Сергиевская Ирина.

Москва парадная. Тайны и предания Запретного города



скачать книгу бесплатно

Великий князь Сергей Александрович Романов и великая княгиня Елизавета Федоровна


На третьей день после смерти мужа Елизавета Федоровна поехала в тюрьму, где содержался убийца ее мужа. Она простила его от имени мужа и умоляла убийцу покаяться. Адъютант великого князя В. Ф. Джунковский писал по этому поводу: «Она, по своему характеру всепрощающая, чувствовала потребность сказать слово утешения и Каляеву, столь бесчеловечно отнявшему у нее мужа и друга». Узнав, что Каляев – человек верующий, она подарила ему Евангелие и маленькую иконку, призвав его к покаянию. После этого великая княгиня просила Императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено.

В память о своем безвременно ушедшем муже на месте его убийства Елизавета Федоровна воздвигла великолепный памятник – высокий бронзовый с эмалью крест, исполненный по рисунку художника Васнецова, с изображением Распятия и Скорбящей Божией Матери. На памятнике были написаны слова Спасителя, сказанные Им на Кресте: «Отче, отпусти им, не ведят бо что творят». Этот крест стал символом христианского прощения и примирения. По словам очевидцев, великая княгиня часто приходила сюда ночью, молясь о новопреставленном.

Памятник-крест, сооруженный на месте убиения великого князя Сергея Александровича в Кремле, освященный 2 апреля 1908 г.


Васнецовский крест стал первым уничтоженным большевиками памятником культуры. Он был снесен на коммунистическом субботнике 1 мая 1918 года лично Лениным. По словам коменданта Кремля П.Д. Малькова, Владимир Ильич, со словами «Долой его с глаз, на свалку!» собственноручно накинул на крест петлю и стащил его на землю. Через несколько лет вместе с монастырем был уничтожен и склеп великого князя.

Великий князь был первым в Августейшей семье, принесенным в жертву коммунистическому террору, и гибель его в первую русскую революцию предшествовала убийству Царственных Мучеников в Октябрьскую революцию. Мистическое значение этого события ясно осознавали сами большевики: именем убийцы Каляева они назвали не только московскую улицу, но и множество улиц по всей России, введя террориста Каляева в свой пантеон.

Через много лет в 1985 году мощи Сергея Александровича Романова были обнаружены во время строительных работ в Кремле. И тотчас были закопаны обратно. И только через десять лет, в 1995 году, останки великого князя были перенесены в родовую усыпальницу Романовых в Новоспасский монастырь, где был установлен воссозданный крест-памятник – точная копия креста В.М. Васнецова.

Мало кому известно, что в период между отставкой великого князя С.А. Романова (1 января 1905 г.) и назначением А. А. Козлова (14 апреля 1905 г.), пришедшийся на развитие революции 1905 года, генерал-губернатора в Москве вообще не было.

Генерал совести и чести

Через несколько лет после смерти великого князя С.А.

Романова генерал-губернатором Москвы стал его адъютант Владимир Федорович Джунковский (1909 —1913). За годы губернаторства Джунковского в Москве произошли значительные события в культурной и общественной жизни. Были открыты Московский коммерческий институт, университет имени А.Шанявского, педагогический институт, Музей изящных искусств имени Александра III. При его активном содействии установлены памятники Александру III, генералу М.Скобелеву, доктору Ф.Гаазу, первопечатнику Ивану Федорову, писателю Н.Гоголю. Джунковский выступал главным устроителем юбилейных торжеств, посвященных празднованию 100-летия Бородинского сражения.

25 января 1913 года Джунковский был назначен товарищем (заместителем) министра внутренних дел и командиром Отдельного корпуса жандармов. На этом посту он провел реорганизацию органов политического сыска, запретив институт секретных сотрудников в армии и на флоте, уволив большое количество жандармских офицеров, в связи с чем нажил себе немало врагов. Одновременно была ликвидирована агентура среди учащихся в учебных заведениях. Всеми своими действиями стремился избавиться от провокаторов и провокации как таковой, которую считал недостойной для достижения пусть даже самых высоких целей, отказался от услуг авторов анонимных писем и т. д.

Кроме исполнения основных своих обязанностей, он был попечителем множества благотворительных организаций. Но особенно много сил он отдавал борьбе с одним из главных, по его мнению, зол русского народа – пьянством. Он был председателем Московского столичного попечительства о народной трезвости. При нем в Москве были открыты первые наркологические лечебницы для алкоголиков, а для досуга малоимущих – читальни и народные дома.

В. Ф. Джунковский, смыслом всей жизни которого было служение России, в течение четырех лет правил Москвой (1909—1913)


15 августа 1915 г. карьера В.Ф. Джунковского неожиданно оборвалась. Причиной тому стал Гришка Распутин, пользовавшийся безграничным доверием царской семьи. Шеф жандармов собрал доказательства о более чем сомнительных похождениях Распутина в Москве, за которым велось постоянное наблюдение. «Всеподданнейшая записка» была представлена государю им лично. По словам очевидцев, государь был очень потрясен, Распутина удалили от двора, однако по настоянию императрицы вскоре «старец» снова занял прежнее место. Зато Джунковский в одночасье лишился всех постов и без объяснения причин отправлен в отставку. По настоятельной просьбе он был назначен в действующую армию и дослужился до звания генерал-лейтенанта.

В 20-е годы, после объявления «красного террора», Джунковский неоднократно арестовывался. Все свидетели, выступавшие в суде, говорили в защиту бывшего генерал-губернатора. Так один из мещан рассказал, как Владимир Федорович помог им получить землю. Служащий Московского попечительства о народной трезвости утверждал, что он заботился о «хорошей и дешевой» еде для народа. Актеры Художественного театра написали письмо в защиту Джунковского, умоляя отпустить его из-под стражи. Они перечисляли все его заслуги и достоинства и писали, что он «всегда с особым вниманием и отзывчивостью относился ко всем нуждам артистов, много раз по их просьбе облегчал участь политических заключенных и ссыльных.

А. В. Герасимов в своей книге «На лезвии с террористами» вспоминает, что Джунковский в октябрьские дни 1905 года, будучи московским вице-губернатором, вместе с революционерами-демонстрантами ходил под красным флагом от тюрьмы к тюрьме для того, чтобы освобождать политических заключенных.

Несмотря на многочисленных защитников, Джунковскому, как царскому сатрапу, грозил расстрел. Но некоторые члены ВРК сочли арест недоразумением, и генерала отпустили на свободу. Новые военные власти уволили боевого генерала из армии «с мундиром и пенсией)» якобы из-за неспособности по болезни продолжать службу. Сам же Джунковский свою отставку объяснял иначе: «Продолжать военную службу для меня не имело смысла, участвовать в развале армии я находил противным своей совести».

В мае 1919 года Джунковский был вновь арестован и приговорен к 5 годам лишения свободы. Несмотря на письма-протесты, В.Ф. Джунковский, как слуга самодержавия, был признан опасным для советской власти и приговорен к заключению в концлагерь до окончания Гражданской войны. Его поместили в Таганскую тюрьму, затем в Бутырскую, затем в тюремную больницу, из больницы – снова в тюрьму. И так несколько раз.

В конце 1937 г. В.Ф. Джунковский, смыслом всей жизни которого было служение России, был вновь арестован и приговорен к расстрелу. Вместе с ним были расстреляны еще восемь царских генералов. Все они храбро защищали Отечество, охраняли порядок внутри страны, были высокообразованными и благородными людьми. Почти все из девяти казненных в Бутове царских генералов были Георгиевскими кавалерами и имели множество орденов и медалей. Их обвиняли в пресловутой «антисоветской и контрреволюционной агитации», и в шпионаже. Бывшие царские генералы оказались неугодными для новой власти и были обреченными на истребление.

В мае 1915 г. главноначальствующим над Москвой был назначен адъютант великого князя Сергея Александровича Романова, генерал-лейтенант, князь Феликс Феликсович Юсупов граф Сумароков-Эль-стон, отец знаменитого «убийцы Распутина» – Феликса Юсупова (младшего). Согласно семейному преданию, его отец был внебрачным сыном Екатерины Федоровны Тизенгаузен и принца Фридриха-Вильгельма-Людвига Прусского. Поговаривали, что прусский король так влюбился во фрейлину своей сестры русской императрицы Александры Федоровны – графиню Тизенгаузен, что хотел жениться, однако девица отказала ему, не желая расставаться с государыней. Плодом их любви и был Феликс Эльстон, отец московского градоначальника. Злые языки уверяли, что в переводе с французского «эль с этон» – переводится «она удивляется», что, дескать, выразило чувство юной матери.

Портрет князя Ф.Ф. Юсупова, графа Сумарокова-Эльстона. Худ. Николай Беккер


Первая красавица России княгиня З.Н.Юсупова. Худ. Валентин Серов


В 1882 году сын Феликса Эльстона, Феликс Феликсович женился на первой красавице и богатейшей невесте России, единственной наследнице – княжне Зинаиде Николаевне Юсуповой. По семейному преданию, он осмелился попросить ее руки у князя Юсупова со словами: « У меня лишь скромное достояние, но нет ни копейки долгов». Император Александр III, дабы не пресеклась знаменитая фамилия, разрешает графу Сумарокову-Эльстон носить титул и фамилию жены – князь Юсупов.

Сын московского градоначальника князь Феликс Юсупов граф Сумароков-Эльстон-младший стал последним носителем этой славной фамилии. Его единственная дочь вышла замуж за графа Шереметева, у нее родилась дочь Ксения – в замужестве Сфири, единственная дочь которой Татьяна также живет в Греции и по-русски не говорит.

Князь Феликс Юсупов, граф Сумароков-Эльстон-младший, более известный как убийца Распутина, стал последним носителем знаменитой фамилии. Худ. Валентин Серов


Черной страницей московского правления князя Ф. Ф. Юсупова стали майские беспорядки 1915 г., имевшие антинемецкую направленность. В канцелярию московского генерал-губернатора хлынул поток писем от владельцев предприятий и частных лиц с просьбой компенсировать причиненный колоссальный материальный ущерб. В связи с этими событиями в Москве был введен комендантский час, приняты меры, исключавшие возможность повышения цен на жилье и продукты первой необходимости. Москва была объявлена на военном положении. В этих условиях потребовалась более жесткая рука, и в сентябре 1915 года князь Ф.Ф. Юсупов был «отчислен от занимаемой должности по прошению».

Последним царским генералом, назначенным главным начальником Москвы в октябре 1915 года, был командующий войсками Московского военного округа генерал Иосиф Иванович Мрозовский. Боевому генералу пришлось решать непростые задачи. Из занятых врагом западных губерний в Москву хлынул поток беженцев, вместе с ними стали прибывать шайки воров-«гастролеров», улицы наводнили беспризорники. В результате в городе резко возросла преступность. Мрозовский попытался взять ситуацию в городе под свой контроль. По его инициативе была развернута сеть народных столовых, разработана и активно внедрялась система мер борьбы со спекуляцией и городской преступностью, была создана сеть детских приютов. Из Москвы стали высылать всех неблагонадежных, и, наконец, было введено осадное положение.

Исход борьбы в Москве решил переход на сторону противников монархической власти московского гарнизона. В ночь на 2 марта 1917 года Мрозовский был арестован. После революции уехал во Францию, где стал одним из руководителей Общества единения русских в Ницце. На этом закончилась история московского генерал-губернаторства. Кадровые генералы больше никогда Москвой не управляли.

На смену кадровым офицерам пришел крупный промышленник и домовладелец Михаил Васильевич Челноков, который правил Москвой всего пять дней. 1 марта 1917 года он был назначен главой Временного правительства по Москве и московским главноуполномоченным по продовольствию, а уже 6 марта ушел с поста, так как, будучи умеренным либералом, не смог вписаться в сложную обстановку радикальных перемен. Несмотря на короткий срок, он успел провести амнистию политзаключенных, легализовать деятельность политических партий и ликвидировать цензуру.

Последний фаворит Ленина

В октябре 1917 года в некогда роскошном губернаторском дворце разместился Военно-революционный комитет и штаб Красной гвардии, а сама резиденция стала Моссоветом. С тех пор вплоть до 1991 года Москвой управляли председатели Исполкома Моссовета и секретари Московского обкома партии.

В конце 1918 года на пост председателя Московского Совета Ленин выдвинул своего «фаворита», боевого пропагандиста партии – Льва Борисовича Каменева (настоящая фамилия Розенфельд), пребывавшего хозяином Москвы восемь лет.

Советская площадь, здание Моссовета


Лев Каменев – один из главных редакторов «Правды». В историческом октябре 1917 года он вместе с Григорием Зиновьевым сомневался в целесообразности вооруженного восстания и выступал против Октябрьской революции. Многие партийцы требовали расправы, но Ленин простил обоих, заявив, что «присутствие тов. Каменева очень важно, так как дискуссии, которые веду с ним, очень ценны».

По воспоминаниям очевидцев, больше других соратников Ленин доверял именно Каменеву.

Не случайно в июле 1917-го он написал Льву Каменеву: «Если меня укокошат, я Вас прошу издать мою тетрадку «Марксизм о государстве». В своем завещании Ленин среди прочих наследников назвал и Каменева, но преданный соратник не захотел нести бремя власти в силу своего мягкого характера и отсутствия «железной» воли. Во время своей болезни Ленин передал своему любимцу свой личный архив, из которого позднее вырос Институт Владимира Ильича, а Лев Каменев стал его первым директором.

При Л.Б. Каменеве Москва пережила катастрофу: разруху, голод, холод, эпидемии, террор, массовую эмиграцию, великое переселение обитателей окраин, жителей бараков, подвалов – в центр Москвы. В результате этого социального переворота появились коммунальные квартиры, куда, как в западню, попали тысячи москвичей.

Ленин особо доверял Л.Б. Каменеву


Именно при Льве Каменеве, в пятую годовщину революции снесли часовню Александра Невского, стоявшую по соседству, у истока Тверской. Ломка памятной часовни в честь воинов, погибших в русско-турецкой войне, положила начало невиданному в истории уничтожению храмов не только в Москве, но и по всей многострадальной России.

Спустя месяц после вступления в должность Каменев утвердил «Положение о концентрационном трудовом лагере». Он лично составлял для ГПУ списки «враждебных интеллигентских группировок», по которым неблагонадежных высылали за рубеж.

Именно при Каменеве начался процесс отчуждения Лубянки под застенки ВЧК, куда в «годы большого террора» попал сам глава Моссовета. Сталин ловко использовал его в своих целях, сначала в борьбе с Львом Троцким, затем – с Николаем Бухариным, затем – с Григорием Зиновьевым, ну а после расправился и с самим Каменевым, последним фаворитом Ленина. По иронии судьбы, именно Лев Борисович, считая Сталина своим учеником, предложил назначить его на пост Генерального секретаря партии.

Участник событий тех лет Максим Якубович вспоминал: «Каменев не был честолюбив и не был властолюбив. В этом смысле он составлял полную противоположность Сталину. Отсутствие честолюбия переходило у него в некоторую пассивность и излишнюю

уступчивость…» Отсюда постоянное лавирование и маневрирование, частые компромиссы. И когда пришло время открытого противостояния диктатору Сталину, Лев Каменев оказался не готовым к борьбе. Как отмечает известный американский политолог Стивен Коэн: «Его слабость как политического руководителя оппозиции очевидна: гамлетовская нерешительность и колебания в сочетании со сменяющими друг друга приступами отчаяния и поддельного оптимизма…»

В период с 1928 по 1932 год Льва Каменева дважды исключали из партии и потом восстанавливали. Окончательно расправиться с ним «друг» Коба не спешил, и в 1934-м назначил директором Института мировой литературы и искусства и директором Пушкинского дома. Распрощавшись с политикой, Лев Борисович с удовольствием окунулся в мир культуры.

Однако передышка была недолгой. В 1934 году Каменев был арестован и приговорен к пяти годам тюрьмы, а затем – еще к десяти. Молох НКВД раздавил старого большевика. Каменев был морально и физически сломлен. Бывший вождь партии, заместитель Ленина признался в предательстве, в заговорах с целью свержения власти, в организации убийств, в оппортунизме и других нелепых преступлениях, так как Сталин обещал ему жизнь в обмен на признания.

После завершения открытого судебного процесса и оглашения приговора Каменев и Зиновьев были расстреляны. По словам очевидцев, по дороге к месту расстрела Лев Каменев подбадривал плачущего, заискивающего перед палачами Григория Зиновьева: «Перестаньте, Григорий, умрем достойно!» Когда же пришло его последнее мгновение, Каменев не просил ни о чем и принял смерть молча.

Бывших фаворитов Ленина не просто убили, память о них вытравили, зачеркнув их имена в истории. Вырезали под корень всех их родственников: погибли и первая жена Льва Каменева Ольга Бронштейн (сестра Льва Троцкого), и вторая – Татьяна Глебова. Поставили к стенке сыновей Каменева: Александра и школьника Юрия. Убили младшего брата Каменева – художника Николая Розенфельда. По полной программе досталось и внуку Виталику. Вскоре пришла очередь и других соратников Ленина.

Интересная закономерность: в первое большевистское Политбюро вошли Ленин, Троцкий, Каменев, Крестинский и Сталин – пятерка лидеров Красной России. Но, не зря гласит народная мудрость, что политика – это игра на выбывание. Сначала умер Ленин, в 1936-м расстреляли Льва Каменева, в 1938-м – Николая Крестинского, в 1940-м погиб Лев Троцкий. Иосиф Сталин, освободившись от старой гвардии, стал править единолично.

«Не идите в политику, если кожа у вас чуть тоньше, чем у носорога», – советовал Франклин Делано Рузвельт. Иосиф Сталин был великим носорогом!

Последний советский градоначальник Владимир Федорович Промыслов властвовал в Москве 22 года. Выходец из крестьянской семьи развел в столице бурное строительство. За годы его правления были возведены такие сооружения, как Останкинская телебашня, гостиница Россия, десятки новых станций метро. При нем Москва стала столицей Олимпиады-1980 и получила статус Города-героя.

Дом-путешественник

С приходом новой власти от роскошных губернаторских убранств и представительных залов не осталось и следа. Все здания на Советской площади выкрасили в желтый цвет, а Моссовет – демонстративно в красный. С тех пор эта окраска так и закрепилась за этим зданием. В 1929—1930 годах Моссовет подвергся реконструкции. В частности, были снесены боковые флигели бывшей усадьбы Чернышева – на их месте построили 5-этажное здание облисполкома.

В конце 30-х годов при реконструкции Тверской улицы (переименованной в 1932 году в улицу Горького) дом был передвинут вглубь на новую красную линию. Красной столице предстояло первой вступить в коммунизм. В связи с этим парадную улицу – « дорогу героев и демонстраций» должны были расширить в два раза. Всего за предвоенные годы в Москве переехали 23 каменных дома, большей частью на улице Горького.

Подготовка к перемещению Моссовета продолжалась 4 месяца и 13 дней. Бывший дом московских генерал-губернаторов в плане напоминал букву «П» и имел три этажа. Передвигали дом вместе с подвалом, для этого со двора был вырыт котлован и пути уложены на четырехметровой глубине. Над котлованом было устроено временное перекрытие, по которому отцы города могли беспрепятственно подъезжать к самим дверям Моссовета. Тело дома обхватывали толстые стальные тросы. Все коммуникации были удлинены гибкими соединениями. Старинное трехэтажное здание было поднято мощными домкратами, поставлено на катки и со скоростью 20 м/час передвинуто на 13,5 метра. Здание находилось в движении 41 минуту, и все это время Моссовет не прерывал свою работу. Ни один чиновник не вышел из своего кабинета!

Моссовет был поднят мощными домкратами, поставлен на катки и передвинут на 13,5 метра


После окончания Великой Отечественной войны, в 1946 году, дворец генерал-губернаторов вырос ввысь на два этажа после того, как главный архитектор Москвы Чечулин надстроил его и придал нынешний, еще более величественный вид. Именно тогда под верхними окнами и появились 7 медальонов с барельефами патриотического содержания. Шесть из них сохранились. На седьмом – центральном – были вылеплены профили Ленина и Сталина. После смерти Сталина его изображение исчезло, и ленинский профиль занял всю площадь медальона. А в начале 90-х «смыло» и Ленина. В поле фронтона в настоящее время размещен герб Москвы – рельефное изображение святого Георгия Победоносца.

В 1988 г. была проведена реставрация представительских помещений бывшего губернаторского дома: парадной лестницы, Белого, Голубого и Красного залов, галереи первого этажа. Удалось восстановить сложные инкрустации паркетных полов, состоящих из ценных пород дерева; искусственный мрамор парапета; создать роспись и лепнину потолков; осуществить основательную реставрацию антикварной мебели. В 1994 г. на стенах залов мэрии вновь разместилась историческая портретная галерея первых лиц города.

В 1946 году дворец генерал-губернаторов вырос ввысь на два этажа. Памятника Юрию Долгорукому еще нет



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Поделиться ссылкой на выделенное