Сирена Селена.

Опасное желание: Узнать свою судьбу 2



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор: Сирена Селена

В оформлении обложки взяты изображения с www.shutterstock.com по стандартной лицензии.

Глава 1. Норингия

Кайл Капарэлли два года уже жил в Норингии под Фолчестером, где решил обосноваться принц Шерисии Вильям Тунийский и его молодая жена, кузина короля Норингии Лиана Редкафф. Лиана оказалась очень приятной герцогиней с достаточно большим влиянием при дворе. Вильяму понадобилось больше года, чтобы завоевать сердце герцогини. И хотя брак был договорным, он стал счастливейшим из всех представителей королевской династии Шерисии, кто женился не по любви, а по долгу и положению, но при этом искренне полюбил свою супругу. А в последнем факте сомневаться не приходилось, потому что с момента, как Вильям узнал о беременности Лианы, он и вовсе бросил все государственные дела и целыми днями носился по замку за своей женой, предлагая ей что-нибудь поесть или просто полежать. Дошло до смешного: герцогиня стала прятаться от назойливого супруга.

Аппарат управления в Норингии существенно отличался от шерисского. Если на родине главным законодателем были царствующая особа и его семья, а слово короля не обсуждалось, то у страны-соседа с большим количеством лесов и болот главным законодательным органом внутренней политики государства была королевская палата. Она состояла из двадцати человек – самых близких и доверенных друзей короля и представителей знатных родов. Сам же король Норберт занимался внешней политикой и чаще бывал в разъездах, чем в своей собственной стране. Кайл быстро оценил все плюсы и минусы аппарата управления Норингией: с одной стороны, король имел достаточно много времени на свои собственные дела и желания, мог месяцами не появляться на территории Норингии, а управление страной при этом оставалось в надёжных руках. Каждый законопроект выносился на обсуждение в королевскую палату и принимался только при абсолютном большинстве голосов. При таком раскладе подкупить, запугать или иным способом надавить на более чем десяток голосов высокопоставленных личностей было практически невозможно.

Вильяма Тунийского на правах супруга герцогини включили в королевскую палату Норингии. Он первое время активно занимался делами, но как оказалось, будучи единственным голосом из пары десятков, его часто не слушали, и большинство членов палаты решало по-своему. Это была не Шерисия, где он являлся наследным принцем короля Валериана, и его беспрекословно слушались. Любое предложение необходимо было оформить в письменной форме, предупредить палату, походатайствовать у главного секретаря о назначении даты для обсуждения закона, и лишь после этого представить своё предложение влиятельным аристократам. При этом многие из них относились к своим обязанностям спустя рукава, и проводить какие бы то ни было реформы не хотели. Надежды короля Валериана Тунийского на то, что его сын может повлиять на внутреннюю политику Норингии, разбились о суровые реалии. Он плохо себе представлял аппарат управления страной-соседом и, отправляя своего сына в Норингию, даже подумать не мог о том, что вся власть в стране при действующем короле сосредоточена по сути у палаты аристократов.

Как оказалось, в стране вечных болот и лесов даже официальной столицы не было.

Если в Шерисии самым крупным и в действительности единственным настоящим городом был Алишер, а все остальные – деревни, то в Норингии было целых пять крупнейших городов: Хьюдерсфилд, Сэтхем, Стоун, Фьёрд и Фолчестер. И даже главного королевского дворца, как такового, не имелось. Король Норберт любил путешествия и имел замки или дворцы в каждом из пяти самых крупных городов. Опять же, и тут Капарэлли увидел большое преимущество: если захочет кто совершить покушение на короля, то ему вначале надо будет выяснить, где король сейчас остановился.

Грэт Кайл Капарэлли, как близкий друг принца Вильяма, решил задержаться в этой стране. Его друг детства Теодор Пелигрини тоже остался в Норингии. Кайл подозревал, что Тео догадался об их с Кейлиной договоре и тоже ждёт её. Большую часть свиты Вильям отослал обратно в Шерисию, так как хотя номинально эти грэты и являлись шерисскими дипломатами, фактически делать им в Норингии было нечего.

Кайл каждый вечер выходил на балкон замка и пытался мысленно связаться со своей сестрой. Внутренние ощущения ему говорили о том, что близняшка жива. Но это было всё, что он мог почувствовать. Вопреки всем договорённостям с предводителем Гильдии Пиратов, спустя два месяца после расставания в «Солёном берегу» Торнадо или другой пиратский корабль так и не появились ни в порту Стоуна, ни Сэтхема. Кайл несколько раз ездил в эти города и лично расспрашивал таможенников в портах о торговых кораблях, которые швартовались у берегов Норингии, но ни разу никто ничего не слышал о синеволосой девушке и ручном хорьке, меняющем цвет меха.

Первые месяцы он хорошо чувствовал эмоции Кейлины, и иногда он даже казалась, что она думает о нём и пытается что-то сообщить. Большую часть времени он ощущал её радость, временами даже восторг и совершенно не волновался за неё. Однажды по внутренней волне он почувствовал её сильнейший испуг, за которым следовало какое-то странное смешанное чувство, похожее на разочарование и даже печаль. Кайл в тот же вечер отправил сестре письмо с вопросом, всё ли с ней в порядке и получил краткий ответ, что да, всё хорошо, и Торнадо уже движется к Норингии, будут примерно через месяц в одном из морских портов страны с суровым климатом. Это письмо было последней весточкой, которую получил Кайл, а спустя ещё несколько дней связь с сестрой неожиданно как будто оборвалась. Письма с магической пылью больше не доходили до близняшки, да и отклика по эмоциональной связи не было.

Теодор вызвался сопровождать Кайла в таких поездках и ни о чём не расспрашивал. К тому же друг детства всё это время учил грэта Капарэлли скидывать излишки магии в артефакт-накопитель. Кайл не забросил идею, которую обсуждал в своё время с гением-изобретателем Эриком. Он хотел создать такой же сильный артефакт, какой сделал Тео для Кейлы, но со своей родовой магией распознавания лжи и иллюзий. Поначалу получалось неловко и неумело, Кайл всё никак не мог рассчитать остатки своего резерва. Однажды он даже перестарался и слил слишком много магии в пуговицу, после чего на три дня слёг с температурой. И это несмотря на то, что в принципе за свою жизнь почти не болел. Но со временем Кайл всё лучше и лучше стал чувствовать свой магический резерв и отдавать ровно столько, чтобы не навредить себе. А пуговицу в качестве артефакта Кайл выбрал случайно, ещё в горах на перевале. Под рукой ничего не было, когда Тео любезно согласился показать, как передавать магию в объект, и пуговица на рукаве камзола показалась неплохим временным вариантом для тренировок. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.

Голову также не покидали мысли о ещё одной нимфе – грэтте Нонне Капарэлли. Кайл несколько раз порывался написать ей после разговора со Златаном на перевале, но так и не решился, так как не знал, с чего начать письмо. Отношения лучше выяснять при личной встрече. Да и каким-то немыслимым образом, несмотря на его кровь нимфы по материнской линии, которая, безусловно, передалась Кайлу, Нонна уже трижды говорила ему «нет». Когда он был подростком, она не воспринимала его всерьез, а в его двадцать один год Нонна просто рассталась с ним, не объясняя причин. Два года назад после короткой встречи в винограднике, почти сразу перешедшей в горизонтальную плоскость, они так и не поговорили. До самого отъезда Кайла из Шерисии Нонна избегала встреч тэт-а-тэт с грэтом Капарэлли. После разговора со Златаном на границе двух государств Кайл понимал, что у нимфы не было никакой интрижки с отчимом, и многое он просто не так понял. Но с другой стороны, за все годы странных отношений между ним и девушкой, когда они то сходились, то внезапно расходились, Нонна так и не забеременела. Кайл был сыном нимфы, а потому никогда не предохранялся. Ведь нимфа может завести ребёнка лишь от того мужчины, которого полюбит всем сердцем. Опытным путём Кайл выяснил, что и на него это правило распространяется. Ни одна из его женщин, коих у него было много, не забеременела. «А сама Нонна – нимфа, соответственно тоже не предохраняется. Ей-то это не зачем. Но, выходит, если за все эти годы она так и не забеременела, значит, ничего более симпатии она ко мне не испытывает». А вот последний вывод отчего-то неприятно царапал душу.

Кайл выполнял поручения Вильяма, и это являлось официальной причиной, почему он остался в Норингии. Истинную причину – дождаться и встретить Кейлину, о которой он уже очень сильно беспокоился, – он не озвучивал даже принцу, несмотря на их дружеские отношения. Не говорить же ему, в самом деле, что способствовал побегу сестры с Чёрным Принцем, когда она являлась невестой его младшего брата Вилладжо, а теперь он не находит себе места, потому что она не объявилась в оговоренное время?

Все попытки найти сестру были тщетны. Выйти на связь с пиратами вообще не получалось, к берегам Норингии корабли морских волков близко они не подходили. И в целом это было логично, ведь договор о взаимном ненападении пираты подписали с Шерисией, а не с Норингией. Кайл дал себе обещание, что ещё месяц пробудет здесь и, если никаких подвижек в расследовании не предвидится, то вернётся в Шерисию. Во-первых, попробует выйти на связь с Глэном, а во-вторых всё-таки объяснится с Нонной. В-третьих и в-последних, слухи о войне в Норингии, как оказалось, были весьма преувеличены. Кайл приехал в Норингию в том числе из-за предсказания Вивиэль, которая сообщила ему, что он спасёт множество жизней. Грэт Капарэлли рассчитывал помочь королю Норингии в подавлении восстаний оборотней и защите людей. Но к моменту, когда принц Вильям женился на герцогине Лиане, случилось лишь несколько вспышек агрессии со стороны оборотней, последних удалось переловить в кратчайшие сроки. Да и импорт магических капканов из Крэнгии для этих полузверей-полулюдей был давно налажен. Все необходимые законопроекты давно приняты. Кайл недоумевал, чем ещё может помочь здесь, да и в королевскую палату его никто не приглашал.

Грэт Капарэлли стоял на балконе замка и заканчивал заряжать остатками магии из своего резерва небольшую грязно-коричневую пуговицу, когда на балкон вышел его друг Тео:

– Ну что, от неё всё так же нет известий? – тихо спросил грэт Пелигрини, бесшумно подошедший сзади. Он спросил о Кейлине впервые за два года.

Кайл встрепенулся, так как был сосредоточен на пуговице, и не сразу понял, о чём речь:

– А? Что?

– Не держи меня за дурака, Кайл. Ты несколько раз ездил в Стоун и Сэтхем, я услышал однажды, что ты спрашиваешь про синеволосую девушку. Вы договорились с Кейлой встретиться здесь, в Норингии?

– Да, здесь, – выдыхая облачко пара, сухо сказал Кайл.

– Твои письма также не доходят до неё, как и мои? – вновь спросил Тео.

Кайл неохотно кивнул. Помолчал. Затем решил открыться другу, ведь тот явно тоже переживает о Кейлине:

– Она не хотела выходить замуж за Вилладжо, – сказал Кайл и увидел, как Тео вздрогнул, – и не видела своего будущего в Шерисии, а потому сбежала с пиратами из «Солёного берега» в ночь подписания соглашения с Гильдией Пиратов. Чёрный Принц обещал её доставить через два месяца в Норингию, но прошло уже два года… а она так и не вернулась. Ни в Шерисию, ни в Норингию. И это я во всём виноват. Я помог ей сбежать и собственноручно отпустил с Чёрным Принцем.

Кайл рассказал другу детства обо всём сухо и без эмоций, как умел. Все эти месяцы он сочинял и писал письма отцу и матери, что Кейлина жива, с ней всё хорошо, но в глубине души он совершенно не был в этом так уверен. Порой на него накатывали волны страха: «А вдруг я её больше не чувствую потому, что она умерла?». Такая волна накатила и сейчас, но он не подал вида.

– Она отказалась выходить замуж за принца? – еле слышным шёпотом повторил Тео. – При том, что Вильям здесь, женат на Лиане, она, по сути, отказалась от того, чтобы в будущем править как опекун своих детей?

Информация о том, что Кейлина – невеста Вилладжо, так и не была оглашена в Шерисии, поэтому для Теодора Пелигрини это стало настоящим шоком. Он не мог прийти в себя от услышанного и не слышал окончание фразы Кайла.

– Да, – устало подтвердил Кайл, – и думаю не последнюю роль в её отказе и побеге сыграло предсказание дитя Говорящего Леса. Хотя теперь я очень сомневаюсь в их способностях. Кейлине Вивиэль предсказала, что та будет править, а мне, что я приеду сюда и спасу множество жизней. Как видишь, ни то, ни другое не случилось.

– Твоя сестра всегда была уникальной, – мечтательно произнёс Тео, думая о чём-то своём. – Отказать будущему правителю Шерисии. Это же надо же! Да ещё как изящно – просто взять и исчезнуть! – он даже развеселился то этой мысли.

– Да егоза она с шилом, – раздражённо бросил Кайл, но волна страха за сестру уже отпускала, – вначале наломала дров, потом исчезла, теперь ищи её свищи, как родник в Варварской пустоши.

Теодор рассмеялся такому сравнению. Затем посерьёзнел.

– Думаешь, она попала в беду? Возможно, корабль попал в шторм? Могли ли её пираты продать в качестве экзотики на невольничьем рынке Миянира? Может, закончилась провизия, и они обменяли её на питьё и еду в Варварских пустошах? Ходят слухи, что халифы любят большие гаремы, – Тео уже сам стал накручивать себя, и предположения сыпались сами собой.

– Я сам не знаю, – Кайл устало потёр лоб. – Знаю, что письма с волшебной пылью не доходят до Кейлы. Видимо, она очень далеко. Вряд ли она в Варварских пустошах. Когда она уходила из Шерисии, она была с Чёрным Принцем, что стал капитаном Торнадо ещё подростком. Уж не знаю, какой магией он обладает, но ходят слухи, что его корабль непотопляем. Интуиция подсказывает, что дело здесь не в обычном шторме. Да и не стал бы предводитель Гильдии Пиратов продавать её в рабство.

Теодор удивлённо приподнял бровь, а затем вспомнил, что перед ним маг, распознающий ложь, и все вопросы отпали сами собой.

– Да и не завидую я тому, кто решил бы её купить в качестве рабыни, – вдруг улыбнулся Кайл, вспоминая их детство с сестрой.

– Да-а-а… – Тео закрыл глаза и заулыбался, – представляешь, я как-то настаивал на том, чтобы познакомить её со своими родителями, когда мы тайно встречались. А она всячески сопротивлялась и не хотела этого. Говорила, что ей этого не надо. Я её не послушал. Каким-то образом, видимо благодаря вашему семейному дару, она поняла, что я вышел из гостиной, чтобы позвать родителей для знакомства. За те несколько минут, что меня не было, она разукрасила себя до неузнаваемости, разорвала на себе платье и привязала моими же шейными платками себя к обеденному столу, сбросив всё на пол. Кейла использовала остатки зелёного пюре из брокколи, чтобы изобразить рвотную массу, перемазала волосы углем из камина и использовала ещё что-то, чтобы на руках и лице были видны синяки. В общем, когда в гостиную пришли родители, то они увидели очень пьяную девушку лёгкого поведения в синяках, с которой явно поразвлёкся их сын.

Кайл издал нечленораздельный звук, пытаясь заглушить смех.

– Да-да, она очень ловко привязала себя моими же шарфами! – Тео оживился, вспоминая свои отношения с Кейлиной. – После этого они, разумеется, даже не пытались меня слушать, расшумелись, дали девушке денег и одежду, думая, что она нуждается в средствах, – здесь уже Кайл не сдержал смеха, ведь его сестра – самая богатая невеста всего Алишера, – и попытались замять эту историю, боясь, что меня упрячут в тюрьму. Ведь мало того, что я нанял девушку для интимных услуг, что строжайше запрещено, так ещё и изрядно подпортил ей вид.

Тут Кайл не выдержал и расхохотался в полный голос, к нему присоединился и Теодор.

– Ах вот почему тебя на целых полгода выслали из Алишера в ту богиней забытую деревню, – Кайл смеялся, а слёзы катались из его глаз.

– Да, ты не представляешь, как я был на неё зол, – Тео немного успокоился и вытер рукавом камзола свои глаза. – После того случая родители запретили мне целый год появляться на балах и вообще приближаться к грэттам и мисси и даже произносить слово «девушка».

– Я помню, что у тебя дурацкие отмазки какие-то были, – встрепенулся Кайл, – то зуб болит, то бабушка слегла с температурой, и только ты можешь о ней позаботиться, то ещё что-то.

– Да, это всё родители придумали. Они боялись меня отпускать в общество, где есть девушки. Я пожаловался на свою голову Кейлине на свою проблему. Ведь теперь я даже не мог с ней встретиться в ресторации. Она сказала, что уладит вопрос. Я уже тогда должен был заподозрить подвох… В итоге, твоя сестра откопала на Главном Магическом Рынке Алишера артефакт с иллюзией какого-то одноглазого амбала, не отягощённого печатью интеллекта. Узнала, что я собираюсь с родителями в театр, подкараулила и на их глазах поцеловала меня, а затем представилась им моим любовником по имени Грот и сказала, что мы собираемся сбежать в Крэнгию и там пожениться, ведь там разрешены однополые браки.

Вот теперь Кайл хохотал так, что его согнуло пополам. Отсмеявшись хоть сколько-то, он произнёс:

– Узнаю Синюю Бороду, отвага и слабоумие – её девиз.

– Разумеется, родители отменили после этого свой запрет на встречи с девушками, – она, как и обещала, добилась своего. Но мне уже хотелось придушить её к тому моменту.

– Как только после такого ты её замуж позвал? – спросил Кайл, но вопрос был явно риторическим.

Они оба ещё немного помолчали. На небе зажглись первые звёзды, и вышло из туч первое из двух светил. Стоять неподвижно было холодно, но Кайл наслаждался опускающейся ночью.

– Кайл, – Тео положил руку на плечо лучшего друга, – я вижу, как ты переживаешь из-за Кейлины. Я всё это рассказал не просто так. Она у тебя сильная и изобретательная. Если кто и сможет вывернуться из той ситуации, куда она угодила, так это только она. Она обязательно вернётся.

– Спасибо за поддержку, – Кайл благодарно кивнул и в ответ похлопал по плечу друга, – я знаю.

Глава 2. Два принца Вильяма


Кайл Капарэлли разгребал письма, предназначенные для принца Вильяма. В последнее время грэт Тунийский всё больше и больше дел скидывал на бывшего помощника главного королевского инспектора.

– Ты же дипломат от Шерисии. Основными функциями дипломатов являются представление и защита интересов его страны, сбор информации, установление дружеских связей. Вот и занимайся моей корреспонденцией. Считай, что я тебе одолжение делаю в виде предоставления дополнительных сведений, – сказал ему Вильям однажды, когда Кайл отметил, что письмо адресовано не ему, а принцу.

Кайл потёр переносицу, дочитав последнее письмо от Валериана с предложениями о том, что было бы неплохо наладить торговлю семенами и травами из Норингии. «Видимо, проблему с овцами и их питанием так и не решили», – подумал Кайл, барабаня пальцами по столу, вспоминая, что на момент его отъезда из Шерисии поголовье скота сильно уменьшилось. А овцы – это в первую очередь шерсть, из которой всем горожанам Алишера вязались зимние комплекты одежды. А львиная часть готовых изделий продавалась в более холодную Норингию.

В этот момент в кабинет Вильяма, в котором чаще был Кайл, чем его хозяин, ворвался принц собственной персоной.

– Кайл! Вот ты где! А я тебя всё ищу и ищу, наконец-то! – Вильям был явно возбуждён, о чём говорила испарина на его лице и порывистые движения.

– Что-то случилось? – участливо поинтересовался Кайл. Он давно не видел принца таким взбудораженным.

– Нет, – сказал принц, потом понял, кому пытается соврать, и исправился, – да, случилось, но это секрет.

– Я весь внимание, – посерьезнел Кайл.

– На подругу моей жены графиню Амалию сегодня было совершено покушение, – чуть заикаясь и торопясь изложить все факты, стал рассказывать Вильям. – Она ехала в свою загородную резиденцию, а Лиана была вместе с ней в карете, когда дорогу, по словам кучера, перегородила рысь, а с боков и сзади к карете стали подходить гигантские лисы. Один из лисов даже открыл дверь кареты, чем безумно напугал Лиану и Амалию.

– Герцогиня в порядке? – сразу же спросил Кайл.

– Да в порядке, но от испуга у неё начались преждевременные схватки, которые могут привести к выкидышу… Сейчас лекари, как могут, стабилизируют её состояние, – сказал Вильям, явно торопившийся рассказать что-то ещё. – От крика женщин лошади кинулись вперёд и, видимо не ожидая этого, рысь отпрыгнула в сторону. Карета устояла, не перевернулась, но толчок был очень сильным, добавь сюда ещё и стресс.

Кайл ничего не сказал, а про себя подумал: «Графиня Амалия – член королевской палаты. И не могли дикие звери так слажено действовать, да ещё и дверцу экипажа открыть. Это явно оборотни».

– С этой минуты я всё время и до родов Лианы буду проводить с ней. Я больше никуда не езжу, не отвечаю ни на какие письма и вообще, – Вильям махнул рукой, пытаясь показать, что относится к «вообще», – доверяю всё полностью тебе.

– Это же почти пять месяцев, – ахнул Кайл.

– Да мне плевать, если что будет с Норингией и Шерисией вместе взятыми, если моя жена потеряет ребёнка! – принц буквально вне себя прокричал эту фразу. – Я уже вызвал ведущего целителя из Алишера, и с помощью своей магии буду усилять его.

«Ого, грэт Вильям Тунийский умеет взаимодействовать с чужими магическими дарами! Вот так новость», – подумал про себя грэт Капарэлли, но вслух ничего не сказал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5