Сергей Зелинский.

Управление психикой посредством манипулятивного воздействия. Сублиминальные механизмы манипулятивного воздействияна психику индивида и масс с целью программирования на совершение заданных действий



скачать книгу бесплатно

В практике чаще всего используются: убеждение, внушение, гипноз, нейролингвистическое программирование, нарковоздействия, секс-мероприятия, фармакоуправление, технотронные приемы (ультразвук, инфразвук, СВЧ-излучения, электрошок, подпороговая стимуляция, торсионные излучения), зомбирование, подкуп, запугивание, пытки.

Рассмотрим искусство убеждения.

Убеждение подразумевает «мягкое» воздействие на индивида, ставящее целью радикально скорректировать его взгляды, чтобы тем самым повлиять на последующее поведение. Данный вариант является самым этичным способом влияния, ибо здесь нет грубого насилия или коварного внедрения в подсознание объекта.

Метод убеждения задействуется для:

– долговременного изменения представлений и установок человека в требуемом направлении;

– привлечения к сотрудничеству;

– побуждения объекта к нужному поступку.

По техническому исполнению убеждение представляет собой явную, иной раз и скрытую дискуссию, дополняемую неким стимулирующим воздействием. Каждый человек имеет свой настрой (точнее – установку) в отношении к чему-либо или кому-либо. Существуют три градации подобного настроя:

– явная симпатия (склонность к принятию чего-либо);

– безразличие (с легким смещением в ту или иную сторону);

– отрицание(неприятие).

Всякая попытка грубо навязать желаемое мнение приведет лишь к отрицательному результату, ибо человек всегда сопротивляется ограничению свободы выбора. Для изменения отношения индивида к чему-либо нужно переориентировать его настрой. Следует учитывать, что:

– в поединке разума и установки чаще побеждает установка;

– в ходе перемены установок человеку надо показать направленность и содержание необходимых изменений; все это должно быть им воспринято и понято;

– изменения произойдут тем успешнее, чем созвучнее они потребностям и мотивациям объекта;

– проще всего перестраиваются установки, которые не имеют принципиального (жизненно важного) значения для человека;

– в случае полностью негативной установки переориентация ее обычно требует специальных усложненных методов перепрограммирования психики объекта.

В зависимости от условий ситуации и конкретных особенностей объекта его можно попытаться убедить прямо (в ходе беседы) либо косвенно (через инспирированные акции), действуя при этом:

– акцентирование (логично);

– императивно (категорично);

– эксцитативно (растравливанием эмоций);

– альтернативно (сведением проблемы к выбору «или-или»).

Всякое воздействие содержит в себе элементы и внушения, и убеждения, но в разных пропорциях. Проще убеждать тех, кто имеет:

– яркое живое воображение;

– ориентацию скорее на других, чем на себя;

– несколько заниженную самооценку (робкие и слабо доверяющие своему собственному мнению субъекты).

Трудно поддаются убеждению лица с:

– явной враждебностью по отношению к другим (проявляемое сопротивление, кстати, часто может возникать как следствие желания доминировать над окружающими);

– сильным духом критицизма;

– готовностью к переиначиванию своих взглядов (проще говоря, стремлением всегда иметь еще одну позицию про запас).

Перед проведением активной акции следует добротно подготовить человека рядом подводящих предварительных бесед, с тем чтобы последующее акцентированное воздействие не явилось для него неприятной неожиданностью.

При планировании эпизода убеждения надо:

– тщательно выбрать место, окружение и момент для контакта;

– рассчитать, как приступить к беседе, как снять начальное напряжение, как вызвать некоторый интерес;

– хорошо продумать, как направить разговор в желаемое русло;

– отработать всю свою аргументацию сообразно с психологией, мотивами и устремлениями объекта;

– выбрать ритм беседы и порядок предъявления аргументов;

– вычислить возможные контраргументы и продумать, как их нейтрализовать;

– наметить запасные варианты продолжения беседы, если партнер решительно заявит «нет»;

– четко представлять себе, как завершить беседу.

Выбор места, окружения и момента для контакта:

– место, где осуществляют убеждение, по возможности должно способствовать благодушному настроению человека, ибо это улучшает восприимчивость к сопутствующему влиянию; так, если в «рабочей» комнате есть картины, ублажающие взор объекта, звучит нравящаяся ему музыка, а на столе любимый напиток, – он будет более сговорчив;

– присутствие каких-то посторонних лиц обычно нежелательно, хотя иной раз отдельные персоны (некие авторитеты, заинтересованные близкие) прямо либо косвенно могут участвовать в процессе убеждения;

– время проведения основной беседы следует сообразовывать с такой ситуацией, при которой некие потребности и настроения объекта сближаются с подбрасываемыми ему идеями (разочарование в чем-либо, затруднения в карьере, разные события, которые можно трактовать как вероятную угрозу с определенной стороны) либо когда он уже подготовлен предварительными собеседованиями.

Начало беседы, снятие напряжения, вызов интереса:

При вхождении в разговор необходимо избегать:

– извинений и других проявлений неуверенности;

– скучного начала;

– проявления малейшего неуважения к собеседнику;

– непосредственного приступа сразу к делу.

Для снятия напряженности и обретения доверия полезно:

– иметь приятный для визави внешний вид (одежду, головной убор, прическу) и выражение лица;

– обращаться к собеседнику по имени, наклоняясь в разговоре несколько к нему;

– сказать пару комплиментов об отменном вкусе, репутации и деловых способностях объекта;

– высказать какую-либо шутку (анекдот), заставляющую собеседника искренно рассмеяться.

Для усиления интереса к беседе можно:

– задавать ненастораживающие вопросы (профессиональные, житейские, т. п.), на которые субъект с удовольствием захочет отвечать;

– разговаривать с позиций интересов собеседника или коснуться темы, явно связанной с его проблемами.

Ориентация беседы в нужном направлении:

– привлекая ассоциации, перебросить мостик между началом, затравкой и проталкиваемой идеей;

– описать какое-то житейское наблюдение, уличную оценку или же анекдотичный случай, как бы между прочим увязав это с желаемым предметом;

– упомянуть несколько важных для партнера вопросов, которые через должное смещение акцентов соотносятся с намеченной тематикой.

Выбор аргументации сообразно с личностью и настроениями объекта:

– проводимая идея всегда обязана находить свой путь не только к разуму, но и к эмоциям объекта;

– материал для проведения аргументации подбирается в зависимости от типа (образное – логическое) вкупе с качеством (гибкое, косное, конформное, самостоятельное) мышления собеседника;

– имеет смысл применять лишь те аргументы, какие ввиду личностных настроев, образа мышления, интеллекта и имеющейся информации данный человек способен воспринять;

– в ходе убеждения желательно использовать как абстрактные выводы, так и зримую конкретную фактуру, на которой легче убеждать лиц, не владеющих абстрактным мышлением;

– с конформистами проходят ссылки на авторитеты, красочные выспренние фразы и упор на чувство общности с другими;

– при самостоятельности мышления человека в ход пускают логику обоснования с намеком на возможность личной выгоды как морального, так и материального плана;

– при заметной косности мышления перспективно разжигание эмоций с опиранием на эмпирику.

Установление ритма разговора и порядка предъявления аргументов:

– нужно твердо верить в истинность того, в чем вы хотите убедить других, ибо люди подсознательно улавливают отношение говорящего к сообщаемому, а всяческая фальшь отталкивает;

– ритм речи должен быть довольно ровным и подстраиваться под частоту дыхания собеседника;

– для начала обеспечьте одинаковое понимание ведущих терминов и выражений вами и объектом;

– не давайте отвлекать себя от намеченной тематики и не отвлекайтесь от нее сами;

– в ходе приведения аргументации первым делом говорят о преимуществах и только после – о недостатках;

– эффективен «квантовый» посыл сообщения, при котором после выдачи очередного факта или аргумента делается небольшая пауза для осознания и закрепления услышанного;

– каждый последующий аргумент должен быть весомее, чем предыдущий;

– для лучшего восприятия новых идей надо подавать их так, чтобы они ассоциировались с уже усвоенными;

– никогда не ограничивайтесь лишь простым перечислением аргументов, а старайтесь раскрывать их логический и эмоциональный смысл с точки зрения собеседника;

– приводите тот же самый аргумент несколько раз, но при этом повторяйте его новыми словами;

– всегда имейте пару аргументов про запас для употребления при заметных колебаниях в позиции объекта;

– тщательно отслеживайте все словесные и несловесные реакции партнера и, основываясь на них, корректируйте свою дальнейшую аргументацию;

– вычислите по реакции объекта те моменты, где разыгрывается «борьба его мотивов» и сосредоточьте на них все свое воздействие, раз за разом подавая те аргументы, которые произвели на партнера максимальное впечатление.

Нейтрализация аргументации объекта:

– заранее предположите все возможные резоны визави и, ориентируясь на них, подготовьте собственные контраргументы;

– аргументацию объекта лучше разбивать перед высказыванием своих посылов, причем следует анализировать как реальность самих фактов, так и те выводы, которые на них основываются;

Доводы партнера можно нейтрализовать:

– логикой опровержения;

– игнорированием;

– высмеиванием;

– кажущимся принятием с последующим неожиданным развенчиванием;

– изменением акцентов (выставляя их слабые места и предельно снижая сильные);

– хитроумным превращением их в свои собственные;

– подавлением логики эмоциями;

– впечатляющей дискредитацией их автора (но не собеседника, естественно!);

– ссылкой на авторитеты (иной раз вымышленные).

Обеспечение продолжения беседы, если объект ответил «нет»:

– никогда не отступайте до тех пор, пока визави не скажет четкого решительного «нет»;

– осознав, что собеседник принял окончательное решение, не пытайтесь его переубедить, а искусно перебросьте разговор на нейтральную и по возможности приятную для него тематику.

Таким образом, мы должны говорить о возможности весьма эффективного использования слов, мимики, жестов и проч.

в психологическом воздействии на другого индивида с целью программирования его психики на выполнение необходимых нам установок. Подобные знание позволяют вовремя распознать информационно-психологическую атаку, направленную уже на нас, а значит и возможность защиты от подобного рода манипуляций психическим сознанием. При этом мы должны понимать роль внушения как форму информационно-психологического воздействия на психику человека с целью его программирования, т. е. внедрения установок со стороны манипулятора. Лицо, выступающее в качестве манипулятора, может нести в себе различную направленность (положительную, отрицательную, нейтральную – индифферентную) по характеру воздействия на другого индивида. При этом само воздействие, если такое воздействие осуществляется как бы негласно, сублиминально, на подкорковые слои мозга (т. е. удар направлен на подсознание), явно несет в себе печать манипулятивности, ибо в данном случае сознание объекта не фиксирует (или слабо фиксирует, без возможности включения механизмов сопротивления) подобное воздействие как вмешательство в собственные мысли (и поступки – как проекцию мыслей). Если же мы открыто заставляем объект подчиниться (демонстрацией силы, путем шантажа, подкупом и проч.), то в этом случае следует говорить о силовом воздействии, но это уже не будет называться манипуляциями. Другими словами, если мы воздействуем на подсознание индивида своими тайными методами, это значит, что мы осуществляем манипулирование. Если же открыто заставляем объект сделать что-то, необходимое нам (например, угрожая ему оружием), то это лишь косвенно можно назвать манипуляциями, так сказать в расширенном аспекте, где к манипуляциям относят вынужденную необходимость объекта совершать те действия, совершать которые он раньше не думал, да и, по сути, не хотел.

Но, конечно же, большой интерес представляет то обстоятельство, что в большинстве случаев индивиды сами, своими потаенными (бессознательными, сублиминальными) желаниями выказывают готовность к подчинению. Это, конечно же, интересно, и для управления (манипулирования) такими людьми необходимо четко угадывать их скрытые желания по звукам или словам, произносимым этими людьми, по их жестам, мимике, по ряду иных обстоятельств, доступных для восприятия сигнальными и репрезентативными системами человека-манипулятора. И тогда, если нам станет доступным код управления психикой другого человека, мы поистине способны управлять таким человеком (объектом) через подчинение его психики.

Психоанализ и общество

Как известно, профессор Зигмунд Фрейд предполагал приложение собственного учения к различным наукам и сферам деятельности индивида. Отдельным пунктом глубинной психологии (прикладного психоанализа) было учение о закономерностях развития общества. Это и социальная психология (психоанализ), и политическая психология (психоанализ), и глубинное (психоаналитическое) постижение практически всех сфер приложения деятельности индивида, потому как в основе жизнедеятельности индивида – психика. Именно психика – первична, тогда как любая жизнедеятельность индивида – уже есть проекция внутреннего мира индивида на мир внешний, или другими словами, проекция бессознательного психики на окружающий мир. При этом необходимо учитывать, что бессознательное фактически формирует окружающий мир. Визуальные, аудиальные и кинестические контактов индивида с окружающей средой приводят к тому, что информация, полученная с помощью подобных контактах, непременно откладывается в подсознание, а уже после начинает оказывать свое воздействие на сознание. При этом обратим внимание (подобный вопрос мы рассматривали в других наших исследования), что также имеется определенная часть информации, которая уже находится в бессознательном изначально. В этом случае мы ведем речь о коллективном бессознательном. А информация, наполняющая бессознательное психики подобным путем, включает в себя опыт человечества[26]26
  Видимо, все же следует говорить об опыте определенной расы, потому как, исходя из того, что каждая раса прошла свой определенный путь развития и наполняемость подсознания представителя той или иной расы будет различна (негроидная раса – менее развита, нежели европеоидная и т. п.).


[Закрыть]
и уже изначально, с момента рождения, представлена в бессознательном психики того или иного народа или расы. Т. е. мы можем в этом случае говорить об информации, передающейся по наследству, передающейся филогенетическим путем филогенетический путь, в отличие от просто генетического предполагает определенный генотип, полученный не от конкретного рода, а от всего человечества).

На любого индивида общество оказывает свое воздействие, выражающееся в необходимости придерживаться определенных правил, устоев общества. Фрейд прослеживал пути возникновения подобных устоев, правил, норм и проч., исходя из архаичных времен, времен существования первобытного человека. Как известно, психика первобытного и современного человека имеет существенную схожесть, за исключением разве что нескольких принципиальных пунктов расхождения, заключающихся, во-первых, в том, что каждая последующая цивилизация обогащает последующее поколение большим опытом, в сравнении с имеющимся у него, и во-вторых, в том, что с ростом цивилизации общества (имеется в виду отличие цивилизации в таких масштабных аспектах, как различение в строе общества: первобытнобщинном, рабовладельческом, капиталистическом – с империализмом как высшей стадией капитализма, коммунистическом и проч.) первобытные инстинкты, коими представлена психика первобытного человека подавляются культурой (цивилизацией) и находят место собственного базирования исключительно в бессознательном психики. При этом мы должны, напомнив основные три желания первобытного человека (убить, съесть, изнасиловать), говорить о том, что в психике современного индивида подобные желания переходят в сознание (а значит, и реализуются наяву) зачастую только в то время, когда психика подобного индивида находится в бессознательном состоянии или, что более конкретно, в состояниях измененного состояния сознания.

Каким образом достигаются подобные измененные состояния сознания (ИСС)? В данном случае все просто и понятно. Психика любого психически адекватного индивида контролируется сознанием. Тогда как ослабевает контроль сознания – наружу выходит то, что доселе скрывается в подсознании, что хранится там и сдерживается т. н. цензурой психики, роль которой обозначает такая структура психики, как Сверх-Я.

Как известно, психический аппарат представлен тремя составляющими структурного единоства: сознанием (Я), бессознательным (Оно) и неким барьером, возникающим на пути между сознанием и подсознанием (бессознательным), которое может заключать в себя в т. ч. и любое критическое осмысление индивида какой-либо информации и выражается со времен Фрейда таким буквенным обозначением, как Сверх-Я (Сверх-Я тоже бессознательно по своей природе) или Идеал-Я. Идеал-Я в этом случае означает тот идеальный образ, к которому бессознательно стремится индивид (психика индивида). А значит, мы можем говорить о том, что посредством Идеал-Я психика индивида оценивает ту или иную информацию, получаемую из внешнего мира (визуальным, кинестическим, аудистическим путем, или посредством сигнальных систем), что, в свою очередь, раскрывает механизм отбора индивидом той или иной информации, проходящей перед ним. В этом случае также необходимо говорить и о том, что частично подобную информацию Идеал-Я (как и Сверх-Я[27]27
  Хотя в данном случае можно говорить о тождественной схожести обозначенных понятий.


[Закрыть]
), пропускает сразу в сознание, а часть информации откладывается в подсознание. Причем Фрейд вводил еще и понятие предсознания, обозначая им то обстоятельство, что не сразу информация, которую пропустила цензура психики (Сверх-Я) проходит в сознание, а сначала задерживается в предсознании, чтобы уже позже – или перейти в сознание, или оказаться вытесненной в бессознательное; но мы в наших исследованиях не рассматриваем слишком детально предсознание считая что подобное может лишь затруднить понимание вопроса структуры психики, да и к тому же, такая функция, как предсознание, несущественна, потому как, во-первых, наиболее важным для нас оказывается тот факт, что цензура психики пропускает лишь часть информации в сознание, а во-вторых, все равно вся информация, поступаемая из внешнего мира, уже так или иначе откладывается в бессознательном психики (независимо, поступила ли она туда через сознание или подсознание, т. е. бессознательное). Поэтому в какой-то мере функции предсознания и не отведена роль в контексте нашего понимания вопроса.

Профессор З. Фрейд исходил из того, как отмечает академик В. М. Лейбин[28]28
  Лейбин В. М. Словарь-справочник по психоанализу. СПб., Питер, 2001. С. 67.


[Закрыть]
, что всякий душевный процесс изначально находится в бессознательном и только после переходит в сознание. При этом некоторые психические акты в сознание не переходят, оставаясь в бессознательном. Фрейд полагал, что именно бессознательные процессы в итоге и определяют поведение индивида. Кроме того, Фрейд предполагал двойственность бессознательного, считая, что существует т. н. латентное бессознательное (предсознание) и вытесненное бессознательное (собственно бессознательное в нашем понимании). При этом если латентное бессознательное еще могло стать сознательным, то собственно бессознательное в сознание перейти не может по принципу. Фрейд также признавал, что сознание (Я) включает в себя определенную часть бессознательного. Таким образом, речь идет о Сверх-Я, причем подобное определение, как известно, появилось позже первоначальных топических и динамических моделей понимания психики, когда именно Я, Сверх-Я и Оно стали определять структурную теорию психики.

Доктор философских наук академик В. М. Лейбин приводит следующие теоретические постулаты понимания Фрейдом бессознательного: «а) отождествление психики с сознанием нецелесообразно, ибо нарушает психическую непрерывность и ввергает в неразрешимые трудности психофизического параллелизма; б) допущение бессознательного необходимо потому, что у данных сознания имеется немало пробелов, объяснение которых невозможно без признания психических процессов, отличных от сознательных; в) бессознательное – закономерная и неизбежная фаза процессов, лежащих в основе психической деятельности человека; г) ядро бессознательного составляют унаследованные психические образования; д) каждый психический акт начинается как бессознательный, он может таким и остаться или, развиваясь дальше, проникнуть в сознание в зависимости от того, наталкивается ли он на сопротивление или нет; е) бессознательное – особая психическая система со своим собственным способом выражения и свойственными ей механизмами функционирования; ж) бессознательные процессы не тождественны сознательным, они пользуются определенной свободой, которой лишены последние; з) законы бессознательной психической деятельности во многих отношениях отличаются от законов, которым подчинена деятельность сознания; и) не следует отождествлять восприятие сознания с бессознательным психическим процессом, являющимся объектом этого сознания; к) ценность бессознательного как показателя особой психической системы больше, чем его значение как качественной категории; л) бессознательное познается только как сознательное после его превращения или перевода в форму, доступную сознанию, поскольку, будучи не сущностью, а качеством психического, сознание остается единственным источником, освещающим глубины человеческой психики; м) некоторые из бессознательных состояний отличаются от сознательных только отсутствием сознательности; н) противоположность сознательного и бессознательного не распространяется на влечения, т. к. объектом сознания может быть не влечение, а только представление, отражающее в сознании это влечение; о) особенные свойства бессознательного – первичный процесс, активность, отсутствие противоречий, протекание вне времени, замена внешней, физической реальности внутренней, психической реальностью»[29]29
  Лейбин В. М. Словарь-справочник по психоанализу. СПб., Питер, 2001. С. 69–70.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13