Сергей Зелинский.

Манипуляции массами и психоанализ. Манипулирование массовыми психическими процессами посредством психоаналитических методик



скачать книгу бесплатно

Данная манипуляция весьма опасна, т. к. фактически устраняет истинную причину в каком-либо вопросе, заменяя ее ложной аналогией. Например, происходит неправильное сопоставление различных, как бы уже и взаимоисключающих следствий, которые в данном случае выдаются за одно. То есть никоим образом не прослеживается логическая составляющая в ряде вопросов чуть ли не противоположного характера, но манипуляторами это уверенно выдается за якобы одну причинно-следственную цепочку. Простой пример из серии «кухарка может управлять государством» какой-либо известный спортсмен избирается депутатом, а политтехнологи усиленно пробивают идею (посредством создания ассоциативной цепочки), что если он смог добиться значительных результатов в спорте, то сможет достигнуть подобного в борьбе за дело трудящихся масс.


21. Искусственное просчитывание ситуации.

В этой ситуации для решения каких-либо задач манипуляторами выбрасывается на рынок множество различной информации, тем самым отслеживается интерес общественности, и информация, не получившая актуальность, в последующем исключается, а оставшаяся преподносится с помощью многочисленных манипулятивных техник для полного достижения манипуляторами запрограммированного успеха.


22. Манипулятивное комментирование.

Посредством необходимого манипуляторам акцента освещается то или иное событие. При этом любое нежелательное для манипуляторов событие при использовании подобной техники зачастую может принять и противоположную окраску. Как говорится, все зависит исключительно от того, как вы преподнесете тот или иной материал, с какими комментариями.


23. Эффект присутствия.

Ссылка на присутствие на каком-либо событии позволяет направить манипулятивную методику на максимальное достижение необходимого результата. По типу: очевидец всегда прав. А психика масс-медиа-аудитории в данном случае делает открытой пропускную систему поступления подобной информации, фактически без какого-либо анализа ее, полностью доверяя лицам, находящимся в гуще событий.


24. Допуск (приближение) к власти.

Подобный вид манипуляции имеет достаточное качество различных форм, и может затрагивать практически все без исключения стороны жизни, и имеет, по всей видимости, исторические перспективы своего существования (т. е. доставшиеся психике современного человека филогенетическим путем).

Основан принцип на порой чуть ли не кардинальном изменении индивидом своего прежнего мнения в результате допущения подобного индивида к каким-либо представителям власти (пусть и некогда ругаемой), знаменитым исполнителям музыкальных композиций (даже и в неприемлемом для подобного индивида жанре) и проч. Главное в этом случае – соблюдение условия действительного статуса знаменитости и желание его каким-то образом (пусть и временно) приблизить к себе подобного индивида. Здесь играет роль чисто психологический признак роли знаменитости в обществе, а значит, наш индивид уже отдает себе отчет, что снизошедшая до него знаменитость обществом принята и вознесена и что сам факт обращения к нему уже как бы возносит также его (в т. ч.

и повышает внутреннюю самооценку нашего индивида), и словно бы в качестве благодарности человек бессознательно готов выполнить любую просьбу знаменитости.


25. Повторение.

Подобный способ манипулирования отчасти достаточно прост и уникален. Необходимо всего лишь многократное повторение какой-либо информации, чтобы подобная информация осела в памяти аудитории и в дальнейшем была ею использована.

При этом манипуляторам следует максимально упростить текст и добиться его восприимчивости в расчете на низкоинтеллектуальную публику. Как ни странно, практически только в таком случае можно быть уверенным, что необходимая информация не только будет донесена до слушателей, но и будет правильно ими воспринята. Многократным повторением простых фраз как раз и можно добиться подобного эффекта. Передаваемая информация сначала прочно закрепляется в подсознании слушателей, а потом и будет влиять на их сознание, а значит, на совершение поступков, заложенных в преподносимой информации.


26. Правда наполовину.

Этот метод манипуляции известен достаточно давно и заключается в том, что публике преподносится только часть достоверной информации, в то время как другая часть, объясняющая возможность существования первой части, манипуляторами утаивается. В результате чего в обществе образуются негативные эмоции, направленные на достижение манипуляторами собственных целей и задач.

Например, в 80-х – начале 90-х гг. недобросовестными манипуляторами активно муссировалась информация, что якобы многочисленные республики СССР кормят Москву, поэтому необходимо срочное отделение их. При этом налицо была явная полуправда, потому как уже как бы искусственно упускались из виду многочисленные субсидии в виде бесплатных природных ресурсов, которые направлялись в эти страны. В результате чего такие республики, как Украина, Молдова и т. п., стали независимыми государствами, но быстро скатились за черту бедности, пример чему – населившие крупные города России гастарбайтеры.


Существует также еще определенное количество манипуляций психикой масс посредством средств массовой информации, перечисление которых уже в какой-то степени и излишне, потому как, на наш взгляд, вопрос в должной мере уже освещен и понятен. От себя мы могли бы добавить, что каждому человеку следует более внимательно относиться к себе и при поступлении к нему какой-либо информации включать в первую очередь разум, а не чувства, для анализа подобной информации.

Часть 2. Психоанализ и манипуляции массами

Глава 7. Подсознание. Результирующая действительность и манипулятивные функции

Второе столетие мир существует с научным открытием Зигмунда Фрейда о природе бессознательного. И если до сих пор случаются споры по поводу неких постулатов психоаналитической теории Фрейда, то следует заметить, что основные расхождения наблюдаются вокруг ряда выводов основателя психоанализа (которые кто-то принимает целиком и полностью, а кто-то – с некоторыми, на его взгляд, необходимыми коррективами), но уже мало найдется людей, начисто отвергающих существование бессознательного. (Причем еще до Фрейда к схожим с ним результатам – пусть и не таким структурированным, как у него, – пришли некоторые философы и ученые. А само открытие Зигмунд Фрейд приписывал своему другу и учителю Брейеру.)

1

Однако если на миг попытаться абстрагироваться от затянувшейся тяжбы между сторонниками и противниками учения Фрейда и лишь только принять во внимание, что, по всей видимости (в т. ч. и подсознательно), все и так принимают, – то уже задача данной работы нам видится как в неком подтверждении существования бессознательного (без чего само бессознательное вполне может и обойтись), так и, скорее всего, в раскрытии ряда характеризующих позиций его направляющей (руководящей) сути.

Действительно, можно без сомнения утверждать, что всеми нашими мыслями и поступками (мысли, вероятно, уже как нечто предшествующее поступкам) управляет бессознательное. (То, что Фрейд предлагал обозначить, имеется в виду некая корректирующая, буквенная, составляющая, «Оно», или «ит», в английско-латинской транскрипции). Никакого нет смысла сейчас вдаваться во всю теоретическую базу основ психоанализа (тем более об этом достаточно писал и сам Фрейд, и его последователи). Мы лишь попытаемся вынести на суд читателей кое-какие свои мысли о бессознательном.

Прежде всего, давайте еще раз условимся, что аксиому Фрейда о существовании бессознательного мы принимаем полностью. И тогда уже в наших дальнейших изысканиях будем исходить (и отталкиваться) исключительно от нее. А еще, быть может, говорить о бессознательном как о неком целостном составляющем чего-то достаточно неделимого, неосознаваемого, но… реально существующего. (Т. е. рассматривать его как некую действительность и при этом полностью принимая все постулаты Фрейда, сейчас все же несколько обходя стороной эдипальные, предэдипальные, как-то оральные, анальные и генитальные, фазы развития, и где-то обходя стороной и комплекс кастрации, и либидо, эрос, инстинкт смерти, танатос и т. п.) И уже, вероятно, продиктовано это может быть исключительно тем, что мы совсем не собираемся прослеживать образование бессознательного. И потому, просто-напросто, обратимся к бессознательному как к некоему факту. Отрицать существование которого бессмысленно.

И тогда уже, исходя из позиции существования бессознательного, напомним, что любые поступки окружающих нас людей следует интерпретировать с позиции теории, предложенной Фрейдом. Например, если мы замечаем, что кто-то начинает изменять свое отношение к вам, то наиболее логичным попытаться проследить (понаблюдать, проанализировать) подобный ход действий человека с позиции его мыслей. Всегда должна быть какая-нибудь точка отсчета, от которой можно отталкиваться не только ему, но и вам. Быть может, есть смысл попытаться вернуться к ней, где несложными, а где и хитроумными комбинациями вынудив этого самого интересующего вас индивида еще раз «проиграть» в своих мыслях, своей памяти, своем бессознательном прежнюю ситуацию; но вот только с одним отличием: эффект от этого должен быть необходим вам. И даже ничего страшного, если от этого немного исказится сама «правдивость» ситуации. В свете уже написанного смеем вас уверить, что вообще само понятие «ложности» или «правдивости», зависит в первую очередь от того, как:

а) об этом будет думать этот индивид;

б) как сделаете вы так, чтобы он «правильно» подумал. Причем, чуть вдаваясь в философское понятия вопроса, заметим, что, на наш взгляд, понятий истинности и ложности как бы заранее не существует. Ибо они в первую очередь, а то и исключительно, зависят от субъективности и еще больше – от относительности как самого вопроса, так и вашего мнения; или, если быть точнее, о т. н. «нужности» самого вопроса. И тогда уже стоит сделать шаг к тому, чтобы ключ к разрешению подобных – в какой-то мере и абстракт-будущих – вопросов был исключительно ваш. А значит, и последнее слово останется за вами. Тем более что большинство людей достаточно легко «перенастроить» в нужное (вам) русло. И сделать это возможно, зная механизмы воздействия на подсознание.

Таким образом, мы подошли к вопросу манипулирования сознанием (в т. ч. и бессознательным), и почти исключительно вторгаясь в область неких психических процессов, а то и вообще ключевых характеристик действительности.

И тогда уже именно отсюда следует, что, вторгаясь в область управления психическими процессами мы неким таинственным образом можем использовать своего рода «перенаправление» мыслей (а значит, и самих действий) в нужном (уже нас) направлении. Что поистине бесценно. Ибо мы, таким образом, получаем в свои руки оружие, способное приводить к беспроигрышной и всецело программируемой (как и контролируемой) нами ситуации. Тем более в качестве экспериментирующих ситуаций можно – в дальнейшем – создавать любые (как бы заранее невыгодные вам) позиции, с конечной (и заранее известной) целью – повернуть все в вашу пользу. Т. е. это уже своего рода игра, заключающаяся в том, чтобы:

а) дать «противнику» некую фору;

б) дождаться, пока ситуация начнет принимать «нежелательный» для вас оборот;

в) исправить (выровнять) ситуацию;

г) выйти «в отрыв»;

д) закрепить свою победу, в т. ч. и как бы «резервируя» подобный «программируемый» результат на будущее, лишая, таким образом, «противника» не только сопротивления, но и каких-либо даже мыслей об этом.

Причем следует иметь в виду, что практически любой индивид подсознательно готов к поражению. Здесь первостепенное значение имеет некая установка (ориентация на миф), или, другими словами, в вашу пользу играет своего рода нуминозный опыт, или память предков, если хотите, человечества в целом.

Т. е., несмотря и на некую «запрограммированность на успех» (опять же у некоторых людей с ярко выраженными лидерскими качествами), практически все так или иначе, но подсознательно ожидают своего рода «форс-мажорной» ситуации (уже тут начиная убеждать себя, что, мол, всегда в любом вопросе бывают исключения, вспомним бытующие в народе поговорки типа: «нашла коса на камень», «и на старуху бывает проруха», когда поражение возможно как бы по не зависящим для вас обстоятельствам), вследствие которой они (подсознательно) «готовы проиграть». (Тем более что для того чтобы унять свое «восстающее» против этого «Я» – есть немало способов «оправдать» поражение. Причем, опять же, лидерские качества находятся почти в симбиотической связи со своего рода творческими способностями, и уже тогда – если допустить, что это так, – фантазийность вариативности идей, нацеленных на поиск оправдывающих все и вся решений, может быть чуть ли не безгранична. И тогда уже какое-то одно-два из них – сознание «Я», совесть «Сверх-Я» – принимает, пусть и с показным «скрипом в сердце».)

Так что, если хотите, за развитие подобного рода «инсценировки сюжета» всех последующих (а то и первоначальных, ведь вполне можно начать как раз с этого, не дав «противнику» какой-либо форы, и с первых своих шагов «строить» общение «строя» в русле нужного вам поведения) действий интересующего вас индивида предрасположена сама природа. Своего рода, на руку играет некая «философичность бытия». И мир от этого не рухнет, и Земля не начнет вращаться в другую сторону. И оттого что вы сможете направлять а быть может, и только слегка корректировать действия других людей, даже не изменится ваша совесть. Тем более что на каком-то этапе (через весьма незначительное время) подобные ваши «способности» перейдут исключительно в ведение бессознательного. А значит, все будет происходить как бы «автоматически» и уже даже независимо от вас.

2

Если попытаться подойти к интерпретации направленности содержания психики (своего рода проецирования того, что заложено в подсознании, на мотив поведения индивида в окружающем мире), то уже вполне бесспорно, что истоки (этой самой «руководящей роли») следует искать именно в бессознательном. Причем и основная роль отводится именно подсознанию.

Что же оказывает влияние на подсознание?

Ну, во-первых, как мы уже отмечали, т. н. нуминозный опыт. Опыт человечества. Опыт предков. Своего рода коллективное бессознательное (на существовании которого настаивал Юнг, да, чуть позднее, и сам Фрейд). Кроме того, оказывает немалое значение и специфика существования мифов (которым и Фрейд, и Юнг уделяли немалое внимание). Ведь что такое миф? Это некая кем-то и когда-то (т. е. относительно давно, хотя бывают и специально насаждаемые мифы, своего рода «подделки») придуманная легенда, которая, переходя из поколение в поколение, на каком-то этапе своего существования уже стала прочно ассоциироваться с природой земного бытия. (Попросту – «застревает» на подсознательном уровне, т. е. то, о чем говорят: «засесть в головах» людей.) В данном случае – уже современных людей. И уже хотим мы того или нет, но этот самый миф будет оказывать подсознательное влияние на совершаемый характер наших поступков. (Причем, опять же, свое воздействие он как раз уже оказывает именно на стадии принятия решений, каким-то незамысловатым образом и уже участвуя в образовании самой «нужной» мысли и – главное – оказывая на нее порой результирующее влияние.) А в случае если возникает хоть какое-то, пусть и незначительное, сопротивление в нашей психике по поводу этого вмешательства – столь явного по своей сути, – то, далее, возникает некий дискомфорт, в зависимости от стадий образования которого мы начинаем ощущать что-то вроде накапливающихся в нас противоречий, выходом которых – в зависимости от состояний нервной системы – служит рождение какого-нибудь стресса: это может быть или порой ярко выраженная агрессия (формы направления которой иной раз совсем непредсказуемы), или, наоборот, упадок сил, настроения, своего рода депрессивные состояния. И иного, как говорится, не дано.

Во-вторых, на подсознание оказывает влияние, опять же, сама форма (способ) образования бессознательного. Ведь так или иначе, все, что когда-нибудь было нами услышано или увидено (т. е. любая информация с печатных и электронных изданий, информация, полученная посредством теле– аудио– и видеоносителей), так или иначе, но откладывается в бессознательном. И уже в последующем все это неким таинственным образом «смешивается», «перемешивается», и, обогащаясь коллективным бессознательным, рождает (опять же, все вновь помноженное на уже чисто природные, индивидуальные черты данного индивида, как-то: интеллект, талант, творческие способности…) некий первичный слой бессознательного, который как раз и участвует в образовании тех мыслей, которые затем будут перенаправлены в «соответствующие органы индивида» (в данном случае, вероятно, ЦНС – центральную нервную систему) для их последующего осуществления в виде принимаемых решений, или, уже скорее, свершения этих самых решений, т. е. образования поступков. И иного, как говорится, не дано.


Теперь попытаемся коснуться этой самой «результирующей роли бессознательного».

Мы выяснили, что подсознание имеет первостепенное значение в принятии решений, возникающих в человеческой психике. Что же это значит? И вот уже как раз тут мы должны обратить внимание (главным образом это имеет значение в общении с другими людьми), что характер поведения человека, его слов и поступков, как мы уже выяснили, будет зависеть почти исключительно от бессознательного. (В какой-то мере, рассматривая, конечно же, психику более-менее «нормального» человека; потому как, на наш взгляд, не совсем адекватное поведение индивидов, имеющих какое-то отклонение в психике, зависит, конечно, от бессознательного, но уже на это бессознательное оказывают влияние, и зачастую самое непредсказуемое целый ряд других характеристик, как то: «больное воображение», явная мнительность, раздвоение личности и иные позиции, относящиеся, например, к симптоматике психопатий, что в итоге может приводить к порой непредсказуемым последствиям.) И тогда уже, прежде чем выразить свое отношение к какому-либо действию, порой, быть может, и «странному», на ваш взгляд, интересующего вас индивида, следует попытаться проанализировать (чтобы «управлять» психикой, без анализа, а значит, неких аналитических способностей, не обойтись) или, иными словами, проинтерпретировать поведение этого самого индивида с позиции психоанализа психоаналитического учения Фрейда.

И быть может, в этом случае ваше первоначальное мнение об этом человеке несколько изменится. А значит – если будет на то желание, – вы сможете попытаться вторгнуться в область (сферу) принятия решений этим индивидом, с целью повлиять (опять же при желании) на мотив его поведения.

Практически любого человека (за малым исключением специалистов-манипуляторов) можно как «повернуть» («перепрограммировать») в свою пользу, так и обратить против себя.

Вероятно, в чем-то подобном и заключается искусство манипулирования людьми. Искусство, так великодушно подаренное человечеству гениальнейшим австрийским исследователем профессором Зигмундом Фрейдом.

Глава 8. Подсознание. Миф как управление реальностью

В данном случае мы попробуем в какой-то мере приоткрыть завесу над одной из характеристик бессознательного, проследив влияние подсознания на действительность (текущую жизнь) индивида и попытавшись определить зависимость между его сегодняшним (нынешним) поведением и тем, что у него находится в бессознательном.

Т. е. зададимся вопросом: насколько в действительности бессознательное (и в большей мере его содержание) влияет на характер реальных поступков индивида?


И тогда уже мы должны попытаться выяснить: за счет чего так происходит? Почему роль бессознательного постулируется в реальную действительность, ставя эту самую действительность в некую зависимость от содержания бессознательного?

Здесь, вероятно, следует еще раз вернуться к содержанию бессознательного. И в большей мере – к формированию его. А заодно попытаться ответить на вопрос: можно ли каким-нибудь образом проследить зависимость между содержанием бессознательного и характером поведения индивида в нынешнем времени?

Как известно, в содержании бессознательного принимает участие несколько своеобразных структурированных единиц, представляющих своего рода пласты бессознательного. Это: нуминозный опыт, опыт предков, т. н. коллективное бессознательное (то, что доходит до нас в роли мифов, легенд, саг…); т. н. сказочная культура, то, что формирует дальнейшее мировоззрение людей, проникая в их подсознание в период раннего детства); информация, поступающая в бессознательное из книг, с теле-, видео– и аудио-носителей, радио, получаемая в процессе коммуникации, да и вообще жизни индивида в социуме (т. н. совместного сосуществования людей).

Роль каждого из трех перечисленных нами составляющих бессознательного бесспорна и неоценима. Можно даже предположить, что они все вместе находятся в некоем симбиотическом взаимодействии, периодически переходя одно в другое, дополняя друг друга и, в конечном итоге, так или иначе, оказывая результирующее влияние на поведение индивида. И, вероятно, уже отсюда, – определяя характер и направление как поступков, так и свершаемых действий.

Однако несколько вернувшись к заглавию данной работы, попытаемся проследить, какое влияние на мотивы поведения людей оказывают некие мифические составляющие его коллективного бессознательного. В какой-то мере сами мифы – не что иное, как продукт коллективного бессознательного. И тогда уже мы находим, что именно в их формировании принимает непосредственное участие весь т. н. нуминозный опыт предшествующих поколений. А сформированный таким образом миф «начинает работать» и в наши дни. Вернее, как раз здесь его влияние становится практически неоценимым. Можно даже заключить, что в тех или иных приоритетах, как мы доселе считали сознание, на самом деле «первую скрипку» задает именно бессознательное. Именно там, в подсознании, рождающийся мотив совершения какого-либо действия ощущает на себе воздействие мифологического прошлого, и таким образом, само уже новое совершенное действие будет напрямую зависеть от составляющего мифического образа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6