Серж Нонтэ.

Франция. Полная история страны



скачать книгу бесплатно

Галлы и Галлия

В 600 году до н. э. ионические греки из Фоки основали колонию Массалию на берегу Средиземного моря. Между прочим, это – современный Марсель, что делает его древнейшим городом нынешней Франции.

В то же самое время множество кельтских племен проникли на территорию современной Франции, однако их широкомасштабное распространение на остальную территорию произошло между V и III веком до н. э.

Немалую часть современной Франции, Бельгии, северо-западной Германии и Северной Италии населяли кельтские и белгские племена, которые римляне называли галлами и которые говорили на галльском языке.

С появлением кельтов на нашей территории возникло понятие Галлии, используемое в древних источниках для обозначения земель, занятых кельтскими народами, между Рейном, Атлантикой и Средиземным морем.

Ален Трануа,
французский историк

Галлы – это племена кельтской группы, жившие на территории Галлии (нынешней Франции, Бельгии, части Швейцарии, Германии и Северной Италии) с начала V века до н. э. до римского периода. Они говорили на одном из континентальных кельтских языков – галльском. Именно галлов принято считать предками современных французов.

Эти люди жили между Сеной и Гаронной (Галлия Кельтика). В нижней части Гаронны население говорило на аквитанском – архаичном языке, родственном баскскому, а на белгском говорили к северу от Лютеции. Кстати, именно кельты основали города Лютеция (Париж) и Бурдигало (Бордо), тогда как аквитанцы основали Толосу (Тулузу).

Когда греки впервые встретились с галлами, те были совершенно неприрученными дикарями, рыжеволосыми, с тяжелыми кулаками. В своих основных обычаях, добродетелях и пороках они имели много общего с индейцами-ирокезами. Однако, общаясь с греками, галлы многому научились.

Уильям Стирнс Дэвис,
американский историк

Итак, страна постепенно стала известной в истории под названием Галлия. Со слов «Галлия распадается на три части» начинается первое историческое сочинение об этой стране. И действительно, «Галлия не представляла в то время ни этнографического, ни политического единства. Это единство было навязано ей извне – римским завоеванием».[1]1
  Герье В.И. Республика или монархия установится во Франции? // Сборник государственных знаний. Том III. Санкт-Петербург, 1877. С. 108.


[Закрыть]

Но это было позже, а пока же древние галльские племена занимали Галлию (Францию), часть Испании, Северную Италию, Гельвецию (Швейцарию) и юго-западную Германию.

Из-за своего на редкость беспокойного характера галлы часто меняли жилища и переселялись то на юг, то на восток – вниз по Дунаю. Один раз они даже напали на Македонию и Грецию, а часть их оттуда перешла потом в Малую Азию.

Подвижность галлов сильно отразилась в их быту. «Они страдали склонностью к междоусобиям и разъединению, и потому распались на множество мелких народностей и отдельных государств с разнообразными видами политического устройства».[2]2
  Иловайский Д.И. Средняя история. Курс старшего возраста. Москва, 1868. С. 2.


[Закрыть]

По описанию Цезаря, население Галлии делилось на три сословия: друиды (или жрецы), всадники (equites), или сословие благородных, а также подчиненный им низший класс народа. Отношение всадников к низшему классу он характеризовал так: обыкновенно около всякой знатной фамилии группировались их подручные, что составляло так называемый «клан». В случаях внешней опасности или для внешних предприятий соседние кланы объединялись и выбирали общего предводителя.


Галльские солдаты до римского господства.

Гравюра из журнала «Le Magasin pittoresque». 1842


Достоинство друидов не было наследственным. Всякий мог вступить в их число, но только после долголетнего испытания и получив посвящение в тайны религиозного учения. Друиды излагали свое учение в форме священных гимнов и изречений, которые ученики их должны были заучивать на память. Хотя у галлов были в употреблении греческие письмена, друиды не позволяли записывать религиозные гимны, чтобы доступ в их сословие всегда был затруднен. Из своей среды друиды избирали пожизненного верховного жреца, который пользовался большим влиянием у всех галлов. Ежегодно друиды собирались в одном священном месте, в центральной Галлии, и там разбирали тяжбы между частными людьми и между отдельными поселениями.

Религия галлов состояла в обожании сил и явлений природы. Они поклонялись грому под именем бога Тараниcа, солнцу под именем Беленуса и т. д.

У галлов до римского владычества не встречалось ни храмов, ни идолов. Богам своим они поклонялись в тени лесов, пещер и в других священных местах. Поклонение это отличалось довольно мрачным характером: боги представлялись народному воображению существами грозными и мстительными, и чтобы умилостивить их, самой действительной жертвой считалась человеческая. Для этого обыкновенно назначались преступники, а за неимением их приносились в жертву и невинные люди.

Характер галлов греко-римские писатели (Поливий, Цезарь, Тит Ливий, Диодор Сицилийский, Страбон и др.) изображали следующими чертами: «чрезвычайная впечатлительность, подвижность, непостоянство, легкомыслие и хвастовство».[3]3
  Иловайский Д.И. Средняя история. Курс старшего возраста. Москва, 1868. С. 4.


[Закрыть]

Галлы отличались веселостью и чрезвычайным любопытством. По словам Цезаря, они останавливали путников на дорогах и заставляли их рассказывать новости.

А еще галлы были «высоки ростом, белокуры, стройны, очень храбры и жадны к военной славе, но по нежности своего тела мало способны переносить тяжелые труды и физические лишения».[4]4
  Иловайский Д.И. Средняя история. Курс старшего возраста. Москва, 1868. С. 4.


[Закрыть]


Галльские монеты. Серебро


Обычную их одежду составлял короткий полосатый или клетчатый плащ (такой сохранился до позднейших времен у шотландских горцев). Благородные носили на шее золотые ожерелья и брили щеки, оставляя длинные усы. Отличительной особенностью их вооружения были длинный меч и высокий щит, закрывавший всего человека. Галлы любили поединки. Перед общей битвой из их рядов выходили удальцы и вызывали противников на одиночный бой. На врагов они бросались с песнями и оглушительными криками.

Отметим также, что в III веке до н. э. в Галлии была введена монета. Сделано это было «благодаря Марселю, а также системе наемничества, потому что многие галлы шли служить в армии средиземноморского мира».[5]5
  История Франции (под общей редакцией Ж.Карпантье и Ф.Лебрена). Санкт-Петербург, 2017. С. 33.


[Закрыть]

Галлы не выдумали ни своего алфавита, ни своей монеты. Образцом для них послужила монета греческая. В отличие от других варварских народов, галлы быстро поняли, насколько легче осуществлять товарообмен, используя эти легкие предметы, которые можно передавать из рук в руки.

Эмиль Тевено,
французский историк

Глава вторая
Римская Галлия

Нашествие галлов на Этрурию

Как уже говорилось, греческие навигаторы колонизировали то, что теперь называется Провансом. Фокейцы основали такие важные города, как Массалия (Марсель) и Никея (Ницца), что привело к конфликту с соседними кельтами и лигурийцами. Сами кельты нередко сражались с аквитанцами и германскими племенами, а галльское воинство, возглавляемое Бренном, между 393 и 388 гг. до н. э. (предположительно в 390 году до н. э.) захватило и разграбило Рим.

Существует понятие «Косматая Галлия» (Gallia comata) – эта территория была независимой вплоть до завоеваний Цезаря, и Южная Галлия – эта территория находилась под влиянием Массалии (Марселя).

Галлы очень любили войну и постоянно стремились найти добычу. Они заняли местности между Рейном и Атлантическим океаном и поддерживали свое существование земледелием и скотоводством. Но свойственный им дух непостоянства возбуждал в них жажду новых мест и новой наживы. И вот кто-то из них потянулся на восток, а другие перебрались через Альпы и нахлынули на плодородные местности Верхней Италии. Этруски и умбры, населявшие этот край, были быстро порабощены. Большой город Мельпум (нынешний Милан) пал, когда римлянами были взяты Вейи.

Произошло это в 396 году до н. э.

То, что галлы овладели Мельпумом именно в день взятия города Вейи, это, конечно же, всего лишь легенда.

Жан-Рене Жанно,
французский этрусколог

Но как бы искусственно ни выглядела эта легенда, она свидетельствует о том, что угрозы этрускам со стороны Рима (то есть с юга) и с севера начались примерно в одно и то же время.

В любом случае, угроза с севера была очень серьезной. Историк Реймон Блок называет захватчиков «кельтскими ордами», Жан-Рене Жанно – кельтами. Тит Ливий считает, что это были галлы. Жан-Ноэль Робер называет племена, что просочились на равнины реки По, то галлами, то кельтами, то сенонами.

Чтобы объяснить подобные разночтения, повторим еще раз: галлы – это племена кельтской группы. Название «кельты» идет от древних греков, а римляне называли тех, кто расселился почти по всей Европе, галлами.

Кельты, или галлы, принадлежали к индоевропейскому племени, они отличались блестящей храбростью, выдающимися умственными дарованиями, но не обладали задатками, необходимыми для великой исторической роли: они любили войну, охотно покидали одни места, чтобы пуститься в поиски новых, труд над пашней считали унизительным для свободного человека. Земли они, можно сказать, не ценили и, потрясши много государств, сами не образовали могущественного и прочного государственного тела. В незапамятные еще времена они заняли пространство теперешней Франции, отсюда проникли в Испанию, в Ирландию, за Альпы, за Дунай, даже за Босфор и наводили ужас на всех соседей.

Теодор Моммзен,
немецкий историк

В конце IV века до н. э. одно из галльских племен под предводительством Бренна пришло в центральную Этрурию. Беззащитные села и деревни пустели перед непрошеными гостями. Грабеж и пожар обозначали путь галлов. А потом войско Бренна осадило этрусский город Клузий (Клузиум), требуя уступки многих земель.

Бренн (Brennus) – имя этого человека, известное по римским источникам, может представлять собой не имя собственное, а титул. Например, в одном из источников сказано так: «бренн (так назывался у галлов предводитель)»…

Клузий – это бывшая столица царя Порсенны. Что же касается галлов, то их было около 70 000 человек, и такие походы в неведомые страны были для них обыкновенным делом – они шли вперед, как вооруженные толпы переселенцев, не заботясь ни о прикрытии, ни об отступлении.

Этрусский союз в то время уже распался, и жители Клузия обратились за помощью к римлянам, сказав, что если варвары завоюют этрусскую землю, тогда самому Риму придется принять на себя их удары. Сенат выслушал послов из Клузия, но войска так далеко от Рима послать не решился, а довольствовался только тем, что назначил чрезвычайных от Рима посланников, из рода Фабиев, и повелел им сопровождать этрусских послов в лагерь галлов. Возможно, сенат хотел таким образом разведать все о диких пришельцах. Знакомый с военными обычаями, Бренн принял их с честью, а на вопрос, почему он пришел воевать в чужую страну, полководец ответил:

– Тут земли слишком много, а у нас ее нет. Надо поделить.

Когда же послы спросили, по какому праву он требует чужой собственности, Бренн заявил:

– Мы носим свое право на острие нашего меча. Храбрым принадлежит мир.


Бюст военного предводителя галлов Бренна.

Скульптурный портрет. Национальный музей морского флота, Париж


Такие речи повели не к мирным переговорам, а к обоюдному раздражению. Римские послы удалились в Клузий, а потом они приняли участие в вылазке осажденных, и при этом один из них, Квит Фабий, убил одного из галльских военачальников. Галлы потребовали от римлян выдачи послов, но сенат отказал. Тогда Бренн, недолго думая, двинулся на Рим.

Захват галлами Рима

Римские легионы встретили галлов на берегах речки Аллии, впадающей в Тибр, и там, приведенные в замешательство диким видом и воинственными криками варваров, римляне не выдержали их стремительного нападения и обратились в бегство.

Историк Вильгельм Вегнер описывает это сражение так: «Земля задрожала, когда пешие и конные варвары устремились на римские легионы. Воздух наполнился оглушительным криком врагов и дикими звуками рогов. Туча пыли охватила тысячеголовое чудовище, помчавшееся на римский строй. Полетели бесчисленные копья, засверкали длинные галльские мечи, затрещали римские щиты и доспехи. Дрогнули римские фаланги пред натиском густой толпы, пред невиданными до сих пор дикими лицами и длинными мечами, потеряли силу и мужество, сначала попятились, а потом, разорванные, смятые, охваченные с тылу, пустились бежать».[6]6
  Вегнер, Вильгельм. Рим: начало, распространение и падение всемирной монархии римлян (перевод с немецкого). Том 1. Санкт-Петербург, 1873. С. 279.


[Закрыть]


Эварист Виталь Люмине. Галлы идут на Рим.

1870. Музей изобразительных искусств, Нанси


Поражение римлян было полным, они сражались спиной к реке, и те из них, кто попытался перейти через нее, большей частью нашли в воде свою погибель, а те, кому все же удалось спастись, бросились в сторону, в близлежащие Вейи.

Через три дня после битвы победители вошли в отворенные ворота Рима.

Варвары пришли, стали всех убивать и все грабить, а в заключение зажгли город со всех концов на глазах у укрывшегося на Капитолийском холме гарнизона, наотрез отказавшегося сдаться врагам.


Поль Жамен. Бренн и его часть трофеев.

1893. Частная коллекция


В Капитолии засели около тысячи воинов и молодые сенаторы, способные сражаться. Были приняты и женщины, но только такие, служба которых могла бы быть полезна гарнизону во время предстоявшей осады.

Впрочем, осадное искусство не было знакомо галлам, и они простояли под скалой семь месяцев. Кстати, именно тогда, согласно легенде, гарнизон был обязан своим спасением от неожиданного нападения крикам священных гусей в Капитолийском храме и случайному пробуждению храброго Марка Манлия. В ту ночь часть галлов задумала взобраться по отвесной части скалы и, убив стражу, открыть ворота остальным. Но как только солдаты стали подниматься на холм, их услышали священные гуси в храме Юноны и подняли сильный шум.

Первым проснувшимся от их крика стал Марк Манлий, и он вступил в схватку, сбросив первого поднявшегося галла со скалы. Потом из-за возникшего шума проснулись другие солдаты и уснувшие часовые, и таким образом вражеская атака была отбита.

В конечном итоге, галлы ушли, но римлянам пришлось заплатить им выкуп, и тогда брошенный с презрительной усмешкой на весы галльский меч определил количество золота, которое должны были уплатить осажденные.

Итак, галлы в 390 году до н. э. захватили и сожгли Рим. А потом они удалились, унося полученное золото. Удалились так же неожиданно, как и появились.

Галльская война

А потом, в 58–50 гг. до н. э. имела место Галльская война (Bellum Gallicum). Это был протекавший в несколько этапов вооруженный конфликт Римской республики с галльскими племенами, закончившийся покорением последних.

Войдя в Галлию, Гай Юлий Цезарь постепенно подчинил себе все земли галлов и подавил ряд освободительных восстаний, включая всеобщее выступление галлов в 52 году до н. э. Кроме того, он дважды совершал походы в Германию и Британию с очевидными завоевательными целями.

Постоянно сталкиваясь с превосходящими силами галлов, этот римский полководец неоднократно применял тактические уловки и хитрости, использовал сложные инженерные сооружения, а в кульминационной операции войны – осаде Алезии – одновременно разбил защитников города и пришедшие им на помощь подкрепления.

По итогам войны к Римской республике была присоединена территория площадью в 500 000 кв. км, которую населяло несколько миллионов человек. Благодаря своим победам Цезарь добился популярности в Риме и сумел накопить огромные богатства, что позволило ему успешно начать гражданскую войну в 49 году до н. э.

Военные действия были потом описаны Цезарем в подробных «Записках о Галльской войне», а во Франции в XIX веке эта война начала трактоваться как одно из важнейших событий национальной истории. При этом вождь восставших против Рима галлов Верцингеторикс стал считаться одним из величайших героев Франции.


Эварист Виталь Люмине. Битва галлов с римлянами.

XIX век. Музей изобразительных искусств, Каркасон


Предыстория этой войны такова. В 59 году до н. э. консул Гай Юлий Цезарь получил право управлять в качестве наместника тремя провинциями – Нарбонской Галлией, Цизальпийской Галлией и Иллириком.

Цезарь получил власть в этих трех провинциях и одновременно командование над четырьмя легионами. Вместе со всеми вспомогательными войсками начальная численность армии Цезаря достигала 20 000 человек.

Многие историки считают, что Цезарь изначально задумывал Галльскую войну для подготовки грядущей войны гражданской и установления монархии в Риме, что он якобы планировал все это с молодости. Однако существуют доводы и против серьезности намерений Цезаря, поскольку в его жизни подготовку такого крупного мероприятия ничего не предвещало.

Как бы то ни было, военная кампания началась в 58 году до н. э. с войны с гельветами. Постепенно римляне дошли до берегов Рейна. Потом была произведена высадка в Британию. Потом – еще одна.

К началу 52 года до н. э. активные боевые действия в Галлии завершились, но повсеместно продолжали происходить стычки с отрядами восставших.

Цезарь удалился в Цизальпийскую Галлию, и тогда галлы, предполагая, что тот будет вынужден задержаться на Апеннинах, начали обсуждать возможность организации крупного восстания. По сути, галлы решили воспользоваться сложившейся ситуацией и отрезать расквартированные среди белгов легионы от их командующего. Решение о начале восстания было оформлено в виде священной клятвы, данной в присутствии друидов.

Этот очень влиятельный молодой человек, отец которого стоял некогда во главе всей Галлии и за свое стремление к царской власти был убит своими согражданами, собрал всех своих клиентов и без труда поджег их к восстанию. Узнав о его замыслах, арверны схватились за оружие. Его дядя Гобаннитион и остальные князья, не находившие возможным теперь же пытать счастья, воспротивились ему, и он был изгнан из города Герговии. Однако он не отказался от своего намерения и стал набирать по деревням бедноту и всякий сброд. С этой шайкой он обходит общину и повсюду привлекает к себе сторонников, призывая к оружию для борьбы за общую свободу. Собрав таким образом большие силы, он изгоняет из страны своих противников, которые недавно изгнали его самого. Его приверженцы провозглашают его царем. Он повсюду рассылает посольства, заклинает галлов соблюдать верность своей присяге. Скоро в союз с ним вступают сеноны, паризии, пиктоны, кадурки, туроны, аулерки, лемовики, анды и все прочие племена на берегу Океана. По единогласному постановлению они вручили ему главное командование. Облеченный этой властью, он требует от всех этих общин заложников; приказывает в кратчайший срок поставить определенное число солдат; определяет, сколько оружия и к какому сроку должна изготовить у себя каждая община.

Гай Юлий Цезарь,
древнеримский государственный деятель и полководец

Был определен и единый лидер галлов. Им стал Верцингеторикс из племени арвернов, человек весьма способный и жесткий.

Верцингеторикс (Vercingetorix) – вождь племени арвернов в центральной Галлии, противостоявший Цезарю в Галльской войне. Его имя на галльском означает «повелитель над» (ver-rix) «воинами» (cingetos).

Вскоре к восстанию присоединились и аквитаны, а впоследствии к Верцингеториксу примкнули и многие племена белгов.

Узнав об этом, Цезарь разделил свои войска на две части. Он направил Тита Лабиена с четырьмя легионами на север, в земли сенонов и паризиев, а сам отправился на юг, в земли арвернов.

Цезарь поднимался вверх по течению реки Элавер (современное название – Алье), Верцингеторикс же шел по другому берегу реки, уничтожая мосты и не давая римлянам переправиться. Перехитрив галльского полководца, Цезарь все же переправился через Элавер и подошел к опорному пункту галлов в землях арвернов – Герговии (это возле современного города Клермон-Феррана).


Статуя Верцингеторикса на месте битвы при Алезии.

Ализ-Сент-Рен (Бургундия)


Герговия была удачно расположена на высоком холме и хорошо укреплена. Хотя город защищала основная армия Верцингеторикса, Цезарь решил захватить этот стратегически важный пункт.

Дальнейшие события, известные как битва при Герговии (июнь 52 года до н. э.), не совсем ясны из-за нечеткости «Записок» Цезаря. По всей видимости, невразумительное описание было составлено им намеренно, чтобы снять с себя вину за неудачу.

Общий ход событий выглядит следующим образом: Цезарь направил свои войска на рискованный штурм, отвлекая внимание осажденных различными ухищрениями. По версии «Записок», в самый ответственный момент легионы не услышали сигнал к отступлению. Впрочем, это описание не объясняет, для чего войскам потребовалось отступать, если штурм шел достаточно удачно. Кроме того, не очень понятно, почему Цезарь не поддержал атакующих, ведь в резерве у него оставался, по меньшей мере, один легион. По свидетельству Цезаря, римляне потеряли 746 человек убитыми (46 центурионов и 700 солдат), и вскоре отступили, дважды пытаясь спровоцировать Верцингеторикса на битву на равнине.

От Герговии римляне направились в область эдуев – племени, жившего в междуречье Сонны и Лигера (Луары) в Средней Галлии. Большинство из них к этому времени уже присоединилось к восстанию.

На съезде восставших в Бибракте, главном городе эдуев, Верцингеторикс заявил о том, что галлам следует продолжать избегать генерального сражения, нарушая коммуникации и пути снабжения Цезаря.

Верцингеториксу надо отдать должное: он не только объединил племена в борьбе против римлян, но и повсеместно применял тактику нападения на римские войска с последующим отходом в естественные укрепления. Кроме того, восстание стало одним из первых зарегистрированных примеров использования тактики «выжженной земли», когда восставшие сжигали городские поселения, чтобы лишить римские легионы провианта. Вождь галлов приказал перевезти все запасы продовольствия в небольшое число хорошо защищенных городов, а все прочие поселения и запасы потребовал сжечь, чтобы они не достались врагу. И это было очень мудро, ведь затягивание времени работало на галлов, поскольку они могли продолжать стягивать подкрепления, а римлянам это создавало огромные проблемы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4