Сергиевская Ирина.

Москва романтическая



скачать книгу бесплатно

Поговаривали, что в своем муже Наталья Петровна больше всего чтила фамилию. По этому поводу историк И. М. Снегирев писал: «…Она все фамилии бранит и выше Голицыных никого не ставит, и когда она перед внучкой своей шестилетней хвалила Иисуса Христа, то девочка спросила: «Не из фамилии ли Голицыных Иисус Христос?»

После смерти В. Б. Голицына его взрослые сыновья, являясь по закону полноправными наследниками, не решались требовать у матери своей доли. По-прежнему всем заправляла она, а сыновьям выдавала годовое содержание по своему усмотрению.

Один из ее сыновей, светлейший князь Дмитрий Владимирович Голицын, четверть века был Московским военным генерал-губернатором. По словам современников, он вытягивался перед своей матушкой, как перед государем-императором, и не мог позволить себе сидеть в ее присутствии без ее особого разрешения. Однако относился к ней с крайней почтительностью и любовью. Как, впрочем, и ко всем окружающим его людям.



А.Н. Бенуа. Иллюстрации к повести А.С.Пушкина «Пиковая Дама». 1910 г.


Общественное положение Д. В. Голицына обязывало его жить на широкую ногу, давать приемы и балы, устраивать праздники, заниматься благотворительностью, и он очень страдал от того, что властная мать выделяла ему из доходов по имениям весьма скромную сумму. Кончилось тем, что в дело вмешался сам Николай I и убедил княгиню Голицыну сделать для Дмитрия Владимировича существенную прибавку, чтобы тот не накопил долгов и не скомпрометировал бы их фамилию.

В своем дневнике 7 апреля 1834 года, вскоре после выхода повести в свет, Пушкин писал: «Моя «Пиковая дама» в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семерку, туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и княгиней Натальей Петровной и, кажется, не сердятся». Однако современники недоумевали, как Пушкин решился изобразить властную и почитаемую светом княгиню в виде безобразной старухи, зловещей хранительницы тайны трех карт? Разгадка кроется в эпиграфе к повести: «Пиковая дама означает тайную недоброжелательность». Согласно легенде, Пушкина однажды пригласили погостить в доме Натальи Петровны. В течение нескольких дней он жил у княгини, волочась за всеми юными обитательницами гостеприимного дома. Сначала княгиня закрывала глаза на бестактные выходки молодого повесы, но, наконец, не вытерпела бесцеремонного поведения гостя и с позором выставила гостя вон. По слухам, смертельно обиженный поэт был взбешен, поклялся когда-нибудь отомстить злобной старухе и только ради этого придумал всю повесть.

Если верить легендам, эпиграф к первой главе повести «А в ненастные дни собирались они часто» Пушкин сочинил во время игры в карты и записал его прямо на манжете своего знакомого, известного картежника С. Г. Голицына по прозвищу Фирс, внучатого племянника властной графини. Он рассказал поэту, что однажды в пух и прах проигрался в карты и в отчаянье бросился к Голицыной с мольбой о помощи.

Княгиня денег не дала, но вместо этого посоветовала ему поставить на три счастливые карты. Он, шутя, поставил на них и неожиданно для себя с лихвой вернул проигрыш. С тех пор княгиню Голицыну иначе как «Пиковая дама» не именовали.

Умерла Н.П. Голицына в возрасте 97 лет, пережив обессмертившего ее Пушкина лишь на несколько месяцев. Ее долголетие также связывали с Сен-Жерменом и с эликсиром бессмертия, созданным знаменитым алхимиком.

Кстати, всех, причастных к магии трех карт, в повести ждал плохой конец. Чаплицкий получил миллионы, но «умер в нищете». Погибает и графиня, владевшая этой тайной. Германн, потеряв на последней карте весь выигрыш, закончил жизнь в сумасшедшем доме. Да и судьба знаменитого Сен-Жермена имела печальный финал. Оказавшись для многих европейских государств «персоной нон грата», граф провел последние годы жизни приживалом при дворе ландграфа Карла Гессенского. Пушкин словно предупреждает: человеческое стремление проникнуть в тайны высшего промысла, желание подчинить «фортуну» личным корыстным целям всегда наказуемо. В этом – закон и мудрость мироздания.

Каждую ночь в «адской комнате» Английского клуба шла азартная игра, где жизнь имений и людей зависела от одной карты, от одного очка, а иногда от ловкости банкомета. В старые времена старшины клуба говаривали, что записные игроки – суть, корень клуба, они дают пищу для его существования, а прочие же члены служат только для его красоты и блеска.

По словам знаменитого поэта Державина, в молодости он жил на выигранные в карты деньги и с помощью карт хорошенько поправил свое состояние. По возвращении из Оренбургских степей, где поэт удачно ловил Пугачева, в кармане у него было 50 рублей. С этой-то мизерной суммой он и сел за игровой стол. В скором времени выиграл 40 тысяч рублей, что по тем временам считалось очень порядочным состоянием. По его словам, карты его едва не сгубили, спасла выгодная женитьба. Он раскаялся и в назидание потомству написал «Записки», где подробно рассказал об известных ему шулерских примочках. По слухам, он до конца жизни хранил рубль, с которым остался, проигравшись однажды в пух и прах.


В.Л. Боровиковский.

Портрет Г.Р. Державина. 1811 г.


Среди российских литераторов вообще имелось немало азартных игроков. Самым страстным из них был Федор Михайлович Достоевский, который часто проигрывался дотла, хотя и предпочитал все же рулетку. Страстный игрок, он отдал казино 9 лет жизни. По его словам, знаменитый роман «Игрок» он написал за шесть недель, чтобы отдать карточные долги.

А самым умелым и удачливым игроком в карты был Николай Некрасов. Иногда азартный поэт выигрывал до ста тысяч рублей и фактически жил на доходы от карточных выигрышей. Это про него критик Белинский однажды сказал: «С вами, батенька, опасно садиться играть, без сапог оставите!» А вот осторожный Тургенев всегда предпочитал игру «на интерес».

Пагубной страстью к картам страдал также и знаменитый исследователь Азии Николай Пржевальский. Известно, что один из выигрышей помог ученому организовать экспедицию в Сибирь. Роковой страстью был подвержен и завсегдатай «адской комнаты» баснописец Крылов. Очевидцы вспоминали, что в молодые годы Крылов не мог кончить карточной игры, покуда у него оставался хоть грош. Однажды, попав в лапы карточных шулеров, он охладел к игре. Став маститым писателем, Крылов вернулся за карточный стол. Играл он только в Английском клубе, но теперь исключительно ради развлечения.

Одна из легенд клуба говорит о непомерном обжорстве Крылова. По рассказам, после сытного клубного обеда баснописец охотно предавался сну на любимом диване в Портретной, но и сквозь сомкнутые глаза он постоянно наблюдал за жизнью. Говорили также, что в это священное время Крылов не спал, не дремал – он переваривал. И вкушал удовольствие от курения большой толстой сигары.

Были у картежников и свои неписаные правила. Рассказывают, когда Фет наклонился, чтобы найти упавшую десятирублевую купюру, граф Лев Толстой подпалил от свечи сторублевую ассигнацию и посветил ему. Согласно негласным клубным правилам, деньги, случайно упавшие со стола, становились добычей лакеев.

Фет нарушил правило, граф демонстративно «наказал» его.

Были в Английском клубе и свои рекордсмены. Представитель знаменитой купеческой фамилии Михаил Абрамович Морозов, прозванный в городе «Джентльмен», в одну ночь в Английском клубе проиграл в карты табачному фабриканту М.Н. Бостанжогло более миллиона рублей!


И. Эггинк.

Иван Андреевич Крылов. 1834 г.


Кстати, Лев Толстой обязан Английскому клубу созданием одного из своих шедевров. Клубный китайский бильярд содеял с графом весьма злую шутку. Толстой проиграл противнику тысячу рублей. Грозил вселенский скандал, да, слава богу, выручил известный редактор Михаил Катков – дал денег Толстому под будущую повесть. И уже в первом выпуске «Русского Вестника» 1863 года появились на свет «Казаки». Толстой отомстил Английскому клубу за этот проигрыш, обозвав его «храмом праздности».

Бильярд считался игрой аристократической. Инвентарь для бильярда стоил весьма дорого. Так, только один стол можно было променять на чистокровного породистого арабского скакуна. Согласно легенде, в Россию бильярд завез Петр I из Голландии. Охочий до всего нового, он будто бы установил заморскую диковинку в своей приемной и строго наказал: посетителем не сидеть сложа руки в ожидании приема царя, а тренироваться «катать шарики».

Любопытно, но иноземная игра первоначально предназначалась для развлечения высокородных дам, в то время как мужчины занимались государственными разговорами. Большой любительницей бильярдной игры слыла императрица Анна Иоанновна и Екатерина Великая. Среди наиболее известных игроков были и легендарные личности: М.В.Ломоносов и граф Г.Г. Орлов. Некоторые члены клуба настолько виртуозно владели игрой на бильярде, что со временем превратились в настоящих игорных шулеров.

Ходили в знаменитых бильярдистах герои войны 1812 года генералы А.И. Остерман-Толстой, И.Н. Скобелев и Д.Г. Бибиков. После тяжелого ранения Остерман-Толстой потерял левую руку, ее пришлось ампутировать прямо во время сражения, на полковом барабане. Потеря руки «Третьего кия России» вызвала в обществе всеобщее сочувствие, но мужественный герой заявил, что это шутка судьбы и «плата за честь командовать Гвардией». Потерянную руку генерал доставил в Петербург, чтобы похоронить на кладбище Александро-Невской лавры, и заказал искусственную за границей. Ее надолго задержали на русской таможне, ссылаясь на то, что в перечне ввозимых товаров «рук не было».


Портрет А. И. Остермана-Толстого в 1825 г. работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего дворца


Страстным игроком был друг Пушкина П.В. Нащокин. В мае 1836 года Пушкин последний раз побывал в Москве и остановился на квартире своего любезного друга. Во время прощального ужина Пушкин пролил на стол масло, что полагалось плохой приметой. Нащокин подарил суеверному приятелю сакральный талисман, предохраняющий от насильственной смерти – золотое колечко с бирюзой. Незадолго до дуэли поэт подарил его Данзасу, своему товарищу по лицею и будущему секунданту.

По словам современников, Пушкин, как и многие выдающиеся его современники, поддавшись увлечениям своей эпохи, был масоном. Вольными каменщиками были его отец и дядя, учителя в Царскосельском лицее, кумиры юности Пушкина Карамзин, Державин, Фонвизин и многие члены Английского клуба.

«Мертвая голова»

Взаимоотношения Пушкина и масонов полны нерешенных загадок. Известно, например, что сосланный в Бессарабию Пушкин в 1821 году вступил по рекомендации своего друга масона Пущина в Кишиневе в ложу «Овидий». Об этом вспоминал один из ее основателей – военный начальник края генерал И.Н. Инзов. Но впоследствии в списках ложи имя Пушкина не было обнаружено.

Молодого поэта не могла не привлечь таинственная ритуальная сторона масонства и его благородные идеи. Но, вскоре Пушкин разочаровался в масонстве. Так, встретившись с членом Союза благоденствия иллюминатом Пестелем, о выдающемся уме которого поэт был наслышан от других декабристов, он увидел в нем лишь жестокого и слепого фанатика собственных сумасбродных идей. Не сошелся Пушкин и с виднейшим деятелем масонского заговора на севере – поэтом Рылеевым. Политические стихи Рылеева «Думы» Пушкин назвал дрянью и шутливо говорил, что их название происходит от немецкого слова «думм» (дурак).

«Что сказать тебе о «Думах», – пишет он Рылееву. – Все они на один покрой: составлены из общих мест: описание места, речь героя и нравоучение. Национального, русского нет в них ничего, кроме имен».

В январе 1825 г. в Михайловское приезжает самый близкий друг Пушкина – декабрист Пущин и старается окончательно выяснить, могут или нет, заговорщики рассчитывать на участие Пушкина в заговоре.


Крылов, Пушкин, Жуковский и Гнедич в Летнем саду. 1832 г.


После долгих споров и разговоров Пущин приходит к выводу, что Пушкин враждебно относится к идее революционного переворота и что рассчитывать на него как на члена тайного общества совершенно не приходится.

Вскоре после восстания декабристов, 20 января 1826 г., Пушкин пишет Жуковскому: «Вероятно, правительство удовлетворилось, что я к заговору не принадлежу и с возмутителями 14 декабря связей политических не имел… Я был масон в Кишиневской ложе, то есть в той, за которую уничтожены в России все ложи. Я, наконец, был в связи с большею частью нынешних заговорщиков. Покойный Император, сослав меня, мог только упрекнуть меня в безверии…»

Однако, вступив в масонство, Пушкин подписал клятву верности ордену. В ложу вольных каменщиков можно войти, но выйти из нее невозможно. В итоге это предопределило дальнейшую трагическую дуэль поэта с Дантесом.

Слухи о масонском следе в дуэли и смерти Пушкина не утихают до сих пор. Существует версия, по которой Дантес и Геккерн были членами Великой Провинциальной ложи и были призваны для того, чтобы убрать с дороги своевольного поэта. Исполнив волю братства, эти господа якобы получили серьезное вознаграждение. По крайней мере, Дантес, уехав после дуэли в Европу, внезапно разбогател. Так же поправилось благосостояние и его приемного родителя Геккерна.

Анонимный диплом-пасквиль, послуживший последней каплей к дуэли, был скреплен сургучной печатью с масонскими знаками. Поэта извещали: «Кавалеры первой степени, Командоры и Рыцари Светлейшего Ордена Рогоносцев, собравшиеся в великий Капитул под председательством высокочтимого великого магистра Ордена е(го) п(ревосходительства) Д.Л. Нарышкина, единогласно избрали г-на Александра Пушкина заместителем великого Магистра Ордена Рогоносцев и историографом Ордена…» В данном случае сознательно спародирована масонская терминология, и писавшие пасквиль люди были хорошо знакомы с ней. Но среди масонов было не принято оскорблять братьев, это являлось нарушением кодекса. Позволение на такое действие мог дать только великий магистр ордена.


Ритуальные масонские перчатки


Класс Питер. Суета. Натюрморт


После смерти А.С. Пушкина его бумаги разбирал масон В. Жуковский, похоронами заправлял масон, дипломат, граф Г.А. Строганов, ближайший друг масона Геккерна, провожал тело в последний путь масон Н. Тургенев, а один из ближайших друзей поэта князь П. А.Вяземский положил в гроб поэта белую ритуальную перчатку – в знак прощания брата с братом.

В августе 1953 года рабочие реставрационной мастерской сняли наземную часть памятника на могиле А.С. Пушкина и оторопели. Погребение оказалось «двухэтажным», и помимо останков поэта там обнаружился неизвестного происхождения череп. Масонство и после смерти не отпускало Пушкина. Согласно ритуалам вольных каменщиков, когда брат-каменщик уходит в мир иной, к нему в могилу кладут «мертвую голову».


В.А. Тропинин.

Автопортрет на фоне Кремля. 1846 г.


Масоны пушкинской поры любили носить различные знаки в виде булавок и перстней с мертвой головой – черепом Адама. Одно время отличительным признаком всякого масона был длинный ноготь на мизинце. Такой ноготь носил и Пушкин. Художник В.А. Тропинин (тоже масон), пришедший рисовать с него портрет, по этому ногтю понял, что поэт – масон, и подал тайный приветственный знак. Пушкин не ответил, а погрозил пальцем. Кстати, Тропинин изобразил едва не половину членов Английского клуба первой половины XIX века.


Портрет Н.М. Карамзина. 1818 г.


Ш. Козина. Портрет П.Я. Чаадаева


Настоящим центром Английского клуба была «говорильня», как называл ее Чаадаев. Это была особая комната, где проходили политические дискуссии. Сам Николай I прислушивался к мнению собиравшихся здесь господ. Знаменитый русский историк и писатель Н.М. Карамзин утверждал, что «нужно ехать в Английский клуб, чтобы знать общественное мнение». Именно здесь, в «комнате-говорильне», Петр Чаадаев свободно высказывал свои смелые взгляды по вопросам истории и современности, именно здесь он прочитал стихи Лермонтова на смерть А.С. Пушкина. В результате власти объявили его сумасшедшим. Со смертью «басманного философа» «говорильня» снова стала «кофейной комнатой», где смелые речи сменились пересказом статей из «Московских ведомостей» и возлежанием в креслах пресытившихся гурманов и проигравшихся картежников.

Сумасшедший лев

По воспоминаниям современников, в «говорильне» не раз раздавался гневный рев «сумасшедшего Льва». Так прозвали Льва Голицына – знаменитого винодела, краснобая и кутилу, прекрасные вина которого с удовольствием пила вся Россия. Он держал на Тверской, рядом с генерал-губернаторским домом магазинчик виноградных вин из своих великолепных крымских виноградников «Новый Свет» и продавал в розницу чистое, натуральное вино по 25 копеек за бутылку, стремясь приучить народ к хорошему вину. Именно он наладил в России производство собственных игристых вин, конкурировавших со знаменитым французским шампанским.


«Аслан Дели» – «сумасшедший Лев». Князь Л.С. Голицын


По словам известного московского репортера Владимира Гиляровского, Льва Голицына любили в России и недолюбливали в Английском клубе. За его резкие и нецензурные речи. Но он никого не боялся. Извозчики звали его «Диким Барином». Татары в его кавказском имении прозвали его «Аслан Дели» – «сумасшедший Лев». Именно из его уст в «говорильне» впервые прозвучал лозунг «Долой самодержавие!», впоследствии присвоенный большевиками.

Кроме того, он никогда не расставался с большой горской папахой. Рассказывали, что в молодости, воюя на Кавказе, Голицын уговорил добровольно сдаться одного свирепого горца. Горца по настоянию князя помиловали, и в благодарность он подарил князю свою папаху, сказав, что та принесет ему большое счастье.

Во все времена князь слыл неудобным человеком. Говорят, что Лев Сергеевич мог запросто сказать Николаю II нечто вроде: «Род наш вообще-то древнее Романовых, ну да уж ладно, царствуй». Он считал чиновников «людьми не XX века, а 20-го числа». Он гордился тем, что «наградами и чинами не посрамлен», в то же время он сделал для Российской империи столько, что этого хватило бы на много жизней.

В юности Лев Голицын решил посвятить свою жизнь правоведению, учился в Сорбонне на факультете государственного и римского права. Перед молодым князем открывалась блестящая карьера, но вмешался его величество случай. Встреча с красавицей Надеждой Захаровной, женой помещика Засецкого и дочерью Керченского градоначальника, князя Херхеулидзе, полностью изменила жизнь влюбленного князя. Князь страстно влюбился в замужнюю женщину, да еще и с детьми, и добился взаимности. Ветреная красавица бросила мужа и ушла к Голицыну, родив ему двух дочерей. Незаконная связь с чужой женой закрыла перед молодым князем возможность карьеры, на преподавательской карьере пришлось поставить крест.

Большую часть времени князь со своей молодой возлюбленной проводил за границей или посещал имение ее отца, генерала Херхеулидзе. Находилось оно в Крыму, близ Судака, и называлось Парадиз, то есть «рай». Сегодня мы знаем его под именем Нового Света. Лев Сергеевич был настолько очарован эти местом, что… оставил карьеру юриста для того, чтобы посвятить себя новому для Российской империи делу – созданию новых вин.

Новое занятие так увлекло князя, что уже в 1890 году Голицын становится главным виноделом царя, а по сути, главным мастером виноделия Российской империи. Вскоре его вина составили конкуренцию зарубежным. Причем их качество вынуждена была признать и Европа. В 1892 году французские специалисты Л.Порте и Ф. Рюиссен в книге «Вина России» писали, что «новостью, пришедшей в винодельческую конкуренцию было то, что Россия вошла сюда огромными шагами, и шагами хозяина». Под руководством Льва Сергеевича в 1894 году началось строительство главного массандровского подвала для выдержки вин, ставшего лучшим в России. Вскоре продукция Массандры была признана в Европе.

«Звездный час» Голицына наступил в 1900 году. На Всемирной выставке в Париже давали торжественный обед в честь знаменитого винодела графа Шандона. Говорили много разных слов, но вот встал сам граф, поднял бокал с золотистым напитком и в ответном слове в числе прочего сказал, что вино столь высокого качества может производиться единственно во Франции. Но тут на другом конце стола раздался рокочущий голос: «Я весьма благодарен вам, граф, но это вино сделано не во Франции, а в моем имении, в Крыму!» Это был Лев Голицын. Его игристое вино (шампанское) получило на той выставке Гран-при, было признано лучшим в мире и, естественно, было подано на торжественном обеде, а граф Шандон по самонадеянности не удосужился навести справки.

По иронии судьбы, чем лучше шли дела Голицына на винном поприще, тех хуже становилась его семейная жизнь. После пяти лет совместной жизни, возлюбленные со скандалом расстались, поделив между собой дочерей. Царь присвоил его двум дочерям, рожденным в гражданском браке – Софье и Надежде – фамилию Голицыны.

В 1883 году Голицын женится в Москве на графине М.М.Орловой-Денисовой, с которой и приезжает в Новый Свет, и проживет с ней до ее смерти в 1909 году. Рассказывают, что последние годы жизни Лев Сергеевич, потратив все свое немалое состояние на создание новых вин, провел в бедности и умер в Феодосии от крупозного воспаления легких 26 декабря 1915 года. Он был похоронен вместе с женой в специально построенном склепе среди виноградников «Нового Света». По словам крестницы князя Градецкой-Маклаковой, после революции «прах Льва Сергеевича был выброшен из склепа в балку, и татары, которые его очень любили и почитали, собрали все что могли и захоронили». По другой версии, прах Голицына перезахоронили верные люди, чтобы над его памятью никто не надругался. Где именно – этого сегодня не знает никто…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14