Сергий Чернец.

Паутина поколений. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

© Сергий Чернец, 2017


ISBN 978-5-4485-6436-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление

Многие неверно понимают творческий труд писателя. Вопрос о соотношении цели его труда и интуиции. Вульгарное представление, будто писатель запечатлевает то, что видит. Некоторые все же имеют определенный взгляд: признают огромную роль идейности литературы; представляют, что она несет определенную идею, которая и является отправным пунктом творческого труда писателя. Начальная идея книги должна быть. Но реальные факты истории литературы свидетельствуют, что дело обстоит вовсе не так просто.

Известно, что, например, Шиллер, А. Островский, Достоевский в своих творческих замыслах отталкивались от идей, более или менее отчетливо их представляя, когда только приступали к работе над художественным произведением. Но так же хорошо известно, что творческий труд многих других художников слова, по их же собственным признаниям, протекал совершенно иначе.

В основе творческого замысла писателя чаще всего лежат его наблюдения над действительностью, впечатления, которые вызывают у него явления жизни, общественно-исторические события. И часто происходит так: внимание писателя привлекают некоторые, поразившие его воображение жизненные факты, происшествия, люди, но художественный замысел созревает лишь со временем, постепенно; он нередко рождается в процессе мучительных исканий и раздумий. И уже оформившийся, кристаллизировавшийся замысел часто претерпевает существенные, коренные изменения.

Создавая художественный образ, писатель (1) отталкивается не от общих логических предпосылок, а от восприятия им жизни, (2) от конкретных явлений действительности.

Это касается и тех писателей, которые заранее знают идею, которую хотят воплотить. Что бы ни задумывал изобразить писатель, какую бы идею не выбрал, общий взгляд на мир (идейность) только помогает осмыслить мелкие впечатления от мелких событий жизни. Нужно бывает наблюдение и нужно бывает замечание (зоркость), чтобы увидеть в мелком то большое, которое соответствует твоей идее.

Итак, писатель наблюдает, как будто со стороны, за жизнью людей, за жизнью общества, и за собственной жизнью тоже в том числе. А потом создаются рассказы и повести, романы и поэмы, в которых жизнь героев, персонажей, так похожа на жизнь обычных людей.

Конец.

Рассказы

«Егорушка»
Часть 1

Когда это было (?), – еще задолго до знаменитой «Перестройки», и задолго до «распада» огромной страны, в прошлом двадцатом веке (20-ом). А в новом 21-ом компьютерном веке, когда у каждого человека на руках сотовые и смартфоны не только для связи, но и для развлечения в соц-сетях, а в ушах молодых людей музыка в наушниках, – кажется, что всё было очень давно, – лет 100 или 200 назад.

Из небольшого села (деревни), ранним августовским утром выехала с характерным грохотом по лесной дороге старая телега, запряженная старенькой пегой лошадкой «Ласточкой», которую хорошо знал Егорушка, мальчик, темноволосый, коротко стриженный и вислоухий.

Егорушка ехал домой к родителям, ему исполнилось 7 лет, и ему нужно было готовиться идти в школу первого сентября.

Кроме него в телеге впереди сидел кучером, держа в руках вожжи, Петр Силыч, как звали на деревне старого конюха. А справа от него сидела Мама, молодая похожая на девчонку женщина без платка с завитыми снизу волосами, прихваченными сзади заколкой бабочкой из прозрачного оргстекла.

Телега тарахтела при малейшей кочке. А еще поперек дороги тянулись и выпирали из земли корни придорожных сосен. И пока проезжали сосняк, Егорушка ухватился за небольшой борт телеги, в виде толстой палки, потому что его трясло, и он подпрыгивал на месте, как крышка кипящего чайника, который бабушка ставила на электрическую плиту и всякий раз, отвлекаясь на другие дела, забывала посмотреть.

Чай они пили с бабушкой вечерами. Чай с вареньем из лесной ягоды малины, за которой сами же и ходили в дальний лес. А после чая бабушка ему читала-рассказывала такие некие сказки. Прямым чтением эти вечерние рассказы назвать было нельзя, – ведь бабушка по ходу меняла слова текстов, поясняла особо непонятные Егорушке словосочетания, фразы и предложения, так что получался полноценный бабушкин рассказ. А читали они «Мудрую Книгу», как её называла бабушка и хранилась она на полке, сразу под «пряслом», под иконами в Красном углу.


Егорушка так сильно привык к деревенской жизни, (детское сознание сильно впечатлительное) и ему казалось, что он тут прожил всю свою сознательную жизнь с самого рождения, младенчества своего он просто не помнил, город и детские ясли выпали у него из памяти.

О городе, куда теперь увозила его Мама, он знал понаслышке, а помнил отрывками. Сначала его водили в ясли по каким-то асфальтовым тротуарам, а по дороге рядом фырчали и шумели и дымили какое-то множество машин, – они останавливались, выстроившись в ряд, и они с Мамой переходили широкую дорогу по белым полоскам на асфальте. Это было, когда Мама после окончания декретного отпуска пошла на работу, а Егорушку определили в ясли с полутора лет по путевке профкома.

А когда в три года надо было переводить его из яслей в детский сад, – мест в детском саду не было. Мама ходила на прием к депутату горсовета. Там сидела женщина в очках с толстыми стеклами пожилая, худенькая, поджарая. И на жалобу Мамы она сказала: «не хватает мест в детских садах? Это потому что там не хватает нянечек. Ради ребенка, – идите работать нянечкой в детский сад и устроим вашего сына…». Мама подумала: с чего это я пойду нянечкой? И пришлось отвезти сына к бабушке. И он там поселился на долгое время. А мама ездила к сыну во все выходные дни. 5 дней работала, а в субботу на автобус спешила, или в пятницу вечером шла на автовокзал, – когда как.

Егорушка не был обделен материнской ласки, но жизнь видел глазами деревенского мальчишки. Вокруг была природа, – сразу за огородами начинался лес, тянувшийся на 8 километров до Райцентра. Внизу деревенской улицы, которая стояла с переулками на пологом спуске, – текла маленькая быстрая речка. У речки стояла конюшня, где было больше двадцати лошадей. И все мальчишки из деревни и из соседних деревень были там часто всё свободное время. – Они умели ездить на лошадях верхом и без седла, ухаживали за лошадями, умели не только уздечку накидывать, но научились от взрослых и запрягать лошадей в телегу и в сани зимой. Старшие ребята работали в колхозе на уборке урожая и брали с собой малышню, когда возили с поля горох и люцерну телегами на силос.

Так что в свои 7 лет Егорушка уже многому-чему научился, на лошади ездил с четырех с половиной лет, и у него была любимая лошадь, спокойная Ласточка, за которой он ухаживал, приносил ей куски сахара и хлеба в карманах. Её и попросил запрячь у Петра Силыча, чтобы попрощаться. Ведь его увозили в далекую неизвестность, в страшный (напугавший его в младенчестве) город, где гудят моторами машины и где вместо травы на земле – асфальт, который Егорушка видел только в райцентре, где асфальтированы были только пара главных дорог и стоянка автобусов. И то это было нечасто, когда с бабушкой приезжали они за продуктами. Бабушка была раньше учительницей начальных классов в деревенской трех-классной школе, потом она работала в колхозе. И даже когда вышла на пенсию, продолжала работать в колхозе, ходила на полевые работы, потому что пенсия у нее была маленькая 28 рублей, а колхоз давал за работу «натуральную оплату», после сбора урожая им привозили мешки с зерном и мукой, и даже мешок семечек подсолнуха.

А Егорушка везде ходил с бабушкой – помогал ей в поле полоть свеклу и капусту, когда устанет «работать» ляжет на траве у котомок с обедом и спит на природе. Он был умный мальчик, и бабушка научила его читать с пятилетнего возраста, он читал детские сказки. Но больше всего Егорушка любил слушать истории, которые читала-рассказывала ему бабушка.

– История первая, бабушкиных рассказов из воспоминаний Егорушки.

«В далекие времена, в прошлом, жили люди племенами. И не сразу объединялись они в Царства-государства.

Как написано: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Книга Судей 21: 25).

И выбрали люди себе Царя, а Цари не всегда были хорошие и справедливые, и Цари бывают плохими.

Так вот, – воцарился над Израилем сын Амврия – Ахав.

И делал он неугодное пред Господом Богом, больше всех, бывших до него царей. Он взял себе в жены Изавель из чужой страны Сидонской, дочь царя Сидонского. И стал он служить идолу Ваалу, как язычники других стран, и поклоняться ему, и сделал он жертвенник для идола своего выдуманного бога. А еще царь Ахав сделал дубраву, и там молились дубам по просьбе его жены Изавели.

Имя Божие стали запрещать и всех священников стали истреблять и убивать и прогонять. Поставили своих священников дубравных 400 с лишним человек и еще 400 священников Вааловых, чтобы брать с народа на жертвоприношения скот и урожай. И все эти служители нечистым силам взяли себе имя и звание «пророков», хотя на самом деле они были колдунами и ведьмаками. – Это как у нас многие колдуны называют себя экстрасенсами и целителями, обманывая народ. И почти истребил царь Ахав веру истинную, – это тоже похоже на события в нашей стране, когда 70 лет веру истинную преследовали, а чужие верования – астрологию и йогу и прочее пропагандировали.


Но жил в то время истинный человек Божий Илья-пророк. Он был Фесвитянин, житель стороны горной, на горах Галаадских.

И сказал Илья-пророк царю Ахаву: «Жив Господь Бог, пред Которым я стою и Которому служу верой и правдой! И за грехи твои – во все эти годы не будет ни росы, ни дождя разве только по слову моему!»

И сказал ему Господь, чтобы уберечь его от смерти. Чтобы Царь не убил его. – «И было к нему слово Господне: пойди отсюда и обратись на восток и скройся у потока Хорафа, что против Иордана-реки. Из этого потока ты будешь пить, а вОронам Я повелел кормить тебя там».

И пошел он и сделал по слову Господню; дошел до потока Храфа, что на другой стороне реки Иордан перед пустыней. Поток – это родник, что шел из небольших скал. И вОроны приносили ему хлеб и мясо поутру, и хлеб и мясо по вечеру, а из потока он пил. По прошествие некоторого времени этот поток высох, ибо не было дождя на землю. И снова Бог помог Илье-пророку: «И было к нему слово Господне: встань и иди в Сарепту Сидонскую, и оставайся там».

Это в другой стране на родине Изавели самой, ведь «если хочешь спрятать, то прячь на самом видном месте», поговорка есть такая – невдомек злой царевне искать в своем отечестве. А она истребляла всех пророков Господних по всей стране Израиля.

И сказал Господь: «Вот, Я повелел там женщине вдове кормить тебя». И встал он и пошел в Сарепту; и когда пришел к воротам города, где еще рос лес, и вот, там женщина вдова собирает дрова.


А как узнавали люди в те времена кто вдова? А все по одежде, потому что женщины незамужние могли не носить платков вовсе или повязывали легко. Замужняя женщина прикрывала все волосы свои, – «простоволосой ходить стыдно» было, отсюда и «опростоволосилась» выражение появилось, значит опозорилась. Вдова же закутывала голову полностью, закрывая и лоб и шею и к тому же одежды её должны быть темные, черные, как до сих пор носят траур по смерти мужей.


И подозвал Илья-пророк женщину и сказал: дай мне немного воды в сосуде напиться. (А чашек не было с собой у вдовы). И пошла она, чтобы взять; а он закричал ей вслед и сказал: возьми для меня и кусок хлеба в руки свои.

Она же сказала: жив Господь, Бог твой! (Господь свидетель, означало это выражение) у меня ничего нет печеного, а только осталась горсть муки в кадке и немного масла в кувшине; и вот, я наберу полена два еще дров, и пойду, и приготовлю это для себя и для сына моего (маленького); съедим это и умрем (потому что больше нам есть нечего).

Жалостное было это покаяние перед пророком – жить было не на что вдове с маленьким мальчиком.

А как узнавали люди, что это верующий Богу человек – опять же по одежде, все они одевались по особенному и каждый носил пейсы – это завитые волосы на висках, и накидка на плечах его была для молитвы расшитая знаками и письменами, а еще фарисеи носили на голове небольшие шапки с надписями заповедей, и кланялись и сотворяли молитвы на каждом углу.

Пророк Илья не был фарисеем, но одежды все равно выдавали его, как человека Божиего.

И сказал ей Илья-пророк: не бойся, пойди и сделай, что сказала (испеки); но прежде из этого сделай небольшой опреснок (хлебец) для меня и принеси мне; а для себя и для сына своего сделаешь после; ибо так говорит Господь, Бог Израилев: мука в твоей кадке не будет убывать, не истощится, и масло в кувшине не убудет убывать до того дня, когда Господь даст дождь на землю.


И поверила вдова пророку Илье и пошла и сделала так, как он сказал.

И после этого кормилась она, и он, и дом её (слуги). А мука в кадке не истощалась, и масло в кувшине не убывало, по слову Господа, которое Он изрек через Илью-пророка.


«Ты читал же сказку братьев Гримм, про Горшочек, который варил кашу, по словам: «раз, два, три, горшочек вари…». – Сказала Бабушка Егорушке. – Вот это старинное предание подвигло братьев Гримм на сочинение своей сказки. Они точно читали эту «Мудрую Книгу», в которой про «приключения» Ильи пророка написано. Но Илья пророк жил в действительности и события, что с ним случались, были в точности, как говорится в «Мудрой Книге».


А после этого случилось: что вдруг заболел маленький мальчик, такой же, как ты лет шести, сын вдовы, хозяйки дома. И болезнь его была так сильна, что не осталось в нем дыхания. И сказала она Илье: вот, наверное, за грехи мои наказывает меня Бог твой, из-за тебя умирает сыночек? – плакала она.

И сказал ей Илья: дайте мне сына твоего. И взял он его с рук её, и понес в горницу (на второй этаж дома), где он жил, и положил его на постель свою, и воззвал ко господу молитвой и сказал: Господи, Боже мой! Неужели Ты вдове, у которой я пребываю, сделаешь зло, умертвишь сына её? И простерся над отроком трижды с молитвой и сказал: Господи, Боже мой! Да возвратится душа отрока сего в него!

И услышана была молитва Ильи-пророка, и возвратилась душа отрока в него, и он ожил.

И взял Илья-пророк отрока за руку, и свел его из горниц в дом, и отдал матери его, и сказал: смотри, сын твой жив.

И сказала та женщина Илье-пророку: теперь-то я узнала, что ты человек Божий, и что слово Господне в устах твоих истинно.


Вот только когда беда и горе настигает человека – он верит Слову Господнему, как и у нас часто люди поступают. Не задумываются и грешат, не веря Словам Господним, сомневаясь в каждом поступке своем. Лишь получив спасение от беды и горя, начинают с верою относиться к Словам Господа Бога. Но в обычное время забывают про Бога и продолжают грешить.


И прошло много дней, как написано: три года не было дождя на землю Израиля. Голод сильный был по всей стране. И было слово Господне к Илье-пророку: пойди и покажись Ахаву-царю, и Я дам дождь на землю. И пошел Илья пророк.


А в это время Царь Ахав призвал начальника дворцового Авдия. Надо пройти ко всем источникам водным и ко всем протокам на земле, не найдем ли где травы, чтобы нам кормить коней и скот, чтобы не лишиться их совсем. И разделили они между собою землю, чтобы обойти её: Царь Ахав пошел одной дорогой, а его «министр» Авдий другой дорогой.

«Министр» Авдий был человек скрытно верующий Богу и он спасал священников Господних от смерти, когда Изавель всех истребляла. Он скрывал их в пещерах сто человек, по 50 в пещере и питал их хлебом и водою.

Когда Авдий шел дорогой, вот, навстречу ему идет Илья пророк. Он узнал его и пал в поклоне, как написано: пал на лицо свое, и сказал: ты ли это, господин мой Илья-пророк? Он сказал ему в ответ: я, пойди и скажи Царю, господину твоему: «Илья здесь».

Авдий-«министр», не сразу согласился, он сильно боялся умереть от руки Царя. Он сказал: Жив Господь, Бог твой! Нет ни одного народа и царства, куда бы не посылал государь мой искать тебя: и когда ему говорили, что не нашли тебя, он брал клятву с того царства, а посыльным головы рубил.

Но сказал Илья пророк: жив Господь Саваоф, пред Которым я стою! Сегодня я покажусь Царю и пошлет Господь дождь на землю!

Тогда поехал «министр» Авий навстречу Царю Ахаву.


Когда встретились они, Илья и Ахав, то Царь Ахав сказал: зачем ты смущаешь народ Израиля?

И ответил Илья-пророк: не я смущаю Израиля, а ты и весь дом отца твоего, тем, что вы презрели повеления Господни и идете молиться Ваалам и чучелам. Вот теперь собери весть народ на гору Кармил, и четыреста пятьдесят пророков Вааловых, и четыреста пророков дубравных, которых любит и питает жена твоя Изавель.

И сделали так. Когда собрался народ и все пророки, то Илья-пророк предложил серьезное «состязание»: сделали жертвенники из дров, на которые положили жертвенных животных и молились, чей Бог подожжёт жертвенник огнем с неба.

Первыми начали молиться пророки Вааловы, а им помогали пророки дубравные: они прыгали и взывали к Небесам, призывали своих богов танцами-плясками, но весь день до вечера не посылали боги их огня им на жертвенник.

Потом Илья-пророк велел жертвенник свой облить водой, так что ров вокруг жертвенника наполнился водой. А потом Илья-пророк помолился Богу и, вдруг, с небес ударила сильнейшая молния, огонь, так что вся вода испарилась изо рва вокруг, и жертвенник вспыхнул ярким огнем.

Тогда народ увидел правду Божию и обман идолопоклонников, они схватили всех пророков Вааловых и пророков дубравных, отвели их на реку Киссон и там умертвили всех.

А Илья-пророк сказал Ахаву-царю: радуйся, вот Бог пошлет дождь на землю твою, по молитве моей, а силу молитвы ты видел.

Потом чистое небо заволокло тучами и пошел ливень, Царь Ахав спешил на колеснице ко дворцу своему, а Илья-пророк и тут показал силу Божию, придал ему дух Божий силы настолько, что Илья пророк бежал по дороге рядом с колесницей Царя, мчащейся на всей скорости, и не отставал до самого города царского.


Но Изавель, жена царя сильно разгневалась, и послала посланника, сказать, что она не боится Бога и отомстит за своих пророков и убьет Илью. Узнав, что Изавель будет мстить, Илья-пророк пошел в пустыню, сел там под можжевеловым кустом, и просил себе смерти и сказал: довольно уже, Господи; возьми душу мою, ибо я не лучше отцов моих.

И лег он и заснул под можжевеловым кустом. И вот, Ангел Господень коснулся его и сказал ему: встань и ешь и пей. И взглянул Илья, и вот, у изголовья его печеная лепешка и кувшин воды. Второй раз разбудил его Ангел и накормил. А потом Илья пошел к горе Хориву, где был Моисей в древности и где Господь дал скрижали Заповедей Моисею, чтобы увидеть Господа Самого.


И вошел он в пещеру и ночевал в ней. И вот было слово Господне, и сказал ему Господь: что ты здесь, Илья?

Он объяснил, что остался один из всех пророков, которые погибли. Но Господь сказал, что покажется ему в образе. И сказал Господь: Выйди и стань на горе пред лицом Господним, и вот, Господь пройдет. «И будет большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь и лава огненная рекой, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь.

И услышав все это, Илья закрыл лицо свое милотью (накидкой) своею, и вышел, и стал у входа в пещеру.

И был к нему голос и сказал ему Господь: пойди обратно своею дорогою…, Я оставил между Израильтянами семь тысяч мужей; всех, которые не преклонили колена перед идолом Ваала и не лобызали уста идолов других.


И пошел Илья-пророк оттуда обратно, и шел мимо поля одного, где шла пахота. Елисей сын Сафатов пахал поле. Двенадцать пар волов было на пахоте, и сам Елисей на двенадцатой паре. Илья же, проходя мимо – бросил на Елисея свою милоть. А это было знаком того, что он берет Елисея в ученики-пророки, почитай как наше монашество. Тогда Елисей догнал Илью-пророка, и сказал: позволь мне поцеловать отца и мать, проститься с ними, и я пойду за тобою.


Вот так началась история другого пророка Елисея. А Илья пророк сотворил еще много хорошего для народа своего, научил прока Елисея и вознесся на Небеса на колеснице, передав силу свою ученику своему Елисею.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное