Сергей Вольнов.

Зона Посещения. За миг до рассвета



скачать книгу бесплатно

История Трота знала нечто подобное. Но именно подобное, не совсем такое. Те, другие фанатики сражались яростно, жертвовали жизнями безоглядно, только бы оградить пятый круг от вторжений. Эти же, несмотря на сходство, отличались – в них не ощущалось фанатичности, присущей людям пусть и обработанным идейно, но побуждаемым к действиям чувствами.

Эти сражались обезличенно; собственные жизни не щадили вовсе не потому, что жертвовали ими во имя какого-то идеала. Они просто действовали как детали общего механизма. Без малейших заминок неслись навстречу пулям и сами не прекращали огонь. Некоторые из них превращались буквально в камикадзе; чтобы уничтожить врага, атаковали со взрывпакетами наперевес… Здесь напарники столкнулись с фанатизмом как таковым. Охранники больше не были личностями. Двум сталкерам противостояли боевые биороботы, зомбированные особи, переделанные из людей специально, чтобы задерживать и не пускать к источнику света на мусорной горе.

Несси при всём своём опыте не ожидал проблем такого уровня. К тому же «шакалы» ухитрились застать врасплох, напали первыми. Несколько минут боя показали, что выступать в открытую, сражаться против множественной боевой машины для проводника и его ведомого равнозначно самоубийству, какими бы супербойцами они ни являлись.

Вынужденные отступить напарники спрятались за подходящей кучей хлама, чтобы обороняться против стражей.

Что называется, вляпались по самое не могу!

Чтобы продвинуться вперёд, необходимо было изменить тактику. Старший напарник предложил Ангелу разделиться. Ведомый займётся снайперским отстрелом бойцов со взрывчаткой, а сам Несси будет сдерживать всех остальных. Младший поможет ему в том случае, если врагов подтянется слишком много…

И только они приготовились рассредоточиться, как пуля ударила проводника в левое плечо. Он дёрнулся, отпрянул и сменил положение. Стреляли откуда-то сверху.

– Реверс, снайпер! – крикнул младшему. – Убери!

Но очередной залп со стороны охранников заставил Ангела вжаться в землю за укрытием. Поэтому сразу приступить к выполнению приказа командира он не смог, и это ему удалось только после того, как стих шквальный огонь. Воспользовавшись паузой, он чуть высунулся из-за укрытия, чтобы убрать стрелка. Только в окружающем хаосе попробуй ещё найди цель сразу! Стрелявший мог засесть где угодно… Ещё одна пуля срикошетила от мусора, совсем рядом с высунувшейся головой Ангела. Сквозь общий шумовой фон в эту секунду пробился звук – короткий, «чпокнувший», будто из бутылки шампанского вылетела пробка. Вероятно, это и был тот снайпер, убрать которого Несси скомандовал. Напарник метнулся в сторону и нырнул за другое укрытие; теперь от Несси его отделила соседняя груда мусора, и проводник больше не видел Ангела.

Бой с охраной источника разводил сталкеров в стороны.

***

Совокупность особых способностей, которые Несси привык звать зонной чуйкой, пока что ещё, увы, не включала телепатию в чистом виде.

А может быть, не увы, а к счастью. Ведь приходилось постоянно балансировать на кромке между нормальным и сверхнормальным. Чтобы оставаться человеком; несмотря на все соблазны, подсовываемые абнормальностью, не превратиться в «супермена», которому уже будет по фиг, что станется с теми «менами», кто не «супер»… Если пространство разделит его с напарником, придётся рассчитывать на рации, которыми они разжились, пока сюда шли. Можно будет состыковаться при помощи связи. Только бы связь была… Но радиоканал хотя бы оставляет шанс.

С этого момента у каждого из них отдельный маршрут ходки. И в очередном раунде противостояния биться придётся одному. Что ж, ему не привыкать. На то у него и зонное имя такое пророческое, чтобы ускользать и выживать подобно легендарному одинокому чудовищу из шотландского озера. Про Несси слышать-то все слышали, но видел ли хоть кто-нибудь с гарантированной достоверностью…

Продолжая ощущать и частично отслеживать, как неподалёку прорывается уже невидимый глазам напарник, он примерялся к тактике боя между мусорных куч и успешно противостоял. Но через некоторое время оказался в ситуёвине, несомненно, хреновой: к нему двигалась цепь стражников, и среди них – трое камикадзе, обвешанных взрывчаткой…

В этот момент, будто специально подгадав, ожила рация. Ангел вызвал старшего напарника голосом.

– Орёл, тут небольш-шая задерж-жка получилась, – осипшим, посаженным голосом выдавил он. – Ты как там?..

– Бывало лучш-ше, – передал он на «тот конец» канала связи, и голос у него самого был не менее охрипшим. – Тут ко мне в тыл заш-шли… Я пока их подержу, а ты за мной не возвращ-щайся, не надо… Прорывайся сразу к этой светящейся… – велел своему ведомому.

– Ага, счас! – без колебаний отринул младший предложение.

– У тебя нет другого вых-хода… Их слишком много… Я подержу их… и сваливаю. Для тебя выиграю время, выполни задание… – Слова с трудом продавливались сквозь иссушённую глотку.

– Раз так, тогда принято. – Ангел-Реверс по справедливости счёл крайний довод неопровержимым и пожелал: – Удачи тебе, напарник…

– Не дождутся, падлы… – заверил его Несси.

– Что? – переспросил ведомый.

– Это означает… увидимся вновь… Я тебя…

Дальнейшие слова почти заглушил грохот выстрелов. Стражники вновь атаковали.

И Несси не был уверен, действительно ли разобрал слова, или ему послышалось, что с того конца исчезающей ниточки, связавшей на недолгие секунды напарников, донеслось:

– Увидимс-ся… Надеюс-сь…

Какие события произойдут с ними обоими уже через секунду, обречённый быть сталкером не имел понятия. Слишком много вариантов, но о себе он точно знал одно: в стороне от грядущей войны, разразившейся за передел этого мира, не останется. Так или иначе, деваться ему из этой Зоны некуда. Пусть и чужаком он сюда попал, но теперь здесь его дом. На то и сталкер.

У каждого бродяги свой путь, складывающийся из ходок. И только Зоне, по которой он прокрадывается, ведомо, которая из них станет последней. А сейчас, похоже, даже ей не разобраться что к чему. Потому что заполучила коварный удар в спину. И ему необходимо сделать всё от него зависящее, чтобы помочь ей выстоять.

Да уж, каждому сталкеру предстоит выбрать, на чьей он стороне. Начиная от «сверхветеранов» и заканчивая самыми слабыми, «зелёными» новичками.

Если уж очутился в Зоне, значит, ходка продолжается…

***

Дурной пример заразителен. В справедливости этого вывода довелось убедиться по полной программе.

(К слову, Она много чего подхватила у общечеловеческой «сферы разума», в том числе и формулирование с использованием афоризмов, поговорок, пословиц, слоганов, идиом, закавыченных фраз, прочих максим и «крылатых выражений».)

Но в данном случае вывод относился не к прискорбному факту, что Она порой начинала мыслить с использованием примитивных информационных приёмов – слов, образов и ассоциаций.

Теперь пришлось констатировать, что спрятавшаяся в Ней залётная «беженка» оказала и продолжает оказывать слишком мощное влияние, хотя и находится в полной стагнации. Никуда не стремится, просто существует, удовлетворённая самим фактом, что выжила. Вопреки концу света, наступившему в исчезнувшем слое реальности. Воспользовалась случайно открывшимся «окном» сюда и ускользнула от тамошнего ничто-нигде-никогда. Взяла и запряталась здесь без Её позволения. Она, конечно, обнаружила непрошеную гостью, но не вытурила беглянку. Дала приют, выделила крохотный уголок для искорки чужой энергии. Заполучила на свою голову, используя ещё одну человеческую формулировку.

С момента, который Ей пришлось для конкретизации назвать «Секунда Рождения», сверхсущность (у-у-у, ещё одно привязчивое словечко, которое Она подцепила в терминологии человеков!) много всякого разного черпала в окружающей среде, где пришлось вынужденно оказаться.

(Зачем оказалась, каким способом и почему именно в этой точке пространства, она старалась не часто воспоминать. Этому она тоже научилась у человечества – смотреть в будущее. Подхватив вредные «вирусы» самих понятий линейности времени и объёмности пространства.)

Так вот, залётная искра выжившей сверхсущности заразила Её пагубным желанием найти и выбрать только один разум.

Перебрать, «перешерстить», перелопатить, просеять, выудить из сонма потенциальных собеседников, наёмников, добровольных и вынужденных помощников, фанатов, адептов и так далее, в общем, из множества особей человечества, сохранивших индивидуальность, но связавших судьбы с Нею, так или иначе контактирующих… вычленить единственный элемент. Наиболее подходящий.

Беглянка принесла с собой память о том единственном, кто был с нею там, в исчезнувшей реальности. И эти воспоминания питали её желанием жить, надеждой, что встретится снова. Верой, что её человек не сгинул в ничто-нигде-никогда и обязательно найдётся… Залётная убеждённо звала эту неисчезающую память самым неудобопонятным человеческим словом «любовь».

(Скорей всего рано или поздно спасшаяся от небытия «родственница» захочет выйти из стагнации. Погонится за возрождённой мечтой, приняв кого-нибудь из людей за того самого «единственного», разыскавшего её в переплетении мировых реальностей и временных периодов. Судя по тому, что удалось узнать, он стал далеко не обычным индивидуумом, впитав энергию сверхразума, с которым угораздило его сочетаться…)

Что ни говори, беженка оказалась слишком похожа на Неё, родственна по происхождению и параметрам сущности, потому и повлияла настолько сильно.

Да, и ещё потому, что в момент обретения человекоподобного разума сверхсущность среди прочих людских слабостей «по умолчанию» получила и едва ли не самое нелогичное и ошеломляющее свойство, присущее человеку, – способность желать «чего-то большего».

Это было почти невозможным, однако, увы, свершившимся фактом. Дурной пример воистину заразителен…

***

Жаждущий крови мутант крался, готовый в любую секунду среагировать и схватить добычу. Голову его обтягивал изодранный противогаз, казалось, к ней приросший. В круглых стёклах-линзах отражалась апокалиптическая картина мира: разрушенные городские постройки, низкое серое небо, унылые улицы, захламлённые мусором.

Чмошник чуял запах пищи и поэтому сейчас двигался по следу намеченной добычи. Правее, совсем близко от него, поблёскивала золотыми искорками опасная абнормаль. Выродок находился на территории давным-давно не функционировавшей древней бензозаправки. Немного впереди и слева высились насквозь ржавые топливные баки, из них словно щупальца доктора Октопуса торчали дырявые резиновые шланги, которые уже вряд ли сгодились бы для того, чтобы по ним прогонять топливо; справа же, за абнормалью, находились остатки одноэтажного бетонного сооружения для заправщиков.

Выстрел из дробовика, произведённый практически в упор, сшиб бывшего человека с ног и отбросил назад. К сожалению, траектория его полёта пролегла мимо абнормальной локалки. Картечь просто разворотила напрочь грудную клетку мутанта, и зрелище предстало неприглядное, но чмошника, на удивление, не убило – шмякнувшись наземь, он зашевелился и даже вознамерился подняться.

Но второй выстрел, раздавшийся через короткий интервал, разнёс башку мерзкой твари. Она бабахнула, подобно тому, как взорвалась бы водяная «бомбочка», только напичканная не водой, а кровью или густой красной краской.

Фигура стрелка, который уделал монстра, возникла на фоне тёмного провала окна. Это оказалась женщина. Если бы не экипировка и снаряжение, она могла бы похвастаться стройным силуэтом, но в Зонах показ мод и силуэтов сводится не к тому, у кого более надёжный комплект защиты и убойней модели оружия. Красота сталкера не во внешней привлекательности, а в крепости мышц, духа и разума.

Она притаилась под этим самым окном, готовя западню для мутанта, шедшего по её следу. Американский дробовик «Murder-999», название которого сталкеры переиначили в «Мародёра», что неудивительно, являлся добротным оружием ближнего боя. Он мог почти со стопроцентной вероятностью пробивать походные бронекомплекты лёгкой и средней степени защиты и уступал по этому параметру разве что пулемёту. В пользу удобства данного оружия свидетельствовали также относительно нетяжёлый для его класса вес и тот факт, что пауза между выстрелами требовалась совсем недлинная.

Помимо дробовика за спиной сталкерши виднелась ещё и полноценная автоматическая винтовка, намеренно или по совпадению, но тоже американская, из кондового семейства «M».

Голова её была скрыта под навороченным шлемом, и с первого взгляда не каждый наблюдатель смог бы определить, что это женщина. Разве что приподнимающий камуфляж бюст выдавал в этой фигуре принадлежность к слабому полу. Ну и пропорции несколько отличались от мужских, но всё это можно было бы рассмотреть только вблизи. Хотя бы на расстоянии выстрела, а на эту дистанцию объект предполагаемого наблюдения вряд ли безнаказанно подпустит предполагаемого наблюдателя. Не зря же эта особа находилась в глубине Зоны, достаточно далеко от внешних границ, чтобы добрести сюда случайно. Не заходят случайные бродяги аж досюда…

Добив мутанта, сталкерша продолжила движение. Куда она шла, известно было лишь ей самой. Она-то была твёрдо уверена в том, куда хочет дойти. Даже если пока и не знала, где находится её цель, даже не предполагала, что именно та собой представляет. Зато она знала наверняка, что только движение вперёд приведёт её в точку финиша ходки. Главный принцип неизменен для любого «отчуждённого» Ареала.

Пусть она и не совсем разобралась пока во всех отличиях этой Зоны от тех, в которых долго и плодотворно строила «сталкерскую карьеру». Ходила до того, как отправилась на заслуженный отдых, обзавелась семьёй, родила детишек, жила-была счастливо и спокойно, чтобы… в итоге «карьера пенсионерки» кончилась в одночасье траурным маршем на похоронах, прикрывших её вынужденное возвращение в сталкеры.

Говорят, что сталкерами не рождаются, ими становятся. Может, и не рождаются, но если уж ты сталкер, обречён и рискуешь не перестать им быть даже смерти вопреки. В случае с её жизненной ходкой, изобилующей неожиданными поворотами, это подтвердилось в буквальном смысле…

А сейчас впереди нарисовалась «изменёнка», как в Зонах этой реальности прозвали аномалии.

Привычная ей Быль такой не имела в арсенале ловушек, там другие разновидности преобладали, но сталкерша за время, что провела в двух отчуждёнках этого мира, подобные образцы несколько раз встречала.

Это локальное ИФП, как по-научному звались аномалки здесь, относилось к тем, что вполне различаются, видны невооруженным глазом. Она представляла собой область пространства высотой чуть выше человеческого роста и шириной около метра, заполненную полупрозрачным голубым сиянием. Опытной сталкерше не понадобилось бросать тестовые снаряды, чтобы определить границу локализации изменения нормальной физической природы. Имелась возможность определить параметры с помощью зрения.

Однако ей всё равно не следовало расслабляться. Быть начеку – всегда шанс увидеть следующий рассвет. Хорошо видимые аномалии зачастую специально притягивают к себе внимание бродяг, маскируя располагающиеся поблизости другие, менее заметные ловушки. Хитроумная пакость как этой Зоны, так и прочих. Кто ходил в разных Зонах, подтвердит, что между ними, по сути, много общего. При всей разнице деталей.

Так получилось и на этот раз. Однако сталкерша подстраховалась, проверила пространство вокруг и определила, что в паре шагов от светящейся голубизны затаилась коварная «плешка», с виду банальное переплетение трещин на асфальте, но при активации образовывается жадный, поглощающий всё живое разлом.

Пригнувшись, чуть ли не на цыпочках женщина осторожно пробиралась мимо ловушек. Она семенила короткими шажочками, и такой способ движения помогал ей лучше ощущать почву под ногами. Ведь каждый шаг нужно было выверять до миллиметра и при этом напрягать до предела своё шестое или двадцать шестое чувство, то самое, что зовётся сталкерской чуйкой. Чтобы не допустить фатальную ошибку.

Будучи совсем молодой, когда ещё только начинала ходить по Зоне – конечно, по Зоне совершенно другой, совсем не этой, где прокрадывалась здесь-сейчас, – она однажды стала свидетельницей того, к чему приводит непростительный промах. Один из её первых напарников, прямо на её глазах успешно преодолев поляну аномалий, позволил себе расслабиться. Он непроизвольно переступил с ноги на ногу и поставил правую на каких-нибудь двадцать сантиметров правее, чем подошва находилась до этого. Его тотчас вздёрнуло и резко подбросило. С места, где стоял, он мгновенно взмыл на высоту метров тридцати и грохнулся обратно, переломав себе множество костей. Напарница с ещё одним напарником тащили его до лагеря, тащили сколько могли, но бедолага умер по пути…

Конечно, сейчас идущей вглубь некогда было об этом вспоминать, она сама занималась преодолением смертельно опасной полосы. В обход «плешки» проползти не удалось, там дорогу блокировали две соединившиеся в симбиозе неизвестные ей, но с виду и по подсказке чуйки неприятные электрические аномалии. Пришлось миновать голубизну с другой стороны, благо там проходик обнаружился, хоть и узенький.

В течение следующих нескольких часов сталкерша преодолела три весьма длинных квартала бывшего города. Один раз она устроилась на привал в уголке, показавшемся ей условно безопасным. Это было на углу двух улиц, где один дом свалился на другой, образовав вместе с одной опорной стеной нечто вроде навеса. Там подход защищался бродячей аномальной областью, энергетическим сгустком из тех, что в этом мире люди придумали называть «неверными», но ИФП курсировала поодаль широкой дугой и в нишу под домами не забредала. Хотя, поверни она вдруг под углом в девяносто градусов, забившаяся в глухой угол сталкерша оказалась бы в тупике. Но внутренний голос ей подсказывал, что этого не должно произойти в ближайшее время. Хотя уверенность могла оказаться ложной, и женщина поплатилась бы за неё. Только вот другие фрагменты пространства в округе показались ещё менее подходящими для убежища…

Путница сняла рюкзак, оружие – дробовик и винтовку – положила на бетонный пол. Груз приходилось нести немалый, но женщина вполне свободно, без напряга, передвигалась по Зоне и ухитрялась совершать необходимые для выживания действия.

Когда сталкерша сняла шлем, под ним обнаружилось лицо уже далеко не молодой женщины. С виду ей было за пятьдесят, хотя на самом деле могло оказаться как сорок с небольшим, так и далеко за шестьдесят. Люди в Зоне выглядят совершенно иначе, чем оставшиеся на большой земле, не подверженные прихотям чужеродности. Некоторые сталкеры могут выглядеть двадцатилетними, а на самом деле старше на пару-тройку десятков биологических лет. И наоборот. Время жизни здесь измеряется не годами, часами и минутами, а переменами, происходящими с человеком.

Но эта женщина не казалась молоденькой, вне зависимости от внешности. В ней ощущался громадный опыт, словно она в Зоне не десяток-два годичных цикла провела, а все сто… При этом она не выглядела слишком накачанной, совсем не напоминала мужеподобных женщин-качков, каких развелось полным-полно за пределами Зон, да и внутри них встречались. Только в ней чувствовалась другая, не физическая, скрытая сила, наличие которой способно помочь человеку в уже далеко не юном возрасте выполнять все эти необходимые для выживания перекаты, ползки, прыжки и прочие кульбиты – в общем, все действия и движения, неизменно наполняющие ходку. Конечно, для этого необходимо было и неплохое физическое состояние, но определяющим является не оно.

В Зоне вовсе не обязательно гора мышц преодолеет расстояние большее, чем очкарик-ботан, с виду ещё вчера сутками просиживавший в кресле перед экраном терминала, зависавший в соцсетях и геройствовавший исключительно в компьютерных игрушках.

Постелив на усыпанный мусором бетон свой каремат, сталкерша уселась в позе лотоса и принялась нарезать копчёную колбасу, добытую из недр рюкзака.

Да уж, в этой женщине и вправду содержалась впечатляющая сила, она прямо лучилась из её глаз, читалась в чертах волевого лица, почти не тронутого удручающими признаками старости, всё ещё красивого, многие молодые девушки обзавидуются. А ведь должен же быть, наверное, где-то в мироздании единственный мужчина, который мечтает поцеловать именно эти губы…

Возможно, сама Зона приняла и питала её энергией, направляя, подталкивая к обретению нужной дороги, помогая обходить встречающиеся на пути ловушки и справляться с опасностями…

Перед тем как продолжать путь в направлении, которое ей подсказывала чуйка, сталкерша привычным движением крутанула крышечку одной из двух своих фляг и сделала три больших глотка. Судя по аромату, внутри было что-то вроде водки, а не вода или чай. У женщины, для которой в порядке вещей употреблять крепкое спиртное, наверное, и голос может быть хриплым, таким, что не сразу и отличишь от мужского… Собравшись и нацепив обратно рюкзак, она подхватила оружие и покинула импровизированное укрытие.

Семеня потихоньку мимо «неверного» сгустка, кивком поблагодарила его за то, что не беспокоил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7