Серж Бэст.

Жаркое лето 2014 года



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Павел Бармин


© Серж Бэст, 2017

© Павел Бармин, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4483-7197-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Письмо к читателю

Судьба современной России – это также и судьба стран, исторически связанных с нею незримой нитью прошлого, крепкими узами настоящего и чаяниями будущего.

Горький укор нам всем, когда мы, забывая, остервенело рвём эти нити, осерчав по какой-то нелепой, часто надуманной причине. Но ещё хуже, когда мы это делаем по указке тех, кто явно не желает нам добра.

У каждого государства есть страницы истории, к которым хочется возвращаться вновь и вновь, но есть и страницы, которые хочется быстрее забыть. Но вот только забыть их получается с трудом, потому как их строки написаны кровью.

Россия не должна клеймить себя и посыпать голову пеплом за прожитую историю. Тем более перед кем? Перед Европой, которая уничтожила инков, ацтеков, майя, сжигала людей на кострах, где рождён был фашизм! Или перед Америкой, выстроившей свою политику на агрессии, свержении неугодных ей режимов!

Россия должна гордиться не только героическим прошлого своего народа, но и героическим настоящим своих граждан, не дожидаясь, когда оно уйдёт в забвение.

В период написания мной этой книги случилось необычное, редко встречающее в новейшей истории России явление. В России уже больше не оглядываются на Запад в ожидании одобрительной реакции на те, или иные её действия.

В России уже не замалчивают тот факт, что тысячи россиян влились с оружием в руках в ряды армии Новороссии, чтобы вместе дать отпор фашистам, бесчинствующим на территории Донбасса.

В меня вселилась уверенность, что наши политики и официальная пропаганда, наконец-то перестанут вести диалог с Западом в извечном извиняющемся тоне, потому как в обществе нарастает гордость за свой народ, за свою страну, за то, кто мы есть. И у меня спокойно на душе – в России не предадут забвению их подвиг.

Мне это очень важно, потому как в основу моей книги легли собирательные образы обыкновенных сынов великой России, жизнь которых опалила своим горячим дыханием война на Юго-Востоке Украины летом 2014 года.

Мы, русские люди, должны гордиться подвигом тех, кто во славу России не пожалел самого ценное, что у них было – свою жизнь!

Серж Бэст.

Пролог

Я считаю, что всех, кто наживается на войне,

и кто способствует ее разжиганию, следует

расстрелять в первый же первый же день

военных действий…

Эрнест Хемингуэй.

Выйдя из здания на Лубянке, где среди прочих органов управления Федеральной службы безопасности России (ФСБ) размещалось и кадровое управление пограничных войск, свежеиспечённый выпускник Московского высшего пограничного училища Тарум Ключевский облегчённо вздохнул полной грудью.

Черноволосый, с проницательными тёмными глазами, он был привлекательным молодым человеком.

Его костюм цвета холодной стали, который по настоянию матери был пошит известным московским кутюрье, сидел на его спортивной фигуре более чем превосходно. При росте почти сто девяносто сантиметров он производил внушительное впечатление. На такого красавца невозможно было не обратить внимания, хотя в данный момент его сосредоточенный взгляд и гневно нахмуренные брови придавали ему некую агрессивность.

Разговор, состоявшийся у него с офицером кадровой службы, был сложным и отчасти неприятным. Вопросы, задаваемые кадровиком, затрагивали за живое и оставляли тяжёлый осадок на душе, поэтому сейчас он был весьма раздосадованным.

Лысоватый полковник, опуская периодически на нос очки, въедливо допытывался, почему он хочет попасть на службу в Аргунский погранотряд Кавказского особого пограничного округа, где служба намного тяжелее, чем в других пограничных отрядах?

Тарум и не предполагал, что ему придётся признаться в том, что у него приёмные родители, а кровные отец и мать трагически погибли в первую чеченскую войну. Он скрыл от кадровика, только то, что шрам на его лице, получен не на соревнованиях по рукопашному бою, а от удара сапога бандита, убившего его родного деда.

После трагической гибели родителей и родного деда Тарум Ключевский, он же Мурат Узеев, в четырнадцатилетнем возрасте был усыновлён семьей пограничного офицера Алексея Ключевского. Этого офицера Мурат и его дед Маккхал укрывали на пасеке, когда тот бежал из чеченского плена. За что жестоко поплатились. Деда бандиты ударили ножом в живот, а его самого зверски избили. После смерти деда он, повинуясь его предсмертной воле, дал своё согласие на усыновление семьёй Ключевских и жил вполне счастливой жизнью в Москве. Идея сменить имя в интересах собственной безопасности принадлежала его новой матери – Валерии. Она прочла имя, данное ему от рождения, с конца, в результате чего он стал Тарумом.

В восемнадцать лет он пошёл служить по призыву, как и его приёмный отец, в пограничные войска. Служил на Курильских островах, где окреп, возмужал и стал настоящим мужчиной.

После службы в погранвойсках благодаря своему решительному характеру и острому уму целыми днями просиживал над учебниками, чтобы поступить в Московское высшее пограничное училище. По вечерам ходил в спортзал, где усиленно занимался рукопашным боем и боевым самбо.

Он не боялся сильных противников и был совершенно убеждён, что его возможности, духовные и физические, позволят ему стать победителем не только на ринге, но и в жизни. С юных лет он знал, что ему предначертано добиться высочайших успехов в спорте, потому как должен быть достоин памяти своих кровных предков, снискавших борцовскую славу не только в Чечне, но далеко и за её пределами. Уже на четвёртом курсе выполнил норму мастера спорта по рукопашному бою, выиграв чемпионат пограничных войск, страны, а затем и Европы.

Казалось, он сделал всё, чтобы «слепить из себя приличного пограничника» у которого имелось бы право выбора места дальнейшей службы. Но вот, кадровик заявил, что холостых офицеров на Северный Кавказ служить не направляют, и ему, неожиданно для себя, пришлось солгать, что у него есть девушка, с которой они намерены обвенчаться.

Однако для кадровика этого заявления оказалось недостаточно, и он попросил принести письменное подтверждение факта подачи заявления на регистрацию брака.

Тарум понял, что он загнан в угол. Во-первых, женитьба в его планы не входила – хотелось ещё побыть немного в холостяках. Во-вторых, где найти подходящую невесту за столь непродолжительное время отпуска?

Глава I

Советы старших

В нагрудном кармане Тарума зазвонил мобильник. Он достал его, и, не взглянув на дисплей, ответил, поскольку отлично знал, кому он сейчас нужен. Ему мог позвонить только его отец.

– Как прошла аудиенция у начальника отдела кадров? – первое, о чём спросил его отец.

– Нормально, – односложно ответил он. – Подробнее расскажу при встрече. Ты сейчас на работе?

– Нет. Я направляюсь к деду, мы договорились с ним свидеться. Знаешь, номер его подъезда? – спросил отец.

– Если дед работает на Лубянке и по-прежнему борется с терроризмом, то я, конечно же, знаю номер его подъезда, – отшутился он в ответ.

– Ну, раз так, то заходи в его подъезд, дед заказал на нас пропуска. Я буду ждать тебя там.

Кабинет деда был внушительных размеров, что в полной мере соответствовало, занимаемой должности – начальника аналитического управления ФСБ России. Полковник Семён Ключевский сидел за массивным столом в позе роденовского мыслителя и внимательно читал какой-то документ.

Помимо него, в кабинете находилась молодая девушка лет тридцати. Она сидела за столиком-приставкой и держала в руках объёмистую папку, из которой неспешно извлекала документы и подавала их на рассмотрение хозяину кабинета.

Увидев вошедших в его кабинет сына и внука, дед Семён поднялся из-за стола и вышел к ним навстречу. Они крепко по-мужски обнялись.

– Привет, дед! – обрадовано воскликнул Тарум. – И тут же замолчал. Его глаза внезапно встретились с глазами незнакомки, которая с нескрываемым любопытством смотрела на него почти в упор. До него донёсся тонкий и изысканный запах её духов. Какая красивая девушка! – пронеслось вихрем в его сознании.

– Позвольте мне представить вам самую красивую девушку на Лубянке, которую зовут Марина, – представил своим гостям девушку дед Семён.

Услышав из уст хозяина кабинета такое неожиданное представление своей коллеги, гости расплылись в широченных улыбках. Девушка же смущённо улыбнулась своему шефу.

– А это, Марина, мои любимые – сын Алексей, он подполковник военной контрразведки и внук Тарум – выпускник Московского высшего пограничного училища.

Тарум посмотрел на девушку и их глаза вновь встретились. Его сердце неожиданно забилось в учащённом ритме. Какая красавица! За такую девушку не жалко и жизнь отдать, – внезапно подумалось ему. Он представил её в своих объятьях, и его тело тут же напряглось.

Видя, что внук не сводит глаз с Марины, дед Семен едва себя сдерживал, чтобы не сказать: «Прекрати, внук, пялить глаза. Марина замужем».

Девушка была не только прекрасна лицом. У неё были великолепные формы тела, которые вводили в искушение многих сотрудников аналитического управления Антитеррористического центра ФСБ. Огромные болотной зелени глаза, бледная почти прозрачная кожа, небольшой аккуратный носик и пухлые губы, которые так и взывали к поцелую. В управлении отдельные «нестойкие элементы» держали пари, пытаясь угадать, кто же первым добьётся её благосклонности.

Вместе с тем эта девушка не относилась к тому типу женщин, которые обычно нравились Таруму. Он отдавал предпочтение высоким и элегантным брюнеткам. Она же была совершенно другая, но по какой-то необъяснимой причине его потянуло к ней с такой непреодолимой силой, которую он уже давно не испытывал.

Ещё утром, стоя под душем, он внезапно осознал, что ему безудержно хочется женщину. Полгода назад он расстался после пятилетних отношений, со своей бывшей школьной подружкой Инной по причине её сумбурного характера. Она слишком настойчиво выказывала желание выйти за него замуж, но узнав, что он хочет служить на Северном Кавказе, быстро передумала.

– О чём задумался Тарум? – вывел его из оцепенения вопрос отца. – Как прошло собеседование в отделе кадров?

Тарум вновь хотел сказать, что всё прошло нормально, но, так как рядом был его дед, отказался от этого. Он хорошо знал своего деда и был уверен, что он, как и тот кадровик, обязательно предпримет попытку выпытать у него всю нужную информацию. Поэтому изложил все как на духу.

– Меня в кадрах безнравственно прокачали, – признался он. – Кадровик та еще штучка! Всё прознал и всё выведал у меня.

Отец с дедом Семеном громко рассмеялись.

– Иван Петрович никогда не отказывает себе в удовольствии поработать с серым веществом новоиспечённых защитников российских рубежей.

– Да уж, – протянул Тарум. – Он умеет это делать не хуже тебя, дед, – отозвался он в адрес своего деда комплиментом.

– Ну, и куда всё-таки тебя определили служить, – перешёл к конкретике отец. – На Северный Кавказ, как ты и хотел?

– Нет, пап, мне сказали, что повременят с принятием решения. Не знаю почему, но холостых офицеров туда служить не направляют. Если я хочу служить на горной заставе Итум-Калинского погранотряда, то мне нужно до окончания отпуска принести кадровику письменное подтверждение того, что мной и некой гражданкой «икс» подано заявление на регистрацию брака. Я не знаю, что мне делать, – развёл руками Тарум.

– Ну, и что здесь сложного усмехнулся отец. – Плёвое дело. Подумаешь, какая невидаль – женится в течение месяца. Я вот долго не мудрствовал…

– Не надо, папа, – прервал его Тарум, – мы все знаем вашу с мамой историю. – Ты хочешь, чтобы я не женился, а подженился?

Отец рассмеялся.

– Конечно же, нет. Это я так – пошутил. – Может довериться судьбе и поехать куда направят? – задал риторический вопрос отец.

– Ну, уж нет!

В их разговор неожиданно вклинилась Марина.

– Действительно, какая невидаль – жениться в течение месяца. Тебе, Тарум, нужно действовать более решительно. Главное, это ведь горы! Почти все московские незамужние девушки жаждут уехать подальше от городской суеты. Поэтому вести их нужно только в горы, в Чечню! – с неприкрытой иронией зазвучали её слова.

Тарум удивленно посмотрел на неё.

– Но ведь и там живут люди. В Чечне сейчас спокойно, там нет войны, – возразил он ей.

– Да, это сущая правда. Война там действительно перестала полыхать. И люди действительно там живут. Правда, загвоздка есть одна. Многие из этих людей, беспощадно пускали кровь своим соотечественникам и превращали их в рабов. Но это же, мелочь, сущий пустячок. Главное, природа, горы! Не правда ли, Тарум? Ведь московских барышень ужасом недавнего прошлого не напугаешь. Им рай с милым в шалаше подавай.

Твёрдо очерченные губы Тарума растянулись в опасной улыбке, которая была нацелена прямо на девушку, а его плечи напряглись. Ему явно захотелось остудить пыл этой самовлюблённой красавицы. Но он сдержал себя, для этого ему пришлось закусить губу, чтобы не сказать ей какую-либо колкость.

Марина, почувствовав бойцовское настроение Тарума, решила пощадить его и предложила хозяину кабинета рассмотреть последний, ещё не рассмотренный им документ, или оставить его у себя.

После чего мило распрощавшись со всеми, она направилась к выходу. Проводив взглядом уходящую коллегу, дед Семен с улыбкой на лице обронил:

– Вот такие, внук, у нас в управлении девушки работают! Её бывший муж офицер-пограничник. С ним она вдоволь пресытилась всеми прелестями пограничной службы на таджикско-афганской границе. Оттуда у неё такая резкость в суждениях и оценках.

– Тогда понятно в чём дело, – хмыкнул презрительно Тарум.

– Так, что же ты, сын, решил делать? Срочно будешь искать подружку дней своих суровых или положишься на волю случая? – с нескрываемой иронией поинтересовался отец.

– Я пока, папа, не знаю, но отступать точно не намерен. Шанс у меня ещё есть.

– А ты не думал, на сей счёт об Инне – девушка она хорошая, тем более что хотела выйти за тебя замуж?

– О ней я сразу и подумал, как только кадровик заговорил о необходимости моей женитьбы. Как вы думаете, может быть мне следует с нею встретиться и поговорить, если она ещё не окольцована?

Дед Семён растёр костяшками пальцев свои виски, его лицо при этом приняло задумчивый вид, после чего он философски изрек:

– Женитьба – это хорошо, если, конечно, повезёт с избранницей. Можно выбирать долго и тщательно и ошибиться при этом. Ведь не зря говорят, что чужая душа потёмки. Впрочем, с выбором можно не затягивать и при этом также можно ошибиться.

– Так что же делать? – не выдержал Тарум философских разглагольствований деда.

– Я не буду отвечать на твой вопрос, но при этом расскажу одну поучительную историю, которая случилась много лет назад с моим другом, оказавшимся примерно в такой ситуации, как ты сейчас. Ты многое из неё поймёшь для себя. Но сначала давайте выпьем по чашке кофе.

Дед Семён включил коммутатор и ему ответил приятный женский голос. Он попросил девушку принести кофе и печенье. Через несколько минут в кабинет вошла миловидная брюнетка с подносом в руках, на котором стояли три чашки с ароматным кофе.

Вошедшая в кабинет девушка была также хороша собой, как и предыдущая, хотя и выглядела совсем иначе: раскосые глаза миндалевидной формы, длинные блестящие волосы тёмного цвета, такого, который сводит с ума обожателей брюнеток. Тонкие черты лица придавали ей благородство, полная грудь дерзко вздымалась под белой шёлковой блузкой и пьянила воображение, а ещё длинные стройные ноги и округлые упругие бёдра…

Тело Тарума вновь напряглось, оно снова отвечало на вызов.

– Дед, я не верю своим глазам. Пощади нас с папой, – взмолился Тарум. – Ты сознательно окружил себя такими красавицами? Признавайся! Кто они такие – «медовые ловушки ФСБ»? – Если ты нам этого не скажешь, то я тебя заложу бабушке, – рассмеялся он.

Дед Семён в ответ взорвался раскатистым смехом.

– Конечно, внук, я сознательно окружил себя такими красавицами. Я полагал, что когда-нибудь ты будешь с отцом у меня. Увидишь место моей работы, служебный автомобиль, а также красивых девушек, которые окружают меня и это, несомненно, вызовет у тебя восхищение. Я же тебе в ответ на это молвлю: «Внук, для того, чтобы все это иметь, надо хорошо учиться в школе, закончить с отличием пограничное училище, академию и много трудиться».

– Да ну тебя, дед, с твоим приколом, – рассмеялся Тарум. – Давай лучше расскажи поучительную историю, случившуюся с твоим другом. А бабушке я тебя всё равно заложу. Пусть она тебя вздует.

– Обязательно, внук, расскажи ей, чтобы она знала, что у мужа глаз ещё горит. Пусть будет начеку. Это женщин подстёгивает к тому, чтобы они держали себя в соответствующей форме, – с улыбкой резюмировал дед Семён.

– Что касаемо моего давнего друга. Его звали Егор. Мы с ним познакомились в Москве на Высших пограничных курсах переподготовки ещё до войны в Афганистане. Тогда мы были с ним командирами инженерно-сапёрных взводов пограничных отрядов. Он в Карелии, а я на Сахалине. Что удивительно, он внешне схож с тобой, такой же высокорослый, черноволосый красавец, словно сошедший с рекламного плаката.

Я был в то время женат, а Егор холост. Он был всегда в постоянном поиске, потому как количество претенденток на роль жены у него явно зашкаливало. В поиске он был и на момент нашего знакомства. Сложность выбора была в том, что жениться он решил не иначе как на дочке министра, или, в крайнем случае, замминистра.

– Твой друг явно карьерист, – хмыкнул Тарум.

– Не совсем так. Просто мы были в то время молоды. Поразмыслив над тем, где ему отыскать дочку министра, он пришёл к выводу, что искать её следует у стен Кремля. Ведь дочки министров и их замов работают не иначе как в Кремле – папы, по его разумению, именно туда их должны были пристроить. – Надо лишь дождаться окончания рабочего дня, – говорил он, – а затем отфильтровать поток девушек, выходящих с территории Кремля на предмет их пригодности на роль боевой подруги.

Его план трижды срабатывал. В первом случае он познакомился с правнучкой Николая Булганина, который в 1953 году был министром обороны СССР. Он был у неё дома, познакомился с семьёй, но дальнейшие отношения с ней развивать не стал – не подошла она ему. Затем была дочка замминистра сельского хозяйства – результат тот же самый. Потом была дочка ещё какой-то крупной шишки, но скажу честно, я запамятовал какой именно.

– Может, дед, мне тоже испробовать этот метод? – неожиданно загорелся этой идеей Тарум.

– Не спеши внук. Лучше дослушай историю моего друга до конца, – осадил его дед Семён.

– В истории моего друга не всё так безоблачно и забавно…

Потом Егор неожиданно для себя встретил свою первую любовь и забросил поиски титулованной избранницы. Несмотря на то, что у этой девушки было уже трое собственных детей, он с головой окунулся в прежние отношения.

Учёба на курсах закончилась и мы расстались. Прошли годы. И мы друг о друге ничего не знали. В 1988 году учась в Военно-инженерной академии, я неожиданно для себя узнал, что на одной из кафедр пограничного факультета работает преподавателем мой старинный друг. Мы встретились. Егор вышел ко мне, прихрамывая, опираясь на трость. На его кителе красовались два боевых ордена. Некогда тёмные волосы посеребрила седина. И ей было с чего взяться…

Из рассказов о нём я знал, что в самый разгар афганской апогеи он был, как говорят, на «той стороне». На его долю выпали три года беспощадного пекла. Воевал он геройски. Военная профессия сапёра чрезвычайно опасна. Но ему везло – три года войны и, не одной царапины.

Однажды зимой в горах Афганистана ему и его боевому товарищу пришлось ночью, без альпинистского снаряжения, спускаться вниз в глубокое ущелье по головокружительным карнизам. Они тогда оказались в окружении. Патроны были на исходе, так как отстреливались, погода была нелётная – вертолёты не летали. По рации они вызвали огонь миномётов на себя. Им повезло, не зацепило – остались в живых.

Подарила судьба ему шанс остаться живым и при разминировании 250 килограммовой авиабомбы, которая была в дополнение ко всему увешена ещё и минами. Этот зловещий фугас управлялся дистанционно по проводам и в любое мгновение мог быть приведён в действие бандитской рукой. Отослав солдат подальше, Егор обезвредил его. Ему вновь повело, остался в живых.

Со слов его сослуживцев Егор часто говорил: «Я же офицер-пограничник, тем более сапёр. Нас, в общем-то, в погранвойсках немного, считай, все мы на виду. Кто чего стоит – знаем».

– Да уж, – протянул Тарум, – я явно поспешил твоего друга признать карьеристом.

– Это точно, поспешил. В июле 1986 года Егора ожидало новое назначение по службе – полковничья должность старшего преподавателя в Голицынском высшем пограничном военно-политическом училище. Кроме этой спокойной должности его также ожидали и приятные хлопоты, они были связаны с предстоящей свадьбой.

– И что? Он женился?

– Свадьбе, как и спокойной должности в училище, не суждено было состояться. Егор подорвался на минном поле.

– И в чём заключалась ошибка твоего друга? – спросил отца Алексей.

– Сапёр ошибается один раз в жизни, – говорит пословица. – Но я бы даже ошибкой это не назвал. Минное поле, на котором он подорвался, было профессиональной ошибкой других. Его когда-то установили свои – пограничники.

– Это как?

– Это были свои сапёры-пограничники. Но эти «свои» не оформили формуляр на него, поэтому оно было безликим и относилось к категории весьма опасных для разминирования, потому как во время дождей верхний слой почвы вместе с минами сдвинулся. Такое минное поле – уравнение со многими неизвестными для тех, кто обезвреживает его.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное