Скотт Харрис.

Приглашение в социологию эмоций



скачать книгу бесплатно

Посвящается Карен Энн Харрис


П е р е в о д ч и к:

к. соц.н., доцент кафедры общей социологии НИУ ВШЭ

О.А. Симонова


Переведено по: Scott R. Harris. An Invitation to the Sociology of Emotions


Authorised translation from the English language edition published by Routledge, a member of the Taylor & Francis Group LLC

The right of Scott R. Harris to be identified as Author of this Work has been asserted by him in accordance with the Copyright, Designs and Patents Act 1988


Опубликовано Издательским домом Высшей школы экономики <http://id.hse.ru>

doi:10.17323/978-5-7598-2308-7


© 2015 Taylor & Francis All Rights Reserved

© Перевод на русский язык. Издательский дом Высшей школы экономики, 2020

Предисловие к русскому изданию

С большим удовольствием приглашаю русскоязычных читателей познакомиться с переводом моей книги. Она была написана для того, чтобы студенты и специалисты в области гуманитарных и социальных наук начали участвовать в интереснейшем и постоянно расширяющемся поле исследования – социологии эмоций. Я очень рад, что более широкая аудитория сможет открыть для себя и прочувствовать увлекательнейшие идеи этой области социологии.

В книге я стараюсь как можно более прозрачно и кратко показать, что эмоции настолько же обусловлены социально, насколько и биологически. Чтобы обосновать этот тезис, я описываю в главах данной книги пять социальных измерений наших чувств. Во-первых, эмоции регулируются или формируются культурными нормами (см. гл. 2); у нас есть «внутренняя полиция», с помощью которой мы следим за собой и другими людьми с целью удостовериться, что мы соответствуем ожиданиям относительно того, что следует чувствовать в определенных ситуациях. Во-вторых, люди управляют эмоциями или «исполняют» свои эмоции. Подобно актерам на сцене (см. гл. 3), мы можем изображать чувства или пытаться изменить то, что мы действительно чувствуем, чтобы соответствовать нормам или достигнуть какой-то другой цели. В-третьих, люди все время отслеживают, кто отдает, а кто получает чувства; мы (условно) измеряем и на основании культурных представлений оцениваем, кто и почему заслуживает сочувствия, благодарности, любви, стыда и других чувств (см. гл. 4). В-четвертых, эмоции явным и неявным образом включены во все процессы, связанные с работой и трудом, особенно в сфере обслуживания. Работодатели все чаще стремятся максимизировать прибыль, контролируя эмоциональный дисплей работников посредством найма, обучения, продвижения по службе и увольнения, а также других тактик (см. гл. 5). И в-пятых, мы используем созданные в культуре словари, присваивая ярлыки часто неоднозначным физиологическим состояниям. Совместно с другими мы определяем и договариваемся о приемлемых способах описания того, что? человек или группа предположительно чувствует (см.

гл. 6). Каждая глава нацелена на то, чтобы раскрыть многочисленные дополнительные понятия – такие как когнитивное и телесное глубокое исполнение, эмоциональный капитал, «понижающие» и «повышающие» обозначения эмоций, которые читатели могут применить к своей собственной жизни и своему окружению.

В социологии эмоций есть много первопроходцев, но нет более влиятельных, чем Арли Хокшилд, чья книга «Управляемое сердце: Коммерциализация человеческих чувств» (1983)[1]1
  ?Традиция русского перевода фамилии Hochschild не сложилась (более того, даже американцы произносят ее по-разному). В русскоязычных профильных публикациях она нередко транскрибируется как Хохшильд. Мы в написании этой фамилии ориентируемся на вышедшее русскоязычное издание книги: Хокшилд А. Управляемое сердце. Коммерциализация чувств. М.: Дело, 2019. – Примеч. ред.


[Закрыть]
стала знаковым событием. Моя книга – попытка сделать легко читающийся и обновленный пересказ этой работы в лаконичном стиле, используя простые и ясные определения, небольшие, но красочные примеры, а также примеры исследований, опубликованных в последующие десятилетия после выхода этой книги.

До сих пор наиболее широко изучаемой темой является эмоциональный труд. Сотни исследователей (в социологии и других дисциплинах), следуя за теорией А. Хокшилд, изучают эмоциональный труд, выполняемый различными работниками – врачами, медсестрами, юристами, полицейскими, пилотами, бортпроводниками, учителями, финансовыми советниками, крупье в казино, гидами по речному рафтингу, и этот список исследований продолжает увеличиваться. Изучение сложного эмоционального поведения в различных профессиях и родах занятий, тех стратегий, которые используют работники, чтобы управлять своими собственными чувствами и чувствами своих клиентов и коллег, остается бесконечно интригующим. Как монотонная работа на заводе может причинить вред физическому здоровью рабочего и даже его чувству Я, так и эмоциональный труд может иметь негативные последствия. Изучение этих негативных последствий и того, как с ними быть, также подогревает интерес к этой области социологии. Во многих исследованиях было показано, что при выполнении эмоционального труда к женщинам предъявляются более высокие требования, однако в настоящее время все большее внимание уделяется расовому неравенству в этой сфере.

Социологией эмоций занимается одна из примерно пятидесяти секций Американской социологической ассоциации (см. <www.asanet.org>). На сегодняшний день созданы институциональная структура, включающая административных работников, Совет, учреждены премии, присуждаемые лучшим исследованиям, проводимым новыми и признанными специалистами, проводятся регулярные тематические сессии на конференциях. Многие социологи выбирают темы исследований и теоретические перспективы, которые кардинально отличаются от тех, которые я рассматриваю в этой книге. Например, в «Приглашении в социологию эмоций» делается акцент на качественных исследованиях, проводимых специалистами по символическому интеракционизму, в то время как другие специалисты предпочитают количественный и/или структурные подходы к изучению эмоций. Я осветил (как мне кажется) наиболее доступные и интересные понятия по возможности просто и прямолинейно в надежде на то, что читатели заинтересуются более сложными, трудоемкими и многоплановыми концепциями и погрузятся в их изучение.

Я благодарен Издательскому дому Высшей школы экономики и Ольге Симоновой, которые осуществили издание моей книги на русском языке.

Скотт Харрис, март 2020 г.

Предисловие. На заметку преподавателям

Книга представляет собой базовое введение в социологию эмоций, субдисциплину, начало которой было положено новаторской работой А.Р. Хокшилд «Управляемое сердце» (1983). Как и многие преподаватели, я часто обсуждаю «Управляемое сердце» на своих занятиях и настоятельно ее рекомендую. Это блестящая и провокативная книга, которая положила начало сотням исследований эмоций. С другой стороны, читать ее непросто и она уже немного устарела.

Очевидно, что Хокшилд писала в первую очередь для ученых и только потом для студентов и обычных читателей. Например, в главе своей книги «Выражение уважения посредством чувств» она не останавливается на основах теории социального обмена, а сразу переходит к рассмотрению сложных и тонких различий между спонтанными и прямыми обменами. Поэтому книга «Управляемое сердце» хорошо подходит для исследователей-специалистов, но не для начинающих.

В отличие от работы Хокшилд, книга «Приглашение в социологию эмоций» предназначена для начинающих, именно они являются главной аудиторией этой книги. Моей целью было изложить как можно более ясно и увлекательно те теоретические основания субдисциплины, на которых построена книга «Управляемое сердце» и вдохновленные ею исследования. Я склонен видеть в моем учебнике краткую версию книги А.Р. Хокшилд. Однако мой учебник включает большое количество примеров исследований, появившихся в последние десятилетия, и фактически дополняет и обновляет идеи Хокшилд. Специалисты, изучающие эмоциональный труд, внесли важные коррективы и дополнения в ее концепцию. Более того, я посвятил целую главу теме обозначения эмоций, которая отсылает к небольшому приложению книги «Управляемое сердце»[2]2
  ?Приложение B в книге А.Р. Хокшилд «Управляемое сердце» [Hochschild, 2003, p. 233–243] носит заголовок «Называние эмоций». Это важнейшее приложение для понимания социальной природы эмоций, где Хокшилд, основываясь на идеях когнитивного психолога Джудит Катц (Katz J. Discrepancy, Arousal and Labeling: Toward a Psychosocial Theory of Emotion // Sociological Inquiry. 1980. Vol. 50. No. 2. P. 147–156), пишет, что называние или обозначение эмоций связано со способом оценки ситуации взаимодействия (или ее отдельного аспекта, на котором мы сфокусированы) на основе первоначальных ожиданий. Поэтому эмоции или чувства «сигнализируют о восприятии и ожиданиях от ситуации и, наоборот, различные паттерны восприятия и ожидания соответствуют различным названиям эмоций» [Ibid., p. 233]. Следовательно, одна и та же ситуация может порождать различные эмоции, в зависимости от фокуса восприятия и осмысления, обычно таких точек фокуса две, поскольку человек не может одновременно удерживать в голове столько деталей. – Примеч. пер.


[Закрыть]
.

Читатели должны принять во внимание, что моя книга написана именно как «Приглашение в…», а не как «Введение в…». На академическом языке введение[3]3
  ?Здесь и далее курсив автора. – Примеч. пер.


[Закрыть]
обычно является систематическим изложением, элементарным обзором определенной области науки, которое может достигать объема в 300–500 страниц. В отличие от введения, приглашение – это предложение принять участие в определенной деятельности или отрасли социологии. Приглашение символизирует вхождение в данную область и указывает на главное без полного раскрытия ее содержания. Именно это и было целью книги – пробудить интерес студентов к социологии эмоций. Содержание книги отнюдь не носит исчерпывающего характера, текст очень короткий и доступный. Однако преподавателям, ведущим целостный курс по социологии эмоций, необходимо будет добавить к этой книге дополнительный список для чтения. Преподаватели, которые намерены включить настоящий учебник в дополнительный список литературы к другим курсам (таким как введение в социологию или социальную психологию), могут по желанию взять еще и другие работы из списка рекомендуемой литературы, помещенного в конце каждой главы.

В 2005 г. Дж. Тернер и Дж. Стетс опубликовали впечатляющую монографию «Социология эмоций» – более доскональное и целостное изложение широкого ряда теорий эмоций. Эта книга – важнейший ресурс для исследователей, аспирантов и студентов старших курсов. Но Тернер и Стетс ставили своей целью воодушевить именно специалистов развивать «более общую и строгую социологическую теорию эмоций» [Turner, Stets, 2005, р. 317]. А «Приглашение в социологию эмоций» – это способ пробудить интерес у аудитории, которая не имеет представления о социологии и не горит желанием развивать социологическую теорию.

Я стремился представить неспециалистам небольшую выборку наиболее интересных концепций из социологии эмоций. Мои студенты обнаружили, что эти теоретические перспективы действительно заставляют их по-новому посмотреть на свою собственную жизнь и окружающий мир. Большинство из моих студентов не имели намерения становиться профессиональными социологами, но они признали, что социологические размышления об эмоциях могут пролить свет на их собственные отношения, род занятий и сценарии профессиональной карьеры – в медицине, консалтинге, бизнесе, праве, образовании и многих других сферах.

Все главы (за исключением введения и заключения) снабжены специальными упражнениями, которые должны побудить студентов «протестировать» обсуждаемые концепции на жизненных ситуациях. Преподаватели могут использовать эти упражнения как основу для групповых дискуссий на аудиторных занятиях или как тему для письменных домашних заданий. У предприимчивых преподавателей будет возможность переработать упражнения так, чтобы студенты могли применить идеи, которые обсуждались в аудитории, к реальным или гипотетическим примерам из социальной жизни по своему выбору в статье или докладе.

Каждая глава заканчивается аннотированным списком для чтения, который может быть использован по-разному. Преподаватели могут потребовать от студентов прочтения этих работ или студенты (индивидуально или в группах) могут по выбору рассказать о прочитанных работах, устно или письменно. Также преподаватели могут использовать предложенную литературу для подготовки лекций, резюмируя для студентов содержание указанных источников. Наконец, работы из рекомендованного списка литературы могут быть основой для большой письменной работы наряду с упражнениями.

Благодарности

Кэндейс Кларк, которая стояла у истоков социологии эмоций в 1980-х годах, взяла меня под крыло, когда я участвовал в своей первой научной конференции в 1994 г. и в последующих обсуждениях[4]4
  К. Кларк известна как выдающийся социолог и автор одной из первых книг по социологии эмоций, эмоциональной культуре общества, где она ставит в центр своего интереса социальные функции симпатии или сочувствия и работает в рамках теории социального обмена. См.: [Clark., 1997]. – Примеч. пер.


[Закрыть]
. Я по сей день благодарен ей за постоянную поддержку, без которой я не смог бы опубликовать первую статью и провести первые занятия по социологии эмоций в 1997 г. Мой первый коллега, Фил Цукерман, написал ясную, краткую, вдохновляющую и информативную книгу – «Приглашение в социологию религии», которая послужила для меня примером наряду с классической работой Питера Бергера[5]5
  ?Zuckerman Ph. Invitation to the Sociology of Religion. N.Y.; L.: Routledge, 2003; Berger P. Invitation to Sociology: A Humanistic Perspective. Harmondsworth, Eng.: Penguin, 1960.


[Закрыть]
. И конечно, самую большую благодарность выражаю Дженин Харрис за ее терпение и поддержку во время написания книги.

Я также выражаю благодарность за полезные замечания моим рецензентам: Нэнси Бернс (из университета Дрейка), Джону Митрейно (Центральный государственный университет Коннектикута), Дженнифер Лоис (Западный университет Вашингтона) и Нейтану Руссо (университет Джексонвилля).

1. Как рассматривать эмоции социологически

Что приходит вам на ум, когда вы слышите словосочетание «социология эмоций»? Такая тематика, может быть, никогда вам ранее не встречалась. Ключевые слова – социология и эмоции – могут показаться неясными и вряд ли сочетающимися.

Тем не менее такая потрясающая традиция исследований существует, и многие люди находят ее интереснейшей, многое проясняющей и полезной. После публикации книги Арли Хокшилд «Управляемое сердце: Коммерциализация человеческих чувств» сотни академических специалистов сделали свой вклад в социологическое изучение эмоций. Пересматривая начальные знания, которыми вы обладаете, и, возможно, перерастая некоторые из них, вы можете быть заинтригованы понятиями, положениями и находками в этой области социологии.

Поэтому давайте посмотрим на семь суждений, которые могут послужить препятствием на пути освоения работ по социологии эмоций. Социологи в своих исследованиях стараются оспорить эти предварительные предположения. Я объясню, как они это делают, и одновременно расскажу об этом в последующих главах этой книги.


– Эмоции – это незначительные феномены?

– Нет, эмоции – важнейшие и вездесущие феномены.

Человеческое поведение очень часто делят на три важнейшие части: люди думают, действуют и чувствуют. Исследования мышления и поведения не нуждаются в обоснованиях, они по праву считаются респектабельными и важными темами. Чувства, наоборот, находятся под подозрением. Во всяком случае, в Америке эмоции часто умаляют и считают незначительными. Когда я говорю людям, что читаю курс об эмоциях, они иногда смотрят на меня озадаченно. Они спрашивают, является ли мой курс развлекательным в ряду строго научных. Один мой приятель, преподаватель истории в старших классах, рассмеялся, когда я рассказал ему, что веду курс по социологии эмоций. Похоже, он подумал, что мои занятия представляют собой что-то вроде обмена нежностями и объятиями.

В сравнении с изучением эмоций другие курсы обладают аурой серьезности и значительности. Кто будет подшучивать над курсом по бедности, безработице, преступности или терроризму? Реальный или воспринимаемый ущерб, который ассоциируется с данными социальными проблемами, внушает уважение и не вызывает сомнений в его серьезности. Только немногие будут в этом сомневаться. На первый взгляд тема эмоций выглядит менее серьезной и значительной. Это главное предубеждение, которое может помешать людям читать и изучать социологические исследования в данной области. Все дальнейшие главы книги нацелены на преодоление этого непонимания, поскольку в социологии эмоций можно найти важные и полезные концепции, раскрываемые в каждой из глав. Сейчас я остановлюсь на двух простых способах, которые позволят преодолеть или оспорить предубеждение о тривиальности эмоций.

Первый способ – констатировать тот факт, что эмоции вездесущи. Даже если эмоции кажутся более «мягкой» или не совсем важной темой – допущение, с которым я не могу согласиться, – мы можем сказать, что эмоции стоит изучать по крайней мере потому, что наша жизнь всецело наполнена ими. Если бы мы наблюдали за кем-то в течение дня, то неужели мы не обнаружили бы, что эмоции играют огромную роль в нашей жизни? Не услышали ли бы мы такие высказывания: «Мне так скучно» или «Это было так волнующе!», или «Мой друг раздражает меня» и даже: «Я люблю мороженое»? Добавьте к этим примерам чувства, о которых вы думаете или которые испытываете в течение дня, но не говорите о них: раздражение и недовольство в длинной очереди; радость от сообщения в Твиттере или на каком-либо веб-сайте; нервозность на экзамене, при подготовке к свиданию или в разговоре с полицейским. Добавьте эмоции, которые вы вызываете у других, – сочувствие, ревность, раздражение, смущение и другие чувства, возникающие, когда вы что-то говорите или делаете.

Простое размышление и непосредственное наблюдение говорит нам о том, что наша повседневная жизнь насыщена эмоциями. Трудно представить, как можно обойтись без них. Очевидно, что такой феномен заслуживает времени и внимания, не так ли?

Второй способ преодоления предубеждения о тривиальности эмоций – обратить внимание на то, что эмоции неразрывно связаны практически с любыми «большими» вопросами, которые люди считают жизненно важными и имеющими серьезные последствия. Проблема безработицы – это не просто проблема отсутствия финансовых ресурсов, это также проблема связанных с ней негативных чувств – незащищенность, тревога по поводу оплаты счетов, низкая самооценка как следствие потери идентичности, смущение, когда другие узнают о твоем финансовом неблагополучии, подавленность (depression) после неудачных попыток найти хорошую работу. Преступление тоже тесно связано с эмоциями – от упоения своей дерзостью при вандализме и воровстве, чувства общности и гордости, которые возникают как следствие групповой идентичности гангстеров, до праведного гнева, мотивирующего насилие в ответ на оскорбление, нападение или несправедливость [Katz, 1988; Scheff, 1994; Loseke, 2009]. Более позитивные чувства и поведение также не должны упускаться из виду. Любовь, привязанность, сочувствие, благодарность, уважение – эти и другие эмоции помогают нам поддерживать отношения, сообщества и даже нации. Если коротко, эмоции «имеют важнейшее значение для формирования и сохранения человеческих обществ» [Clark, 2002, p. 155].

Совершенно ясно, что эмоции – не малозначимые явления, а необходимая и фундаментальная часть нашей повседневной жизни. Они расцвечивают и придают смысл практически всему нашему опыту – от рутинных до экстраординарных ситуаций. Хотя эмоции часто считаются менее интересными или важными по сравнению с мышлением и действиями, они сложным образом переплетены с нашими обыденными размышлениями и поведением. Они поддерживают или подрывают наши наиболее ценимые отношения и идентичности.


– Эмоции – это изначально или исключительно биологические феномены?

– Нет, эмоции имеют глубоко социальную природу.

Второе препятствие для социологического изучения эмоций представляет собой убеждение, что эмоции являются преимущественно биологическими феноменами. Как соблазнительно следовать такому допущению! Как сказал бы Уильям Джеймс, что такое эмоция, если не то, что ощущается [телом. – Примеч. пер.] [James, 1884]? Трудно представить, чтобы при переживании «интенсивного» гнева не было никаких физиологических ощущений, к примеру, учащенного пульса или повышенной температуры. Попробуйте представить, что вы говорите: «Я сейчас очень расстроен» совершенно спокойным голосом, как робот. Эмоции, несомненно, связаны с нашими телами.

Убедительные положения эволюционного подхода говорят о том, что эмоции имеют генетический базис [Cosmides, Tooby, 2000; Turner, 2011]. Как когти, полосы на шкуре и другие анатомические черты, эмоции играют ключевую роль в естественном отборе или «выживании наиболее приспособленных». Эмоции передают информацию другим животным – подобно тому, как кошка вздыбливает шерсть, обнажает свои клыки и шипит, подавая хищнику или сопернику сигнал о том, чтобы он «убирался». Одновременно эмоции подготавливают животное к действию: способность драться или спасаться бегством поддерживается адреналином, учащенным сердцебиением и другими физиологическими состояниями, которые сопровождают различные эмоции.

Некоторые специалисты утверждают, что люди, как и животные, генетически запрограммированы испытывать и выражать определенные эмоции. Страх перед лицом опасности; ревность, когда кажется, что романтический партнер флиртует с другим человеком; умиление при взгляде на лица новорожденных детей – эти и другие эмоции трактуются как продукты эволюции и главным образом физиологические состояния.

Не отрицая, что эмоции обладают биологическими характеристиками, социологи склонны акцентировать социальные измерения эмоций. Чтобы прояснить это различие, можно вспомнить всем известное соотношение между «природой» и «воспитанием». Действительно ли эмоции являются большей частью врожденными, или мы в процессе социализации обучаемся особым способам переживания и выражения эмоций? Большинство социологов в своих исследованиях фокусируются как раз на последнем. Как пишет К. Кларк: «Тот факт, что эмоциональность встроена в человеческий организм, не означает, что люди не могут контролировать свои эмоции» [Clark, 2002, p. 163].

Например, в гл. 2 мы изучим понятие эмоциональных норм. С позиции биологии, именно наша биологическая природа большей частью предопределяет наши чувства, тогда как с социологической точки зрения культурные правила предписывают людям, как переживать и выражать эмоции.

Во время похорон какой-нибудь разговор может рассмешить вас или вы можете обрадоваться встрече со старым другом. Однако нормативные ожидания таковы, что мы должны поддерживать тихий тон голоса и подавлять любые чувства радости и веселья. Безусловно, как вы, наверное, уже догадываетесь, такое поведение не везде является нормой! В некоторых контекстах, например, таких как ирландские поминки[6]6
  ?«Ирландские поминки» (Irish wake) – похоронный обычай Ирландии, важной частью которого является трапеза с музыкой, танцами, песнями, играми и забавными историями из жизни умершего. Это делает поминки больше похожими на вечеринку, чем на траурный процесс, с точки зрения представителей других культур. – Примеч. пер.


[Закрыть]
, от участников ожидается, что они будут поднимать бокалы и радостно чествовать прожитую жизнь почившего близкого человека. Эмоциональные нормы не предопределены биологически, они различаются от культуры к культуре [Thoits, 2004].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении