Сергей Залевский.

Наследник



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Выйти из стартовой ячейки в пространство «Важиса» оказалось немного затруднительно для Макса: в отсутствие энергии на корабле переходной шлюз оказался заблокирован – специалисту пришлось звать своего единственного ремонтника и вырезать блокирующее устройство. На всю работу, которую дроид проводил в режиме прямого управления, пошло около получаса, пока, наконец, совместными с пауком усилиями не удалось развести в стороны обе створки шлюза. Разницы между пространством там и тут не было никакой: абсолютный вакуум, отсутствие гравитации, кромешная тьма. В самой ячейке было пусто, ничего не летало и не висело в пространстве, а вот в коридоре, куда выбрался технолог, такие предметы имелись: отключение систем жизнеобеспечения застигло врасплох команду рейдера.

Кроме незакрепленных контейнеров и других предметов «интерьера» крейсера, различных ящиков и прочего нужного в дальнем походе хлама, тут висело в пустоте несколько погибших наемников. Всеобщая паника, вызванная отказом бортовых систем, застигла их по пути в свои каюты или помещения, где хранились скафы, однако добраться туда они не успели: темнота, отсутствие твердой опоры под ногами и холодный ужас надвигающейся смерти лишил их всех на короткое время трезвого мышления, чего оказалось достаточно для возникновения хаоса. Крутая команда ловцов удачи в один момент превратилась в стадо орущих от близкого конца диких животных.

Технолог решил осмотр крейсера пока отложить – первоочередную свою задачу он видел в доставке на борт «Фортера» (или того, что от него осталось) кристаллической топливной смеси из местных запасов – в Содружестве был один стандарт питания реакторов. Выше четвертого поколения вся техника для работы в космосе работала на кристаллическом топливе – оно было более безопасным при транспортировке и хранении, чем гелевое – этот вид топлива применялся на технике до четвертого поколения. Так как с конструкцией этого корабля он был знаком по изученным базам, то следовало решить только одну проблему: как доставить к ячейке достаточное количество сырья. Тут вопрос должен решиться просто: на всех космических кораблях, начиная со среднего класса, обязательно присутствуют грузовые платформы и дроиды-грузчики, а последние, скорее всего, должны входить в штатный ремонтный комплекс крейсера на его борту.

Поэтому, внеся незначительные корректировки в первоначальный план, землянин, в сопровождении своего работника медленно потопал в направлении грузовых трюмов – рядом с ними имелось несколько ремонтных мастерских – уж там-то он точно найдет парочку-другую платформ. Отсутствие гравитации немного замедляло передвижение, но вопрос времени для нашего героя сейчас не стоял – впереди долгие годы одиночества, как минимум… По ходу своего передвижения ему встречались все новые и новые мертвые постояльцы этого рейдера-призрака – мужчина только немного менял траекторию движения, если жмурика можно было обойти, а если такого маневра сделать было нельзя, то просто отталкивал замерзший кусок мяса в сторону, освобождая дорогу для себя и своего спутника-дроида.

Поймал себя на мысли, что непроизвольно оценивает примерную стоимость экипировки и снаряжения, одетого на них – внутренний жадный зверек в его душе и здесь включал калькулятор и прикидывал возможную прибыль. Эта мысль подняла ему настроение и он слегка оживился, все также вышагивая к своей цели путешествия.

Помещение ремонтной мастерской впечатлило технолога: здесь было все упаковано по самые гланды: полноценный бортовой ремонтный комплекс «Антрес-6.88» в полном комплекте – основная масса паукообразных работников была в полном порядке. Почти не разряженные накопители порадовали специалиста, но, к сожалению, управляющий модуль комплекса отказывался сотрудничать с разумным, нагло требуя код допуска.

– Да и нафиг ты мне сдался – рассудительно подумал экскурсант – все, что мне надо, то это только платформа и парочка-другая грузчиков. Возьму под контроль и перетащу, все, что мне надо к ячейке и без тебя…

С платформами тоже все было прекрасно: обнаружился целый десяток малых и средних грузовых аппаратов – взял среднюю платформу с самым высоким уровнем заряда накопителей. Взял бы и две, но, к сожалению, это не дроиды, которые имеют в себя подобие электронных мозгов, позволяющих им понимать приказы людей. Тут действовал простой принцип: один оператор – одна платформа. Грузчиков насчитал целых восемь штук – как раз хватит на работы по загрузке-разгрузке кристаллической смеси из одного места в другое. Уселся на место оператора, загрузил с помощью пауков несколько пустых контейнеров, найденных тут же, и поплыл в сторону реакторного отсека – дроиды семенили рядом. Своего ремонтника тоже погнал вместе со всеми остальными – лишние прожекторы и манипуляторы не помешают.

По мертвым и холодным палубам тяжелого крейсера «Важис-6кт» двигалась интересная процессия: на низколетящей грузовой платформе сидел одинокий человек в штурмовом скафе, а рядом и позади него перебирали своими металлическими лапами девять дроидов-пауков, освещая путь себе и своему погонщику. Все это происходило в полной тишине и окружающей темноте – то, что раньше было грозной боевой машиной смерти, сейчас представляло собой большой, холодный и мертвый набор передовых высокотехнологичных композитов и материалов. Но наш герой не придавал окружающей обстановке никакого внимания – равнодушный взгляд скользил вслед за световыми пятнами, которые оставляло на полу, стенах и перекрытии палуб его металлическое сопровождение – сейчас он решал первоочередную для себя задачу.

Некоторая заминка произошла у лифта – реакторный сектор корабля, где турист собирался разжиться топливом для двух своих оставшихся реакторов был на две палубы ниже, а лифт, естественно, не работал. Пришлось, как на Земле, перемещать своих помощников по аварийной шахте, отдаленно напомнившей ему смесь лестничной клетки и спирального пандуса в многоэтажных парковках. Запасы топлива откровенно обрадовали специалиста – тут его хватит на обеспечение работы его бортовых искина и капсулы лет на двести, если не больше. Вставал вопрос, проработают ли столько его реакторы на «Фортере» – все же ресурс там оставлял желать лучшего.

Отбросив ненужные сейчас мысли, наш герой занялся процессом загрузки контейнеров – их он выбрал максимального размера под габариты платформы, из тех, что обнаружились в помещении ремонтной мастерской рейдера. Заполнение емкостей заняло у землянина почти четыре часа: собственно, все это время он почти ничего и не делал, отдав простые распоряжения грузчикам – лежал на платформе и бессмысленно таращился в темноту над собой, вспоминая свою жизнь. Дроиды отвлекли его всего один раз, когда был заполнен первый контейнер – новое задание, и опять бесцельное лежание на платформе с потушенными плечевыми прожекторами. Ведь теперь следовало экономить ресурсы накопителей, так как все упиралось в зарядку от бортовой сети «Фортера», а это остаточный ресурс двух реакторов, как ни крути.

Обратный путь у всей бригады занял почти столько же времени, а потом специалист занялся процессом разгрузки платформы и загрузки двух баков-накопителей своего кораблика. Оказалось, что вместимость контейнеров, которые он привез к своей стартовой ячейке, была немного больше, чем оставалось места в емкостях корабля. Решив, что здесь они никому не помешают, оставил платформу и всех дроидов-грузчиков прямо там, в коридоре, а сам вернулся внутрь «Фортера», чтобы оценить запасы топлива по отношению к ресурсу реакторов.

– Нижний реактор: ресурс 46 %, запас топлива 100 %, левый реактор – ресурс 48 %, запас топлива 100 % – бодро отрапортовал Марс.

– Отключай все системы, кроме жизнеобеспечения жилого модуля, отключай левый реактор и законсервируй. Действуешь по такой схеме: используешь все топливо нижнего модуля, потом активируешь левый реактор и работаешь на нем, нижний при этом консервируешь. Оба реактора не должны работать одновременно – только по очереди, по мере истощения топлива в баках. При уменьшении запасов кристаллического вещества в левом модуле до 15 % от максимума, проводишь плавное пробуждение моего тела. Я прихожу в себя, снова загружаю оба бака сырьем и снова ложусь в капсулу – и так по кругу, пока хватит ресурса реакторов.

– На сколько времени тебе хватит этих двух емкостей, чтобы поддерживать капсулу и себя в активном состоянии? Да, чуть не забыл – как только капсула переведет меня в состояние анабиоза, сразу отключай искусственную гравитацию. Так что по времени, Марс?

– С такими запасами смогу поддерживать указанное устройство около тридцати – тридцати трех лет. Хотя, не могу рассчитать время выхода реакторов из строя.

– Это вряд ли – техника надежная, нагрузка минимальная, думаю, хватит и десяти процентов мощности, а то и меньше – сам определишь уровень, все равно меньше пяти процентов нельзя по регламенту. Но все это чуть позже – я еще немного поброжу по этому склепу.

– Принято, босс, жду активации капсулы.

Какое-то время наш герой еще летал на платформе по темным палубам мертвого рейдера, даже побывал в рубке и нашел того типа, что предлагал прострелить шахтеру себе голову в прямом эфире. Макс оказался прав – наемник захлебнулся от своих собственных испражнений: в настоящий момент весь шлем представлял собой промерзший насквозь кусок заледенелой мочи и дерьма, где явственно проступало лицо этого типа.

– Ну что, получил свою порцию удовольствий? – зло усмехаясь, пнул тело в скафе наш специалист – не рой яму другому, там может запросто оказаться твое собственное гавно, ха-ха-ха.

Потом технолог вернулся в реакторный отсек рейдера и попробовал изобразить из себя реаниматора заглушенных реакторов, однако, как ни пыжился и не пыхтел, но его внутренняя энергосистема в упор не видела цели, куда она могла бы выплеснуть немного своего резерва – все было тщетно. Даже новообразования в кистях рук не помогли – похоже, что эти крохотные точки в его структуре энергии были совсем не атакующими накопителями. У героя возникла мысль, что это, скорее всего, просто развитие его резерва – со временем они бы тоже стали улучшаться, как сфера в его грудине. Потратив остаток дня – по привычке, специалист делил сутки на рабочую часть и время отдыха, землянин признался сам себе, что просто боится приближения процедуры погружения в анабиоз и всячески его оттягивает.

Поэтому, пока не пропала решимость, вернулся в «Фортер» и стал раздеваться: оба скафа аккуратно повесил в шкафчик, парные мечи также аккуратно уложил рядом, осмотрелся в последний раз и полез в капсулу. Решив, что терять зря время не стоит, а за тридцать лет он гарантированно выучит все имеющиеся у него в нейросети неизученные базы, просмотрел список. Из пакета «Техник по обслуживанию больших космических кораблей» оставались неизученными еще две, вернее одна была на отметке 52 %, а вторая база пока не запускалась вообще. Еще были древние базы с импланта – тут было вообще непонятно, что там будет со временем.

Поэтому, используя планировщик изучения, установил все, что было в один поток: все по порядку, пока не закончится последний доступный материал. Макс помнил, что его природный показатель скорости усвоения информации был равен 2,8 единицы – почти трехкратный медицинский разгон, и сейчас он грустно разглядывал показания таймера обратного отсчета нейросети. Умный симбионт в его голове провел расчет и выдал результат: «шесть лет восемь месяцев и двадцать шесть суток на усвоение всего материала в пакете».

– О как! Через неполные семь лет буду знатоком по большим кораблям Содружества и загадочному кораблю расы Дэ’галир «носитель ИИ Колония» – можно будет сразу браться за производство, или лететь и всех нагибать, хе-хе – грустно усмехнулся сам себе технолог и стал копаться в настройках капсулы.

Ему было страшно, холодно и одиноко – будущего, если оно у него когда-то будет, он опасался. Возможно, через тридцать лет, когда Марс выведет его из сна, реальность окажется еще хуже, чем сейчас. Поэтому, пока паника окончательно не завладела его сознанием, и он не струсил и не выскочил из этого продвинутого гроба, быстро настроил режим агрегата на функцию «низкотемпературная продолжительная гибернация» и, пересилив себя, подтвердил свой выбор на повторный запрос вычислителя капсулы. Хорошо, что умная машина в такой процедуре сначала вводила пациенту состав, который парализовал тело – у мужчины в последний момент сдали нервы, и он попытался аварийно открыть капсулу и прервать процедуру гибернации. Но только попытался – тело уже его не слушалось, а испуганный мозг забился вглубь сознания и наблюдал за происходящим, как бы со стороны. Перед тем, как окончательно отключиться, Макс успел подумать о своей девушке и мысленно попрощаться с ней:

– Юли, про… – закончить мысль не удалось, так как к тому времени холод вкупе с раствором, который капсула медленно вводила в кровеносную систему разумного, добрались до сердца и мозга, и сознание человека потухло.

Через несколько минут после этого, считав показания медицинской капсулы, бортовой искин «Фортера» стал последовательно отключать все ненужные системы корабля, оставив на 5 % мощности один из уцелевших реакторов. Разумный оказался прав в своих прогнозах: такого уровня вполне хватало ему самому и капсуле, где лежал его хозяин на долгие годы. К тому времени, когда «Фортер» должен бы был появиться в пространстве конгломерата, на борту рейдера проекта «Важис-6кт» поселились забвение и пустота. Лишь в небольшом агрегате, который в Содружестве назывался медицинской капсулой, лежало почти мертвое тело мужчины лет сорока: голая кожа человека была покрыта легкой изморозью, но искин корабля наблюдал слабую мозговую деятельность своего хозяина. Его пилот был в состоянии между жизнью и смертью, а в его задачу входило поддержание этого состояния на ближайшие тридцать лет. Понятие времени для Марса ничего не значило, и было относительным – он не старел, питаться ему не надо было, эмоции также отсутствовали. Для выполнения этой единственной несложной задачи у него были все ресурсы и возможности, а так как ждать все искусственные личности умели хорошо, то выполнение этого задания для него было простым и понятным. Время тут не в счет…


Юли проснулась среди ночи: ей приснился плохой сон: Макс умирал от непонятной болезни в каком-то незнакомом ей месте – он был один и никто не мог ему помочь, да и медицины поблизости не наблюдалось тоже. Жизнь медленно покидала его, и он с ней прощался: картина, увиденная ею словно наяву, настолько сильно поразила девушку своей реалистичностью, что от внезапно нахлынувших чувств она кратковременно потеряла сознание и вырубилась, упав обратно на кровать. Повторное пробуждение состоялось через пару минут – Юли рывком села на кровати и попыталась понять, что же она только что видела в своем сне, но почти ничего не смогла вспомнить, так как смотрела в окно. Ведь все знают, что если после пробуждения посмотреть в окно, то сон гарантированно забывается – это она узнала от своей матери в детстве, когда ее некоторое время пугали во снах всякие гадкие и страшные монстры. Единственное, что вспомнилось, так это то, как ее мужчина прощался с ней.

– Нет-нет-нет, это только страшный сон – шептала она, закрыв глаза и отгоняя от себя это наваждение. Просто сон и ничего больше – еще чуть больше месяца и Максик будет в Хамане.

Рыженькая попробовала почувствовать своего любимого – имплант, который ей поставили в Дивели, часто давал ей такие возможности. На этот раз, с удивлением она осознала, что не ощущает связи с ним – ни хороших, положительных эмоций, ни также и плохих, тревожащих и отрицательных девушка не могла определить. Это ее немного встревожило: ее Максик как будто пропал, хотя сердце ей подсказывало, что он жив. Двойственность внутренних ощущений внесла в ее мозг растерянность и панику: сначала этот пугающий и непонятный сон, а потом вот эта пустота внутри нее.

– Успокойся, дурочка – в космосе могут быть всякие задержки и неожиданности, и нечего впадать в панику от какого-то сна – прямо, как в детстве – успокаивала она сама себя.

Когда прошло оговоренное время и Макс не вышел на связь, Юли стала тревожиться и дала сама себе еще неделю запаса – ей отчаянно не хотелось верить в плохое. Когда и этот срок истек, подруга решила попробовать официальным путем узнать что-то о судьбе ее друга и корабля с его идентификатором. Ответ ей не понравился: сообщалось, что последний раз указанный корабль со своим пилотом был замечен в транзитной системе Ласс-Корт конфедерации Дивели более двух месяцев назад – в конгломерате он так и не появился. Тут на рыженькую навалилось тяжелое чувство утраты, смешанное с каким-то непонятным ощущением неопределенности: Макса вроде и нет больше, и одновременно он есть, но как-то размыто – пустота в ощущениях только усугубляла состояние Юли.

Девушка стала постепенно замыкаться в себе, все реже выходила из дома, превращаясь из жизнерадостной, веселой миниатюрной красотки в бледную копию самой себя. По ночам она тихо плакала в пустой кровати, сдерживая рыдания – не хотелось тревожить детей. Днем же, когда Герт и Элия отправлялись в свои школы, она оставалась в полном одиночестве и не сдерживала эмоции – чем больше проходило времени, тем четче она себе представляла, что своего Максика она, скорее всего, больше не увидит. Казалось, что судьба ополчилась против нее: сначала этот ужас с ее братом, а теперь вот еще один удар – для маленькой женщины это было чересчур, и она держалась на последних силах – через месяц Клом будет уже в норме, и ей надо сосредоточиться на этой задаче.

Прошел еще месяц, и пришло время лететь за братом: все это время рыженькая медленно угасала – изменения были еще не сильно заметны, но они уже были, и первыми это заметили дети. На все их вопросы удавалось как-то отговариваться или отмалчиваться, хотя умные глазенки Элии, казалось, доставали до самого сердца Юли – девчушка определенно понимала, что ее мама что-то от нее скрывает, да и сама она стала какой-то грустной.

Вид здорового, живого брата на некоторое время вернул девушке часть ее веселого характера – она была рада хорошим новостям, ведь теперь она не одна. Недолгий разговор с Кломом дал понять ему, что с его сестрой что-то творится, однако на все вопросы она отвечала расплывчато и отводила в сторону глаза. Разговор по душам получился у них только дома – отправляться на курорт боец отказывался категорически, пока не узнает причину такого состояния своей сестры. Попрощались с сослуживцами Клома и разлетелись по своим направлениям: слушать долгие слова благодарности от них и их родственников, которые те адресовали ей и ее партнеру Максу, было выше ее сил – девушка хотела побыстрее вернуться домой и излить душу брату.

– Юли, девочка моя, я тебя не узнаю – начал разговор Клом, когда они, наконец, добрались к себе домой. Что случилось, ты сама на себя не похожа,… тебя что, твой Макс бросил?

– Дурак ты Клом – еле сдерживая слезы, пробормотала сестра – пропал мой Максик, еще два месяца назад должен был выйти на связь, и как будто нет его…

– Как будто его нет? – не понял ее последних слов боец и попытался уточнить их, но в ответ получил взрыв эмоций своей сестры, которые она больше не могла сдерживать в себе.

– Вот так вот: нет его, понимаешь – я его не чувствую, не чувствую, внутри пустота – я не чувствую, как будто его нет… – девушка залилась слезами и упала, продолжая что-то бормотать и бить руками по полу комнаты.

– Не чувствую,… не чувствую,… не чувствую – как заклинание повторяла рыдающая рыженькая, пока остолбеневший от такой картины Клом медленно приходил в себя.

На то, чтобы взять себя в руки, ему понадобилась пара секунд – подскочив к сестре, он поднял ее тело и осторожно отнес на кровать – к тому моменту девушку уже трясло в судорожных спазмах. Все те страхи, переживания и боль утраты, которые она копила и сдерживала в себе последние два месяца, внезапно прорвались наружу, ничем теперь не сдерживаемые. Клом плохо разбирался в женских чувствах – он растерялся, не зная, что ему делать в такой ситуации, но все разрешилось само собой: переполненная эмоциями сестра внезапно успокоилась сама собой, просто потеряв сознание от давивших ее переживаний. Боец сидел рядом с ней и осмысливал сказанное: пропал в глубинах космоса его названный брат, которому он и его сослуживцы обязаны полноценным восстановлением – всю информацию он получил еще в госпитале.

– Вот я идиот безмозглый, как я мог такое сказать: «Твой Макс, что бросил тебя?» – похоже, что в этом регенераторе у меня часть мозга не регенерировалась – сокрушался пехотинец и тревожно поглядывал на лежащую рядом сестру. Еще и эти двое детишек – в голове не укладывается…

Юли пришла в себя через десять минут – за это короткое время ее, как будто подменили. Что-то сломалось внутри его сестры, больше она не плакала и не впадала в истерику – взгляд стал отрешенный и пустой, такой она стала с этого момента навсегда. Поведение лишь немного менялось, когда она общалась с детьми и братом – в остальное время рыженькая вела замкнутый образ жизни. Выходя на улицу, старалась не поднимать голову вверх и не смотреть туда – она стала ненавидеть этот космос, о котором еще всего год-полтора назад мечтала – он забрал у нее самое ценное приобретение в ее жизни. Через полгода, когда первая боль от утраты немного утихла в сердце, ей внезапно пришел вызов от Лакиры – той блондинки со станции на орбите Лайны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное