Серж Середа.

Выбор, или Герой не нашего времени



скачать книгу бесплатно

– А вам, Володя, сколько ещё осталось платить?

– Нам осталось ровно два года. Летом 1991 года мы рассчитаемся с долгом за квартиру полностью. Ну а теперь, гостеприимные хозяева, разрешите мне откланяться. Мне надо найти ещё этих двух ближайших родственников и шагать домой. Уже время.

Находясь в коридоре, Татьяна Сергеевна и Екатерина Васильевна попросили передать большой привет Анне Ивановне. Владимир, уходя от своих гостеприимных друзей, пообещал ещё раз зайти перед отъездом. Екатерина Васильевна сказала, что хотела бы передать небольшой подарок своему внуку. Володя обнял Татьяну и Екатерину Васильевну, затем, поцеловав каждую из них, он вышел на улицу.

* * *

Героями не рождаются. Это изречение очень часто приходится слышать в обиходной речи. И уж тем более никто не в силах планировать такие поступки, которые потом вдруг общество оценит как геройские. Поэтому Владимир Сашенко, имея три правительственные награды, в обычной жизни даже стеснялся их надевать. Служа в армии, он получил две медали: «За боевые заслуги» и «За отвагу». Последняя была им получена, когда во время учений, проходивших на флоте, он в буквальном смысле спас двух матросов сослуживцев со своего корабля, подвергая риску собственную жизнь.

Медаль «За спасение утопающего» он получил, находясь уже на гражданке, живя в Ставрополе, за спасённого им подростка, которого он вытащил из воды уже без признаков жизни. И только быстрота и смелость, а также профессиональный навык, приобретённый на флоте, помогли ему свершить чудо. Володя сумел восстановить дыхание мальчишке, то есть он вернул его к жизни. Эта награда искала его два года, так как Владимир, скромный и даже застенчивый от природы человек, не афишировал этот поступок, не искал способ прославиться, потому что возможность вызволить человека из беды всегда составляла его духовную основу жизни. И этим спасённым подростком тогда был ныне живущий теперь в его семье Рощин Алексей.

Ирина знала эту черту своего мужа и поэтому предусмотрительно положила его награды в чемодан сама, при этом снабдила маленькой запиской со словами: «Надень обязательно, когда пойдёшь с Андреем на комиссию в РОНО».

Володя, несмотря на довольно жаркий день, надел строгий тёмный костюм, белую рубашку и галстук. На пиджаке красовались три его медали. Андрей был одет так же, как и отец, в костюм, который ему купили в Ленинграде накануне отъезда. На нём тоже была белая рубашка и галстук.

Надежда решила идти вместе с отцом и братом. Но, в отличие от их строгих костюмов, она оделась по погоде, в лёгкое голубое ситцевое платьице.

– Папа, – сказал Андрей, – можно я пиджак понесу в руке, а то очень жарко сейчас.

– Я тоже хотел это предложить тебе, сынок. Пиджаки понесём в руках, а там наденем.

– Ну, вот и всё, дети, – обратилась к ним Анна Ивановна, стоя на пороге дома. – Бог вам в помощь, чтобы всё у вас сегодня свершилось. Храни вас Господь!

– Мамочка, ты только не переживай.

Не отдадим мы им Андрюху, – с улыбкой сказал Владимир. – Правда, Андрей?

Андрей обнял отца за талию и тоже, улыбнувшись, сказал:

– Не отдадут – тогда я всё равно к вам убегу.

Тут оба парня поцеловали свою маму и бабушку, а она поцеловала Надежду и, стоя на крыльце дома, перекрестила их, уходящих, вслед.


Члены комиссии РОНО собрались довольно быстро. Дожидаясь вызова, Володя в конце длинного коридора увидел приближающуюся к ним Рощину Татьяну Сергеевну.

– Привет, ребята! – подойдя, обратилась она к ним.

– Здравствуйте, Татьяна Сергеевна, – произнесли они все вместе в унисон.

– Как, ещё не вызывают? Я вчера говорила со своей знакомой, она сейчас там сидит за этой дверью. Она сказала, что всё должно пройти нормально.

– Я тоже на это надеюсь, – произнёс Владимир.

Только сказал он эту фразу, как приоткрылась дверь, вышла дама средних лет в очках и чётко сказала: «Просим войти Сашенко Владимира Андреевича, а Сашенко Андрей Владимирович пусть обождёт пока здесь».

Володя посмотрел на Андрея, Надежду и Рощину, подмигнул им, улыбнувшись, и скрылся за дверью.

Володя вошёл в довольно просторное помещение. Он догадался, что это был кабинет начальника учреждения. Столы стояли буквой «т». За горизонтально стоящим столом сидела другая дама в очках, уже преклонного возраста. Сзади неё на стене висел портрет Михаила Сергеевича Горбачева. За вертикально стоящим столом по обе стороны сидели ещё шесть человек, по трое с каждой стороны. Там были двое мужчин и четыре женщины. Одной из них была директор детского дома Зинаида Фёдоровна Костенко, которая ему приветливо улыбнулась.

Войдя, Владимир со всеми поздоровался, и ему вежливо предложили присесть за стол.

Первой заговорила дама, которая сидела за начальствующим столом. Перед этим она ещё раз бегло прошлась глазами по документам, непрерывно листая и переворачивая разные страницы.

– Товарищи! Поступило ходатайство от директора детского дома № 15 Зинаиды Фёдоровны Костенко. В нём речь идёт о передаче Сашенко Андрея Владимировича, 1979 года рождения, находящегося в статусе воспитанника указанного детского дома, в опеку родителям, а именно: отцу Сашенко Владимиру Андреевичу и приёмной матери Ямпольской Ирине Борисовне. Документы все предоставлены, в том числе и заявление от родителей, и соответствуют процедуре оформления опеки. Я обращаюсь к членам комиссии с просьбой высказаться по этому вопросу. Но прежде чем начнутся прения, я сообщу вам одну немаловажную деталь: Сашенко Владимир Андреевич приходится родным отцом Сашенко Андрею.

– Скажите, Владимир Андреевич, – первой заговорила моложавая женщина, которая сидела с ним по соседству, – ваш ребёнок оказался в детском доме. Почему это случилось?

– Это произошло потому, что я не знал о его существовании. А его мама умерла пять лет назад.

– Вы не состояли в браке с его матерью?

– Нет, не состоял. Мы встречались с ней всего два раза.

– И что же было дальше?

– А потом, как у нас в песне поётся: «Ищи меня, ищи меня, ищи меня по карте…», – съязвила сидящая по другую сторону стола от Владимира пожилая дама в очках. В её взгляде Владимир почувствовал некоторую насмешку. Он поначалу растерялся, но, немного собравшись, ответил:

– Это не совсем так.

– А как? – не унималась старая дама. – Расскажите нам, пожалуйста, где вы были. Мы вам отдаём ребёнка, причём одного из лучших в детском доме. Мальчику будет десять лет, на его усыновление уже целая очередь. И причём среди претендентов даже богатые иностранцы есть.

– Так случилось, что с начала 1979 года, – заговорил Владимир, – я был незаслуженно привлечён к уголовной ответственности и провёл в заключении около полутора лет. За это время у меня не было возможности видеться с мамой Андрея. Возможно, она искала меня. Но я и подумать не мог, что она была беременна. Как я уже сказал, мы встречались с ней только два раза.

– И что же было дальше?

– После освобождения и реабилитации ко мне приехала девушка, с которой мы были знакомы с детства. Мы поженились и уехали в Москву, а затем я поступил учиться в институт в Ленинграде, туда переехала и она.

– Это ваша нынешняя супруга Ямпольская Ирина Борисовна, – произнесла председательствующая дама.

– Это дочь нашего предыдущего секретаря крайкома КПСС? – послышался голос ещё одного члена комиссии.

– Да нет, Валентина Ивановна, берите выше. Он сейчас секретарь ЦК КПСС.

– Да. Так и есть, – ответил Володя и густо покраснел.

– Ну, это очень многое тогда объясняет, – опять иронично сказала навязчивая бабка.

– Ничего здесь объяснять не надо, Серафима Ивановна, – вмешалась директор детского дома.

На её лице было видно негодование, и она продолжила:

– Мы здесь что? Собрались судить товарища Сашенко? Не надо копаться в его жизни. Ирина Борисовна Ямпольская, жена Владимира Андреевича, в апреле текущего года приезжала в Ставрополь. Она провела здесь массу операций и вылечила стольких детей. Она случайно встретила этого ребёнка. Не каждая женщина в её положении поступила бы таким образом. Ирина Борисовна оказалась настоящей матерью для мальчика. Так что давайте не будем обсуждать то, что теперь уже не имеет значения.

Тут со стула приподнялся мужчина средних лет с открытым и, как показалось Владимиру, доброжелательным выражением лица.

– Товарищи! Хочу заметить, что перед вами стоит не какой-то бабник, который разбрасывает детей по стране, а настоящий герой. Посмотрите на одну из его наград – медаль за «Спасение утопающих». Владимир Андреевич в 1976 году спас сына очень уважаемого нами директора школы № 25 Татьяны Сергеевны Рощиной. Наши газеты тогда об этом писали. Правда, Володя, разрешите мне вас так называть…

Владимир улыбнулся и кивнул головой.

– Так вот, Володя из-за своей скромности даже прятался тогда от всех, а награда пусть через два года, но нашла своего героя. И сейчас он поступает так, как должен поступить настоящий мужчина. У мальчика фактически пять лет нет родни, и это при живом отце, который стоит сейчас здесь. Ребёнок имеет право на полноценную семью. Насколько мне известно, сын Рощиной проживает с семьёй Владимира Андреевича и является гордостью нашего города. Сегодня он один из лучших переводчиков-синхронистов, и к тому же он афганец и орденоносец. Так что мальчика нам сам бог велел возвратить его законным родителям в эту благополучную и уважаемую семью.

– Пожалуйста, пригласите ребёнка сюда, – сказала председательствующая дама.

Дверь открылась, и Андрей вошел в комнату. Он нашёл глазами своего отца и устремился к нему. В этот момент Владимир встал со стула, а Андрей крепко обнял его за талию. Володя, посмотрев на него, рукой прижал его голову к себе. Эта сцена произвела на всех присутствующих членов комиссии огромное впечатление. Почти у всех женщин глаза увлажнились, и все приветливо улыбнулись ребёнку. В помещении прозвучал отчётливо голос одной из дам: «Боже мой! Как они похожи и какие они оба красивые!»

– Андрюша! Ты недавно был у своего папы в Ленинграде. Тебе там понравилось? – спросила председательствующая.

– Очень понравилось. Мы с папой были на «Авроре» и ходили в Эрмитаж. А потом мы ездили в Петродворец, и там я видел красивый каскад фонтанов. И у меня есть мама и сестричка Надя, она тоже здесь с нами.

– Андрюша, а ты позови свою сестричку к нам, – сказала одна из членов комиссии.

Андрей буквально бегом выскочил в коридор, и через несколько секунд они вошли с Надеждой, держась за руки.

Всем членам комиссии без исключения понравилась эта родственная парочка, и они улыбнулись детям.

– Ну что, товарищи. Факты красноречиво говорят сами за себя. Ребёнок хочет жить в своей семье. Давайте голосовать, – высказалась председатель комиссии.

Все сидевшие члены комиссии подняли руки в знак согласия. Далее председатель комиссии обратилась ко всем присутствующим в зале.

– Итак, единогласно. РОНО даёт согласие на усыновление Сашенко Андрея Владимировича, закрепив опеку над ним со стороны отца Сашенко Владимира Андреевича и матери Ямпольской Ирины Борисовны.

Далее председательствующая обратилась уже к Владимиру.

– Владимир Андреевич, решение РОНО и все необходимые документы будут вам переданы послезавтра. На их основании вы всё остальное оформите в районном ЗАГСе по месту жительства в городе Ленинграде.

Володя радостный подошёл к каждому из членов РОНО и пожал руку. Он был поистине счастлив в эти минуты. Дети взяли его за руки. Так они и вышли в коридор, где ждала их Рощина. Видя их счастливые улыбающиеся лица, она произнесла:

– Ну вот, всё, как я вам и говорила. Политика нашего государства направлена на то, чтобы дети жили с родителями.

Когда все вышли на улицу, Андрей обратился к отцу:

– Папа, мы пойдём купаться на Комсомольское озеро?

– Конечно, сынок, пойдём. Зайдём домой, обрадуем нашу маму и бабушку, тётю Олю, покушаем и пойдём на озеро.

Глава 9

Андрей стал полноправным членом этой дружной семьи. По приезде в Ленинград все необходимые документы были оформлены в короткий срок. Наконец законодательно были закреплены родительские права Ирины и Владимира.

Ирина сообщила своим родителям о том, что новый член семьи поселился в их доме. Борис Борисович и Ольга Ивановна восприняли эту новость с большой радостью.

Они часто говорили дочери, что воспитывать одного ребёнка в семье в это непростое время – это делать себя заложником того, что при неблагоприятном стечении жизненных обстоятельств можно остаться в старости в одиночестве. Но они понимали и то, что у Ирины нет возможности растить ещё одного грудного ребёнка, так как она себя целиком посвятила науке и работе. И тут произошёл такой неожиданный для неё поворот в жизни. Тот факт, что Андрей явился кровным сыном Владимира, снимал все возникающие вопросы у родителей Ирины.

Андрея по настоянию Алексея поселили в комнату к последнему. Надежда, обретя своего старшего брата, буквально упивалась им и при каждой возможности старалась находиться рядом. Ирина первое время её даже одёргивала, чтобы Надя меньше отвлекала Андрея по пустякам. Все мероприятия культурного досуга проводились с обоими детьми одновременно.

Первого сентября Андрей и Надежда пошли в школу. Родители на сей раз были очень довольны, зная, что теперь дети в школу уходили и возвращались вместе. Володя сразу привлёк Андрея в спортивную секцию и стал давать ему первые навыки самозащиты.

Один из двух выходных дней использовался для походов с детьми в музей или театр. Эту миссию взял на себя Владимир, так как с некоторых пор он сам увлёкся историей города, который обожал всей душой и всем сердцем. Алексей взял на себя обязанность в домашних условиях регулярно заниматься с детьми английским и французским языком.


В один из осенних вечеров, когда вся семья собралась у телевизора, наблюдая очередные дебаты в Верховном Совете, в квартире раздался звонок. Открыв дверь, Владимир увидел на пороге соседку с верхнего этажа Ларису Алимирзоеву. Лариса была русской, но муж её Гаджи был азербайджанцем. С ним она познакомилась, будучи студенткой финансово-экономического института. В их дружной семье подрастали двое детей: мальчик шести лет и девочка четырех лет.

– Привет, Лариса, проходи, – сказал Владимир, улыбаясь.

– Ирина дома, я не очень побеспокою её? – спросила Лариса.

– Да нет, мы тут всё равно ничего не делаем, смотрим телевизор.

– Вова, по-моему, вся страна только и занимается тем, что смотрит митинги и дебаты.

– Да, Лариса, митингов у нас хватает.

На пороге в коридоре появилась Ирина. Она поприветствовала Ларису и предложила пройти в гостиную.

– Ирочка, а это вам, – сказала Лариса и протянула целый пакет свежих помидоров, огурцов и зелени. – Самые свежие овощи, только недавно доставили из Баку.

– Ларочка, ты меня балуешь.

– Вовсе нет, Ириша. Почему не поделиться, если у нас этого в достатке.

– С чем пожаловала, соседка?

– Ирочка, я с небольшой просьбой. Можно моей дочке сдать анализы и пройти обследование у вас в клинике?

– А что случилось?

– Я заметила, что у Риммы пару раз была мутная моча, и как-то она даже пожаловалась на болезненность в пояснице.

– Это даже нужно, Лариса. Но сразу скажу, что паниковать не надо. У детей это бывает после перенесённых инфекций.

– Дай-то бог, Ириша, а то Гаджи уже заволновался.

– Она у вас болела недавно?

– Да, у неё была ангина.

– Сделаем анализы. Я думаю, что всё будет нормально. Она прежде не жаловалась?

– Нет, это в первый раз.

– Ну тем более, нет оснований сразу волноваться. А как дела у мужа с бизнесом?

– Да вроде бы и неплохо. Он очень старается и много работает. Ездит в Баку часто. Сейчас у него уже пять ларьков есть, и скоро будет свой магазин. Единственное, что иногда доставляет ему хлопоты, так это его национальность.

– Вот как? Да, такое иногда приходится наблюдать даже в нашем городе.

– Ирина, всё же у нас отношение к нерусским людям сложное. Там, где обычный русский мужик договорится с полуслова или матом, Гаджи сразу напоминают о его национальности и чаще требуют с него деньги.

– И кто у них там заправляет?

– Милиция, кто же ещё? Они ему и таксу установили, которую каждый месяц надо отдавать. Если чуть промедлит с выплатами, то завтра же придёт санэпидстанция или пожарники закроют.

– Лариса, ты мне рассказываешь такие вещи. Я всё думаю, в какой момент наша правоохранительная система дала сбой. Как могут люди такое творить?

– Да, Ирина, наши новые реалии заключаются в том, что сегодня мы стали часто попадать под личную опеку всяких вымогателей, которые при этом работают в государственных органах.

– Так что же получается, Лариса? Они получают заработную плату как представители власти, а сами используют своё служебное положение для незаконного обогащения?

– Абсолютно так, Ирина. Менты, прости мне такой жаргон, давно превратили свою работу в источник дохода. Вспомни, какие раньше были милиционеры: все подтянутые, опрятные, белые подворотнички всегда были пришиты. А что сейчас? Ходят они грязные, замусоленные. А какие они себе, прости меня, жопы отъели, это просто ужас, шире, чем у рожавших женщин. Только пьют, гуляют, поборами занимаются и устраивают с проститутками так называемые «субботники».

– Словом, Лариса, можно уже перефразировать песню, что моя милиция меня не бережёт.

– Да что ты, Ирочка. Подальше бы от них. Я ещё не забыла случай, когда они убили в Москве офицера КГБ.

– Да, я в курсе. Но их сурово покарали. По-моему, за одну жизнь взяли три или четыре.

– Ириша, это всё уже забыли. Я думаю, что в недалёком будущем они ещё не такое начнут творить. Словом, подальше от них надо держаться.

* * *

В жизни иногда происходят события, которые нарушают сложившуюся традиционную форму общения, когда люди знакомятся и становятся впоследствии друзьями, гуляя во дворе в детстве, учась в школе, институте или вместе работая.

В один из весенних дней, в конце мая 1990 года, такое событие произошло в жизни Владимира. Как мы сообщали ранее, он обожал Ленинград и очень много свободного времени, когда у него оно выдавалось, проводил в городе, где изучал улицы и площади, а также особенности архитектуры находящихся на них зданий.

Володя в этот день сидел в скверике у памятника Екатерине Великой на Невском проспекте. Ему было тогда невдомёк, что этот садик всегда пользовался определённой славой среди юнцов и мужчин, которым тоже нравились по жизни юнцы и мужчины. В советской стране такие наклонности среди мужского населения оценивались статьёй Уголовного кодекса с броским названием «мужеложство».

День был в самом разгаре. Владимир отдыхал на скамеечке, совершенно не подозревая о своеобразной негласной славе этого сквера.

Рядом с ним сидел моложавый мужчина приблизительно возраста Владимира, около 36–37 лет, с густыми каштановыми волосами, прямым носом и карими глазами. В руках он держал довольно толстую книгу, которую не читал, а только рассматривал, быстро перелистывая страницы.

Когда этот парень закрыл книгу, то на обложке Владимир увидел надпись «Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград». Молодой человек уже собирался подняться с лавочки, как вдруг Володя обратился к нему:

– Извините меня, можно вас спросить?

– Да, конечно, что вас интересует? – ответил молодой человек.

– Где вы приобрели эту книгу?

– На работе. Это справочное пособие о нашем городе. Тираж этой книги довольно большой, но сейчас она не всегда есть в магазинах, потому что разбирают её довольно быстро. А вы что, интересуетесь историей нашего города?

– Да, вы угадали. Даже очень.

– Как вас зовут?

– Меня зовут Владимир.

– А меня зовут Сергей, – сказал незнакомец и протянул свою руку Владимиру.

– Вот и познакомились, – ответил Владимир и крепко пожал руку Сергею.

– Володя, давайте договоримся так. К нам на работу на следующей неделе привезут эту книгу. Я её возьму для вас, и мы можем встретиться. Я бы вам и этот том уступил, но здесь на некоторых страницах уже есть мои пометки.

– Ничего страшного, я подожду и буду вам очень признателен. А вы где живёте, Серёжа?

– Я живу на проспекте Науки. Вы знаете, где это находится?

– Получается, что мы не очень далеко живём друг от друга. Я живу в Шувалово-Озерках по улице Кустодиева, в точечной кирпичной многоэтажке.

– Володя, я знаю этот дом. Я раньше жил на Придорожной аллее, ходил в универсам на Сиреневый бульвар. Там у меня работает знакомая, которая живёт в вашей точке.

– Серёжа, наша семья тоже ходит в этот универсам.

Затем ребята обменялись телефонами и договорились, что через неделю созвонятся. А спустя неделю Сергей, как и обещал, купил для Владимира справочник и позвонил ему.

– Володя, книгу я для вас приобрёл. Если хотите, подъезжайте ко мне.

– А это будет удобно?

– Абсолютно, Володя. Можете хоть сейчас.

– Хорошо, я подъеду к вам через полтора часа.

– Отлично, жду.

Ровно в назначенное время Володя приблизился к девятиэтажному кирпичному дому. Нашёл указанный подъезд и позвонил по домофону в нужную квартиру. Затем он сел в лифт и поднялся на пятый этаж. Сергей уже ожидал его на лестнице, открыв дверь квартиры.

– Добрый день, Володя, проходите, пожалуйста.

– Добрый день, – ответил он и, пожимая руку Сергею, прибавил: – Если нет возражений, давай на «ты».

– Возражений нет, – смеясь, сказал Сергей, – можно и на «ты».

При первом же знакомстве они сообщили друг другу некоторые сведения о себе и о своих близких людях. Володя, как и подобает внимательному человеку, приехал к Сергею, привезя в подарок хороший коньяк. А Сергей в свойственной ему гостеприимной манере пригласил Владимира к столу, где за рюмкой традиционного русского напитка состоялась их встреча, положившая начало их регулярному общению.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8