Сергей Вольнов.

Зона Посещения. Живая легенда



скачать книгу бесплатно

И не пошёл бы, но всё-таки… Ему-то было всё равно – если уж ставить здесь жирную точку, какая разница, что там перед ней было до этого, какие буквы. Всё закончилось, точка. Главное, что будет дальше написано. Начиная с новой страницы.

Сделать он это должен ради единственного человека, который мог бы его задержать в этом мире. Для матери надо всё обставить таким образом, что Слав якобы уехал на заработки в столицу, например, как тысячи и тысячи до него уезжали. У неё сейчас новый мужчина, и этот отчим, так сказать, полностью завладел её чувствами и вниманием. Как говорится, в сорок пять женщина ягодка опять. Остаётся надеяться, что мужчина не случайный и поддержит маму, когда выяснится, что отправившийся в столичные дали сын что-то не возвращается и не возвращается…

Так надо, мама. Ты всегда старалась, чтобы сыну было хорошо, как сама это понимала. Не всегда получалось, это да… А сейчас у сына единственный вариант – убраться отсюда подобру-поздорову. Пока жив, пока не сдох. Уехавший и позабывший маму, не звонящий и не пишущий письма всё-таки лучше умершего.

Дорога во мгле

В день отъезда с самого утра всё задалось не совсем так, как он хотел. Слав не проспал – заслышав звонок будильника, тотчас подскочил. Накануне, до паранойи, раз восемнадцать убеждался, что поставил время правильно, не просчитался. Поесть, быстро закончить собираться, убедиться, что ничего не забыл. Документы – паспорт, билет, всякие бумажки… И книга. Конечно же, та самая.

Но, подойдя к окну, он увидел картину мокрей некуда. Небо залеплено тучами, как жутким смогом, снаружи всё залито дождевой водой, осадки настолько обильные, что улицу и прохожих не разглядеть. Как это обычно бывает в постсоветских городах, о том, что такое ливневая канализация, вспоминают только в момент, когда ливень обрушивается.

Сразу возникло волнение, переросшее в тревогу. Вдруг рейс отложат?! Но Слав успокоил себя, посмотрел прогноз: гроза намечалась на первую половину дня, после обеда должно вроде бы распогодиться. Синоптики же не всегда ошибаются… Он попил чаю, сжевал горбушку хлеба, прошёлся по квартире, запечатлевая детали в памяти.

Ключи у матери есть, самое позднее через пару недель обязательно сюда наведается. Прощай, квартира. Ты не виновата в том, что я не чувствую себя здесь ДОМА. Прощай, мама, прости блудного сына, если сможешь…

Не присаживаясь на дорожку – возвращаться не собирался! – он взвалил на плечи тяжёленький рюкзак, взял сумку, пакет с едой и вышел, чтобы покинуть квартиру навсегда.

Закрыл дверь на все замки. Мог бы встретить соседку или ещё кого-то на лестнице, когда спускался, но повезло, в это утро никого не было, ни курящей шпаны, ни бабушек возле почтовых ящиков или чапающих из магазина, ни даже бродячих собак и дворовых кошек – все попрятались из-за ливня.

Вот наконец вдохнул ошеломляющий свежестью воздух. Дожди скоро кончатся, только до настоящей жары Слав здесь не останется… Ветер стегал в спину плётками косых струй, будто подталкивая.

Дескать, решил валить, так вали уже поскорей!

Свалю, свалю. Только бы с автобусным движением не случился форс-мажор из-за дождя… Добравшись до конечной на Круговой, путник успокоился, увидев на остановке скопление людей. Ждут автобус, значит, должен прийти. Так оно и вышло, даже почти вовремя по расписанию.

Пассажиры загрузились, заполнили салон, часть из них сразу позанимала сидячие места. Слав остался стоять. Вообще он уже привык ездить стоя в автобусах – сесть удавалось лишь в половине случаев, а если уж сел, то приходилось быть внимательным, если зайдёт какая-нибудь старушка и свободных мест не будет, по идее, место нужно уступить. Но «старушка» – понятие весьма относительное, и поэтому чаще всего приходится выбирать, уступать или нет. Вот чтобы избавить себя от такой необходимости, Слав обычно не занимал сиденье. Хотя бывало иногда, например, когда плохо себя чувствовал по причине хворей или душевных терзаний.

Дорога выдалась очень затяжной. До аэропорта в самом деле путь неблизкий, плюс ещё ливень, затормаживающий движение. Уже начались аварии, а что будет к вечеру… Слав смотрел на уныло тянущийся за окнами, словно на экране монитора, городской пейзаж. Сквозь запотевшее стекло едва просматривались сгорбленные столбы уличных фонарей, погасшие вывески магазинов, ещё советской постройки дома. В мутной водяной взвеси неуклюже пробирались человеческие силуэты-привидения…

Автобус тащился со скрипом, словно был сделан из дерева. Замусоленные, грязные спинки сидений, исписанные маркерами. Кто-то дремал, кто-то «втыкал» в наушниках, кто-то тупо пялился куда-нибудь. Рядом со Славом, по левую сторону, стоял мужик в рабочей одежонке, с короткими прямыми усиками, смугловатый, крепко сбитый. Справа немиловидная женщина лет под сорок, лицо её по рельефу напоминало вечернюю косметическую маску.

По причине утреннего влажного сумрака салон подсвечивался неяркими жёлтыми лампами. Сумку Слав поставил между голеней и зажал её, чтобы не упала, одной рукой он держался за поручень наверху, с которого свисали резиновые петли. Другой рукой, в которой был пакет с едой на дорогу, иногда трогал карман, чтобы убедиться, что там всё на месте. Спиной тоже пошевеливал, чтобы кто-нибудь сзади не запустил в рюкзак шаловливые ручонки. Это не паранойя, а привычка, связанная с опытом выживания в большом городе. Желательно к тому же удерживать соседей в поле зрения. Но не озираться по сторонам, конечно, вести себя естественно, не переходить граней.

Автобус следовал рывками: какое-то время движение стопорилось, потом змея автомобильного потока тянула его за собой дальше, позволяя проезжать какое-то расстояние. Люди выходили и входили, как статисты массовки, на секунду появляясь и исчезая в кадре.

Минуты на три путь преградил другой автобус, он разворачивался, выехав из-за поворота, остановив обе полосы. Светофоры по такой погоде всегда работали в «спящем» режиме, беспрерывно мигая жёлтым, без красного и зелёного, поэтому движение происходило чёрт знает как. Остановок пятнадцать спустя наконец выехали за город… Народу не поубавилось – хотя пассажиры почти все сменились, справа и слева от Слава теперь стояли другие попутчики, общее количество едущих вряд ли сократилось.

Дальше было ещё примерно столько же остановок. В основном по сторонам тянулась мокрая однообразная равнина. Порой попадались скопления домов, коттеджные посёлки, промышленные предприятия, большая ТЭС. Некоторые «чекпойнты» автобус проскакивал, не останавливаясь, – никто не ждал и не выходил. Остался только «костяк» из тех людей, которым нужно было далеко, в аэропорт, они в большинстве своём загружались в автобус ещё в городе. Довольно много сидячих мест освободилось, и Слав решил присесть, сняв рюкзак.

Долгих полтора часа понадобилось автобусу маршрута «Улица Круговая – Аэропорт», чтобы добраться от конечной до конечной. Слав вынырнул из тёплого, душного салона в холодрыгу и свистопляску ветра и по скользкому грязному асфальту побежал к зданию аэровокзала. В небе, обозначая себя сигнальными огнями, проревел самолёт, кажется, над самой головой заходя на посадку.

Снова вымокнув, Слав заскочил внутрь здания. И вот тут-то все намеченные сроки и планы окончательно рухнули.

Судьбоносная встреча

Его рейс в итоге всё-таки отменили. Он провёл в аэропорту весь остаток дня. При такой погоде ночного рейса тем более не будет, сказали пассажирам. Надо было возвращаться в город и приезжать следующим утром.

Гомеостатическое мироздание не прекращало строить козни.

Обескураженный задержкой, в убитом настроении Слав поплёлся на автобусную остановку. Что ему ещё оставалось? В аэропортовскую гостиницу, забитую транзитниками, ему устроиться не удалось. Он мог бы пересидеть до утра в зале ожидания, но аэропорт в его городе был маленьким, и задержки рейсов привели к тому, что в зале яблоку негде было упасть. Всем местным настоятельно посоветовали вернуться по домам, взяв у них номера телефонов, чтобы завтра оповестить об изменении ситуации и получить подтверждение отправки.

Он совершенно не представлял, что ему теперь делать, разум пребывал в полной прострации. Присев на холодную металлическую скамью под невысоким навесом, Слав застыл, будто в трансе. Ни мыслей, ни идей в голове…

Последний на сегодня автобус подошёл минут через тридцать; Слав тяжко, как дряхлый старик, взобрался по ступенькам в салон. К этому времени он промёрз практически до состояния мраморной статуи, а в салоне оказалось не настолько тепло, чтобы сразу согреться. Но всё равно какой-то обогрев здесь был, и Слав потихоньку отмякал, а в эти минуты холод был особенно мучительным. Дрожа, он сидел, скорчившись, на сиденье возле окна, в задней части автобуса.

Заполненный едва наполовину автобус, сволочь, полз ещё медленней, чем днём, особенно на загородном этапе маршрута; неудивительно, дорога здесь ещё хуже, чем мостовые в городе. «Дворники» натужно скользили по лобовым стёклам. Вода злобно хлестала автобус по «лицу», ветер рвался ему навстречу, заставляя скрипеть тормоза; рулевое колесо и рычаг переключения передач проворачивались с адским скрежетом. Дорога раскачивалась впереди в свете фар. Внутри играло радио, правда, мало что можно было разобрать из-за частых помех.

Спать хотелось, но озноб не позволял. Пересиливало то первое, то второе – на какие-то моменты Слав проваливался в темноту, где ничего не помнил, ничего не слышал, только видел какие-то неясные очертания и образы.

Вынырнув в очередной раз из дремотного забытья, он обнаружил, что на сиденье рядом с ним уже кто-то сидит. Грузный мужчина в очках, читающий книгу. При таком-то неверном свете это ж надо быть таким фанатом! Слав невольно покосился, когда попутчик ненадолго опустил руку с закрывшейся книгой на колено, и разглядел обложку: «Осенние визиты». Ничего себе!

Слав даже вдруг испытал интерес. Он-то знал эту книгу, в своё время она произвела на него серьёзное впечатление. К числу популярненьких попселлеров этого автора роман не относился, и человек, который держал эту книгу в руках и читал – тем более по прошествии почти десятка лет после первого издания, – наверняка делает это не случайно, не для того, чтобы скоротать время. При таком тусклом свете коротать время чтением – почти подвиг.

– Интересуетесь фантастикой? – впечатлённый, окончательно вывалился из дремоты и негромко спросил Слав.

Мужчина спокойно глянул на него поверх очков тёмно-карими глазами.

– Предположим, – лаконично ответил.

– И как вам «Визиты»?

– Я перечитываю. У этого автора только одна по-настоящему гениальная книга. Эта, – ответил случайный попутчик, давая Славу осмыслить сказанное, поднял руку, распахнул книгу и вернулся к чтению.

– Меня зовут Слав, – сказал парень и полуобернулся, чтобы протянуть руку. Попутчик сидел справа, и пришлось даже чуть выворачивать запястье.

– А меня Сергей, – сказал человек и без колебаний ответил пожатием широкой мягкой ладони.

Дядечка этот, как оказалось, далеко не прост. Он не казался молодым, ему было далеко за сорок, хотя волос на его голове пока не коснулась седина. Но со Славом они быстро нашли общий язык. В основном потому, что оба основательно и давно «болели» фантастической литературой. Причём немало общего нашлось даже во вкусах и предпочтениях. Слав увлёкся и даже не вспоминал пока, как он оказался в этом автобусе; внезапно почуял в случайном встречном братскую душу и по уши втянулся в разговор с единомышленником. Сосед по сиденью, похоже, испытал нечто подобное, также ощутил духовное родство. Они ехали сквозь ночь и делились мнениями о книгах, авторах, о тревожащих «бульварных» тенденциях, грозящих возобладать в фантастике…

Сергей закрыл книгу и теперь слушал и отвечал на вопросы. Неожиданно возник оазис волшебной, уютной атмосферы. Слав сам не заметил, как начал рассказывать о «Пикнике» и своём отношении к шедевру Стругацких… Видимо, он настолько увлечённо это делал, что Сергей повернулся и смотрел на собеседника не отрываясь, крайне заинтересованно.

Вдруг автобус остановился. И до того полз еле-еле, но тут совсем замер. Движок заглох. За окном ничего не разобрать. Судя по всему, в город ещё не въехали.

Водитель безуспешно пробовал завестись и наконец выдал во всеуслышание: «Приехали, блин!» Кряхтя, полез наружу – рыться в моторе. Через несколько минут возвратился погреться и перекурить. Когда дверь открывалась, снаружи в салон врывались волны ледяного воздуха, и сидящих внутри обдавало холодом.

Минута за минутой время утекало в прошлое. Свет фар струился в ночной темноте, но не уходил дальше пары метров, его поглощала водяная круговерть. Ветер бесновался, буквально раскачивая автобус. Пассажиры роптали и отпускали недовольные комментарии.

– Тебе куда надо? – спросил Сергей.

– Далеко, э-эх, – вздохнул Слав. – Я в городе живу…

– Тут до въезда в город километра четыре, не меньше… У меня дом неподалёку. Меньше остановки не доехали.

– Откуда же вы так поздно? – удивился парень.

– Да какая разница… Ты и сам тоже откуда-то.

Слав не нашёлся, что сказать.

– Ладно, как хочешь, а я пойду пешком, – сказал мужчина, сунул книгу в большой карман непромокаемой чёрной куртки и поднялся на ноги. – Если хочешь, давай со мной. Переночуешь, места в доме хватает.

– А вы один живёте?

– Да, сейчас один, хотя это тоже абсолютно не важно.

Слав, честно говоря, не на шутку обрадовался. Ещё бы, появилась хоть какая-то перспектива не застрять в мокрой заднице, да и к аэропорту отсюда гораздо ближе… Иначе нужно было или ждать до посинения, при том, что существовала вероятность, что автобус вообще не заведётся и ждать придётся до утра, а то и дольше, или переть пешком до города, а потом по городу, или попытаться словить попутку, и так далее, и тому подобное.

Всё это «удовольствие» – в темноте и в погоду, когда собаку на улицу не выгонишь… Естественно, Слав согласился, тем более что с таким человеком продолжать общение – настоящий бонус от судьбы. Он взял рюкзак, сумку, пакет и вместе с грузным мужчиной покинул автобус. Попутчик, когда встал с сиденья, оказался ещё и очень высоким, под два метра. Слав обычно считал себя одним из самых высоких людей почти в любой компании, но Сергей был выше сантиметров на десять. Большой человек, одним словом, по всем параметрам.

Предположить, что у нового знакомого могут быть какие-то нехорошие намерения, Слав даже не попытался. Это уже точно выглядело бы последней стадией паранойи.

Разговаривать по пути они не могли, ветер рушился шквал за шквалом, просто не давая ничего расслышать. Сергей пробирался впереди, Слав ориентировался по его спине и загребал следом. Когда он уже порядком запыхался, мужчина остановился, обернулся и крикнул, чтобы перекрыть вой ветра: «Пришли!!»

Перед ними тянулся длинный железный забор. Это был дом в одном из посёлков, что встречались вдоль дороги в город. Человек открыл калитку ключом, с трудом её отворил и впустил Слава на территорию. Тут всё было залито водой. Почва раскисла и превратилась в жижу. Нелегко же, наверно, этому человеку, если он один живёт, хозяйствовать на своём участке… Из ливневой завесы проступил дом, но рассмотреть его в подробностях не получилось. Кажется, двухэтажный… Слав бросил взгляды по сторонам, нет ли где собаки, но четвероногого сторожа не увидел.

Хозяин пробрался вдоль стены, поднялся на крыльцо. Гость за ним, след в след, прямо как заправский напарник. Входная дверь распахнулась, впустила их, потом захлопнулась, и они оказались на веранде.

Сергей щёлкнул выключателем, впуская свет, и шумно выдохнул, переводя дух.

– У-уф!

И после паузы, давшей Славу время осмотреться, добавил, несколько странно построив предложение:

– Вот где я живу, пока здесь нахожусь.

Разулись они у порога. Мужчина повесил куртку на вешалку, сказав, что сушить одежду будем потом. Слав пристроил свою рядом, сгрузив рюкзак и опустив на пол сумку с пакетом. Они проследовали на кухню, хозяин сразу включил электрочайник. Помещение было оборудовано недорого, но функционально, со знанием дела – здесь имелось всё необходимое. Обычная, с выпуклыми конфорками плита, видавший виды холодильник, деревянная светлая мебель. Раковина из нержавейки, старая посудомоечная машина. Тускловатое, но комфортабельное искусственное освещение. Окно, довольно большое по размеру, закрыто однотонными бежевыми занавесками, гармонирующими с интерьером. Слав также отметил, что по площади кухня очень просторна, прямо с жилую комнату размером.

Сергей казался человеком небедным, но не склонным тратить деньги впустую.

Он дал гостю большое махровое полотенце и отправил в смежную ванную комнату вытирать мокрую голову. Проинформировал, что там есть пара халатов, синий совсем новый, ненадёванный, и можно переодеться, чтобы одежду повесить на просушку. Когда Слав, завёрнутый в халат, вернулся в кухню, Сергей тоже успел переодеться и теперь был в чёрном спортивном костюме.

За чаем опять разговорились, да, собственно, чай-то почти не пили, хотя хозяин пару раз подливал в кружки. Всё равно «приплыли» ночью, чего уж. Так и сидели бы, наверно, до утра, но Сергей вспомнил, что ещё не показал гостю весь дом. Для него это почему-то было важно.

И случилась экскурсия по дому. Первое впечатление подтвердилось – в комнатах находилась удобная функциональная мебель, никакой показной дороговизны. Но главное, обширная, просто шикарная библиотека! Целая отдельная комната! Сергей кратко проинструктировал, что где расположено, снабдил некоторыми комментариями. Слав чуть ли не с раскрытым ртом смотрел на книги очарованными глазами… Каждый экземпляр был на своём месте, каждая книга имела своё значение, и это сразу чувствовалось. Ни один том здесь не стоял просто так. Ощущение было приглушённое, почти интимное, и в воздухе прямо-таки пахло тайной…

– Стругацкие вон там, – показал Сергей и вдруг огорошил: – Ладно, я спать. Если что, моя комната наверху, справа от лестницы. Ты устраивайся, где приглянется. Постельное в ванной, там шкафчик специальный. Разберёшься, в общем.

– Спасибо, – поблагодарил Слав, – ещё раз спасибо огромное! Я пока тут побуду, если можно. – Усталость и сон отошли на второй план. Столько книг!

– Да, конечно, – разрешил Сергей. – Спокойной ночи и удачи, – пожелал он, опять немного странновато построив фразу.

– И вам спокойной…

Хозяин вышел из библиотеки, затворив за собой дверь. Наверное, действительно сильно спать хочет, если так поспешно удалился. А Слав остался наедине с книгами. Сперва он даже испытывал некоторую робость. Библиотека пока что ещё не приняла его, и от полок исходила… э-э… настороженность, если можно так выразиться о стопках бумажных листков в переплётах.

Но постепенно она снижалась. Слав взял одну книгу, другую. Каждую ставил на то же место, как она и стояла, листал страницы и держал в руках бережно. Конечно, он не успел посмотреть и десятой части того, что его интересовало, – шкафы упирались в потолок, плотные ряды томов тянулись по полкам вдоль стен без пробелов.

Очевидно, очень много времени и усилий затратил хозяин на то, чтобы собрать роскошную коллекцию. Только истинно проникшийся любовью к литературе смог бы подобное осуществить. Понятное дело, здесь была не только фантастика… Самые разные авторы, в том числе и те, что причислены к «реалистам». Хотя сам хозяин ещё в автобусе обмолвился, что лично он придерживается убеждения: вся художественная литература суть фантастика в большей или меньшей степени. Даже так называемая документальная проза. Любой текст, написанный человеком, отражает не только внешние, но и внутренние картины мира, а всё, что изнутри, – оно по умолчанию не является точной копией окружающей реальности.

Перед тем как покинуть библиотеку, Слав подошёл к полкам с книгами Стругацких. Здесь он обнаружил сразу несколько изданий «Пикника» в разных оформлениях. На всякий случай посмотрел, не присутствует ли здесь и цензурированная версия времён Союза, но нет, все издания были «правильными». Как опытный читатель, гость подметил, что некоторые книги в этой библиотеке могли присутствовать в нескольких изданиях, и это были варианты сочинений настоящих столпов литературы. Но вот ни одной попсовой, дешёвой книжонки, середняковой «бульварщины» на полках не обнаружилось. В этом его вкусы полностью совпали с представлением Сергея, что такое настоящая литература. Ни единой фамилии авторов, которых Слав не считал серьёзными писателями, на корешках книг в этой библиотеке не обнаружилось.

Осторожно закрыв дверь книжного храма, гость неслышно, чтобы не потревожить хозяина, прокрался на то место, которое присмотрел, – диванчик прямо в кухне. Улёгся, как был, в халате, вдохновившийся и насытившийся. Одно из изданий «Пикника» в незнакомой ранее обложке он прихватил с собой и оставил на столике возле дивана. Мыслями он уже снова был там – в мире сталкеров, необъяснимой Зоне… Но хватило его ненадолго, усталость взяла своё и погрузила в сон.

Слав даже представить не мог, ГДЕ окажется, проснувшись на следующее утро… А если бы кто-то перед сном сказал ему, куда он попадёт, – он всё равно не поверил бы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8