Серж Середа.

Выбор, или Герой не нашего времени



скачать книгу бесплатно

Неужели Володя никогда не догадывался, что у него есть ребёнок? И кто такая Раиса Дмитриевна? Только один раз мелькнула эта мысль, чтобы навсегда уйти в небытие. Она не могла его ревновать к тем, кого никогда в своей жизни не видела, и тем более к человеку, которого уже не было в живых. Ирина сказала когда-то Володе, что знай она, что у него есть дети от другой женщины, она никогда не смогла бы связать с ним свою судьбу.

Ирина вдруг нежно обняла Андрея, улыбнулась ему и сказала: «А знаешь, Андрюша, чего нам тянуть кота за хвост, мы поедем с тобой в Ленинград сейчас, правильно?»

Андрей тоже улыбнулся и посмотрел ей прямо в глаза. И в этом наивном взгляде Ирина вдруг почувствовала, что на неё смотрит её собственный ребёнок, которого она уже приняла всей душой в своё сердце.

Это был необыкновенный момент истины для неё. Как много было пережито ею в своё время, какой тернистый путь прошла она по дороге своей любви, чтобы между ней и её мужем установились отношения беспредельного доверия, преданности друг другу и любви. Как часто она ловила себя на мысли, что её собственная жизнь без Владимира была бы бессмысленна. И это при том, что для неё существовали самые любимые её люди: мать, отец, дочь и Алексей. Нет, не чувство собственника могли родить в ней все эти мысли, но чувство романтика в отношениях, той огромной силы любви и долга, воспетые ещё в героях далёкого средневековья великим Шекспиром, заставляли её поверить тому, что Владимир действительно мог не знать о существовании Андрея.

Каково же было ей, матери, понять, что ребёнок, которого в своё время она могла сама подарить своему любимому мужу, в это время жил в детском доме, не зная родительского тепла и ласки. Той самой ласки, которую не заменят никакие земные и неземные блага. Ласки, которая пробуждает изначально в ребёнке видеть мир тёплым и добрым. Ласки, которая придаёт ему впоследствии, уже взрослому, уверенность в себе, и без которой бывает подчас очень трудно вырастить существо, носящее гордое имя – человек.

Формальности, связанные с тем, чтобы взять ребёнка погостить в свою семью, с её авторитетом известного врача-хирурга в детском доме Ставрополя были минимальны. Ей разрешили взять Андрея на полтора месяца с последующим личным возвращением ребёнка в детский дом.

* * *

И вот они уже ехали вместе с Андреем в поезде. Сотрудники больницы, приехавшие вместе с ней в Ставрополь, уехали на один день раньше. Ирина не хотела видеть чьи-либо любопытные взгляды, тем более слушать расспросы. Её состояние было умиротворенным и комфортным. Единственная мысль, которая Ирину более всего занимала сейчас: сообщать ли сразу мужу эту ошеломляющую новость или немного повременить.

Для себя она уже решила всё. Она стала уже по отношению к Андрею матерью, которая пожертвует собой, но никогда добровольно не отдаст своё чадо. Конечно, Ирина не могла не осознавать, что борьба за Андрея, его превращение в полноценного члена их семьи только начинается и может приготовить ей впереди не один сюрприз.

Однако Ирина не была бы сама собой, если бы рассчитывала на лёгкую победу. Та искренняя материнская любовь к этому ребёнку, которую она сейчас испытывала в своей душе, не оставляла места для каких-либо опасений и компромиссов. Андрей в её понимании был уже её сын, и она приняла это состояние для себя навсегда.

Ирине представлялось сейчас делом сложным, как об этом сообщить Анне Ивановне. Но после некоторого раздумья она решила, что сообщать свекрови, пока об этом не знает отец ребёнка, преждевременно.

Опыт прожитой жизни оставил в ней определённую долю мудрости, когда осмысление главенствует над эмоциями в определении правильного выбора. Сейчас её больше всего волновал главный вопрос – как отнесётся к этому Владимир, и как в дальнейшем всё это объяснить Андрею.

Глава 5

Поезд прибыл на Московский вокзал с некоторым опозданием. Как это было заведено в их семье, Володя всегда встречал свою жену, когда Ирине приходилось уезжать и возвращаться одной. На перроне было немного людей. Он без особого труда подошёл к нужному вагону и зашёл в него. Быстро подойдя к купе, Володя увидел Ирину, с ней ещё одну женщину и ребёнка, мальчика лет десяти. Он поцеловал жену в щёку, быстро взял её чемодан и вышел из вагона.

На перроне Володя с удивлением обнаружил, что мальчик, которого первоначально он принял за ребенка незнакомой женщины, на самом деле приехал с его женой.

– Вот и мы, Володя. Наверное, заждались уже нас. Андрюша, познакомься, это мой муж, Владимир Андреевич.

– Ну, здравствуй, мужик, – улыбнувшись мальчишке, протянул руку Володя. – Меня зовут Сашенко Владимир.

– Здравствуйте, – произнёс Андрей. – У меня тоже фамилия Сашенко, и меня зовут Андрей.

Ирина не без лукавства наблюдала эту сцену знакомства. Ей было интересно посмотреть, сколько же времени понадобится её мужу, чтобы интуитивно или прямо он почувствовал, что в этом мальчишке течёт его кровь, и он создан из его плоти.

Володю ответ Андрея немного застал врасплох. Но это первое чувство неизвестности при таких совпадениях не вызвало в нём каких-то сильных раздумий и вопросов, и он спокойно обратился к жене:

– Ирина, нам придётся немного пройти по Гончарной улице, здесь трудно было припарковаться, уж очень много машин сегодня стоит у вокзала, – сказал Владимир.

– Ничего, дорогой, мы люди не пожилые ещё, как-нибудь дойдём. Правда, Андрюша? – обратилась она к мальчугану, на что тот улыбнулся и коротко ответил: «Правда».

Пока ехали домой, Володя немного рассказал последние новости, которые ходили по городу и в среде их общих знакомых.

– Ирина, у нас город преобразился. Все ждут начала работы Съезда народных депутатов СССР. Кругом плакаты развешаны, люди часто стали собираться и митинговать.

– Ты знаешь, Володя, в Ставрополе хоть и не те масштабы, что у нас здесь, но тоже заметно, что людям далеко не безразлично само событие открытия съезда. Первый раз за всю историю голосовали не за рекомендуемого властью одного кандидата, а выбирали по своему желанию.

– А у нас проявилась ещё одна особенность. В Гостином Дворе полки магазинов пустые. Ты себе даже представить не можешь. Такой огромный магазин, бывший своеобразной Меккой для покупателей и спекулянтов, сегодня пуст. Только в отделе радио и телевизоров стоят львовские цветные телевизоры «Электрон». Но главная их особенность в том, что все они показывают одну и ту же картинку с разными оттенками цветов… Ты, наверное, сильно устала?

– Немного есть, Володя.

* * *

Как это было принято в семье Сашенко, вечером они собирались за ужином или чаем в гостиной и обсуждали события прошедшего дня.

Сегодня день был особенным: во-первых, хозяйка дома отсутствовала больше месяца, а во-вторых, с членами семьи надо было познакомить гостя, которого Ирина представила всем и сразу.

Ирина сказала, что привезла Андрея понаблюдать после сделанной операции и показать мальчику Ленинград. Поэтому она попросила членов своей семьи проявить к нему внимание и заботу, как к гостю и земляку.

Сразу было видно, что самый большой интерес к нему проявила Надежда. Она была моложе Андрея почти на два года, тем не менее общность детских интересов проявилась тотчас же, и после ужина она быстро увела гостя в свою комнату, начав знакомить его с компьютером, о котором Андрей мог только слышать.

И всё же у Ирины наметился своеобразный азарт к самой главной неожиданной новости, пришедшей в её семью. Однако она была удивлена, что Володя никак не проявил особого любопытства по отношению к Андрею. Он полагал, что такой по возрасту гость – это забота Надежды, которая и взяла над мальчиком шефство.

Прошло несколько дней. Владимир пошёл на прогулку по городу вместе с детьми. И здесь самый внимательный глаз никогда не заметил бы хоть какой мало-мальской разницы общения его с собственной дочерью и Андреем. Он был предупредительно внимателен и заботлив к обоим детям. Надежда вечером после поездки в центр города была в восторге.

– Мама, сегодня папа даже себя превзошёл.

– В чём же, дочка?

– Ты не представляешь, мы сегодня столько мест посетили. И папа ни разу не пожаловался на то, что он устал.

– Ну, во-первых, наш папа спортсмен, и ему грех было бы жаловаться на усталость. Хотя своими ногами вы его уже превосходите. Конечно, десятилетним ребятам легче даются такие кроссы, чем тридцатисемилетнему мужчине. А как он отнесся к нашему гостю?

– Мама, бесподобно, я даже думаю, что Андрей вроде бы как его сын.

– Вот и хорошо, дочка, – произнесла Ирина и улыбнулась как бы сама себе.

– Мама, папа сказал, что пока Андрей здесь, он его сводит несколько раз в секцию и преподаст ему уроки самообороны.

– Правильно, Надя. Парню надо сейчас уметь защитить и себя, и слабого. Доченька, а Андрюша тебе рассказывал, как он живёт в детском доме? Всё ли ему нравится, есть ли у него друзья?

– Да, мама, немного рассказал. У него есть и любимые воспитатели, и учителя. Мамочка, Андрюша долго у нас пробудет?

– Доченька, я обещала его вернуть к середине июля. Их должны отправить в пионерский лагерь до конца лета. Папа его отвезёт сам. Заодно проведает бабушку, Рощиных, тётю Надю Гончарову и других своих приятелей.

– Мама, а нельзя ли Андрюшу перевести к нам в Ленинград? Здесь же тоже есть детские дома.

Вот здесь уже пришлось удивиться Ирине такому столь неожиданному вопросу дочери. Она внимательно посмотрела на дочку и улыбнулась.

– Надюша, а что, Андрей тебе понравился?

– Мама, он такой хороший. Он внимательный и очень добрый. Просто… вот у него даже фамилия, как у нас. И потом, он такой… красивый он.

– Ты уже и это заметила, – улыбнулась Ирина. – Принципиально, если заняться этим всерьёз, то, наверное, можно его сюда перевести в детский дом. Однако мы не будем торопить события, дочка, посмотрим, может, что-то существенное произойдёт.

Андрей сразу понравился Алексею. Последний перенёс кресло-кровать из большой комнаты в свою спальню, и Андрюша, проживая в этой комнате вместе с Алексеем, стал ему не просто хорошим собеседником, но и учеником, так как Алексей решил изначально дать ему несколько уроков французского языка.

Итак, появление в семье Андрея было воспринято всеми членами семьи, как какое-то обыденное явление с близким родственником, когда он где-то продолжительное время отсутствовал, а потом неожиданно возвратился домой.

* * *

Все времена года, каждое по-своему, прекрасны в этих местах. Недаром великий поэт когда-то сказал: «С милого севера в сторону южную».

Началось лето – особая пора для северной природы. Белые ночи всей своей закатной и рассветной пышностью, наполняя каким-то особым волшебством чувство восприятия окружающей природы, манят тысячи и тысячи людей на гранитные набережные Невы. Всем пришедшим сюда горожанам и гостям города хочется полюбоваться в лучах утренней зари роскошными дворцами, куполами соборных строений, изумительными ростральными колонами и ажурными арками мостов, свисающих над гладью величавой Невы.

Ещё не появились главные «виновники» летних ночных бдений, так как экзамены только начались в школах, в институтах и техникумах. Однако воздух летних ночей в этом году уже значительно подогревался днём, и не только в прямом, но и в переносном смысле.

В Москве открылся первый Съезд народных депутатов СССР. Большее число из них были избраны и представляли на тот момент интерес единственной правящей коммунистической партии. Однако впервые в истории СССР часть депутатов была избрана действительно на альтернативной основе.

Впоследствии из них на съезде сформировалась так называемая межрегиональная депутатская группа. Так впервые во властной высшей законодательной структуре Советского Союза появилась оппозиция, заявившая о себе и действующая, как она сама себя позиционировала, от имени простого народа и в интересах установления подлинно демократической власти в СССР.

Депутатам впервые представилась возможность открыто высказываться по многим проблемам экономической и социальной жизни большой страны.

Первые дни работы Съезда очень напоминали такие же дни первой, а затем второй избранных ещё при царе Государственных Дум, где, кроме славословия в адрес одних и некоторой брани в адрес других, мало что можно было понять неискушённому в политике человеку.

Впервые за всю историю существования СССР в политике появились люди, которые открыто с трибуны съезда подвергли серьёзной критике моральные основы коммунистического строя и плановой системы в экономике страны.

В противовес оппозиционерам инерция коммунистического мышления продолжала доминировать у большей части депутатов. Это были партийные функционеры, для которых даже маленькие перемены в сложившейся системе коммунистических догм представлялись началом краха всей системы в целом. Они негативно реагировали на любые предложения межрегиональной депутатской группы о возможном реформировании основ коммунистических ценностей. Эта часть депутатов получила неофициальное название «агрессивно послушное большинство».

Прямые трансляции работы Съезда народных депутатов СССР граждане впервые наблюдали и слушали не только в своих домах и квартирах, но и в общественных местах – везде, где были установлены телевизоры и работали радиоприёмники.

Всё это стало возможным благодаря принятому закону о печати и средствах массовой информации в соответствии с провозглашённым ранее лидером страны Михаилом Горбачёвым курсом на перестройку и гласность.

Граждане огромной страны впервые увидели новых политически грамотных людей из числа интеллигенции. Они пришли с идеями о необходимости коренного переустройства жизни и быта советских людей. Одной из главных идей было то, что в надвигающейся эпохе самостоятельное независимое мышление, свободное от прежних коммунистических догм, предлагает вариант продвижения общества по пути совершенствования и присоединения к мировым ценностям свободного человека.

Впервые в истории СССР разговоры, прежде происходившие на кухне, критикующие работу коммунистической власти, перенеслись на улицы и площади, на радио и экраны телевизоров.

Страна жила ожиданием больших перемен, и в первую очередь надеялась на сближение со всем цивилизованным миром прогресса, который на протяжении десятилетий преподносился коммунистической пропагандой как враждебный мир, чуждый советскому человеку.

Наконец-то жители СССР почувствовали дух истиной свободы в противовес той словесной «заманиловке», которую так щедро обещали большевики ещё в 1917 году устами Ленина и которая по существу превратилась в большой обман и большой концлагерь для всего населения страны, как плата за безграмотность, легкомыслие и доверчивость.

Прошлись критикой по Сталину и предупредили от возможного сползания страны в его эпоху. Критика прозвучала и в адрес тайной полиции СССР под названием КГБ, которая в прошлом принимала масштабное участие в репрессиях и терроре против собственного народа.

Правда, авторитет тирана номер один затронут не был. Наоборот, Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв неоднократно советовал чаще обращаться к Ленину, к его новаторским идеям замены политики военного коммунизма на свободную торговлю, на дальнейшее обновление общества.

Руководство страны, поощряя критику эпохи сталинизма в целом, в то же время не допускало и мысли о порочности всей системы тоталитарной власти. Выстроенная огнём и мечом карателей, поощряемых бредовыми идеями и фантазиями параноика с его полуразложившимся сифилитическим мозгом, она продолжала функционировать более семи десятилетий.

Все деяния этого убогого маленького картавого мужичонки, обожествлённого в СССР, изначально предопределили дальнейшее пребывание огромной страны за колючей проволокой. Последователи коммунистических бредней о лучшем мире предопределили историческую изоляцию огромной державы и, как следствие, вселенское отставание не только техники, но и культуры от мировых достижений.

Большевики своими карательными акциями против населения собственной страны и развязанной затем гражданской войной испугали цивилизованную Европу, да так, что в Италии, а позднее в Германии и Испании как противовес воинствующему большевизму к власти пришли фашисты.

Главного вывода Съезд народных депутатов СССР так и не сделал. Реформирования государственной власти в соответствии с требованиями нового времени не произошло. По-прежнему схема управления огромной страной осталась незыблемой. Концентрация необъятной власти в руках одного человека продолжилась, трансформируясь впоследствии в новую диктатуру. Но это проявит себя уже позднее.

Итак, начало распада великой державы под названием СССР было положено первым мало-мальски демократически избранным органом власти. Мина замедленного действия по так называемому национальному вопросу, заложенная некогда картавым карликом в основание СССР, наконец сработала и дала серьёзную трещину в отношениях между народами разных национальностей огромной державы.

Но, дорогой читатель, автор не хочет наскучить анализом политических событий со своей «колокольни». Пусть лучше об этом говорят непосредственные участники нашего повествования.

Мы продолжаем.

Глава 6

Для Андрея время пребывания в Ленинграде пролетело незаметно, как сказочный сон. Приближался момент расставания, и мальчонке было немного грустно осознать, что скоро ему надлежит покинуть эту гостеприимную семью и этот красивейший город. Приближалось время возвращаться в Ставрополь, к обычным будням детдомовского воспитанника. Но жила в его детской душе определённая радость и надежда на то, что он в будущем году обязательно встретится с этой семьёй вновь. Так сказали ему Надежда и Алексей.

Как Ирине говорила директор детского дома, Андрея через пару недель уже нужно было привести в Ставрополь и передать из рук в руки.

Неумолимо приближавшийся день отъезда Андрюши, казалось, больше всего расстраивал Надежду. Для неё этот день представлялся довольно грустным, так как за прошедший месяц она привыкла к Андрею и привязалась настолько, что никак не хотела воспринимать своим детским разумом неизбежное расставание.

Она вновь и вновь заговаривала с Ириной, внося ей самые неожиданные предложения, каким образом Андрея можно поселить в Ленинграде. Ирина не переставала удивляться сообразительности дочери.

Пришло время, когда оттягивать этот серьёзный разговор с мужем она больше не могла. Момент был выбран очень удачно, чтобы пообщаться с ним один на один. Алёша работал в этот день с французской парламентской делегацией, гостившей по приглашению Ленсовета, а дети гуляли по городу.

– Володя, привет, – произнесла Ирина с кухни, услышав, как открылась входная дверь. – Дуй сюда, я буду тебя кормить.

– Привет, – сказал в ответ Владимир, вошедший в кухню, и при этом поцеловал Ирину в щёку.

– Цветы не забыл полить на даче?

– Нет, всё полил, и всё закрыл.

– Володя, как ты знаешь, скоро Андрюша уедет от нас. Ему надо возвращаться в Ставрополь.

– Я понял. У тебя работа, и отпуск твой только осенью. Поэтому я отвезу Андрея. Заодно увижусь с моей роднёй и знакомыми.

– Отлично! Ты знаешь, что наша дочь привязалась к Андрею, да так, что пришла ко мне с предложением, от которого я просто обалдела.

– Да ты что? Не замуж ли за него собралась? – пошутил Сашенко.

– Ну, Вовка, как всегда, ты можешь убить наповал своей наивностью. Какое замужество? Они же дети. Ему в сентябре будет десять лет, а ей только исполнилось восемь.

– А что здесь такого? Я из истории знаю, что помолвки у разных народов происходят в детском возрасте.

– Ну, я бы не примеряла такие события к нашим детям. Где-то может быть и так, как ты сказал. У нас, русских, это ещё детский возраст, им пока рано думать о таких вещах. И потом, у этих детей есть некоторые нюансы происхождения.

– Так чем она тебя удивила? – спросил Володя, как будто не слыша последнюю фразу своей жены.

– Она сказала: «Нельзя ли Андрюшу перевести в какой-нибудь детский дом в Ленинград».

– Да ты что?

– Конечно.

– Ирина, мне Андрей очень понравился. Будь у нас такой сын… Ты знаешь, может, сейчас я говорю всякую чепуху, но мне кажется, что они чем-то даже похожи между собой.

– В том то и дело, что ты говоришь серьёзные вещи сейчас. Наконец-то ты разглядел. Я месяц этого ждала. Никакой чепухи в твоих словах нет. Они и должны быть похожи, потому что у этих детей мамы разные, а папа… у них один.

Наступила тишина. Володя, услышав от Ирины последние слова, сначала не воспринял их серьёзно. Но при этом, увидев пронзительный взгляд своей жены, которая смотрела ему прямо в глаза, он как-то даже стушевался. Этот её взгляд постепенно превращался в такой знакомый ему нежный взор с одновременной улыбкой на лице.

– Что ты сказала? Какой один отец?

– Какой же ты у меня не догадливый. Тебе же ещё на перроне Андрей назвал свою фамилию.

– И ты думаешь, что…

– Володя, ты всегда такой наблюдательный, а тут за месяц не разглядел, что Андрей копия ты – и по лицу, и по сложению. У него, между прочим, в паху даже родимое пятно на том месте, где у тебя. Может, снимешь сейчас брюки с трусами, Сашенко, а я тебе покажу.

Володя ещё больше смутился, он взял салфетку со стола и начал её теребить. Было заметно его сильное волнение. Глаза уже несколько мгновений смотрели в одну точку.

– Вовка, а Вовка, очнись, – засмеялась Ирина.

– Может, ты меня разыгрываешь? – спросил он почти с испугом и улыбнулся.

– Ну наконец-то я увидела неотразимую улыбку своего мужа. Мне стало приятно. Ох! Если бы я тебя могла разыгрывать, упрямая твоя головушка. Как раз первые два совпадения и дали мне повод, как говорят менты, провести разыскные мероприятия в Ставрополе. Так что твоя жена не только врач, она бы и в следователи могла пойти.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8