Сергей Волчарин.

Пророчество Сингамара



скачать книгу бесплатно

Спустя еще один день войску пришлось переодеться в теплую одежду, Светило почти не проступало сквозь плотные кроны деревьев и не могло согреть людей. Под ногами хрустел снег, который едва добирался до земли, преодолевая голые ветки деревьев.

Пронт решил немного сэкономить на провианте и выбрал несколько стрелков для охоты, остановив войско на привал. Вскоре охотники появились из-за деревьев с несколькими тушами оленей на плечах. На счастье, им попалось семейство оленей, что позволило устроить маленький пир из горячей похлебки, вместо обрыдлого овощного супа.

Следующий день так же прошел без каких-либо происшествий. Ближе к обеду Пронт приказал воинам держать ухо востро. Даже через десятки деревьев на пути люди ощущали величие каменных исполинов. Они приближались к горам, а значит – к пещере.

Но беспокойство вновь не оправдало себя. Пронт начал скучать и все чаще приближался к Амазире. Юный принц был влюблен в ангела, о чем все его друзья давно уже догадались. От самой Амазиры никто не слышал о том, как она относится к Пронту, но судя по всему, его порывам она не препятствовала.

Хотя все боялись встречи с Тиризом, все одновременно ждали этой встречи, точнее, момента, когда она закончится. Никто не знал, что такое этот Тириз и кто такие орки. Люди не знали ничего, что могло бы помочь им в этой войне, а в том, что будет война, сомнений не было.

К вечеру сквозь кроны деревьев уже виднелись горы, подпиравшие небосвод своими вершинами. Над ними, сквозь листву виднелся розовый гигант с его длинными крыльями, линией перекрывающими треть небосвода.

Еще через пару обнаружился лаз внутрь скалы, разрытый орками. Кромешная тьма пугала своей неизвестностью. Изнутри грота веяло сыростью. Столько веков люди жили на этих землях и не знали про его существование. И тем более никто не знал, что творится за ним. Да и о том, что там вообще что-то есть. Точно так же никто не знал и про существование других существ вне их земель.

Пронт оглядел войско беглым взглядом и первым, зачем-то вынув из-за спины меч, шагнул во мрак, почти мгновенно растворившись в нем. Преодолев нерешительность, все двинулись следом, быстро заполонив грот.

Движение в пещере сильно усложнилось, зажгли факелы, это несколько облегчило передвижение, но стало очень душно. Огонь выжигал последние глотки кислорода в затхлом пещерном воздухе. Многие уже проклинали тот день, когда согласились на это путешествие. Но, так или иначе, все продолжали идти. Знания сейчас были дороже всего. Ведь, если они не найдут способ выстоять против Тириза, каким бы он ни был, тогда Тириз уничтожит их, не оставив и воспоминания о Хотии.

Глава 3

Шел шестьдесят первый день осени, когда от нахождения в сыром, холодном помещении, у людей начались болезни. Приходилось чаще делать остановку на отдых. Многие уже требовали повышения платы за службу, другие молча копили злость.

И она вскоре пригодилась. В нескольких десятках шагов впереди послышалось движение, затем показалась точка света.

Свет от факелов. Пронт приказал погасить факелы и сложить их в одну кучу. Свет на той стороне становился все ближе и ярче. Слышны были хрипящие голоса серокожих.

Почти ничего не видя, лучники, ориентируясь на свет факелов, натянули тетивы. На наконечники стрел были намотаны промасленные пакли соломы. Пронт кивнул воину, закрывавшему своим телом свет от последнего зажженного факела, который он держал в руках, и тот пробежал перед рядом лучников, поджигая пакли. Орки, завидевшие растущую линию огня, замерли, а затем яростно зарычали.

– Увидели… – прошептал Пронт, затем резко гаркнул. – Огонь!

Взметнулась волна пламени, набросившаяся на войско орков. Послышались предсмертные крики и вопли от обжигающей боли. Затем раздался яростный рев, и десятки факелов понеслись навстречу воинам Хотии.

Лучники спешно отступили за спины пехоты, на ходу поджигая стрелы и вкладывая их на тетиву. Пехота сплотилась сплошной стеной из щитов, насколько это позволяла пещера. Снова выстрел, некоторые факелы попадали на каменный пол пещеры и были тут же затоптаны тяжелыми сапогами орков.

Враг, словно бешеная стая псов, несся на людей. Орки налетели на щиты и мечи, но это не остановило толпу яростных существ. Те, кто мог, взбегали по еще живым или уже мертвым собратьям и набрасывались на людей сверху. Первые ряды защиты были буквально вмяты в пол массой серокожих. Стараясь не нарушать строй, люди закрывались от летящих сверху ударов, били орков по ногам, рукам – по всему, докуда только могли дотянуться их мечи.

Юнора метнула под потолок шар ослепительно-белого пламени, осветив пещеру из-за спин людей. Привыкшие к темноте орки на несколько мгновений замешкались, потеряв зрение. Этого момента хватило, чтобы дать людям возможность переломить ход боя. Моментально повалив или прирезав ближайших противников, люди врезались в следующие ряды, оттолкнув орков на пару шагов назад.

Пронт бился у правого свода пещеры. Он вертелся из стороны в сторону, своим длинным мечом выискивая бреши в доспехах врагов. Снатог же, как полководец со званием, находился в самом центре сражения, практически в первом ряду. Его щит больше напоминал тряпку после того, как ее отжали. Глаза капитана дико сверкали. Он молниеносно передвигался в гуще, годы отработки боевых приемов сейчас показательно выделяли свирепого воина. До всех, кого он не мог задеть мечом, он допрыгивал и бил с налету щитом, ломая кости или отбирая очередную жизнь.

И вдруг наступила тишина…

Все еще разгоряченные от битвы люди, бешено крутились из стороны в сторону в поисках того, кого еще можно изрубить. Начался возбужденный гомон. Под светом шара Юноры было видно несколько десятков трупов легковооруженных орков.

Похоже, это только разминка, это точно не конец. Пронт настороженно вглядывался во мрак пещеры, но вдали не было видно ни света факелов, ни блеска доспехов.

Амазира перебегала в первых рядах войска, воскрешая мертвых и исцеляя раненых. Все же, она оказалась не такой сильной жрицей. Разумеется, люди после ее ворожбы вставали, как новенькие. Но, с каждым исцеленным, ее движения становились все более вялыми. Она взглянула на свой браслет из серебра, с инкрустированным в него камнем. Камень был оранжевым. Девушка-ангел сумела воскресить еще несколько человек. Но всех исцелить она просто не могла. Семь воинов были безвозвратно потеряны.

Амазира виновато оглядела павших воинов, затем обернулась к Пронту… Ее глаза заливали слезы. Все, что она могла, это покачать головой. Ее сил оказалось слишком мало, чтобы вернуть жизни всех. Пронт пожал плечами, девушке незачем взваливать на себя слишком много. Она сделала все, что могла.

Кучу факелов перенесли вперед, разложив ее на две – по обе стороны от прохода. На них взгромоздили погибших людей и подожгли. Не боги весть что, но это было достойным погребением. Прямо на поле битвы, под взглядами сотен друзей и соратников.

Несколько факелов все же осталось, и Юнора, взяв один в руку, другой рукой прочертила вокруг него какой-то знак, заставляя его вспыхнуть. Воины уже расчищали проход от тел орков, попутно снимая с них все, что могло пригодиться. Некоторые тоже брали в руки факелы и подходили цепочкой к Юноре, зажигая их и передавая огонь дальше.

Внезапно по пещере прошел низкий и жуткий гул. Даже огонь на факелах боязливо затрепетал. Без приказа люди метнулись вперед и стащили трупы орков на проход, создавая подобие стенки. Над этой стенкой тут же встали лучники с вложенными в тетивы стрелами, а за их спинами выстроились мечники.

Юнора отодвинула шар света подальше за спины людей, чтобы всмотреться в темноту. Но там ничего не было… Несколько мгновений люди в мертвой тишине всматривались вглубь пещеры, пока стены не задрожали от топота десятков тяжелых сапог и лязга доспехов. Гул стремительно нарастал, увеличивая беспокойство людей. Волшебница отправила вперед шар пламени, и тот в нескольких десятках шагов ударился о чье-то тело.

За миг до удара люди успели разглядеть очертания серокожих. Их было много… Очень много. Гул и топот, смешиваясь с ревом десятков глоток, создавали впечатление, что орки повсюду. Десятки угольно черных силуэтов маячили в темноте, неминуемо приближаясь.

Лучники открыли огонь по готовности, поджигать стрелы не было времени, поэтому смерть настигала орков неожиданно. То и дело, из темноты раздавались крики или рев.

В круг света ступили первые воины Тириза, Снатог выругался, перекрывая шум в пещере. На людей двигалось около сотни серокожих в тяжелых доспехах. Воин уже давно выбросил свой щит и держал в обеих руках по тяжелому мечу.

Глядя на орков, Пронт изумился, как лучники умудрялись убивать стрелами этих железных тварей. Тела орков были закованы в почти беспросветный слой металла. Крепкие шлемы, кольчужные плащи до колен. Это будет не так уж просто.

Принц, выхватив левой рукой короткий клинок, покрепче перехватил правой свой тяжелый зазубренный меч. Сделав пару взмахов мечами, парень стал поигрывать ими, примериваясь к набегающей толпе.

Армия серокожих подошла вплотную. Они больше не бежали, а шли вперед, выровняв строй. Вооруженные зловеще поблескивающими мечами и большими круглыми щитами. Огромные, закованные в железо, они надвигались на людей, как огромный корабль на шлюпку, готовые смять и разрушить. Внезапно стена из орочьих трупов вспыхнула, поделив пещеру огромным частоколом из языков пламени. Орки на мгновение остановились, затем, прикрывшись щитами, стали осторожно приближаться. Лучники продолжали стрелять почти наугад сквозь стену пламени. Стрелы все еще чудесным образом приносили мертвые плоды.

Юнора, по чьей вине загорелись серокожие тела, размахивала руками, вычерчивая в воздухе непонятные знаки, внезапно она подпрыгнула в сторону огня и сделала толкающее движение руками. Тела взметнулись вверх, накрывая армию орков огненным градом. Раздались вопли обезумевших от боли и жара орков. Это дало лишь секундное замешательство серокожих. Обезумевшие орки разом сорвались на людей, мечники едва успели выставить щиты, когда таран из десятков железных тел ворвался в строй.

Снатог обрубил руки первому подбежавшему орку, сразу окрасившись в черное. Парировал атаку второго левой рукой, а правой рубанул того по животу. Но меч только коротко звякнул, напоровшись на броню нападавшего. Еще раз оттолкнув меч врага, Снатог ткнул своим в щель между кольчугой и шлемом. Брызнула темная кровь. Из-под шлема раздался хрип, и орк осел на пол. Снатог почти вскрикнул от восторга, но еще десяток таких же воинов закрыл ему обзор.

Юнора уверенно вышла к передним рядам, камень девушки блестел зеленым, а глаза светились желтым. Зная, что это может означать, Снатог только успел рявкнуть. – В сторону!!!

Люди послушно бросились врассыпную, давая путь волшебнице, по рукам которой побежали пламенные жилки. В образовавшуюся брешь ворвались орки, послышались довольные выкрики. Тогда орку, бежавшему первым, в грудь ударил огненный шар. Тихий хлопок и тело орка безжизненным мешком отлетело под ноги остальным оркам. Они не успели опомниться, когда, один за другим, в них стали с тихими хлопками врезаться сгустки пламени размером с голову.

Камень на шее девушки, словно раскаляясь, медленно желтел, затем начал наливаться красным, словно напитываясь кровью. Опомнившись, Юнора опустила посох к земле, начертив знак, и толкнула им воздух. Волна силы ударила в изрядно поредевшие ряды орков.

Мгновенно в ее руке оказался кинжал, и девушка, бросив горделивый взгляд на Снатога, встала в позу, готовая принять бой. Снатог коротко ухмыльнулся и рванулся дальше крошить железных врагов. Вновь засвистели стрелы, орки не решались приблизиться к волшебнице. Вместо этого воины Хотии выступили им навстречу, ровными рядами надвигаясь на серокожих. В глазах людей блестела ярость, они выглядели еще страшнее орков в залитых кровью доспехах. Сквозь грязь и кровь даже в темноте было видно ярко выделяющийся на щитах меч острием книзу – герб войска Хотии.

Свет от белого шара начал слабеть, и люди, не дожидаясь наступления темноты, ринулись на врага. Снова пещеру озарил лязг оружия и доспехов. На месте, где недавно горела стена из тел, была навалена новая куча убитых, которая росла с каждой секундой.

Юнора мельком взглянула на камень на своей шее, он наливался багровым светом. Силы были на исходе, это девушка чувствовала и без камней. Колдовать дальше было рискованно, никто не обрадуется, если волшебница рухнет от бессилия посреди сражения. Она повела рукой в сторону сражения, медленно опуская ее вниз. Шар из-под потолка последовал за ее движением. Постепенно набирая скорость, он начал падать в сторону серокожих.

В маленьких глазах орков заблестела паника, они стали в страхе метаться по пещере в поисках спасения. Но шар уже ворвался в их ряды, разливаясь по пещере огненным потоком. Светящейся волной смерти он проглатывал тела орков, испепеляя их за мгновения. Несколько секунд пещеру наполняли жуткие, душераздирающие вопли агонии.

Затем наступила тишина. Было слышен лишь топот убегающих остатков серокожих и треск догорающих тел. Воздух был пропитан гарью, дышать было практически невозможно. Откуда-то из темноты послышался голос Пронта:

– Я так понимаю, что отдать приказ о сборе стрел теперь бессмысленно?

Секунда мертвой тишины, затем зал оглушил рев сотни глоток и звон мечей о щиты. Это была первая победа в развязанной Тиризом войне.

Пронт шел по линии сражения, освещая темноту пещеры слабым светом факела. Снатога нигде не было слышно. Пронт водил факелом из стороны в сторону, вглядываясь в лица погибших. Среди них было много людей, что тисками сдавливало сердце Пронта. Столько смертей он не видел еще никогда. А ведь отделались они еще очень легко. Он осознавал, что эта победа далась людям лишь благодаря Юноре. Но далеко не всегда в их рядах будут столь сильные маги, как Юнора. Сколько погибших будет тогда?

Когда Пронт начал беспокоиться, что Снатог попал под огненную магию Юноры, впереди что-то блеснуло, отражая свет факела. Это был блеск яркого доспеха Снатога, который тот выковал для себя сам.

Доспех и впрямь был очень ярким, позолоченный нагрудник, с инкрустированными в него разноцветными камнями, он напоминал радугу на фоне Светила. Пронт нередко подшучивал над Снатогом, что тот наряжается, как девка перед женитьбой. Но, опять же, доспех не раз проявлял себя с лучшей стороны, когда капитан выбирался на охоту. Следы от зубов диких зверей едва виднелись на позолоте. Хотя в другое они бы попросту разорвали человеческую плоть.

Пронт подскочил к капитану, безуспешно пытаясь растрясти его. Затем взгляд принца скользнул вниз. Нога Снатога была распорота вдоль бедра. Вокруг была лужа алой крови, что продолжала сочиться из пореза.

Принц сел перед Снатогом на колени и вынул из заплечной сумки рулон тонкой ткани и небольшую склянку. Обильно намазав белесую гущу вокруг пореза, Пронт плотно обмотал ногу Снатога полосками ткани. Он истратил большую часть рулона, пока кровь не перестала проступать на ткани. Но приходить в сознание Снатог не спешил – слишком много крови он успел потерять. Единственное, что теперь мог сделать Пронт, это перекинуть тело друга через свое плечо и тащить к остальным. В доспехах капитан весил как два человека. Поэтому изнуренный битвой принц смог протащить его всего пару шагов, после чего его ноги подкосились, и он рухнул на пол. На помощь к нему тут же подбежали два воина, и, перехватив тело Снатога под плечи, потащили в наспех сооруженный лагерь.

Пронту также помогли встать, на что тот благодарно кивнул, но в лагерь пошел самостоятельно. В лагере знахари наспех перевязывали раненых и накладывали шины на перебитые конечности. Пронт чувствовал в себе еще достаточно силы, потому позволил себе перевязать лично нескольких из воинов. К сожалению, тех, кто умер, было уже не вернуть. Амазира исчерпала весь свой магический запас.

Юнора проводила перекличку среди воинов. Душу Пронта пронзали ледяные иголки каждый раз, когда на оклик волшебнице отвечала тишина. А она ведь предупреждала не ввязываться в сражение…

Холодный ночной ветер выдувал из людей все тепло. Пронт и Амазира грелись у костра, тесно прижавшись друг к другу. Люди недавно вышли из пещеры и уже при свете, отраженном от Гиганта, был проведен точный подсчет воинов. Было потеряно девятнадцать лучников и тридцать четыре мечника. Из трехсот человек, вышедших из Хота, осталось лишь двести сорок семь.

Подобные цифры угнетали Пронта. Он написал короткий отчет отцу, добавив просьбу подкрепления и обещание вернуться как только они укрепятся за пещерой, и немедленно отправил гонца в Хот. Для этого пришлось снять провиант с одной из трех навьюченных лошадей. Но, несмотря на решительные действия, Пронт абсолютно не был готов к тому, что происходило вокруг. Он видел эти же чувства в глазах многих своих людей.

Никто не знал, что такое настоящая война до этих дней. Это не те нападения диких людей, что десятками набрасывались с каменными копьями на деревни людей. Но войска Хотин тут же снимались в путь и гордыми спасителями прошагивали по тем землям, убивая дикарей. Сейчас все было по-иному. Совсем по-иному.

Снатог очнулся на рассвете, застав себя лежащим на лежаке у входа в пещеру. Капитан огляделся, рядом слонялись воины, собирая свою поклажу в дорогу. У соседнего костра сидел Пронт, угрюмо уставившись в огонь. По мешкам под глазами было ясно, что парень не спал всю ночь.

Снатог попытался встать, но бедро отозвалось приступом острой боли, отчего парень рухнул обратно на лежак. Проведя рукой по бедру, Снатог почувствовал крупный рубец, сразу вспоминая, как не успел уклониться от меча орка в пещере. Но даже раненый он смог поразить еще троих, пока не потерял сознание от потери крови.

Пронт отвлекся от костра на шум и сразу подскочил к капитану. С трудом принц приподнял Снатога, чтобы тот сел, затем снова стал вычерчивать над ногой воина знак исцеления.

– Это должно помочь… – Устало выговорил принц, прежде, чем подозвать Юнору. – Присмотри за ним. Я распоряжусь, чтобы освободили вторую лошадь.

Войско было собрано и готово идти. За ночь землю вновь припорошил снег. Свежий ветер легонько покусывал незакрытые участки кожи, что неплохо бодрило после затхлого пещерного смрада. Не было практически никакой дороги, только широкая тропа, вытоптанная десятками орков, облаченных в металл.

Именно по этой тропе и двигалось войско, в совершенном незнании того, что ждет их впереди. Пронт, практически не понимая, где находится, вел на поводу коня, на котором сидел Снатог. На принца навалилось бессилие. Он совсем не отдыхал после битвы. Сейчас он пытался подпитывать себя от магии, но эти силы почти мгновенно покидали его. Он даже забыл о только что данном обещании укрепиться сразу за пещерой и вернуться домой. Войско просто продолжало идти дальше, что было крайне опасно.

Наконец, под светом полуденного Светила он упал на землю в полном изнеможении. Глухой удар о землю не вернул принца в чувства, и он забылся крепким сном. Юнора и Амазира вовремя заметили это и приказали воинам положить Пронта на оставшуюся лошадь. Всю поклажу с лошадей пришлось распределить среди воинов.

Но никто не обратил внимания на увеличение ноши. Все были ошеломлены предыдущим днем. Еще две десятины назад каждый считал себя лучшим воином в мире. Сегодня же они знали, что есть воины и получше. Военное ремесло люди изучали для увеличения дисциплины в городах. Единственными битвами, в которых участвовали люди, были отражения атак дикарей или подавления мятежей, которые, к слову, случались крайне редко.

Сейчас же, несмотря на выправку и легкую победу в пещере, воины ощущали свое бессилие перед превосходящей армией врага. Теперь каждый понимал, что такое настоящая война, и это пугало людей. Но никто не подаст и вида, что боится. Людей вел Пронт, наследник всей Хотии. За ним они пойдут в любой кошмар, в который, собственно, они и шли.

Уже после заката, когда Юнора, заменявшая Пронта и Снатога в виду их «отсутствия», собиралась остановить войско на ночлег, вдали, сквозь деревья, мелькнул свет. Юнора приказала разбить лагерь и отправила в том направлении разведчиков.

Через пол часа воины вернулись и сообщили о небольшой деревне в дюжину хижин. После недолгих споров Юнора и Амазира, прихватив с собой десяток лучников, направились в деревню.

Деревня и впрямь оказалась маленькой. Площадь в центре кольцом огибала дюжина низеньких деревянных хижин. Стены были сколочены из грубых толстых досок, а крыша покрыта соломенными связками. Вокруг хижин располагались небольшие огороды. Возле четырех стояли сараи, из которых раздавалось мерное мычание коров. Не было и сомнений, что деревня принадлежит оркам, потому Юнора велела лучникам приготовить оружие.

Свет, который был виден в лесу, мелькал из окна наиболее крупной хижины. Отряд направился прямиком к нему. На стук в дверь отреагировали почти мгновенно, изнутри хижины послышался грубый низкий голос, крикнувший что-то на непонятном гаркающем языке.

– Что? Я не понимаю! – ответила Юнора, на что из хижины вновь раздался тот же голос, но уже на понятном языке.

– Кто вы? И какого лешего бродите среди ночи?

– Мы заблудились и хотели узнать, где находимся и, возможно, купить у вас провиант, – на удивление миролюбиво пролепетала Амазира. Дверь отворилась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Поделиться ссылкой на выделенное