Серж Бэст.

Катя и кот «Шрёдингер». Научная фантастика



скачать книгу бесплатно

© Серж Бэст, 2018


ISBN 978-5-4490-3613-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Письмо к читателю

У молодого человека имеется немало различных мечтаний, начиная от желания посетить неведомые ему миры и заканчивая обладанием вечной молодостью и бессмертием.

Путешествие в мир прошлого – одно из таких мечтаний. Во все времена юношам и девушкам хотелось хоть на миг вернуться в прошлое. Чем это вызвано? С одной стороны исправить в прошлом что-нибудь такое, мешающее жить счастливо в нынешнем времени, с другой удовлетворить свое любопытство – заглянуть в жизнь своих далеких предков и народа в целом.

Путешествие во времени, вопреки утверждениям скептикам, осуществимо для любого человека. Чтобы убедиться в этом надо отправиться в путешествие на корабле по Тихому океану и пересечь в районе островов Ратманова и Крузенштерна, так называемую «Линию перемены дат»11
  Линия перемены даты – условная линия на поверхности земного шара, проходящая от полюса до полюса, по разные стороны которой местное время отличается почти на сутки.


[Закрыть]
. Там можно убедиться лично, что когда на острове Крузенштерна, относящегося к территории США, еще продолжается «вчера», на острове Ратманова, где несут службу российские пограничники, уже «сегодня».

Скептики напрочь отрицают возможность образования во временном пространстве каких либо дыр, проходов, шлюзов, тоннелей и т.п, забыв при этом об очевидном и неопровержимом факте – наличии черных дыр во Вселенной, которые являются воротами в некую точку пространства – или времени.

Героиня моей книги, совершив путешествие в 18 век, подтвердила, что если в достаточной степени исказить, скрутить временное пространство и тем самым создать «замкнутые временеподобные линии», о которых говорили в разное время многие ученые, то можно проделать дыру сквозь время.

Никто ранее не знал, как можно «скручивать» пространство-время – до появления в нем дыр. Но теперь знают. Создание уникальной капсулы времени, о которой читатель узнает из прочтения этой книги, позволило решить эту непростую задачу.

Читайте с удовольствием мою новую детскую книгу и не беспокойтесь на тот счет, если что-то вам в ней будет непонятным. Это лишь пока. Ведь людям, жившим до нас в ранние времена, многое из того, что мы сейчас видим и о чем достоверно знаем, казалось необычным и невозможным…

С уважением, Серж Бэст.

Пролог

По оконным стеклам, окутанным вечерней мглой, барабанит летний дождь. Обычное дело в Питере – продырявилось небо. Кто-то радуется дождю и подставляет ему свои руки, кто-то кривит в неудовольствии лицо и ускоряет шаг, кто-то набрасывает на голову капюшон и не обращает на него никакого внимания, подумаешь, какая невидаль, дождь…

В семье у Кати, тоже не сетуют на дождь.

Дождь он ведь лишен оттенков добра и зла, он просто идет… Плохая погода содержится в человеческих душах, именно там вызревает горечь и неудовольствие, – так считает ее мать…


Шум идущего дождя прерывает голос ночного педагога по ультразвуковой гипнопедии22
  Гипнопедия – обучение во сне.


[Закрыть]
. Катя внемлет ему во сне, лежа в своей кровати. Урок по теме: «Оборона Севастополя в Крымской войне 1853—1856 годов» окончен, – слышит она.

Угу! – бормочет Катя в полусне и рывком стягивает с головы сетчатую шапочку с датчиками «сонного» девайса, посредством которого осуществлялась передача учебной информации нейронам ее головного мозга.

Затем она поворачивается к стене и мгновенно проваливается в царство Морфея33
  Царство Морфея – царство сновидений.


[Закрыть]
. В полуспящее сознание тотчас врывается вихрь из многочисленных, бессвязных обрывков видений, неизвестного происхождения. Они мелькают перед глазами и хаотично складываются в ее затуманенной голове, словно в цветном калейдоскопе…

Вот она на изрытом взрывами поле, вместе с другими русскими женщинами собирает в мешки пушечные ядра. Со стороны французских укреплений по ним стреляют из ружей, над головой свистят ядра, выпущенные из пушек.

Она видит, как падает сраженная смертельным выстрелом в голову молодая женщина, одетая в простую крестьянскую одежду, кровь мгновенно заливает ее лицо и окропляет алым цветом белокурые волосы. Ее малолетний сын плачет навзрыд и ожесточенно машет кулаками в сторону неприятельских позиций.

В нескольких шагах от них, на бугре, разрывается пушечное ядро, ее и двух женщин осыпает шрапнелью и комками грязи. Острая боль пронзает ее левый бок. Упав на землю, она беспомощно обхватывает колени руками и стонет…

Рядом слышится протяжное «Ура-а-а!». Это кричат матросы – защитники осажденного севастопольского форта44
  Форт – отдельное долговременное укрепление в системе крепостных сооружений.


[Закрыть]
, они бегут навстречу неприятелю, ощерив длинные штыки своих ружей.

Впереди бежит коренастый матрос в полосатой тельняшке с черными усиками и серьгой в одном ухе. Он сшибает двух французов, выбежавших ему навстречу – одного штыком, другого прикладом – и нацеливается на третьего, но раздается еще один взрыв. Ему отрывает руку, кровь брызжет фонтаном. В запале он пробегает еще несколько метров и падает рядом с ней.

Французы утаскивают их волоком в свои окопы. Перевязывают тряпками раны…

– Посмотри матросскую книжку этого удалого русского молодца. Откуда он и как его зовут? – говорит своему подчиненному французский капрал. Тот выворачивает карманы раненого матроса, находящегося в бессознательном состоянии.

– Фрегат «Храбрый». Матрос Кульмэн Федор Николаевич, – с трудом читает он русский текст.

– Ладно, если до утра не подохнет, то отправим его и мадемуазель в лазарет, – сквозь зубы цедит капрал…


Кульмэн? – застывает на губах Кати фамилия матроса. Я ведь тоже Кульмэн… Во рту появляется ощущение чего-то незнакомого и горького. Это вкус страха…

Страшный сон не отпускает ее, испытывает на прочность. Всё возвращается на круги своя – она снова в плену у врага…


…Ночь. Раненый матрос Федор Кульмэн подползает к бочонку с порохом. В единственной своей руке он держит трут и огниво. Белый как полотно, со стиснутыми зубами, он напрягает остаток своих сил, и пытается одной рукой высечь искру… Раздаются истошные крики французов, матроса отшвыривают в сторону и закалывают штыками…


Кошмарные видения одно за другим терзают сознание Кати. Она бьется на кровати, подобно рыбе, запутавшейся в рыболовецкой сети. Наконец, от своего же крика она просыпается. Садится на край кровати и свешивает на пол ноги.

«Уфф!» – облегченно выдыхает она. – И откуда только ко мне прилетели все эти ужасы? Не иначе программу обучения ночного педагога по гипнопедии скорректировал мой отец. В гимназии о блокаде Севастополя и уничтожении его защитников англо-французскими войсками в 18 веке точно ничего не рассказывали. Но для чего он это сделал? Надо не забыть спросить его об этом. И еще. Что означает видеть себя во сне на войне и получить при этом ранение? Надо утром посмотреть сонник…

Посидев еще несколько минут, она ложится на кровать, натягивает на себя одеяло, закрывает глаза и делает с десяток глубоких вдохов-выдохов. Ее молодой организм с благодарностью отзывается на это упражнение и уже через одну минуту она засыпает безмятежным, глубоким сном.

Глава первая
Новые родственные души

2101 год.

Летающий «рекупер»55
  Летающий рекупер – беспилотный автомобиль, передвигающийся по воздуху в электромагнитных измерениях и возвращающий часть энергии, затраченной на его торможение.


[Закрыть]
закончил на автопилоте повторный облет владения семьи Кульмэн и совершил посадку на площадке возле их дома.

Катя и ее отец надеялись увидеть пятнистых оленей, мигрировавших в их леса со средней полосы России. О них стало известно от местного лесника, встретившего парочку оленей в окрестностях усадьбы. Но увы! Увидеть не удалось.

– Видимо, олени отдыхают, набираются сил. Переход для них был непростым, – высказал предположение отец. – Шутка ли более тысячи километров пройти по лесам и болотам.

– А мы их потом увидим? – озабоченно спросила Катя.

– Обязательно увидим, дочь… Даже не сомневайся в этом… Только странно видеть их в наших лесах, где водится лишь северный олень. Какая их нелегкая сюда занесла?

– А может они содержались у кого-нибудь в угодьях и сбежали оттуда? У моей подруги Аллы родители держат в вольерах льва и крокодила, которые, как известно, у нас не живут, – высказала предположение Катя.

– Может, ты и права дочь. Всякое бывает…


Спрыгнув с ребристой ступеньки «рекупера», Катя вскинула голову и внимательно посмотрела на выпуклое окно в верхней части «скайдома»66
  Скайдом – это умный жилой дом, организованный для проживания людей при помощи автоматизации и высокотехнологичных устройств.


[Закрыть]
, в который они переехали две недели тому назад всей своей новой семьей.

Там, на столике у окна, её поджидал любимец всей семьи Котофей – черный с белой мордашкой кот.


– Катя, не забудь забрать из салона рекупера рюкзак с обувью и костюмом для танцев. В прошлый раз ты его там оставила, – напомнил ей отец.

Ее отец Серж Кульмэн был молодым мужчиной, тридцати пяти лет, выше среднего роста, с вьющимися черными волосами, проницательными и открытыми глазами.

Он смотрелся весьма привлекательно. Темно-синий костюм сидел на его крепких плечах, как влитой, белая рубашка и искусно подобранный галстук указывали на его безупречный вкус. К тому же иметь номенклатурный вид его также обязывала должность президента корпорации «Мидгард», занимавшейся помимо обычной добычи высокоэнергетического нуклеотидного топлива «Гелий-3» на Луне, также и разработками алмазных копий на Сатурне, где на протяжении многих тысяч лет шли алмазные дожди.

После трагической гибели жены во время родов сына, он некоторое время не решался создавать новую семью, но затягивать с этим дальше было нельзя, так как детям нужна была мать, особенно в ней нуждался годовалый Макс.

Так в их семье появилась Мари и ее дочь Ева, а еще кот Котофей. Радости у Кати не было предела. От одной мысли, что у нее будет старшая сестра, ее распирало от гордости. Та девочка, у которой нет старшей сестры, этого никогда не поймет. А у кого она есть, скажет, что это огромное счастье иметь ее.

К тому же Ева была необыкновенной девочкой. Несмотря на свой невысокий рост, она была сильной и смелой, потому как занималась акробатикой, имела звание мастера спорта и была награждена множеством различных дипломов и медалей.

Однажды, отдыхая в летнем лагере она вступилась за девочку, у которой мальчик хотел отобрать трубочку для передачи по воздуху цветных «поцелушек» в виде сердечек. Она погналась за ним, но он смог убежать от нее в туалет, где закрылся на крючок. Раздосадованная Ева сильно ударила кулаком в полотно двери и пробила в фанере дыру.

После этого случая все хулиганистые мальчишки в лагере обходили ее стороной и не обижали больше девочек. Однако этому обстоятельству не возрадовалась Мари, потому как администрация лагеря выставила ей счет за ремонт сломанной двери.

А еще старшая сестра обладала полезным и нужным для девочки умением визажиста. Для этого она окончила краткосрочные курсы визажистов-стилистов и для нее не составляло труда изменить форму бровей, нарастить ресницы, сделать несмываемый макияж…

Эти умения нужны были не только ей самой, но и Кате во время танцевальных конкурсов, которые шли чередой один за другим.

Танцевала Катя, в основном, зажигательные русские народные пляски, где при помощи танцевальных образов, созданных ей, раскрывалась духовная жизнь русского народа, его быт, вкусы и идеалы во все времена…

Мари была стройной и симпатичной женщиной, тридцати семи лет отраду, тележурналистом по образованию и психологом по призванию. Она и отец были идеальной парой, которой восхищались многие в округе.


Катя с отцом вошли в ограду и подошли к входной двери дома. Отец приложил большой палец к устройству идентификации, электронный сторож считал его кожные узоры, после чего открыл входную дверь.

– Входи, дочь, тихонько, чтобы не разбудить Макса, – прошептал ей отец.

Но как только они вошли в прихожую, то услышали знакомые звуки.

– Мур-р-р! – возвестил о себе Котофей и выпрыгнул им навстречу.

– Топ-топ! – послышалось из зала топанье детских ножек.

Это мой любимый братик Макс! – радостно забилось сердце в груди Кати. Она нежно обняла брата, подбежавшего к ней, чмокнула его в пухлую щечку, а затем взяла на руки Котофея и также поцеловала, но уже в жёсткие, растопырившиеся в разные стороны усы. Черный зверёк растянулся в неописуемом блаженстве на её руках, задрал кверху свой хвост, и, прищурив глаза, стал урчать, словно маленький моторчик.

Катя присела на угловой диванчик, повернула любимого котика мордашкой к себе, чтобы заглянуть в бездну его желтых глаз. Но, увы! В его глаза лишь отражался белый свет люстры, висевшей на потолке в центре зала.

– Милый мой, Котофей. Ты соскучился по мне? Она почесала его за ушами, нежно пощипывая шкурку, прошлась по спине, отчего хребет у него выгнулся дугой, а урчание стало громче.

Посидев ещё некоторое время на диванчике с котом, она опустила его на лапки и прошла в угол комнаты. Там она уселась на пол, где уже восседал среди обилия игрушек ее младший братик…

– Катья! – обрадовался малыш, протянул ей свою маленькую машинку и зашлепал губами: «Бррр-бррр-бррр.

Катя была стройной и миловидной девочкой, четырнадцати лет, с серо-зелёными, открытыми глазами, таящими в себе то вселенскую печаль, но неописуемый взрыв неподдельной детской радости. Она была добрым, общительным ребенком, которого обожала вся её многочисленная родня.

А еще она была мечтательной девочкой. Вот и сейчас она взяла в руки кота, взгромоздилась на подоконник и принялась мечтательно всматриваться в окно, выходящее на небольшой парк, названный жителями Санкт-Петербурга «Новознамека».

Ее глаза вдруг широко раскрылись, длинные ресницы, украшавшие глаза поднялись вверх. Она увидела сидящую вдали на высокой осине птицу, которая стучала клювом по стволу. Она быстро достала из своего стола монокуляр с многократным усилением изображения и принялась разглядывать птицу.

– Мама, – вскрикнула она, – я рассматриваю сидящую на ветке необычную птицу, такую я ранее не видела. – Она такая красивая! У нее красная полоска на голове и она громко поет: «кик-кик-кик».

– Это, наверное, пестрый дятел. Тебе повезло, это редкая птица, а его видела лет двадцать тому назад. Дятлы вообще-то петь не умеют, они просто стучат по дереву клювом, издают дребезжащие звуки, похожие на скрип ветки на ветру, – пояснила мать.

– Если этот обычный дятел, то какие бывают необычные? – сразу же уточнила Катя.

– В наших лесах, много лет тому назад, можно было увидеть не только пестрых, но и черных дятлов, и даже зеленых. Сейчас, к большому сожалению, их нет – экология ухудшается, многие виды птиц, насекомых, растений, животных попросту исчезли. Мы безразлично стали относится к Природе-матушке, а это плохо, наши предки так не поступали…

Кстати, зеленого дятла видела моя прабабушка, она говорила, что у него тоже красная головка. Сделай запрос в «ведомство Лени» и посмотри какие они…


– Здравствуй Лёня, – последовав совету матери, громко проговорила Катя, – я хочу видеть зелёного и черного дятлов…

«Ведомством Лёни» в их семье называли лазерный коммутатор, который формировал в пространстве по запросу любого члена семьи голографические цветные изображения.

Помимо информирования он также организовывал работу всех электронных слуг в доме, отвечавших за тепло, влажность воздуха, полив цветов, приготовление и подогрев пищи, развлечения и ночное обучение детей.

Ночные педагоги у всех были разные и задачи которые они решали во сне со спящими детьми тоже были разные.

У малолетнего Макса – был мультяшный герой «Фунтик», он обучал во сне малыша строить предложения, учить стишки и песенки, а также читал ему сказки на ночь.

У студентки университета Евы – был ученый кот по имени Том, который работал с ее спящим сознанием, и вкладывал ей в голову необходимый учебный материал.

У Кати, ученицы седьмого класса гимназии, была всезнайка «Нэнси», которая учила ее иностранным языкам, а еще была хорошей собеседницей, с ней можно было мило поболтать перед тем как заснуть.


– Запрос принят, – ответил звонким голосом «Лёня», и на уровне оконных проемов появилась картинка с изображением черного и зеленых дятлов, сидящих на деревьях и издающих такой же звук, как и пестрый дятел: «кик-кик-кик».

– Дочурка, не держи в руках дятлов, чтобы не обжечь об лазерный луч руки. Можно лишь слегка прикоснуться к ним, – предупредила ее мать…

– Я помню об этом, мама…


Погладив слегка дятлов, Катя прошла в свою комнату, уселась с ногами в кресло и принялась за чтение детской книжки «Возвращение Атлантов», написанной ее дедом Семёном. Книга увлекла ее, и она закончила чтение лишь к ужину.

Надо будет обязательно спросить у дедушки был ли Адам, про которого упоминается в библии, атлантом? – взяла она себе на заметку. Он ведь тоже, как и атланты, изначально имел исполинские размеры, а уж потом господь за допущенную им провинность уменьшил его в размерах…

А вообще было бы здорово куда-нибудь слетать, – мечтательно подумала она и закрыла глаза.

Через несколько минут ведомство «Лени», убедившись в наличии у неё глубокого сна, предоставило «Нэнси» возможность работы с ее сознанием…

Глава вторая
Феномен «кота Шрёдингера»

Катя отложила учебник по физике в сторону и бросила взгляд на электронные часы, стоявшие на краю стола. Пора ложиться спать… Темнота за окном то и дело расчеркивалась зарницами, откуда-то издалека доносились глухие раскаты грома…

В комнату вошел отец. Обычное дело – пожелать на ночь дочери «приятного сна». Однако спать совсем не хотелось, а вот поговорить с отцом о жизни – это другое дело.

– Пап, давай поговорим с тобой, я еще не хочу спать, – предложила она и развернулась на офисном кресле в его сторону.

– О чем?

– О жизни.

Отец рассмеялся. Такое предложение прозвучало из уст дочери совсем как-то по-взрослому, но не удивило его. Кате четырнадцать, она получила паспорт гражданина своей страны и уже не была той маленькой девочкой, с которой не следовало бы вести разговоры на серьезные темы.

– Давай, поговорим! – сказал он, присаживаясь на край ее кровати.

– Вот ты, папа, иногда говоришь: «Ничто на Земле не проходит бесследно». Это действительно так? Или просто хороший словесный ряд?

– Это, дочь, слова из одной известной песни прошлой эпохи. Я с ними полностью согласен, – ибо ничто не исчезает в никуда…

– А человек, если он умер?

– Если умер, то он переходит в другое состояние. Его кости и плоть истлевают, а энергетический разум и душа покидают тело, которое, как показывают исследования, становится легче, примерно, на двадцать пять грамм.

– А куда уходят его душа и энергетический разум?

– Сначала в эмоциональный мир, который находится рядом с живыми людьми, а потом в ментальный, называемый раем.

– А-а-а, – понимающе протянула Катя.

– А ты домашнее задание выучила? – спохватился отец.

Он знал, что дочь всегда добросовестно готовится к предстоящим урокам. Ему просто не хотелось вести с ней разговор на тему, которая обязательно приведет к мучительному для него вопросу: Есть ли бог на свете?

Внутренне он осознавал, что не все так просто в мироздании. Отвергнуть факт существования бога он не мог, потому как не обладал достаточными знаниями на сей счет. Признать безоговорочно он тоже его не мог, потому как не обладал достаточными знаниями и на этот счет.

– Выучила, – кротко ответила Катя.

– И по истории тоже?

– И по ней тоже…

– И что вам там задали?

– Прочитать раздел про русскую императрицу Екатерину Вторую…

– А ты у меня какая по счету? – неожиданно спросил отец.

– Дед Семен меня называет Екатериной Третьей…

– А с чего он это взял? Просто продолжил числовой ряд?

– Нет. Дед сказал, что всё в нашем бренном мире подчинено законам симметрии. У людей неслучайно две ноги, две руки, два уха, два глаза. У нас у каждого вполне может быть антипод в другом мире. Мой антипод Екатерина Третья…

– Да уж, – протянул отец. – Тебе лишь осталось стать царицей всея Руси, чтобы стать Екатериной Третьей… Впрочем, в жизни всякое случается, может твоя судьба и вырулит на эту дорожку…

– Не поняла, пап. Ты про что сейчас?

– Про то, Катя, что в мире еще не исчезли королевства, султанаты, княжества… Насколько я знаю, их в настоящее время насчитывается несколько десятков. И кто знает, вдруг однажды ясным днем, приедут тебя сватать из какого-нибудь королевства…

– Пап, не гони пургу… А то приедут сваты из королевства «Кривых зеркал» и что ты тогда будешь делать? – звонко рассмеялась Катя.

– Да не раздумывая отдам замуж, станешь королевой… Кстати, сподвижница императрицы Екатерины Великой княгиня Дашкова Екатерина Романовна, ее звали «Екатерина Малая» вышла замуж в пятнадцать лет.

– Ну уж, нет! Не хочу замуж и не хочу быть королевой, хочу быть царевной, – хихикнула дочь.

– Узнаю героиню из сказки Пушкина о рыбаке и рыбке… Но при этом замечу, что ты на нее еще не скоро будешь похожа, лет так эдак, через сто, – разразился громким смехом отец. – Впрочем, стать царицей у тебя тоже есть шанс.

– Какой шанс? О чем ты, папа? Царств на земле больше нет. Последнего русского царя Николая II расстреляли большевики вместе с его семьей.

– Я бы так категорично не утверждал, что царства нет, – лукаво усмехнулся отец. – Оно есть в виртуальном мире. И в нем ты можешь стать, на радость деду Семену, царицей Екатериной Третьей…

– Поясни, не поняла…

Отец откинулся в кресле и внимательно посмотрел на дочь. В его темных глазах забегали смешинки.

– Ты, конечно же, еще не слышала, что в мире науки существует известный мыслительный феномен под названием «Кот Шрёдингера».

– Чужие коты меня не интересуют. У меня есть свой кот Котофей, он в соседней комнате. Хочешь, позову?

Отец удовлетворенно хмыкнул. Колючая ирония дочери пришлась ему по душе.

– Это не совсем кот, как ты его понимаешь. Этот кот – мысленное представление живого, натурального кота. Можешь его представить?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное