Симона Гауб.

Качели. Стихи



скачать книгу бесплатно

© Симона Гауб, 2016

© Гауб Симона, иллюстрации, 2016


ISBN 978-5-4483-5519-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Красная книга

Любую боль терпеть, но только не нежность.

Зима
 
медленно спускался снег с небес угрюмых,
бился о прозрачное и толстое стекло.
ночь настала рано. средь просторов вьюжных
время незаметно, кажется, текло.
 
 
* * *
пальцам было жарко на белой батарее.
в голове гудело. всхлипывала вновь.
Слёзы… это слабость. нервы… измотались.
ну а дальше ясно – рифма про любовь.
 
 
* * *
фонари светили мутным рыжим светом.
расстилались отблески… вот она – ЗИМА!!!
ох, ведь и ждала её осенью и летом,
тратила прекрасные дни, и всё ждала…
 
 
* * *
что тут было осенью! серой вереницею
пролетали, высились: ОН, ОНА, ОНИ…
осень словно острою ядовитой спицею
протыкала наискось ветренные дни.
 
 
* * *
как в тумане утреннем – чувства зачарованы,
словно дымкой льдистою затянуло мысль…
кукла бессердечная и мерзкое чудовище!!!
только почему-то сердцу всё хотелось ввысь…
 
 
* * *
подвиги бесславные, кадры недоделаны,
побросала всё подряд – слава на нужна;
и поступки сладкие, что ещё не сделаны
бросила-оставила, плюнула-ушла…
 
 
* * *
чувствовала запахи: то ли зимней свежести,
то ли цвета белого, то ли холодов…
может не насытилась всё ж осенней нежности?
кто-то осень выдумал лишь для дураков.
 
 
* * *
тайны были заперты, ключ зарыт под мёрзлую.
лето попрощалось – что ж, и ты прощай,
и летела снежная точка через чёрную
атмосферу медленно – что ж – лети, давай…
 
11.2007
Красное пятно
 
красное пятно на белоснежной скатерти.
вино.
в красном пиджаке бедняк на паперти.
смешно.
красный день календаря средь будней серых.
выходной.
красные пощёчины на двух ланитах белых.
мне одной.
 
 
красная смородина меж белыми и чёрными.
случайно.
пламя красное пылает над трущобами.
печально.
крови красной лужа – нож и человек.
статья.
Красное пятно, что красит серый век.
это я…
 
12.2007
Жизнь
 
да что такое жизнь, по сути дела?
душа – как белка в колесе,
и сердце под прицелом.
 
 
бежать вперёд и вверх, и вниз катиться,
одних любить за всё,
другим же просто сниться.
 
 
терпеть чужое счастье, радоваться даже,
творить добро для тех,
спасибо кто не скажет.
 
 
сжигать себя в кострах чужих сигнальных,
бросать себя к колёсам новых лиц,
и пред рабами эгоизма падать ниц.
 
 
да что такое жизнь, по сути дела?
лишь смутный отголосок тех времён,
когда ты был в кого-нибудь влюблён…
 
12.2007
Пакеты
 
почему-то не хотелось дуть на воду,
почему-то не хотелось быть собой…
я всего лишь обрела свою свободу,
почему ж меня считают злой?
* * *
я люблю по летним лужам прыгать,
я люблю барахтаться в снегу,
я люблю прилюдно носом шмыгать,
я люблю, люблю – но не могу!!!
* * *
и хотелось мне встречать рассветы,
и хотелось счастье всем дарить,
только чувства спрятаны в пакеты.
вам пакеты не дано открыть…
 
11.2007
Битва
 
Я умираю, я просто другая,
Просто себя до сих пор не нашла я.
Я ненавижу: бессилие – страшно;
Когда я люблю, это тоже опасно.
Всё надоело, но надо бороться
Людям назло и белому солнцу,
Против огня, и через воду,
Я против всех и всё под откос,
Мощный рывок, и в вечность ноту,
И на губах застывает вопрос.
 
 
Лёд разрастается, лёд поглощает,
Но он боится горячей слезы.
Падаю молча… заря зажигает,
Ветер разносит от битвы следы.
Я поднимаюсь, и снова одна я.
Хочет сломать меня пропасть немая.
Последний рывок – злодейка, смотри:
Ты больше никто, только я в крови…
Я умираю, я просто другая,
Лучше умру, чем тебе проиграю!
 
2007
Электричество
 
расскажи мне, милый, сказку бетона,
спой мне песню ветра.
в голове затикают три патрона
на два квадратных метра.
 
 
возьми мою горячую руку,
забери дрожащее сердце,
и почувствуешь, как текут по венам
тридцать три килогерца.
 
 
посмотри мне в глаза.
какого цвета?
зелёного. в душу смотришь.
а теперь пропой мне песню ветра,
знаю, что ты это можешь.
 
 
и отключи утюг гормональный,
а то спалишь себе брюки.
электричество – детям не игрушка,
это – целая наука.
 
2008
Одиночество
 
Одиночество – острая игла
О двух концах.
С одной стороны – резкая боль мгновенья
Вспышкой в небесах.
 
 
С другой – боль тупая и долгая,
Уйдёт не сразу.
Пустыми разговорами её не вылечишь
Как ту заразу.
 
 
Она оставит следы, и раны
Посыплет солью,
Жить слишком солоно бывает
С едкой болью.
 
 
Я же боюсь секундных уколов,
А долгие муки
Принимаю с мазохистским удовольствием…
Привыкла.
 
05.2008
Нитроглицериновая ошибка
 
Соляная кислота твоих речей
Разъест металл моего молчания.
И смех прорвётся неоном из груди моей
И опять по столу растечётся ртуть отчаяния.
 
 
У тебя олеиновая улыбка,
А в моей слишком много сахарозы,
Ты – моя большая нитроглицериновая ошибка,
Причина всем изветной газовой фторной угрозы.
 
 
Мои слова рассыплются хромом,
Блестящими осколками упадут на пол.
Тебя жаба душит коричневатым бромом,
А этиловый спирт уже машет нам мохнатой лапой.
 
 
Я растворюсь в тебе аммиаком
И как всегда весь раствор испорчу.
Нельзя жалеть и повареной солью плакать,
Ты мой глоток озона, ты мой алмаза кусочек.
 
06.2008
Откровение стервы
 
Мне нравилось просто сводить вас с ума
Молчанием или улыбкой невинной.
Такое бывает – почти как чума
В сознании тает агонией длинной.
Мне нравилось пить ваши чувства до дна,
С подругой моей, пустотой, оставляя.
Казалось, доказана стервы вина,
Но завтра опять на мне маска другая.
 
 
Мне нравился взгляд растревоженных глаз,
Что цепко хватался своими клещами
За взмахи ресниц и за ворохи фраз,
А после сгорал, как цветок-оригами.
Мне нравился запах чуть слышный духов,
И в странных порывах тонули сомненья.
Остались от наших чудесных деньков
Размытые тени и снов отраженья.
 
 
Мне нравилось ночи не спать напролёт,
И думать… И думать в бреду полусонном!
Касаться луны, что по небу плывёт,
И чувства хотелось дарить экономно:
Кому перепала улыбки дуга,
Кому пара фраз – не вполне однозначных…
И нравилось мне наставлять вам рога,
И это всегда получалось удачно.
Мне нравилось врать и надежды губить,
И рай обещать так легко и подробно…
А всё потому, что хотела любить,
Но сердце на это моё не способно.
 
06.2008
Мужчинка
 
Мой сладенький мужчинка перешёл дорогу,
И светофор над головой его светил,
Быть может, я останусь здесь надолго,
А может… это выше моих сил.
 
 
Мой маленький мужчинка чешет ногу,
Хлебает из гранённого чаёк,
Мой сладенький мужчинка перешёл дорогу,
А я… стоять осталась поперёк.
 
 
Мой миленький мужчинка не запомнил
В моих глазах рассвета синеву.
Он перешёл дорогу, и наполнил
Компотом голубое рандеву…
 
09.2008
Дочь вождя
 
Ночь, окно и лампы свет. В комнате одна.
В зеркале чужой портрет. В небесах луна.
В небесах свободы смог. Звёзды в облаках,
Тихий мутный сна дымок нитями в руках.
 
 
Ночь, окно и блеск слезы. Лист и карандаш.
Вдалеке раскат грозы. Серых туч гуашь.
Песня памяти внутри – на басовый ключ,
Фото жизни два на три, и надежды луч.
 
 
Ночь, окно и тишина с запахом дождя,
Дочь любимая – Вина, Совести-вождя.
Чёрный след карандаша на боку руки.
Или озера душа, или злой реки…
 
 
Свет в потерянных глазах, и рука в кулак.
Мысли в алых парусах – жизни явный знак.
 
05.2008
Не по фен-шую
 
В твоих словах ни капли сожаленья,
Ни грамма сахара, ни запаха варенья.
Мне было плохо так лежать, ненужно,
А за окном шуршали листья, звонко, дружно.
В моих словах ни грамма сладкой правды,
Там только ветер сам с собой играет в нарды.
А я лежу, болею и тоскую…
Не по фен-шую это всё, не по фен-шую…
 
09.2008
То, что раньше во мне полыхало любовью
 
То что раньше во мне полыхало любовью —
Разлилось липкой грязью по тверди бетона.
То, что раньше дарило мне крылья —
Нынче яростно бьёт по спине.
 
 
То, что раньше отлично заедалось морковью,
И смехом весёлым сверкало —
То теперь тупо щемит в груди. Может, мне
 
 
Разбежаться и плюхнуться в жизнь,
И забыться под россыпью брызгов бодрящих,
Может, снова я петь научусь по утрам,
Только солнце взойдёт…
 
09.2008
МЭК
 
Глаза твои цвета спелой луны
И губы мои вкуса волчьих ягод.
За свет мы заплатим лишь полцены
Ведь цены на счастье на бирже упали.
 
 
Иди, забирай же из банка мораль,
А то обанкротится он – потеряешь,
А нежность мою под кустом закопай,
Сейчас ляжет снег, а весной раскопаешь.
 
 
И будет, наверное, к месту она…
 
 
Потом.
 
10.2008
Только не…
 
В омут, в грязь, в бесконечный круг,
Крылья вечером стирать порошком,
Вернуть белоснежность,
В омуте, в грязи найти вдруг
Радость трезвую, с душком,
Любую боль терпеть,
Но только не нежность.
 
 
Город плыл в холодных ветрах,
Монотонными басами гитары в ушах
Вернуть бесконечность,
Или хотя бы на первых порах
Беспечность…
Белоснежность…
Любые муки терпеть,
Но только не нежность!
 
 
Она затянет на шее верёвку,
Сначала приятно, меня привязали,
УРА! Сада-маза!
Потом дёрнет
Проводами-светофорами-рельсами…
И бежишь как трамвай,
Наслаждаясь процессом,
По маршруту… опять… Маза-фака!
Любые муки, но только не эту!!!
 
10.2008
В пальцы по шипу
 
На плаву не удержаться,
Не увидеть тех небес,
Что над головой кружатся,
Задевая кромкой лес.
 
 
Жадно в рот холодный воздух,
Жадно в уши тишину,
Жадно свет в глаза, и розой
Жадно в пальцы по шипу.
 
 
Из машин река живая,
Разум, случай правят всем.
Что поделать, я такая
Точка сбоя всех систем.
 
 
Небеса меня залили
Влагой ржавой в механизм,
Там, где медленно прогнили
Люди в войнах за цинизм.
 
 
Чтобы люди стали думать,
По утрам рассвета ждать…
Чтобы каждый вечер в сумме
Стали радость умножать.
 
 
Чтобы счастье в передозах
Заполняло темноту…
Жадно в рот холодный воздух,
Жадно в пальцы по шипу.
 
10.2008
Белоснежный
 
Снег, пока немного робко
Глянец заметал дорожный.
Красных фар уютным блеском
Упивался… осторожно.
 
 
Я так живо представляла
Где-то над живой картиной
Мутных глаз твоих улыбку,
Губ твоих изгиб наивный.
 
 
Снег, уже довольно смело
Бился в жижу липких стёкол.
Гладить ласково хотела
По лицу, с улыбкой блёклой.
 
 
Темнота всегда скрывала
Моих мыслей вихрь нежный,
И на ночь, как одеяло
Снег ложился белоснежный.
 
11.2008
Подарите
 
Подарите мне крылья – я буду летать,
Подарите мне мысли – я буду мечтать.
Подарите мне счастье – и я буду жить.
Подарите амброзию – я буду пить.
 
 
Подарите корабль – я на нём поплыву,
Подарите мне жизнь – и я не умру.
Подарите мне маску – я спрячу лицо,
Подарите мне каску – я спрячу лицо!
 
 
Подарите мне ласку – так, чтоб сердце до дыр.
Подарите мне краску – я раскрашу весь мир.
Подарите мне совесть – я не предам,
Подарите мне что-нибудь – я не отдам.
 
 
Подарите мне небо – я удивлюсь:
Это небо моё!? И я в нём растворюсь.
Подарите мне муки – и с ними весну,
Подарите мне крест – я его понесу.
 
 
Подарите мне кровь – и я буду жить.
Подарите мне кровь – и я буду пить.
Подарите мне солнце, и с гор мумиё,
Эти горы мои, это небо моё!
 
 
Подарите мне крылья – я полечу,
Не найдёте мне крыльев – подарите метлу…
 
11.2008
Красное на белом
 
Алые капли запачкали совесть,
Алою кровью измазаны крылья.
В белом и красном печальная повесть,
В душах огнём. Остывающей пылью
 
 
Снега крупицы в ночи из мерцаний.
Диском луны, ослепительно белым,
Ночь с интересом на бездну желаний
Сквозь лёгкий пар терпеливо глядела.
 
 
Всё, что осталось от снов моих ярких —
Алая жижа в дыхании ночи,
Жизнь иногда мне дарила подарки —
Радость мгновенья, а дальше – как хочешь.
 
 
Алые капли добавили краски
В жизнь из усталых пастельных неонов.
Алою кровью забрызганы маски…
Просто так было… прости… это больно.
 
 
Ты улетел, мне не дав обещанья
Скоро вернуться, согреть меня снова.
Я принимаю как данность страданья,
Что мимолётного рая основой.
 
 
Мы не закончили грустную повесть,
Драму о людях, какими мы были…
Алые капли запачкали совесть,
Алою кровью измазаны крылья.
 
11.2008
Сердце
 
В лучах розоватых как пар золотой
Я помню, фигуры людей растворялись.
Но сердце болело обычно тобой,
И мысли с разгону об стены швырялись,
 
 
И листьев огни под безжалостным льдом
Как тысячи злобных взбесившихся фурий.
А осень бродила под красным дождём,
И в лужи роняла кусочки лазури.
 
 
Твой ласковый шёпот дарил мне покой
Но этого было убийственно мало!
Тогда ты унёс моё сердце с собой,
Чтоб больше оно ерундой не страдало.
 
11.2008
Тихо (красный)
 
Тихо – ты слышишь?
Так бывает только ночью.
Звёзды – осколки
Лет прошедших, не похожи
На давние дни,
Что когда-то звались жизнью.
Только мне теперь
Остаётся красный бархат.
 
 
Красный, красный
Как сочащаяся кровь
Как банально, боже мой!
Красный, красный
как твои мечты
Как нечестно, кто б заметил!
Красный, красный
как мои глаза…
снова вру? Прости за это,
Просто я должна.
 
 
Тихо – ты видишь?
Как сбежались в угол тени.
Можно забраться
Вверх, где нет ненужных мыслей.
Там потеряться,
Словно не существовали…
Тени сбежались
И мою тоску скрывали.
 
 
Красную, красную
словно лепестки
Маков, что задаром сны.
Красную, красную
словно облака.
Облака на жёлтом небе.
Красную, красную
как глоток вина!
Как забавно, боже мой —
Я пьяна одной тобой!
 
 
Тихо – ты знаешь?
Вечером вчера упала
В бездну вопросов,
Там спирали рисовала,
Листья, бутоны,
И кресты в оплётах стеблей
Красками солнца,
Что, похоже, были цвета
 
 
Красного, красного
Перца не жалей.
Всё равно сгоришь внезапно.
Красного, красного
Отблеск на щеке,
Всё равно уйдёшь в закат!
Красного, красного
Словно небеса
Станут реки континента,
Их залепит изолента,
Но не навсегда…
 
2008
Абсолют
 
Ничего не встречала на этой земле,
Что бы большею властью владело,
Чем твой голос, звучащий нежней в темноте,
И на подвиг готовое тело).
Не видала прекрасней улыбки твоей,
Твоих рук, что посеяли жадность,
Забывая про всё, беспощадно,
Безвозмездно, взахлёб, всё сильней…
 
 
Я писала стихи и марала листы,
Про глаза и про губы стенала.
Я попалась на удочку, ею был ты,
И желаний других я не знала.
Мне хотелось кричать, осознала – люблю,
Мне хотелось взрываться салютом,
Но молчу, я тебе со своим абсолютом
Всё равно, как и все, ни к чему.
 
 
Бесполезность моей безусловной любви
Так безропотно предана, знаешь,
Ничего мне не нужно. Захочешь – лови
Этот дар, если нужным считаешь.
Ну а если захочешь продолжить свой путь,
В одиночестве, так своевольно,
Всё равно мне не сделаешь больно —
Тень не чувствует боли, ничуть.
 
2008
Двое
 
Небо измерить шестью стежками,
Путь свой прошлёпать пятью шагами.
Ночь промотать за четыре минуты,
В ожидании утра.
 
 
Три колеса на одном самокате,
Два голубка на крыши скате,
Только дельфин остаётся один,
Он нелюдим.
 
 
***
Небо поделим шестью облаками,
Путь десятью ты отметим следами,
Ещё три секунды и стану вдруг я
Сама не своя.
 
 
Четверо тапок стоит в коридоре,
Двое нас, двое! Нас – двое!!! «Нас двое», —
Думать про это, стоять у окна,
Любовь – одна… =)
 
04.2009
Твоя звезда
 
У тебя есть свой мир, и звезда в небесах
Освещает твой путь с постоянством цикличным.
У тебя есть опоры, чтоб стоять на ногах,
Неизменно и прочно, создавая отличья.
 
 
Всё в порядке своём неизменно течёт,
День за днём по закону всё происходит,
Там ходящие ноги, там глотающий рот,
Там недели из времени ткут хороводы.
 
 
Но не дай тебе бог, что придёт этот день,
Обратится всё сущее в хаос сумбурный,
Всё, что светом казалось – провалится в тень,
Всё, что очень ценилось – окажется в урне.
 
 
И звезда путеводная, небо разбив,
От насиженных мест навсегда оторвётся,
И исчезнут из музыки ритм и мотив,
И проглотит чудовище вечное солнце.
 
 
Ты не сможешь укрыться от молний и гроз,
Ты заплачешь, но слёзы не вниз будут падать,
И на каждый ответ будет новый вопрос,
Новый мир строить трудно, но всё-таки надо.
 
 
Я схвачу золотыми сетями восток
И по твёрдости радуги небо размажу,
Завяжу пламя с сумраком, как узелок,
Метеоры свалю тебе под ноги в кашу.
 
 
И звездою твоею на севере в ночь
Ярко вспыхну, и плечи ветрами укрою,
Лепестком алым свечки сомнения прочь,
Чтобы мира крушенье казалось игрою.
 
 
Но когда ты придёшь ко мне? Лучше на чай,
А не с просьбой прогнать разродившийся хаос.
Я готовлюсь к всему, но уж лучше б пускай
Твоя жизнь, о, любовь моя, твёрдой осталась,
Даже если вдали от меня…
 
05.2009
13
 
Зелья наварим в ночь полнолунья,
И пентаграммами стены исчертим,
Оргии, танцы, костры…
И заклинанья в полубезумьи,
И волосатые грязные черти,
Очень их когти остры.
Я буду петь дурным голосом песни,
И танцевать на столе обнажённой,
Орать стихи.
Так ведь и правда весну интересней
Нам отмечать в хрущовке прожжённой…
Духов стихий
Вызовем и поржём. XD
 
04.2009
Память-масло
 
Салютами, огнями – это масло не для нас,
Эта ночь – твоё дыханье,
До рассвета, досветла не буду спать, нарочно.
 
 
Сковородками, грибами – это масло не твоё,
Эта кухня – дело женщин,
И до завтра, до обеда есть не будешь ты, нарочно.
 
 
Зачерпну ладонью реку, воду поднесу к губам,
Красный, синий, непонятно,
Этот цвет не для меня.
 
 
Не оставить. Не проснуться. Не остановиться, нет…
Нет, не поздно нам вернуться,
Просто масло не для нас.
 
 
Мой июнь – десятый лишний,
        ты услышишь птиц и газ.
Не сольёт нас ночь в дыханье.
Просто масло не для нас.
 
 
Не скользит оно, не прячет тонкой плёнкой
        Солнца свет.
Только плавает, нарочно, только дразнит,
        кто и где.
До разбега, дотемна не буду спать.
Нарочно,
Чтоли,
Пляшет память
По изгибам твоего лица?..
 
06.2009
Гниль
 
Какая красивая гниль… кружевами
И больно на выдохе, дым в нём и пар.
Я новость узнала: теперь между нами
Незримая связь, и по телу пожар.
Как странно, но мне не хватает чего-то
Такая ловушка, мне нужно тебя!
Мне нужно тебя ощущать. Будто одурь
Но точно известно – тебя и до дна.
 
 
Какая красивая гниль, безобразно
Рассыплются тени на мокрый асфальт,
И дождь, и прохладно, но всё-таки, разные
Холодные капли, помоюсь хоть так…
Не зря уже месяц горячий не плещет,
Мне холодно, холодно, холодно, но…
Я не заслужила на липкие плечи
Ладоней твоих, но в мыслях оно…
 
 
Какая красивая гниль! Искаженье!
Какая досада – в кривых зеркалах.
Ты – кто? Ты неверное, просто виденье,
Но если ты рядом, не трогает страх.
Но если ты рядом – в душе так спокойно,
И плесень моя распускает цветы.
Но если не рядом… кровавая бойня…
О, боги, спасибо за то, что есть ты!
 
2008
«Синие, серые артерии вен…»
 
Синие, серые артерии вен
дождь заполнял,
Рисовал и смеялся.
Капли… везде вода, а он просто упал,
Просто на облаке не удержался.
Просто не смог.
 
 
Яркие, колкие, холодом и головокружением
Отдавался в макушке,
Он помнил, что есть такая награда —
унижение.
Слушал в ракушке
Упрямое море.
 
 
Я бью руками по стеклу до оцепенения.
До дрожи.
И в этом, наверное, мы чертовски похожи.
Пока не придёт общее оледенение,
Готовимся к осени.
 
 
Подняла лицо, выше обычного угла обзора,
Увидела, как плещется
В тёмной лампе автобуса дождевая вода.
Скоро ли
Мне вновь примерещится,
Что я счастлива?
 
 
А в этом прекрасном городе опять
Просто охренительная погода.
Под неё хорошо стоять на балконе
Или на остановке. Но мода
Нынче на солнце.
 
 
А мне ведь, по большому счёту, пох*й,
Сколько градусов в аутсайде
И сколько миллиметров влаги мокнет
На грязном асфальте.
В этом своя эстетика.
 
 
А дождь заполнял, смеялся и рисовал
Серые артерии вен.
Завтра утром с балкона – сразу в астрал…
It comes to rain again,
It is a happiness, not a pain…
 
08.2009
Город без меня
 
Смотри на город без рекламы,
Смотри на город без меня,
Ты не поймёшь, что поменялось,
Чего уже вернуть нельзя.
Смотри на серые дороги,
Смотри на ветреные дни,
На жёлтый лист – смотри под ноги,
И на лиловые огни.
 
 
Тебя не радует, что солнце
Не видно, если дождь идёт,
Твой взгляд страшнее всяких монстров,
Когда по пустоте плывёт.
 
 
Смотри на блеклые рассветы,
Смотри на синие мосты,
Смотри на город без рекламы
И в клумбах вялые цветы.
Смотри, как осень убивает —
Как элегантно, невзначай.
Молчу, ни слова не роняю;
Смотри, смотри и забывай.
 
09.2009
В стиле педовок
 
Аллелуя… в полуденном парке
Я уже не найду теплоты,
Мокрых листьев – бронзистые шкварки,
Из под зонтиков взгляды – не ты.
 
 
С частотой двадцать восемь на тридцать
Накрывает дороги волна
Из мурашек и пара. И рыскать
По карманам полезли тепла.
 
 
Ты меня никогда не согреешь.
Всё равно, с дрожью в пальцах – люблю!
Всё равно буду. Буду я, веришь?
Бьётся на тормозах по нулю.
 
 
Если осень раскрошится пылью,
Если дождь постучит за спиной,
Полудрёмой, невиданной былью —
Всё равно я пойду за тобой.
 
 
И топтаться в воде остановок,
Под балконом, в окне, у двери,
В стиле самых позёрских педовок
Будут мокрые кеды мои.
 
2009
Кардиограмма

Листья золотым ломом рассыпаны по уголкам асфальта. Ты бесишься, но не плачешь – и то радость. И я забываюсь, когда мы вместе, оттого что кажется – так и должно быть.

Луна пялится, голубым глазом палит, не обращай внимания:

Она просто завидует, потому что видит, как внутри у меня —

СчАстливо… Но на косинусоиде улыбки отчётливо начерчена, и потому проступает вторая стадия разложения, третья стадия размножения —

Когда ничего не выходит, но всё ещё хочется… Нитками разматывать одиночество, пить из воздуха смерть и осень.

И облака – их ровно восемь. Мы валяемся на асфальте, мокрые, ввысь просимся…

И…

Suddenly!!!

Этот салют – спасибо огромное (!) заглушил слова – это мои мечты разрываются. Сильней, сильней, яростней. Золотыми и розовыми кляузами вспыхивают последний раз и сгорают, оставаясь лишь дымом, и то ненадолго.

И я знаю, что аллегория, а толку!?

Они ведь не разрешают качаться в волнах спокойствия,

Они бьют…

Сантиметрами мухоморов и бликами рваных чувств.

Они сказали мне, что наивность это плохо, что она не избавит от честности разговоров, что это удел другого лоха.

А я пресное тесто, и мне следует чётко знать своё место.

Оно прояснилось в одном жесте: садист всегда смеётся, когда мазохист бьёт себя по лицу…

Знаешь, я, наверное, унесу тайну свою в могилу.

Если бы не были или были прошлые и будущие жизни…

Если будут, мы снова встретимся, может быть, мне тогда хватит прямоты, честности, упрямства извечного и безрассудства для чистосердечного…

Тук-тук-тук…

Кардиограмма.

09.2009


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное