Сири Колу.

Мы – Разбойниковы



скачать книгу бесплатно

Посвящается «Форду-Транзит 100 L2.40»


Любое использование текста и иллюстраций разрешено только с согласия издательства.

© Siri Kolu

First published in 2010 by Otava Publishing Company Ltd. with the Finnish title Me Rosvolat.

Published in the Russian language by arrangement with Otava Group Agency, Helsinki.

© Е. Тиновицкая, перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательский дом «Самокат», 2016

Глава 1,
в которой мы узнаем, что такое разбоймобиль и озарение века


Меня похитили на второй неделе лета. И правильно сделали. Лето все равно не задалось. Сначала мы собрались в велопоход, но остались дома из-за маленького дождика. Потом хотели поехать в лес с палатками, но у папы возникла срочная работа. «Чудесный семейный отдых», – так папа обещал оба раза. Нас с сестрой никто даже не спрашивал, чего мы на самом деле хотим. Впрочем, какая разница. Все равно я им больше не верю.


В тот знойный день мы вчетвером направлялись к бабушке на папиной новой машине. Это был самый неудачный из всех планов на лето (так считали мы с Ванамо). Настроение было плохое, и в машине мы переругались из-за конфет. На правах старшей сестры Ванамо вечно выбирала весь салмиак, хотя знала, что я не ем никаких конфет, кроме салмиачных автомобильчиков. Но ей обязательно надо меня позлить.

– Эй, вы, на заднем сиденье, прекратите нытье! Не то высажу кого-нибудь, не доедем и до пиццерии, – пригрозил папа.

Ванамо показала мне язык с прилипшим автомобильчиком.

– Дети, послушайте отца, – добавила мама, хотя уже никто никого не слушал. Оглянуться на нас мама не могла: ей надо все время смотреть вперед, а то ее сразу укачивает. – Вилья, не бери чужое, это нехорошо.

Ну конечно, опять я виновата.

– Воришка, – поддакнула Ванамо.

– Притворщица, – отпарировала я.

В общем, мы ехали к бабушке, ссорились и вообще не думали ни про каких разбойников.

И тут на нас напали.

Теперь, когда я уже тыщу раз видела, как грабят машины, я могу в деталях рассказать, что происходило в это время в машине разбойников. Машину-жертву (то есть нашу) выследили в бинокль из-за поворота, и разбоймобиль перешел на нападенческую скорость. Над люком в крыше взмыл разбойничий флаг на раскладном древке. Хильда Разбойникова не притормаживая влетела в поворот. В конкурсе на самого сумасшедшего водителя Хильда легко заняла бы первое место. За рулем она обычно сидит в купальнике или в майке, потому что крутит руль всем корпусом, и ей всегда жарко.

Остальные внутри машины были готовы к решительным действиям. Атаман Бешеный Карло уже висел на своем прыгунке, его лихие разбойничьи косички развевались на ветру. Золотко-Пит держался за второй прыгунок и отрабатывал холодящую кровь разбойничью ухмылку.

– Я тоже хочу разбойничать, я уже большой, – ныл Калле. – Я специально наточил нож!

– А, так это ты утащил овощной ножик, – Хильда не отрывала взгляда от дороги.

– Ага, а как придется кричать: «Руки вверх!», тут ты и заревешь. – Хели, несмотря на скорость, невозмутимо красила разноцветным лаком ногти на ногах.

Хели – самая опасная и гениальная разбойница в семье, хотя ей всего двенадцать, поэтому ее берут на дело только в чрезвычайных ситуациях, чтобы вышло пострашнее. Хели сидела на заднем сиденье, растопырив пальцы, и ни на секунду не теряла равновесия, хоть машина и подскакивала на ухабах.

– Пофлуфай батяню, батяня лутьфе внает, – сверкнул золотыми клыками Золотко-Пит. Клыков было два, по одному с каждой стороны, и ухмылка напоминала тигриный оскал. – Когда батяня фкавет, фто готов, тогда и будеф готов.

– Небось когда сам на пенсию пойдет, – буркнул Калле.

Карло помахал петлей прямо перед носом Калле:

– Не дождешься, парень! Я НИ-КОГ-ДА не пойду на пенсию! А ну повтори.

Девятилетнему Калле было и страшно, и весело.

– Ты НИ-КОГ-ДА не пойдешь на пенсию. Никогда и ни за что! Окей?

– Я изворотлив, устрашающ и полон сил!

Хильда изящно обогнала наш BMW, перегородила ему дорогу и начала отсчет. Отсчет очень нужен, когда все действуют одновременно.

– Паркинг – есть! Контакт – есть! Пять-четыре-три-два – прыгунки наготове – прыгунки!

На слове «паркинг» раздался визг тормозов, и скорость упала до нуля. Машина встала как вкопанная. На слове «контакт» с дребезжанием распахнулись передние двери. На «пять-четыре-три» Карло и Пит синхронно выстроились в дверях, держась за прыгунки, и приготовились к броску.

– Свидетелей не оставлять! – успела крикнуть Хели, и Бешеный Карло с Питом вылетели из разбоймобиля навстречу машине-жертве. Нашей машине.

Все произошло очень быстро. Кстати, Ванамо решила, что это телепрограмма «Розыгрыш», и страшно расстроилась, когда Бешеный Карло сгреб с заднего сиденья меня и пакет с карамельками:

– Эй, а почему Вилья? Я же фотогеничнее!

Ко мне протянулась огромная волосатая лапа, и я успела схватить только самое ценное – розовую записную книжку, с которой никогда не расставалась.

Сопротивления никто не оказал, так что нашу машину ограбили в мгновение ока. Папа только беспокоился, чтоб ее не поцарапали, а то не будет скидки за безаварийную езду. Далеко не сразу мое семейство осознало, что меня в машине больше нет.

– Ну вот, – Бешеный Карло с довольным видом и добычей плюхнулся обратно в разбоймобиль.

В животе ныло. Никогда не любила прыжки с тарзанкой и подобные аттракционы.

– Прыгунки в машину – р-раз! – скомандовала Хильда. – Двери – два! – Раздалось два хлопка. – Газ – три!

Разбоймобиль с ревом рванулся с места. Я покатилась в чужой машине неизвестно куда. Окончательно и бесповоротно.

– Фалмиафьные автомобильфики, гофпода ховофые, – Золотко бросил пакет на заднее сиденье. – Неплохой у кого-то вкуф.

– А это еще что? – Хели сверкнула глазами в мою сторону.

Вообще-то, когда меня впихнули на заднее сиденье, я пыталась царапаться и кричать. Если тебя похищают, надо поднять хоть какой-то шум! Ни малейшего внимания. Все ощупывали и осматривали награбленное: папины шорты с карманами, зачитанный до дыр атлас-определитель «Ягоды Финляндии», мамин любимый купальник – Хильда немедленно приложила его к себе, – блестящий лак Ванамо и украшения для ногтей – их прихватила Хели. Мамина дорожная аптечка, в которой было всё от гидрокортизоновой мази до крема против морщин. Бедная мама, без этого кортизона она в два счета распухнет от комаров! Из моих вещей ничего не взяли, кроме серой флиски с капюшоном – она пришлась впору Калле.

– Эй вы, – окликнула я.

Мальчишка с любопытством глянул на меня и смущенно отложил флиску. Я сделала вид, что не заметила.

– Эй вы! – снова позвала я.

Разбоймобиль повело в сторону – Хильда, не сбавляя скорости, попыталась посмотреть назад.

– Карло! Что – это – такое? – вопросила она, и в машине сразу стало как в холодильнике.

– Что – что? – Карло притворился, будто не понял.

– Этот ребенок! А ну объяснись. Немедленно!

Страшнее Хели может быть только один человек – Хильда в гневе. И, кажется, этот человек был здесь, рядом.

– Ты вечно говоришь, что я не умею быстро принимать решения, – Карло обиделся. – Ну так вот! В этот раз я послушался своего озарения! Прежде чем отправиться на пенсию, – Карло заговорщицки подмигнул Калле, – каждый из нас имеет право на озарение века!

Разбоймобиль по-прежнему несся как бешеный. Поначалу за окном мелькали пейзажи, знакомые по поездкам к бабушке, но вскоре Хильда ударила по тормозам и свернула на грунтовку. В этот момент папа наверняка потерял нас из виду, даже если пытался догнать. Я осталась один на один с целой машиной разбойников.

– Отлично поработали, – похвалил Карло.

Я бросила следить за дорогой и наконец огляделась. В задней части разбоймобиля было два сиденья во всю ширину машины друг напротив друга, между ними – раскладной столик, сейчас сложенный у стены, и куча всяких потайных щелок, мешочков, выдвижных ящиков и полочек. Из-за спинок торчали свернутые матрасы. Во всем чувствовался порядок.

Меня сунули на самое дальнее сиденье, возле окна. Я принялась разглядывать странные узоры на окнах и целые ряды свисающих с потолка барби, оттюнингованных под настоящих разбойников. Я, обычная девочка, одна в этом странном враждебном мире! Страшно подумать, в какой я опасности.

– Может, все-таки, – осторожно начала Хильда, – еще можно вернуться.

– Нет, нет и нет! – отрезал Карло. – Не обсуждается. Никуда мы не вернемся. Мне надоело слушать ваше нытье про то, как вам скучно и одиноко. Пожалуйста, вот вам подружка!

– Зачем нам ворованные друзья? – хмыкнул Калле.

Я глянула на него с благодарностью. Может, он их уговорит? Пусть только высадят меня где угодно, а там уж кто-нибудь да спасет.

– Пригодится. Слово атамана.

К моему удивлению, все кивнули, и на этом обсуждение закончилось. Слово атамана – закон. Это первое, что я здесь узнала. И это лишило меня всякой надежды.

Меня не связывали и не завязывали глаза, как обычно бывает в фильмах. Они даже не подозревали, что среди них завелся разведчик, который все берет на заметку. На стоянке я изучала размашистые жесты Бешеного Карло и заметила, что Хильда всегда на полшага впереди мужа – она даже успевает подставить шезлонг за секунду до того, как атаман плюхнется на него после трапезы. Золотко-Пит сновал от одного к другому, точно связывая всех невидимой ниткой – золотозубый челнок, – и все время что-то говорил. Правда, я долго не могла понять что, пока не привыкла. Внимательнее всего я присматривалась к детям. Калле тоже тайком поглядывал на меня. Хели, года на два постарше, в камуфляже с ног до головы, заметила мой исследовательский интерес.

– Смотри-смотри, за просмотр денег не берут, – заметила она деловито, без всякой неприязни. – Но имей в виду: будешь записывать – я всё прочитаю. – И метнула на меня акулий взгляд.

К вечеру семейство припарковалось на пустынном пляже – Хели хотела искупаться. Просто остановились искупаться, как самые обычные люди! И опять меня никто не связал.

– Ну правда, верните меня домой. За меня дадут хороший выкуп! – попросила я в десятый раз.

– Нельзя, – Бешеный Карло рылся в старой пляжной сумке в поисках плавок. – Эк они сели с прошлого лета, мерзавцы. Резинка жмет. Придется награбить новые.

Остальные сдерживали смех. Худышкой Карло отнюдь не выглядел. Плавки были малы ему размера на два.

– Награбим-награбим, – Хильда придала голосу максимальную серьезность.

– Да почему же нельзя? – ныла я.

Хели бросилась в воду и поплыла идеальным бесшумным кролем.

– Шантаж – не наша специализация. Мы специализируемся на разбое, вот это мы умеем. – Бешеный Карло взял ножницы и отхватил от своих кальсон сначала одну, потом другую штанину. – Вот вам и плавки!

– Возможно, ты об этом не знаешь, – он торжественно обернулся ко мне, – но мы блюдем свое доброе имя. Разбойничья слава обязывает.

– То-то будет вавгововов, когда мы ваявимфя на пвавдник лета ф пленнифей, – Золотко с довольным видом развалился на складном стуле. – Вот уф вабота так вабота, ффё фефть по фефти. Как в фтавые добвые ввемена! В тофьнофти по ваветам Великого Пявнанена.

– По заветам Пярнанена, – подтвердил Карло.

Он яростно растерся полотенцем, хотя успел намочить только ступни, после чего объявил, что для его высокопреатаманства вода слишком холодная.

– «Пленница» – глупое слово, правда? – Хильда протянула мне кулек с карамельками. Наш с Ванамо кулек. – Жаль, что салмиачные автомобильчики уже кто-то выел. Мне кажется, ты любишь салмиак.

– Объект похищения, – Карло торжественно плюхнулся на стул и перебросил косички на грудь. – Объект похищения нам в лагере ого-го как пригодится!

Я неохотно посасывала фруктовую карамельку и старалась запомнить каждую мелочь, которая поможет мне сбежать. Да, раз они не хотят меня возвращать, придется убегать самой. У них будет праздник лета – это я намотала на ус. Пригодится. Хотя, надеюсь, к тому времени меня там уже не будет. Но если что, во время праздника наверняка получится смыться.

– Вам что, и деньги не нужны? – осмелилась я наконец.

Интересно, сколько папа согласится за меня заплатить? Вряд ли больше половины от стоимости BMW. Тем более у них осталась еще одна дочь.

– Чё? – Бешеный Карло закинул себе в рот последний салмиачный автомобильчик.

Да что ж такое, и здесь мне ничего не достается!

С другой стороны, почувствуй себя как дома.

Золотко фыркнул:

– Мыфьи пуки, Карло. Она говорит про мыфьи пуки.

И тут разговор принял интересный оборот.

– Детка, мышьими пуками мы не интересуемся. – Карло подбросил недожеванный автомобильчик в воздух. Вот этого Ванамо никогда не делала. – На что они нам?

– А что же вы тогда грабите? – изумилась я.

– Тебе список нужен? – Хели лениво вытряхнула воду из уха. Она сидела на раскладном стульчике и листала уграбленный музыкальный журнал Ванамо.

– Почему бы и нет?

Я принесла из машины записную книжку и стоически выдержала Хелину презрительную ухмылку – для нее обложка была слишком розовой. Достала из-за приборной доски ручку и призывно помахала ею над страницей. И разбойники начали диктовать.

ЛЮБИМАЯ И НЕОБХОДИМАЯ ДОБЫЧА РАЗБОЙНИКОВЫХ

1) конфеты

особенно малиновые лодочки (Хильда), шоколад (Карло), лакрица (Калле), ядреный салмиак (Пит, Карло, Хели)

2) печенье

особенно в сахарной глазури или с джемом внутри

3) мясо (для разбойничьего жаркого – фирменного блюда Карло)

4) горчица

5) всякая еда, особенно свежая картошка, зеленый горошек, клубника и разные ягоды, домашняя выпечка, бутерброды, пицца и прочие вкусности

6) барби (Хели в коллекцию)

7) книги и журналы

8) колода карт (а то из старой потерялась восьмерка пик)

9) приличный спиннинг

10) маленькая палатка, чтобы больше не ссориться, кто где спит.

НУЖНО ПРЯМО СЕЙЧАС

крокет (Калле), переносной холодильник (Хильда), экономичный кипятильник, симпатичный приятель (Хели).

– А ну сотри последнее! – возмутилась Хели. – Калле, ты покойник!

Калле расхохотался и бросился бежать не разбирая дороги, споткнулся о сосновые корни и исполнил полет бабочки. Я отвернулась, чтобы не смотреть, как они дерутся.

Как только я дописала, Хильда взяла у меня записную книжку:

– Вот как хорошо. Давайте повесим на переднее сиденье, чтобы в следующий раз не забыть ничего нужного.

– Годитфа, – одобрил Золотко.

Взрослых эта страничка просто потрясла.

– Мы уве тфелый год вывём бев вофьмерки пик. Уваф! Я и вабыл, фто она так давно потевялафь. Надо вавдобыть кавты.

Я-то думала, моя писанина наведет их на мысль, что меня лучше вернуть. Что я им не кто-нибудь, а образованный объект похищения, и за меня можно получить выкуп. Но вышло ровно наоборот.

– Вот что я вам скажу, – начал Бешеный Карло.

– Да, начальник? – подхватил Пит.

– Для нас это хорошая новость, а для тебя, детка, плохая. – Карло засунул ладони за ремень, и это означало, что в данный момент он очень доволен. – Уж прости, но вернуть тебя мы никак не можем. Ты наша лучшая добыча за последние годы. Больно ты смышленая.

Глава 2,
очень короткая, в которой Вилья пытается сбежать


Дело шло к ночи. Мы разбили лагерь в тихой, окруженной лесом бухточке. Разбойники начали доставать из машины спальники, коврики, тент. Пит занялся костром, Хильда перетащила сумки-холодильники поближе к воде, где свежее. Все сновали с поклажей и обходили меня, будто я мебель.

Что-то они не продумали. Они явно не знали, что со мной делать. Вот тут я и решила сбежать. На размышления времени не было. Я даже не учла, как глупо убегать в незнакомом месте на ночь глядя. Додумала только до того, как дождусь, пока все заснут, и ускользну из лагеря. Потом выйду на дорогу, остановлю первую же машину и попрошу отвезти меня в полицейский участок, потому что меня похитили. Последняя фраза вполне бы все объяснила. Честно говоря, раньше со мной не случалось ничего более захватывающего, чем ночевка в скаутском лагере и конный поход, но это не шло ни в какое сравнение.

Впрочем, спать здесь, похоже, никто не собирался. Летние сумерки стали чуть гуще, значит, было уже около полуночи, самое темное время. Еще какой-нибудь час – и снова начнет светать. А разбойники были бодры и веселы, о том, чтобы отправить детей спать, даже речи не заходило. Тогда я решила дождаться, пока все с головой погрузятся в дела. Взяла с собой только записную книжку, чтоб легче было бежать. И крадучись пошла к краю лагеря.

Я держала курс на бампер разбоймобиля. Так, два шага к бамперу. Теперь за соседнее дерево. И еще одно дерево – и со стороны лагеря меня уже не разглядеть. Я скользила от ствола к стволу, дожидаясь, пока сердце перестанет колотиться как сумасшедшее. Свет костра остался позади. Песчаная тропинка с трудом просматривалась в темноте. Эх, надо было захватить фонарик.

– И куда мы идем? – поинтересовалась Хели.

Она стояла в нескольких шагах и светила на меня фонариком. Очевидно, шла за мной всю дорогу. Как же я ее не услышала? Если броситься бежать, наверняка догонит. Видела я, как она плавает. Мне до нее как пешком до Америки.

– Далеко собралась?

– Я… э-э… за ветками для костра, а то он что-то погас.

– Ха, – Хели в один прыжок оказалась возле меня. – Ловко придумала. Молодец, быстро учишься, пленница. Забавную зверюшку начальник приволок.

Она посветила фонарем мне в лицо. Ясно было, что притворяться бесполезно.

– Отпусти меня, – заныла я. – Мало вам наших вещей, что ли? Зачем я вам нужна? Скажи им, что я сбежала и ты не смогла меня догнать.

– Не прокатит, – Хели отвела фонарик в сторону. – От меня еще никто не убегал, это всем известно.

Я поняла, что уговорить ее не удастся. Хели кивнула в сторону лагеря, и я повернула за ней.

– Кстати, это опасно, – Хели надела фонарь под подбородок, как обычно делают, когда рассказывают про вампиров и привидения. – Опасно для тебя самой. Ты симпатичная и слишком привлекаешь внимание. Давай-ка договоримся, – Хели снова подскочила ко мне, – ты больше не делаешь глупостей, а я никому не рассказываю про нашу прогулку.

– Если я соглашусь, ты же мне все равно не поверишь.

– Вот именно, – ухмыльнулась Хели. – Значит, договорились.

Глава 3
Знакомство с азами разбойничьей кухни


Я проснулась от запаха яичницы и сразу вспомнила, что я не дома. У нас дома яйца едят только вареными, а я терпеть не могу их чистить. Рядом со мной храпел Золотко – видимо, Карло оставил его меня караулить. Интересно, Хели рассказала им про мою попытку сбежать? Вряд ли.

Я выползла из палатки, и солнечные иголочки впились прямо в сонные глаза. Даже не помню, когда я выбиралась наружу в такую рань.

– Привет, пленница, – Хели метнула ножик в приклеенную к сосне бумажную мишень, в самую середину.

– Я не пленница! – огрызнулась я.

– Хели, детка, некрасиво так говорить, – Хильда ловко перевернула яичницу.

– Фто ва явык, вфя в отфа, – Золотко тоже выкарабкался из палатки.

– Ну прости, пленница, – Хели выдернула ножик, снова метнула почти не целясь и снова попала в яблочко. Теперь стало ясно, какая мне выпала неслыханная удача вчера. Вместо разговоров Хели могла бы на раз-два пригвоздить меня к ближайшему дереву.

– Девочки, не ссорьтесь с утра, – урезонила Хильда.

Мой боевой дух пошел на спад, когда Хильда выложила на тарелку яичницу. Чего уже только не было на складном столике: готовые бутерброды, подозрительно похожие на те, которые мама накануне купила нам в дорогу, тефтельки, маринованные огурчики, жареная колбаса, грибы, корзинка пирожков с мясом, гора подсушенных хлебцев. Папаша-разбойник схватил ломоть размером с запасное колесо и навалил на него целую кучу разной начинки, даже тефтельки пошли в ход.

– Налетай, малышка, хороший завтрак – половина дела. Верно, Калле? – Бешеный Карло с лукавой усмешкой ткнул сына в бок. Калле в эту секунду как раз откусил половину такого же многоэтажного бутерброда и, конечно, закашлялся. Карло заботливо постучал его по спине.

– Колбасная тревога! – провозгласила Хели и отодвинулась подальше. Я тоже отступила на пару шагов. Спустя мгновение колбасный салют изо рта Калле разлетелся во все стороны.

– Каждый раз этим кончается, когда он набивает рот, – доложила Хели. – Обжора. Пей лучше молочко, детка.

– Я не обжора, – буркнул Калле.

– Не выйдет из тебя разбойника, – безжалостно продолжила Хели.

У нас дома за столом всегда царила гробовая тишина. Я скучала, родители читали каждый свою газету, Ванамо строчила эсэмэски и жевала в такт музыке в наушниках. Никому ни до кого не было дела.

Когда свара утихла, я решила, что настал мой час.

– А кстати, – поинтересовалась я невинно, – когда вы вернете меня домой?

– Хочешь добавки, детка? – Не дожидаясь ответа, Хильда выложила аппетитную горку яичницы на тарелку и поставила передо мной.

– Эй, вы слышите? – не унималась я.

Золотко как бы невзначай взмахнул рукой и усадил меня на складной стульчик:

– Куфай-куфай, не то Хильда нафа матуфка надует губы. Фтоб кто-то не ел ее вфемивно иввефтную яифнитфу!

– Почему, черт возьми, никто не слушает, что я говорю?

Дома я привыкла, что, если четко изложить, чего хочешь, есть шанс это получить. А тут все продолжали поглощать завтрак, будто я муха какая-нибудь.

– Да потому что в нашей семье никто не принимает никаких решений до завтрака. Хороший завтрак – половина дела!

– Папа еще не… – начал Калле.

– Что-о-о-о-о? – взревел Карло.

– Его высокопреатаманство ничего не делает, пока не съест свой ежедневный бутерброд с горчицей.

Карло не мог ничего сказать с набитым ртом, но растопырил руку и по-тарзански похлопал себя по груди.

– Этот бутерброд считается священным, – добавила Хильда и сунула в рот тефтельку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11