Сергиевская Ирина.

Клады Москвы. Легендарные сокровища, тайники и подземелья



скачать книгу бесплатно

В нижележащем культурном слое были открыты деревянные сооружения – подклеты домов, погребки, ледники, дворовые частоколы, относящиеся к XV–XVII векам. Здесь были обнаружены редкие терракотовые плитки и красные рельефные изразцы, различные виды оружия и воинского снаряжения, каменные и металлические ядра и уникальная кожаная кобура седельного пистолета. В керамических развалах собраны десятки горшков, кубышек и рукомоев.

При раскопках была раскрыта вся планировка Стрелецкой слободы XVI–XVII веков, найдены многочисленные предметы быта, нательные серебряные кресты, оружие, выявлена и жилая застройка хозяйственных дворов, где прекрасно сохранились изделия из бересты, кожи, бочарная посуда; тележные колеса и даже мельничные жернова.

Настоящей сенсацией стало открытие пластов XII–XIII веков, в том числе отложившихся до разорения Москвы Батыевой ордой зимой 1237–1238 годов. На шестиметровой глубине были найдены украшения русских горожанок: стеклянные и металлические браслеты, подвески, перстни, бусины из горного хрусталя и янтаря, а также и обычные для этого времени бытовые предметы, в том числе характерная московская керамика.

Исторические недра Манежной площади таили захоронения Моисеевского монастыря, основанного в конце XVI века и упраздненного в 1765 году. Когда над зоной монастыря строителями был вскрыт асфальт и снят техногенный балласт, выявились признаки некрополя, в котором оказалось более 600 захоронений в деревянных долбленых колодах, расположенных в четыре яруса. При расчистке захоронений сделаны редчайшие находки: нательные резные деревянные кресты и керамические, стеклянные, металлические сосуды для благовонного миро. Найдены и уникальные ткани, причем, благодаря особенностям грунта, отличающегося особой кислотностью, они сохранили первозданный цвет. По завершении раскопок останки были эксгумированы и перезахоронены на подмосковном кладбище в Ракитках, по древнему обряду, с отпеванием, которое совершил настоятель Казанского собора на Красной площади.

В течение четырех лет на Манежной продолжались охранные раскопки, причем площадь вскрытий превысила 30 тыс. квадратных метров – небывалый объем исследований! Свыше ста архитектурных сооружений было выявлено при археологических работах в котловане, но главное открытие – комплекс белокаменного Воскресенского моста XVI века, который соединял два берега реки Неглинной. Облик сооружения, одного из чудес зодчества Москвы, в разное время менялся, а когда река Неглинная была убрана в «трубу», мост частью разобрали, но устои остались в земле. Сегодня, после научной консервации, Воскресенский мост можно увидеть в подземном Музее археологии на Манежной. Здесь же находится крупнейший в истории столичной археологии клад на Старом Гостином дворе, имеющий чрезвычайное значение для изучения истории и культуры нашего города.

Среди тех предметов, что нашли археологи, есть уникальные. Например, одно из изделий было изготовлено в Западной Европе. Обнаружили под Манежем и разную хозяйственную утварь: плотницкие инструменты, оружие и воинское снаряжение: кольчуги, наконечники стрел.

Правда, от последних остались только фрагменты. Зато найденный меч сохранился настолько хорошо, что как говорят реставраторы, им можно махать и в наши дни.


Уникальные находки, найденные в результате раскопок на Манежной площади


По словам главного археолога Москвы Александра Векслера, уникальные находки и результаты исследований позволили предположить, что Москва существовала еще за пару сотен лет до первого летописного упоминания о ней.


Пить до дна – не видать добра

Одна из экспозиций Музея археологии посвящена древним кладам, найденным во время археологических раскопок на территории Москвы. Древние москвичи прятали клады в разные изделия из керамики или глины – кувшины, горшки, чашки… Первый клад, представленный в музее, был найден в 1996 году, при раскопках на территории старого Гостиного двора, когда расчищали бревенчатый подклет под обуглившимся настилом пола. Этот клад стал самым крупным из когда-либо найденных в столице.

Гостиные дворы, как свидетельствуют летописи, ставились тут со времен великого князя Ивана III. В результате многовекового освоения территории здесь отложился десятиметровый культурный слой, заключающий в себе пятивековую историю Москвы. Все работы в подземельях велись только вручную и под наблюдением археологов и продолжались более четырех лет. Было раскрыто и зафиксировано множество сооружений, связанных с историей города, обнаружены уникальные предметы ремесла и быта, относящиеся к первым векам истории города. Среди находок – стеклянные браслеты, излюбленное украшение древнерусских горожанок, шиферные пряслица, производство которых прекращается после Батыева нашествия, рубленая гривна – древняя весовая денежная единица, детали поясного набора и другие изделия древних ювелиров, камнерезов, кожевников. И вдруг…

Поздним вечером работающие рядом с Гостиным двором строители устроили в зачищенном раскопе «пикник». Все было как положено – костер, бутылки и брошенные объедки. Пришедшие наутро археологи обреченно начали уборку. Разгребая лопатами кострище, обнаружили под ним след древней ямы. Она была вырыта в полу подвала здания постройки XVII века. Археологи приступили к раскрытию и неожиданно для себя обнаружили два кувшина, медный и глиняный, где находились 335 западноевропейских монет – талеров и 95 429 серебряных русских монет – «чешуек», относящихся ко времени от Ивана Грозного до царя Михаила Федоровича, первого из династии Романовых. Все это бесценное сокровище было обнаружено всего лишь в нескольких сантиметрах от пьянствующих строителей.

Кроме монет клад содержал 16 великолепных по художественному исполнению серебряных сосудов: чарку, чары, стопы, стаканы. Как работы западноевропейских мастеров, так и изделия «доброго мастерства» русских серебряников, чеканщиков, граверов и эмальеров. Подлинным шедевром является чарка ручной работы. По верхнему краю проходит надпись с хорошо сохранившейся позолотой. Это предупреждение о вреде пьянства: «Пить до дна, не видать добра».

Археологам удалось установить, что клад этот был спрятан примерно в 40-е годы XVII столетия и был зарыт под одним из домов, от которого сохранились после пожара лишь нижние венцы. Следы пожара говорят о том, что деревянное здание, в подклети которого были спрятаны сокровища, сгорело начисто, и владелец – богатый торговый гость – не смог найти на пожарище место, где он спрятал серебро. Ученые подсчитали, что, если бы клад попал в руки строителей и те бы толкнули его по рыночной стоимости, то денег хватило бы на несколько роскошных квартир в самом престижном районе.

Необычно крупный размер клада позволяет предположить, что он принадлежал владельцу одной из главных «купецких палат» на территории Гостиного двора. И принадлежал одному человеку, а не был казенным имуществом. Иначе о месте его хранения знали бы несколько человек, и совместными усилиями ценности были бы найдены после пожара. В подтверждение – слова, сказанные иностранным путешественником о русском обычае прятать деньги: «…Русские не доверяют даже ближайшим родственникам; множество купцов, нажив деньги торговлей, зарывают их в места, известные им одним, и умирают, большею частью, не открыв того никому».


Случайные находки

Любопытный клад был обнаружен в 1888 году в начале Мясницкой улицы. В нем было 915 медных монет XV в. Это классический образец из серии «отложим на черный день». Но совокупная ценность этих денег на момент закапывания поражает. В те времена курица стоила в Москве половину серебряной деньги, шкурка белки – 1 деньгу, горностая – в 4 раза дороже. Так что получается, что владелец клада прикопал примерно 7 кур или восьмушку горностаевой шкуры. Оно и неудивительно – это сейчас Мясницкая считается центром города, а тогда – захолустье, где селились приехавшие в столицу мелкие торгаши из невероятно далеких Рязани, Смоленска или Пскова.

Крупный клад был найден в 1909 году на Ильинке. Он состоял из 22 000 монет времен Михаила Федоровича и Алексея Михайловича Романовых. Общий вес находки составил 11 килограммов чистого серебра. Через много лет на Ильинке в Теплых торговых рядах выкопали деревянную бочку XV века, горшок и отопительную систему XIX века. В Среднем Овчинниковском переулке найден клад из 9700 серебряных монет времен Михаила Федоровича – первого из династии Романовых.

На набережной Москвы-реки во время строительства гостиницы «Россия» на глубине около семи метров был найден глиняный кувшин, в котором находились серебряные рубли и полтины XIV–XVI веков. На улице Пречистенка при рытье котлована под фундамент нового дома откопали на глубине двух метров клад, состоящий из тысячи монет, отчеканенных в ХVII веке, при царе Михаиле Федоровиче.

Археологические исследования принесли в последние годы много находок, ценнейших и для истории города. Таковы монетные клады. Так, в Замоскворечье, на торговой Пятницкой, найден клад «Смутного времени». В нем – уникальные золотые монеты Василия Шуйского. Большой интерес представляет клад из недр Солянки с монетами удельных княжеств. На Большой Никитской улице обнаружили клад времен Ивана Грозного, в котором было много монет, чеканенных в Новгороде Великом, и это объясняется тем, что именно здесь размещалась Новгородская слобода.

Но главной сенсацией московской археологии стал так называемый Ипатьевский клад. Осенью 1969 года на территории Великого посада в XVI века в Ипатьевском переулке был обнаружен поистине бесценный клад. Во время земляных работ на глубине 3,5 метра рабочие наткнулись на небольшой бочонок. Когда-то он стоял в подклете большого дома, сгоревшего в страшном пожаре 1571 года, который вспыхнул при наступлении крымского хана Девлет-Гирея. В огне погибли двенадцать тысяч человек, не считая женщин, детей и крестьян, искавших убежище в столице. Все они задохнулись в дыму, сгорели или были убиты татарами. Возможно, владелец клада не сумел избежать страшной участи других горожан.

Сегодня содержимое уникального Ипатьевского клада можно увидеть в экспозиции Музея археологии города Москвы. В его витринах выставлены боевые топоры, древнерусский шлем, длинные «засапожные» ножи и ручная пищаль, или, как ее называли, «огневая ручница». На ее стволе сохранилась выбитая чеканом дата арабскими цифрами – «1555», что заставляет предположить его изготовление иностранным мастером. Ведь в Древней Руси цифры обозначались буквами. Вместе с оружием в том же бочонке были спрятаны не менее ценные хозяйственные предметы: топоры, сковородка, медное коромысло ручных весов и великолепный латунный литой рукомой-водолей, изготовленный в Нидерландах. Судя по составу клада, его владельцем мог быть богатый дворянин. Возможно, он, покидая свой дом, попытался уберечь от пожара все то, что не мог унести с собой.


Находки из Ипатьевского клада


Еще один Ипатьевский клад был найден при прокладке траншеи в 1970 году. В результате строительных работ в Ипатьевском переулке была найдена крупная денежная «заначка» – медный таз, в котором находилось более трех тысяч серебряных монет (более 74 кг серебра). Основная их часть – крупные песо (8 реалов), помимо них монеты достоинством в четыре реала и мелкие песеты по 2 реала. Монеты были чеканены на монетных дворах Испании и пролежали на глубине 6 метров около 400 лет. Любопытно, что в России эти монеты не являлись платежным средством, а служили в качестве сырья для чеканки русских копеек. Археологи считают, что владельцем клада мог быть иноземец или богатый русский купец и был сокрыт в 30-е годы XVII века.

Московские клады – это всегда память, это история, застывшая в сокрытых кем-то любезных сердцу вещах и ценностях. Так, памятью о стрелецком восстании, бушевавшем в столице летом 1682 года, можно с полным основанием считать два клада монет, найденных в южной части Земляного города, там, где в XVII веке были сосредоточены стрелецкие слободы: на Полянке и на Большой Ордынке, на Якиманке, на Пятницкой улице, близ Зацепского вала.

В 1960 году в Голутвинском переулке был найден «стрелецкий» горшок с 2224 монетами.

Причем на две тысячи с лишним монет Михаила Федоровича там приходится всего одна серебряная копейка Алексея Михайловича и одна – Федора Алексеевича. Встречены в нем три фальшивые монеты и пять совершенно гладких серебряных монетовидных пластинок. Все это говорит о том, что во второй половине XVII века основной фонд денежного обращения составляли монеты, чеканенные еще при Михаиле, а пополнение за счет последующих чеканок происходило чрезвычайно скудно: владельцы монет не брезговали даже фальшивками и монетовидными пластинками! Одним словом, налицо денежный кризис! По словам исследователей, владельцем клада был некто из числа стрельцов, пострадавший после восстания 1682 года.

Из московских кладов наибольшего внимания заслуживает «стрелецкий» клад, что был найден на углу Климентовского и Малой Ордынки. В нем насчитывается около 20 тысяч монет. Несомненно, этот крупный клад мог принадлежать зажиточному стрельцу, который имел непосредственное отношение к стрелецкому восстанию 1698 года против Петра I. Возможно, он сложил голову, как и другие бунтовщики, недовольные новым царем, засильем иноземцев и переменами в привычном укладе жизни.

Из 15 известных нам в Москве и Подмосковье кладов времени Петра I, зарытых между 1696-м и 1725 годами, лишь два состояли из новых монет. Остальные клады состояли исключительно из серебряных копеек старого образца. Это клады, найденные на ул. Правды, где находились земли Тверской-Ямской слободы, и близ Арбатских ворот Белого города, где когда-то теснились лавочки и лабазы, велась оживленная торговля (там сейчас старый павильон станции метро «Арбатская»), и на Крутицкой набережной, где была обнаружена аптечная бутылочка с 955 монетами.

Всего в Москве найдено семь кладов времени Петра I после 1696 года. В петровскую эпоху, сломавшую привычный уклад жизни, нарушившую вековые традиции, пришел конец и извечной привычке прятать сокровища в землю. Отныне клады перестали быть массовым явлением.

Клады обнаруживают не только в пределах исторической Москвы. Так, на территории бывшего дворцового села Коломенского при реставрационных работах в церкви Вознесения под стеной храма были найдены 450 монет Ивана IV. Этот клад был спрятан в 1571 году во время нашествия крымского хана Девлет-Гирея. А в пойме Москвы-реки близ царской усадьбы обнаружен клад – 1200 штук испанских серебряных монет.


Дьяковский клад


Одним из насыщенных кладами мест является Дьяково городище на территории современного музея-заповедника Коломенское. Там находилось древнее мерянское поселение – именно это финно-угорское племя обитало вдоль берегов Москвы-реки до прихода славян. В середине XIX века местные крестьяне, привлеченные хорошей, «жирной» землей с холма, повадились тайком выносить ее на свои огороды. В земле иной раз попадались и бронзовые украшения. Ими заинтересовался видный русский археолог Дмитрий Самоквасов. И в 1864 году он решился на раскопки. Первый же сезон подарил археологу клад – две бронзовые гривны, браслеты и несколько пряжек. На первый взгляд этот схрон может показаться нищенским, но для скотовода-мерянина даже бронзовые обломки представляли серьезный капитал. Металл был бессовестно дорог, и в землю прятали самые ничтожные кусочки в надежде на то, что минует опасность. Но в этом случае для хозяина клада опасность не миновала.


Болванки из чистого золота

По части припрятанных сокровищ Москва является одним из мировых лидеров. Чаще всего строители находят клады, зарытые в годы Первой мировой, в первые послереволюционные годы и в годы гражданской войны. Любопытно, но чаще всего по-крупному везет тем, кто меньше всего к этому стремится, – строителям и случайным прохожим.

Так, на улице Щепкина при ремонте старинного особняка, принадлежавшего богатейшему заводчику-мыловару, эмигрировавшему во время революции, рабочие обнаружили в основании стены дома пять небольших слитков размером «с колоду карт». Когда бруски очистили от грязи, оказалось, что это червонное золото общим весом около 18 килограммов. Интересно, что на следующий день в той же траншее те же рабочие нашли еще один клад: на сей раз в истлевшей кожаной сумке лежали золотые часы, браслеты, медальоны – 13 золотых предметов.

Иной раз попадались и «замаскированные» сокровища. Когда в старом доме на Тверской улице пришла пора менять обветшавшие полы, один из рабочих обнаружил под половицей три неказистых черных чугунных бруска, весом 7,5 килограммов. Покрутил их в руках, повертел и отдал женщинам: в хозяйстве все пригодится! В течение нескольких лет тусклыми брусками придавливали крышки кастрюль и заколачивали гвозди, пока кому-то из жильцов не показалось, что бруски чересчур тяжелые. Потерли наждачной бумагой, оказалось – 2,5 килограмма червонного золота! По словам старожилов, в 1917 году здесь жил банкир, который и спрятал свое сокровище до лучших времен.

Любопытная история произошла и на Марксистской улице в Москве в августе 1972 года. На месте разрушенного дома играющие школьники заметили торчащую из земли бутылку коричневого стекла, закупоренную пробкой. Внутри нее оказалось 13 уникальных ювелирных изделий: колье со 131 бриллиантом, брошь с рубинами и алмазами, серьги, кольца из золота и платины, усыпанные драгоценными камнями. Из найденных сокровищ наиболее древней была брошь с рубинами и алмазами, изготовленная в конце XVIII века. А самым ценным предметом оказалось колье – уникальное произведение искусства, сделанное выдающимся мастером-ювелиром в начале XIX века. Несмотря на страшное искушение, школьники не стали хитрить и сдали все находки государству.

Несколько лет назад при ремонте одного из домов на Знаменке рабочие нашли две стеклянные банки, а в них, завернутые в газеты 1942 года, 552 золотые монеты времен Николая I и Николая II общим весом 4,5 килограмма. Почти пять килограммов золота! А в Бобровом переулке под полом лежал мешочек со 180 золотыми монетами.

Много пролежал в Колымажном переулке близ Волхонки вросший в землю валун. Семьдесят лет никому не было до него дела, пока одному студенту не взбрело в голову взять да и перевернуть его. Под валуном он обнаружил странный клад, а главное – записку-завещание.

Знающие люди рассказывали: под валуном оказалось углубление, а там – завернутые в резиновый лист два нагана, россыпь патронов к ним, две пары юнкерских погон и петлиц, разменная монета и серебряный портсигар с запиской, из которой явствовало, что этот тайник устроили два юнкера во время боев с большевиками осенью 1917 года. Их взвод был разбит, и юноши положили в тайник все, что нашлось у них в карманах, объяснив в записке, что они опасаются за свои жизни и поэтому оставляют нашедшему номер счета в английском банке и пароль для получения денег.


Храм священномученика Антипы близ Волхонки


Вот что об этом рассказал один из археологов, проводивших раскопки возле церкви священномученика Aнтипы, что на Колымажном дворе: «Рабочий день подходил к концу, и уже практически никто ничего не делал. Я собирал полевую документацию и устало смотрел на нескольких студентов Университета дружбы народов, привлеченных в качестве рабочей силы. Когда один из них вдруг достал из земли револьвер и начал им колотить по куску камня, я и бровью не повел – в голову не могло прийти, что револьвер настоящий. Только когда вслед за револьвером в руках у чернокожих братьев вдруг появились огромный пистолет и серебряная табакерка, полная николаевских рублей, до нас начало что-то доходить. Мы выгнали всех из ямы и начали профессиональную расчистку клада. В результате в этот вечер мы извлекли остатки придавленной камнем кожаной сумки, а в ней кроме табакерки – золотой почетный знак потомка ветерана Крымской кампании, нательный крестик и бумажка с истертой надписью. По слухам, она оказалась номером счета в английском банке, который потом таинственно исчез из Музея имени Пушкина, куда был передан на хранение».

Как видно, рассказ «знающих людей» не совсем сходится с рассказами археолога, но неизменно одно: клад был, и номер счета в английском банке тоже. Остается загадкой, кто из всей этой лихой компании воспользовался паролем для получения денег и набежавших за прошедшие годы немалых процентов.


Заветные кубышки

При слове «клад» неизбежно вспоминаются истории о несметных богатствах, найденных в развалинах старинных замков, сундуки с мерцающими золотыми монетами и шкатулки с бесценными драгоценностями. А археологам сплошь и рядом приходится иметь дело с глиняными горшками – кубышками, наполненными тысячами мелких, похожих на чешуйки монет.

Так, в 1993 году на улице Герцена (ныне Большая Никитская) ковш экскаватора выворотил глиняную кубышку. Ударившись о камень, она раскололась, серебряный поток маленьких монеток-«чешуек» покрыл склон котлована. Строители кинулись собирать сокровища, а через несколько минут на краю котлована образовалась выставка-продажа. А еще через час рабочих погрузили в милицейский «воронок». Позже выяснилось, что это мстительный экскаваторщик, не успев на дележ клада, настучал в ближайшее отделение. Прибывшие на место археологи немедленно остановили строительство и приступили к перетиранию вручную каждого комочка земли. В результате государство получило свою долю несметных сокровищ, а нерадивые строители – условные сроки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43