Сергей Юрченко.

Время для Инженера Времени



скачать книгу бесплатно

– Жить хочешь? – спросил я Пьена.

Тот грустно хлюпнул носом. Жить ему явно хотелось.

– Тогда вариантов у тебя немного. Это умереть можно разнообразно и замысловато. А вот жить… Только дав мне клятву…

Пьен вскинулся, явно собираясь начать речь о том, что он не собирается предавать Свет, но я успел вклиниться раньше:

– …ученика.

– Какую? – поспешил уточнить мой будущий аппрентис[7]7
  Аппрентис («Звёздные войны») – ученик ситха в частности и тёмной стороны вообще.


[Закрыть]
.

– Стандартную, – усмехнулся я. – Внимать, учиться, исполнять поручения, связанные с обучением, до тех пор, пока я не решу, что твоё обучение завершено.

Пьен радостно кивнул. Похоже, мальчишка не понял, что для него особой разницы между ученической и вассальной клятвами нет. Обучение его я сочту законченным только тогда, когда он станет моим последователем. Не «истовым», но «искренним». Ах да… Ещё мне придётся обосновывать, как то или иное моё поручение связано с обучением. Но это, пожалуй, и к лучшему. Глядишь, буду вдумываться в обоснование – и сам лучше пойму проблему, которую хочу навесить на аппрентиса.

– Я, Пьен, клянусь искренне стараться научиться всему, чему господин… – Он вопросительно посмотрел на меня.

– Кайларн, – ответил я на немой вопрос.

– …чему господин Кайларн пожелает меня научить, и исполнять его поручения, связанные с моим обучением… – Тут он ехидно посмотрел на меня. Видимо, мальчик не верит, что я смогу объяснить ему, как, скажем, связано с его обучением рытьё выгребных ям в массовом порядке. Оптимист. – До тех пор, пока господин Кайларн не сочтёт моё обучение оконченным.

– Принято, – произнёс я, и перед моими глазами возникло сообщение:

«Получено достижение „Правдивый ложью”. Обманывать людей нехорошо и неправильно. Гораздо лучше позволить слушающему обмануть себя самому. + 5 % к „Дипломатии”, если при убеждении оппонента не произнесено прямой лжи».

«Получено достижение „Сбивающий с пути”. Угрозами и посулами вам удалось заставить послушника Церкви Света стать учеником тёмного храмовника. Церковь Света не одобряет подобные поступки. Хранители Древних, напротив, довольны вами. + 5 % к „Дипломатии” при переманивании на свою сторону бойцов и героев Света».

Заодно первая запись появилась и во вкладке «Герои».

– Ну а теперь, действительно, идём, – кивнул я ученику. – И пока идём, расскажи мне, чему тебя уже успели научить. Чтобы я знал, чему тебя надо учить, чему не надо, а где придётся переучивать.

И Пьен стал рассказывать мне о свете, который изливается сверху на миры в виде набора плоскостей. В верхние плоскости попадает больше света, и те, кто живут там, – ангелы и святые.

К нам света доходит меньше. Внизу, под плоскостью людского мира, расположена бесконечная Бездна, в которой плавают доминионы Инферно, которые даже не представляют единого мира. Существам, обитающим там, света практически не достаётся, оттого они такие злобные и стремятся захватить вышележащие миры, чтобы получить свет для себя. И поэтому нам, людям, при появлении обитателей Инферно в нашем мире следует убивать их, дабы мученической кончиной избыли они грехи прошлых перерождений и удостоились нового рождения ближе к свету.

Слушая всё это, я медленно офигевал, но возражать пока не пытался. Признаться, сейчас я не смог бы убедительно оппонировать даже гипотезе «Вселенная имеет форму пружинного матраса», потому как кто знает, до чего довела создателей игры их неуёмная креативность?

Обрыв по правую руку от нас постепенно перешёл в хотя и крутой, но всё-таки склон. И интуиция, которую чем дальше, тем больше хотелось называть голосом тёмных богов, нашёптывала, что искомый отряд где-то там. Внизу.

– Ну что, – спросил я у первого аколита, – пойдём посмотрим, что уготовили нам Древние владыки?

– Нет владык, кроме Света! – машинально буркнул Пьен.

– Это что, императора Генриха ныне не существует? – удивился я. Поскольку кое-что о мире я прочитал перед погружением, вспомнить имя монарха Империи Света, крупнейшего государственного образования людей, труда не составило. – Интересные идеи внушает Церковь Света своим послушникам…

Пьен замер на полушаге. Всё-таки он ещё мальчишка, раз ловится в такие простейшие логические ловушки. Ну да ничего. Будем развивать. Чтобы не ловился.

Между тем внизу возле серого идола собралась небольшая группа мужчин. Один из них выделялся наличием настоящего щита, справного кожаного доспеха, укреплённого металлическими бляхами, и тяжёлой булавы; остальные, одетые в характерные крестьянские одежды, явно воителями не были. Хотя дубинки, топоры, вертикально поставленные косы были чуть меньше, чем у всех. По сути, единственным исключением был проповедник. В отличие от паствы, стоящей к нам спиной, он видел наше приближение, но… не замечал. Весь погружённый в собственную речь, он, кажется, не заметил бы, если бы ему сейчас снесли башку.

«Доступно новое задание: „Новая вера”. В Орбаковской балке вам встретилась группа верующих в Древних владык. Примите их под свою руку, основав новое учение, секту или ересь.

Награда: опыт, присоединение отряда.

Штраф за отказ/провал: отряд откажется присоединиться к вам».

Ну что же. Втихую начитываю на уже третью дубину «Оружие Хаоса». По опыту первых двух я убедился, что чем меньше пытаешься повлиять на результат, отдавая его на волю варпа, тем меньше вероятность, что оружие рассыплется прахом. Данная конкретная дубина выдержала уже третий цикл перезачаровывания… но вид при этом приобрела такой, что я ожидал появления в её характеристиках «внушает ужас». По крайней мере, мне держать в руках эту штуку было уже стремновато. Думаю, приснопамятный Проклятый крозиус, оружие тёмных апостолов легиона Несущих слово[8]8
  Несущие слово (Warhammer 40k) – легион примарха Лоргара. Первый легион Астартес (космодесантников), перешедший на сторону Хаоса.


[Закрыть]
, выглядел схожим образом. Разве что осталось обтянуть рукоять человеческой кожей, содранной заживо.

– …Веруйте, склоняйтесь перед Древними владыками и получите награду в их царствах за порогом смерти! – излагал свою позицию самопальный жрец.

Почему «самопальный»? Так я успел просмотреть его характеристики. Там разве что выносливость заслуживала некоторого внимания. А в остальном… До жреца или хотя бы аколита там было… как от Лондона до Токио на карачках. Через моря и леса, реки и горы.

– Неверно. – Я активировал «Искажение реальности» и шагнул вперёд, поднимая… ну ладно, пусть будет крозиус.

– Что… – начал было «жрец», но увидел поднимающиеся среди выгоревшей травы чёрные стальные стебли, заметил «плавающую» метрику пространства и согнулся в неудержимой рвоте.

Слабак.

– Тёмные боги – не люди, – начал я свою первую проповедь. – Они слышат не так, как смертные, видят не так, как смертные, и мыслят не так, как смертные. Силой своей они познают этот мир и воздействуют на него через нас, их последователей. И эта Сила и есть награда тёмных владык смертным. Сила и всё, что мы сможем с её помощью взять. Постарайтесь заставить себя замолчать, прекратите рассказывать миру о самих себе, и в наступившей тишине вы услышите шёпот Жаждущих богов. Но бойтесь вслушиваться слишком сильно. Истины, что тёмные боги могут поведать смертным, глубоки и обширны. Неподготовленное сознание они могут разорвать, как молодое вино разрывает старые и ветхие мехи.

– Как это так? – удивился самый молодой из собравшихся. – Слушать и не слушать?

– Любой путь, пройденный до конца, ведёт в никуда, – процитировал я постулат учения, близкого тому, которое хотел привнести в этот мир… разве что исключить из него бредовый феминизм, а в остальном – вполне рабочая ересь. – С вершины горы не видно гору. Карабкайтесь в гору чуть-чуть, чтобы убедиться, что это гора!..

Проповедовал я минут двадцать. К концу крестьяне, включая и жреца, смотрели на меня совершенно стеклянным взглядом. Воин, правда, ещё держался.

– …И пока ваше сознание недостаточно сильно, чтобы вместить в себя множественную и вероятностную истину Изменяющего пути, доносить его волю до вас буду я, Кайларн, новый хозяин этого домена.

Как я и ожидал, первым очнулся тот самый парнишка, который осмелился задать вопрос. Он опустился на одно колено и произнёс:

– Ведите нас, господин!

– Ведите нас, – эхом откликнулись остальные, также опускаясь на колено.

«Задание „Новая вера” выполнено, – отозвалась на это система. – Культ Архитектора судеб включён в пантеон Древних владык. Изменяющий пути смотрит на вас, и в этом ваша награда, благословение и вечное проклятие».

В той самой «тишине мира», о которой я только что проповедовал крестьянам, я отчётливо услышал хохот Жаждущих богов. Что ж. Тогда, пожалуй, стоит процитировать одного моего теперь уже коллегу… Я вскинул крозиус:

– Ну, Тзинч, бла… Э, нет! Сам справлюсь!

Хохот стал просто нестерпимым. Кажется, моя выходка кому-то понравилась.

Интерлюдия
АДМИНЫ

– Вы что тут?! С ума съехали всем скопом? Вам теперь для полноты ощущений иска о краже интеллектуальной собственности от Games Workshop не хватает?! – ворвался в уютную берлогу админов русского сервера глава юридического отдела представительства компании, издающей «Лендлордов» в России. – Какого Тзинча?!

– Это всё Локи, – флегматично ответил старший смены. – Все вопросы к нему.

– Какой такой Локи?! – возопил юрист.

– Искин, отвечающий за религии, – пояснил админ. – Он подсунул новичку один из тех квестов, что даются только на сверхвысокой сложности, и, как правило, сразу на вылет. Восемьдесят процентов попавших на этот квест его заваливают и идут на реролл. Ещё пятнадцать процентов тоже заваливают, но пытаются как-то барахтаться. И только у пяти процентов получается склепать на коленке что-то, что Локи соглашается принять хотя бы как ересь. И тут этот фанатик Вахи[9]9
  Ваха – жаргонное сокращение от «Вархаммер». Как правило, имеется в виду Warhammer 40k, но может быть и Warhammer Fantasy Battles.


[Закрыть]
выдал такой бред и набор несовместимых параграфов, что Локи принял это как новую веру и ввёл принципала культа в число Древних владык. Сами знаете: после того, как искины перестали отзываться, наши возможности по их контролю очень ограниченны…

– Чтобы не сказать нулевые, – выдохнул его напарник. – Чуть было проект из-за этого не закрыли. Да что я вам рассказываю! Вы, юристы, это лучше нас знаете.

– Так что теперь исключить этого Инженера Времени из пантеона мы просто не сможем, – грустно закончил старший смены.

– Ну ладно, – вздохнул юрист. – В конце концов, богов как только не называют. Некоторых и вовсе Грузом виселицы именуют[10]10
  Груз виселицы – одно из хейти (иносказательных обозначений) Одина.


[Закрыть]
. Главное, Тзинча не поминайте… А то ещё услышит.

Админ вздохнул.

– Что такое?! – вызверился юрист.

Вместо ответа, админ ткнул пальцем в «Описание религии и её ритуалов», выведенное на экран.

«Адепт культа возносит вверх религиозный символ и говорит:

– Ну, Тзинч, бла… Э, нет! Сам справлюсь!

Этим адепт демонстрирует свои амбиции и гордыню».

– Так сотрите к хренам!

– Не можем, – вздохнул админ. – Локи счёл это «существенной частью вероучения». Всё. Не вырубишь топором.

Конец интерлюдии

Вот теперь наконец-то я ощущал себя не бродячим проповедником с одним-единственным учеником, а нормальным предводителем хоть и небольшого, но всё же отряда. Завершённый квест почти добил мне второй из разрешённых в день двух уровней, так что теперь надо было по дороге прихватить ещё хоть кого-нибудь, чтобы уж закончить этот день и устроиться лагерем, медитировать и восполнять ману. Всё-таки одна «Стрела Хаоса» – это слишком мало, чтобы с уверенностью штурмовать руины замка… тем более замка, которым владел инквизитор. И это даже если я прав и меня там действительно ждут руины, а не сам инквизитор во главе немаленького войска. Тем не менее этот самый уровень необходимо добить. Так что – встаём и идём.

Уходя, я поклонился серому идолу, возле которого собирались отступники и их единственный еретик, представлявший на данный момент мою основную ударную силу. Краем глаза я заметил, что идол изменился по сравнению с тем, каким он был, когда я только пришёл на эту поляну. Теперь на его вершине отчётливо виднелась восьмиконечная звезда Хаоса, из центра которой холодно и недобро смотрело на всё окружающее пылающее око.

Идти по дну балки было сложнее, чем по верху, но не намного. Во всех направлениях пересекали лес звериные тропы, и нам оставалось лишь выбирать те из них, которые вели в более-менее нужном направлении.

– Стоять! – скомандовал я.

– Го… – начал было еретик, но я на него шикнул:

– Молчать!

Всё затихло. И в наступившей тишине откуда-то спереди справа раздался возмущённо-испуганный писк.

– Феечки, – вздохнул жрец. – У! Отродья Света!

Лицо Пьена перекосило. Всё-таки идеалы Света были крепко вбиты в него, и такое ими пренебрежение ему стерпеть было трудно. Я успокаивающе положил ученику руку на плечо, а другой, с крозиусом, махнул в направлении источника звука.

На полянке происходила маленькая трагедия, типичная для Фронтира. Небольшая стайка феечек, на глаз пятнадцать-двадцать, отчаянно защищала своё дерево от одиночного зомби. Зомби что-то неразборчиво ворчал, дёргался, но стоило ему попытаться сделать шаг, как под его ногами вспыхивало что-то похожее на паутину из золотых нитей, удерживало его секунду, а потом рассыпалось облаком золотых искр. Зомби снова пытался сделать шаг, но следующая феечка вскидывала руки, и процесс повторялся.

– Отлично, – сказал я.

«Жрец» радостно потёр руки, а Пьен отчётливо сник.

– По моей команде атакуем… – я сделал небольшую паузу, рассматривая моего первого и пока что единственного ученика: было видно, что он с трудом сдерживается, – зомби.

Глаза жреца распахнулись на пол-лица. Он просто не верил в то, что сейчас услышал.

– Но почему? – удивился Пьен. – Они же – светлые, а ты – тёмный?

– Во-первых, – усмехнулся я, – как говорил один хороший человек, «я бью не по факультетскому шеврону, а по морде». Во-вторых, феечки мне чисто эстетически нравятся больше. В-третьих… – я присмотрелся к зомби, – зомби – спонтанно поднявшийся. Был бы он чей-нибудь, можно было бы попробовать договориться с хозяином. Но он явно ничей, а потому тупой. А в-четвёртых, феечки сейчас в отчаянном положении. А значит, самое время договариваться с ними. О союзе. А то и о подданстве.

– Но почему вы, учитель, думаете, что положение феечек столь отчаянно? – удивился Пьен, и из-под куста по соседству пахнуло раздражением. – Они ведь сдерживают зомби вполне успешно!

– Вот именно, – согласился я, – сдерживают. Но повредить ему феечки не могут. С устойчивостью зомби к дробящему оружию кулачки феечек он даже не заметит. И я уверен, что ману они тратят гораздо быстрее, чем она восстанавливается. Да и маны этой у феечек отнюдь не вагоны. Не так ли, ваше величество?

Куст, на который я смотрел, зашевелился, и оттуда вылетела феечка в короне. Правда, остальное её одеяние было столь же… по меньшей мере беспорядочно, как и у её подданных. Впрочем, особенного внимания королева феечек на это не обращала.

– Что ты хочешь за свою помощь, человек? – насупившись, спросила она меня.

– Шесть твоих подданных вступят в мой отряд, – начал я, – когда же я получу собственный замок и стану хозяином этих земель, ваше поселение будет платить мне налоги на общих основаниях, а я смогу вербовать тех, кто захочет пойти ко мне на службу.

Королева феечек погасла.

– Мы… мы редко имеем дело с людьми. И у нас почти не бывает золота. Мы можем предложить только кристаллы, что растут в моих садах и мешают моим подданным их обрабатывать. Говорят, они ценятся смертными! И… одну меру кристаллов вы можете забрать уже сейчас…

Она с надеждой посмотрела на меня. В этот момент «конвейер» феечек прервался, и зомби с рёвом сделал шаг вперёд. Правда, исчерпавшую запасы маны феечку отпихнули в сторону, и зомби снова замер, но это событие намекнуло, что развязка уже близка.

– Меня всё устраивает, – кивнул я.

Конечно, одна мера кристаллов в день – это немного. Но у меня сейчас и того нет. Да и шесть феечек в отряде – неплохо. Совсем неплохо. Надеюсь, терпимость помешает им рассориться с тёмными людьми…

– Только… – Королева подняла на меня умоляющий взгляд. – Вы правда будете забирать только тех, кто захочет пойти с вами?

– Первых шестерых вы назначите сами, ваше величество, – покачал головой я, – а остальные… Кто захочет – пойдёт. Насильно уводить никого не буду.

Очередная феечка выпала из хоровода, сдерживающего зомби.

Я выбрал в книге заклинаний «Стрелу Хаоса», выпустил её, ткнув в сторону цели не рукой, как раньше, а крозиусом, и тупо уставился на бар маны, показывающий, что у меня остались аж целых две единицы этой полезной субстанции. В принципе, этого быть не могло. «Стрела» должна была оставить меня совсем без маны. Максимум, если успела восстановиться за время произнесения заклинания, была бы одна единица. Но их было однозначно две. Впрочем, это могло подождать.

Зомби получил тяжёлый удар, но не был упокоен. Впрочем, приглядевшись, я заметил, что здоровье у него висит уже «на последних хитах».

– Швырните в него чем-нибудь, – приказал я своим бойцам.

Молодой парень, тот самый, который усомнился в том, что можно «слушать и не слушать», кинул в зомби топор. Топор, скорее орудие дровосека, чем оружие воина, с шорохом пролетел через поляну и ударил зомби в кем-то давно покалеченную шею, окончательно перерубив её.

Победу ознаменовало системное сообщение, осведомляющее меня, что второй и последний на сегодня уровень мной получен.

Разбирая системные сообщения, я обнаружил, что пропустил подъём устойчивости к откату на единицу. А вот ап[11]11
  Ап, он же левелап (сленг) – подъём уровня.


[Закрыть]
принёс мне ещё единичку ментальной выносливости. И выбор между «Дипломатией 2» и «Мастером разрушения». Я вздохнул. На данном этапе мне представлялось более правильным собирать встреченные войска под свою руку, чем уничтожать, теряя своих. Да и вообще, из всех достоинств тёмного владыки Ракота мне более всего импонировала его «общеизвестная способность убеждать разумных и неразумных». Так что «Дипломатия» усилилась. А «Разрушение»… Будем надеяться, оно мне ещё встретится. Позже. Вот если бы выбор встал между «Дипломатией» и «Восстановлением маны», он был бы более сложен. Но, увы, такого выбора не попалось.

– Учитель! – прервал мою отрешённость Пьен. – Посмотрите!

Я подошёл к валяющемуся, но уже начавшему истаивать упокоенному зомби.

– Смотрите! Это был послушник Церкви Света, – дрожащим голосом сказал Пьен. – На нём ученическая ряса!

– А ты ожидал встретить здесь архиепископа? – пошутил я, впрочем не ожидая, что мою шутку поймёт хоть кто-нибудь.

– Нет, учитель, – покачал головой Пьен. – Архиепископ не поедет в эту дыру на границе хранителей Древних и Вечного леса, где никогда не бывает прочного мира и отсутствует имперская администрация, только отдельные владетели доменов, вроде господина Арениуса.

Я отметил в памяти интересные сведения.

– Да и если архиепископ, – продолжил Пьен, – при всех предпринятых предосторожностях, обязательных, когда умирают такие люди, всё-таки поднимется, то это будет не зомби. Совсем не зомби.

– Это была шутка, – усмехнулся я, рассматривая павшего воина Серых чертогов. – А ну-ка…

Хоть и было противно, но я всё-таки залез за странно топорщившийся воротник рясы и извлёк оттуда вонючий до невозможности, но тем не менее совершенно целый свиток «Воодушевление» с экслибрисом Святогорской академии белой магии. Отлично! Я с хрустом сломал печать и прочитал свиток, после чего плотный пергамент истаял в воздухе, забрав с собой и вонь. А в моей книге появилась запись, что теперь я знаю, как воодушевлять своих воинов. Вот и мой первый светлый бафф.

Ну что же. Бой окончен, и даже не конкретно этот, а вообще на сегодня (по крайней мере, я очень на это надеюсь), и можно подвести итоги и разобраться с тем, чего же я достиг за этот первый день. И начнём с того, что ближе всего: с палки в моих руках, то есть крозиуса. Подозреваю, именно он причина того, что у меня осталось на одну единичку маны больше, чем я ожидал. Всматриваюсь в предмет, который держу в руке.

«Крозиус минор.

Хаос изменяет природу вещей. Многократно подвергнувшись действию Хаоса, подобранная с земли ветка перестала быть просто палкой и стала чем-то иным.

Уменьшение стоимости заклинаний Хаоса при использовании крозиуса в качестве фокуса: 1 ед. маны.

Устойчивость к магии Хаоса: 1 %.

Уязвимость к магии Материи: 1 %.

Максимальный урон: + 1.

Минимальный урон: – 1.

Наносит урон призрачным и невоплощённым противникам.

Опознаётся как предмет Хаоса и может вызывать недовольство некоторых фракций».

Я вздохнул. О таких вещах в гайдах упоминалось, но как о «неподтверждённых и редких возможностях». Большинство тех, кто вообще брали эту магию, – использовали её либо для дебаффов, либо как магию прямого урона. Впрочем, Хаос с его непредсказуемым действием вообще не пользуется такой уж сильной популярностью. Дебафферы[12]12
  Дебаффер (сленг) – персонаж, специализирующийся на снижении боевых возможностей противника.


[Закрыть]
выбирают Тьму, ДД[13]13
  ДД (сленг, от англ. damage dealer – наносящий урон) – боец, специализирующийся именно на нанесении урона, частенько в ущерб живучести.


[Закрыть]
предпочитают магию Стихий, в частности – Огонь. Да и вообще точка зрения о необходимости узкой специализации была и остаётся наиболее распространённой школой мысли. Хаос же, способный на всё, но почти во всём хоть немного да уступающий специализированным школам, считается уделом «упоротых ролевиков», и берут его в основном по соображениям отыгрыша.

– Человек! – вырвал меня из размышлений голос королевы феечек. – Я привела тебе тех, кто пойдёт с тобой. И мы принесли меру кристаллов, как я и обещала.

Я посмотрел на шесть висящих передо мной в подобии строя грустных феечек и кучку кристаллов.

– Благодарю, – улыбнулся я, забирая кристаллы в сумку. – Ваше величество, представьте мне, пожалуйста, ваших подданных, согласившихся вступить в мой отряд.

Феечки потупились. Видимо, добровольцы набирались методом «это будешь ты, ты и ты!».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное