зов услышан. – Дженнифер повысила голос: – Дэвид? Что-нибудь еще нужно?

Дэвид стоял к ним спиной на краю обрыва, глядя через шоссе 78 на въезд в Гаррисон-Оукс. Он рассеянно махнул рукой.

Дженнифер дернула плечом.

– Полагаю, это означает, что я тут больше не нужна. – Она повернулась к Кэролин: – Так что ты думаешь?

– Точно не знаю, – сказала Кэролин. – Если Отец среди американцев, я его найти не могу. Вы что-нибудь выяснили?

– Майкл говорит, его нет среди животных, живых или мертвых.

– А другие?

Дженнифер снова пожала плечами.

– Пока нас только трое. Они придут через некоторое время. – Она растянулась на траве и положила голову на колени Кэролин. – Спасибо за… как ты это назвала?

– Листерин.

– Лис-те-рин, – повторила Дженнифер. – Спасибо. – И она закрыла глаза.

Всю вторую половину дня прибывали библиотекари, по одному и парами. Не все пришли налегке. Алисия держала черную свечу, по-прежнему горевшую так же, как когда-то в золотых руинах на Краю Времени. Рейчел и ее призрачные дети шептались о будущем, которое никогда не наступит. Близнецы Питер и Ричард внимательно следили, как библиотекари занимали двенадцать точек грубого круга, и видели некий глубокий порядок, недоступный прочим. Пот на их черной как смоль коже блестел в пламени костра.

Наконец незадолго до заката Маргарет протянула к свету дрожащую, бледную руку.

– Она вернулась, – сказала Дженнифер, ни к кому не обращаясь.

Дэвид с улыбкой подошел к могиле. Наклонился и взял Маргарет за руку. С его помощью она поднялась на трясущихся ногах, осыпая все вокруг комьями земли. Дэвид вытащил Маргарет из ямы.

– Здравствуй, любимая!

Она стояла перед ним и, откинув голову, улыбалась, ее макушка едва доставала до его груди. Дэвид счистил с Маргарет грязь, потом обхватил ее за бедра, поднял и поцеловал, глубоко, страстно. Маленькие ступни Маргарет вяло болтались в шести дюймах над влажной землей. Кэролин подумала, что не смогла бы назвать цвет ее одежды. Возможно, пепельно-серый или выцветший телесный, как у куклы, которая слишком долго пролежала на солнцепеке. Как бы то ни было, этот цвет прекрасно подходил Маргарет. Ее здесь почти нет. От нее остался лишь запах.

Маргарет пошатнулась и опустилась на кучу мягкой земли рядом с могилой. Дэвид подмигнул ей и провел языком по зубам. Маргарет хихикнула. Дженнифер снова рыгнула.

Дэвид сел на корточки рядом с Маргарет и взъерошил ее пыльные черные волосы.

– Ну? – крикнул он Ричарду, Питеру и остальным. – Чего вы ждете? Теперь все в сборе. Займите свои места.

Они встали неровным кругом. Кэролин внимательно наблюдала за Дэвидом. Тот встревоженно посмотрел на Быка и в конце концов разместился к нему спиной. Он до сих пор не любит на него глядеть. Не то чтобы она винила Дэвида.

– Очень хорошо, – сказал он. – У каждого из вас был месяц на поиски. Кто даст мне ответ?

Молчание.

– Маргарет? Где Отец?

– Я не знаю, – откликнулась она. – В Забытых Землях его нет. Он не блуждает во Внешней Тьме.

– Значит, он не умер.

– Возможно.

– Возможно? Что это значит?

Маргарет долго не отвечала.

– Если бы он умер в Библиотеке, все было бы иначе.

– Иначе? Он бы не отправился в Забытые Земли?

– Нет.

– А куда?

Глаза Маргарет забегали.

– Мне не следует говорить об этом.

Дэвид потер виски.

– Послушай, я не прошу рассказывать о твоем каталоге, но… его слишком давно нет. Мы должны рассмотреть все возможности. В общих чертах, что бы произошло, если бы он умер в Библиотеке? Он бы…

– Не говори ерунды, – громко перебила Кэролин. Ее лицо покраснело. – Отец не мог умереть ни в Библиотеке, ни где-либо еще! – Другие согласно забормотали. – Он… он Отец.

Дэвид нахмурился, но спустил ей это с рук.

– Маргарет? Что ты думаешь?

Маргарет равнодушно пожала плечами.

– Наверное, Кэролин права.

– М-м-м. – Дэвид не выглядел убежденным. – Рейчел? Где Отец?

– Мы не знаем, – ответила Рейчел и раскинула руки, обводя молчаливые ряды призрачных детей за своей спиной. – Его нет ни в одном возможном будущем, что мы способны прозревать.

– Алисия? Что насчет реального будущего? Он там?

– Нет. – Алисия нервно запустила пальцы в свою прическу афро. – Я проверила до самой тепловой смерти нормального пространства. Ничего.

– Его нет ни в одном будущем, но он не умер. Как такое возможно?

Алисия и Рейчел переглянулись, пожали плечами.

– Это действительно загадка, – сказала Рейчел. – У меня нет объяснения.

– Это плохой ответ.

– Возможно, ты задаешь плохие вопросы.

– Правда? – Дэвид подошел к ней, кровожадно ухмыляясь, его желваки подергивались. – Неужели?

Рейчел побледнела.

– Я не имела в виду…

Мгновение Дэвид наслаждался ее унижением, затем приложил палец к ее губам.

– Позже.

Рейчел осела на землю, в лунном свете было заметно, что она дрожит.

– Питер, ты вроде как умеешь обращаться со всем этим абстрактным дерьмом. Цифрами и тому подобным. Что думаешь?

Питер помедлил.

– Отец никогда не допускал меня к некоторым аспектам своей работы…

– У Отца были секреты от всех нас. Отвечай на вопрос.

– Незадолго до исчезновения он работал над некой регрессионной полнотой, – сказал Питер. – Это идея о том, что вселенная структурирована таким образом, что сколько бы загадок ты ни решил, за ними всегда обнаружится более глубокая загадка. Отец казался очень…

– Твою мать! Ты знаешь, где Отец, или нет?

– Точно не знаю, но если следовать этой теории, она может объяснить…

– Забудь.

– Но…

– Замолчи. Кэролин, потом поговоришь с Питером и переведешь его слова на нормальный язык.

– Конечно, – сказала Кэролин.

– Майкл, как насчет Дальнего Холма? Там не было никаких следов?

Дальним Холмом назывался рай Лесного Бога, куда после смерти отправлялись все умные маленькие зверьки. Или что-то вроде этого. Кэролин не знала, что он существует на самом деле. Да что там, до настоящего момента она даже не была уверена в существовании Лесного Бога.

– Нет. Там – нет. – Речь Майкла определенно улучшилась.

– А Лесной Бог? Он…

– Лесной Бог спит. Он не собирал армии против нас. В его окружении плетутся обычные интриги, но ничего такого, что касалось бы нас напрямую. Я не вижу причин думать…

– Думать? Ты? Это почти смешно. – Дэвид отвернулся. – Фелиция, как насчет…

– Есть кое-что еще, – перебил Майкл. – Скоро к нам придет гость.

Дэвид уставился на него:

– Гость? Почему ты не сказал раньше?

– Ты ударил меня по губам, – ответил Майкл. – Ты приказал мне молчать.

Желваки на лице Дэвида снова задергались.

– А сейчас приказываю говорить. Кто придет?

– Нобунунга.

– Что? Сюда?

– Его тревожит благополучие Отца, – сказал Майкл. – Он хочет провести расследование.

– Вот дерьмо, – выдохнула Кэролин. Она не ждала Нобунунгу так скоро. Но ей хватило присутствия духа сказать это по-английски и еле слышно. Никто не заметил.

– Когда он появится?

Майкл наморщил лоб.

– Он… он появится, когда… когда доберется сюда?

Дэвид скрипнул зубами.

– Есть идеи, когда это случится?

– Это случится позже.

– И когда именно? – Рука Дэвида сжалась в кулак.

– Он не понимает, Дэвид, – мягко сказала Дженнифер. – Он не воспринимает время как человек. Уже не воспринимает. Сила тут не поможет.

Взгляд Майкла затравленно метался между Дженнифер и Дэвидом.

– Мыши видели его! Он приближается!

Дэвид разжал кулак. Потер виски.

– Забудь, – сказал он. – Это не имеет значения. Он прав. Нобунунга появится, когда появится. Мы можем только встретить его с распростертыми объятиями. Питер, Ричард, соберите тотемы.

Близнецы поспешно вскочили.

– Кэролин, тебе придется вернуться в Америку. Нам нужно невинное сердце. Мы преподнесем его Нобунунге, когда он явится. Справишься?

– Невинное сердце? В Америке? – Она помедлила. – Возможно.

Он неправильно истолковал ее слова.

– Это просто. Надо только прорезать ребра. – Дэвид щелкнул пальцами, имитируя лезвия ножниц. – Вот так. Если сама не сможешь извлечь, зови меня.

– Да, Дэвид.

– На сегодня все. Кэролин, отправляйся, как только будешь готова. Остальным держаться поблизости. – Он встревоженно посмотрел на быка. – Ричард, Питер, поторопитесь. Я хочу, э-э, вернуться к миссис Макгилликатти. Скоро будет готов обед.

Рейчел села на землю. Ее дети столпились вокруг и полностью скрыли ее из виду. Кэролин хотела поговорить с Майклом, но он с кугуарами растворился в лесу. Дженнифер разложила постель из шкур и со стоном откинулась назад. Маргарет кружила возле Дэвида.

Дэвид порылся в рюкзаке.

– Держи, Маргарет, – сказал он. – Я принес тебе подарок.

И вытащил отрезанную голову старика, держа ее за длинную клочковатую бороду. Покачал туда-сюда, затем перебросил Маргарет.

Крякнув, Маргарет поймала голову обеими руками. Довольно ухмыльнулась. Ее зубы были черными.

– Спасибо.

Дэвид опустился на землю рядом с Маргарет и убрал волосы с ее глаз.

– Сколько это займет? – крикнул он через плечо.

– Час, – ответил Ричард, запуская пальцы в чашу с тотемами – волосом Лесного Бога, который принес Майкл, жестким от крови обрывком платья Кэролин, каплей воска с черной свечи. Они будут использованы в качестве узлов N-мерного отслеживающего устройства, которое точно – ну, почти – приведет их к Отцу. Наверное. Кэролин в этом сомневалась.

– Не больше, – согласился Питер.

Маргарет положила голову на колени и принялась возиться с ней – гладить по щекам, ворковать, расправлять кустистые брови. Мгновение спустя веки мертвеца задрожали, потом поднялись.

– Голубоглазый! – воскликнула Маргарет. – О, Дэвид, спасибо!

Кэролин покосилась на голову. Возможно, когда-то глаза старика и были голубыми, но теперь запали и остекленели. Однако она узнала его. Мелкий придворный одного из Отцовских кабинетов, в прошлом – премьер-министр Японии. Обычно такие люди находились под защитой. Похоже, Дэвид осмелел. Голова снова моргнула и уставилась на Маргарет. Шевельнулся язык, задвигались губы, хотя, само собой, без легких старик не мог произнести ни звука.

– Что он говорит? – спросил Дэвид. За шесть недель изгнания большинство библиотекарей научились худо-бедно изъясняться на английском, но только Кэролин владела японским.

Кэролин подобралась ближе, поморщилась от запаха. Наклонила голову, коснулась щек старика.

– Moo ichido itte kudasai, Yamada-san.[2]2
  Пожалуйста, повторите, Ямада-сан (яп.).


[Закрыть]

Мертвец попытался еще раз, умоляюще глядя на нее слепыми глазами.

Выпрямившись, Кэролин спокойно сложила руки на груди, левая поверх правой, так, чтобы ладонь одной скрывала пальцы другой. Ее лицо было мирным, даже довольным. Она знала, что Эмили с легкостью прочтет ее мысли. Дэвид тоже мог их чувствовать, по крайней мере основной привкус. Он чувствовал, когда кто-то желал ему зла. В битве мог заглянуть в сознание своих врагов и увидеть их стратегические планы, понять, какое оружие используют против него. Кэролин подозревала, что при необходимости он мог проникнуть и глубже. Но это не имело значения. Если Дэвид или Эмили решат заглянуть в ее мысли, они увидят лишь желание помочь.

Разумеется, истинные эмоции составляют сущность личности. Их нельзя не испытывать, нельзя игнорировать, нельзя даже переключить на длительное время.

Но с помощью опыта и самоконтроля их можно спрятать.

– Он спрашивает о Чиеко и Кико-чан, – сказала Кэролин. – Думаю, это его дочери. Он хочет знать, все ли с ними в порядке.

– А, – откликнулся Дэвид. – Скажи, что я выпотрошил их в порядке тренировки. Вместе с их матерью.

– Это правда?

Он пожал плечами.

– Sorera wa anzen desu, Yamada-san. Ima yasumu desu nee.

Кэролин сказала ему, что с ними все в порядке, сказала, что теперь он наконец может отдохнуть. Мертвец опустил веки. На ресницах левого дрожала слезинка. Маргарет следила за ней блестящими, жадными глазами. Когда слезинка сорвалась и скатилась по щеке Ямады, Маргарет по-птичьи дернула головой и ловко слизнула ее.

Мертвец надул щеки и выдохнул. Это был самый тихий, самый печальный звук, что когда-либо слышала Кэролин. Дэвид и Маргарет рассмеялись.

Улыбка Кэролин была в должной степени вымученной. Может, все дело в жалости к несчастному старику? Или в запахе. Любой, кому вздумалось бы заглянуть в ее мысли, увидел бы только тревогу за Отца и искреннее – пусть и немного опасливое – желание угодить Дэвиду. Однако кончики ее пальцев вибрировали слабой, замирающей дрожью древка медного копья, а в ее сердце, словно черное солнце, пылала ненависть.



Глава 2
Буддизм для идиотов
i

– Итак, – сказала она, – ты хочешь вломиться в дом?

Стив замер с открытым ртом. Возле бара защелкал нутром музыкальный автомат. Кто-то бросил в него пенни. Стив поставил свой «Курс» на стол нетронутым. Как ее зовут? Кристи? Кэти?

– Прошу прощения? – наконец сказал он. Потом вспомнил. Кэролин. – Ты шутишь, да?

Она затянулась сигаретой. Та вспыхнула, отбросив оранжевый отсвет на полдюжины грязных стопок и горстку куриных костей.

– Отнюдь. Я совершенно серьезна.

Зажужжал музыкальный автомат. Секунду спустя открывающий аккорд «Sing, Sing, Sing» Бенни Гудмена обрушился на бар, словно дикарские тамтамы войны. Сердце в груди у Стива ускорило бег.

– Ладно. Хорошо. Ты не шутишь. Ты говоришь о серьезном преступлении.

Она ничего не ответила. Только смотрела на него.

Он попытался придумать что-то умное. Но получилось не очень:

– Я водопроводчик.

– Ты не всегда им был.

Стив уставился на нее. Это была правда, но она никак не могла об этом знать. Подобные разговоры снились ему в кошмарах. Пытаясь скрыть свой ужас, он схватил с тарелки последнее крылышко и обмакнул в сырный соус, но есть не стал. С местными крылышками следовало проявлять осторожность. Запах уксуса и перца шибанул ему в нос, словно предупреждая.

– Я не могу, – сказал он. – Мне нужно вернуться домой и накормить Пити.

– Кого?

– Моего пса. Пити. Он кокер-спаниель.

Она покачала головой:

– Это может подождать.

Смени тему.

– Тебе здесь нравится? – спросил он с отчаянной ухмылкой.

– Вполне, – ответила она, теребя журнал, который читал Стив. – Напомни, как называется это место?

– «Уорик-холл». В двадцатых годах здесь был настоящий подпольный бар. Кэт, хозяйка этого заведения, унаследовала его от деда, вместе со старыми фотографиями, на которых видно, как оно выглядело тогда. Она большая любительница джаза и, когда вышла на пенсию, отремонтировала бар и открыла частный клуб.

– Ясно. – Кэролин сделала глоток пива, потом оглядела плакаты в рамках: Лонни Джонсон, Рой Элдридж со своей трубой, реклама театрального пикника третьего и четвертого октября тысяча девятьсот двадцать какого-то года. – Оно изменилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8